Июнь 1991. Господа демократы

13.06.2016

Вспомним еще раз - история возникновения Дня России заложена именно в том времени. События развернулись так, что июнь стал месяцем принятия важных, по сути роковых решений. В июне 1990 года Ельцин и депутаты Верховного совета РСФСР приняли Декларацию о государственном суверенитете российской республики. А ровно через год, в июне 1991, Россия впервые выбрала своего президента. Ельцина. Выбрала бойко и вполне искренне. А ведь еще был жив Советский Союз. И у него был свой президент - Михаил Горбачев. Еще полгода мы будем жить в стране, где есть два президента и две столицы в одной Москве.

Историю не изменить и не переписать. Но почему тогда мы были уверены, что всё делаем правильно? Дмитрий ПИЩУХИН снова вернет нас в тот июнь, 1991 года, чтобы мы сами нашли ответы на многие вопросы. А заодно расскажет, куда поехал Ельцин, не дождавшись инаугурации.

Джордж Буш, президент США (1989-1993 гг.): «Я поздравляю президента Ельцина по-настоящему с исторической победой. На прошлой неделе прошли первые демократические выборы в тысячелетней истории России».

Спустя всего неделю после оглашения результатов выборов, не дожидаясь официального вступления в должность, первый российский президент отправился в США. Несколько месяцев назад, точно также на пороге Белого дома Джордж Буш крепко жал руку Михаилу Горбачеву. Официальная цель визита Ельцина - обсуждение суверенитета прибалтийских республик, но на самом деле все понимают, зачем Борис Николаевич летит за океан.

Борис Ельцин, президент России (1991-1999 гг.): «Есть еще в стране некоторые силы, которым кажется, что надо вернуться к старым временам, что можно вспять идти к началу перестройки, в старые застойные времена».

А пока президент России принимал поздравления в Белом доме, оставшееся в Москве союзное руководство готовило государственный переворот. Момент был выбран весьма подходящий. Пользуясь отсутствием Ельцина, Горбачев со дня на день намерен был подписать указ о введении в стране чрезвычайного положения.

Юрий Федосеев, начальник Московского уголовного розыска (1991-1994 гг.): «Убрали бы Ельцина, закрыли бы Ельцина, ничего бы не произошло – этого бы не было. Да, пошумели бы, покричали бы, но можно было остановить».

В контексте

11.12.2016

«Беловежский сговор». Как страну приговорили к казни?

В начале 90-х Юрий Федосеев возглавлял Московский уголовный розыск. Сегодня он впервые открыто рассказывает детали готовившейся операции. После прилета в столицу, Ельцина собирались арестовать, президентские выборы признать нелегитимными, а обещанный суверенитет списать на системную ошибку. Все было продумано до мелочей, если бы в последний момент не случилась утечка информации.

Юрий Федосеев, начальник Московского уголовного розыска (1991-1994 гг.): «Агентура влияния была. Да тот же Гавриил Харитонович Попов во время событий 1991 года он по шесть раз в день бегал в американское посольство».

Гавриил Попов, мэр Москвы (1991-1992 гг.): «Ельцин был в Америке, и мне нужно было его любой ценой вернуть, поскольку они готовили переворот еще в июне. Тогда я пошел к Метлоку, пока мы говорили, я ему на бумажке писал, чтобы нас не подслушали».

Как раз в июне 91-го Гавриил Попов становится первым мэром Москвы. Узнав о заговоре, новый градоначальник договаривается о встрече с американским послом в СССР Джеком Метлоком. Через него шифровка уходит в Вашингтон. Но Буш, вместо того, чтобы предупредить Ельцина, звонит напрямую Горбачеву.

Гавриил Попов, мэр Москвы (1991-1992 гг.): «Горбачев оказался в очень трудном положении – он понял, что если он не подавит их, то получится, что Буш его предупредил, а он, тем не менее, с ними согласился, что он инициатор переворота. И когда на следующий день Горбачев отправился на заседание Верховного совета, Горбачев предложил вопрос отложить. На этом попытка переворота в июне закончилась».

Разногласия между Президентом и Кабинетом министров принципиальные. Очевидно, что теперь кресло шатается уже под Горбачевым. Выдержав паузу, Верховный совет попросил журналистов удалиться из зала и провел заседание за закрытыми дверями. Нам удалось достать аудиозаписи тех выступлений. На них хорошо слышно, как Павлов, Пуго, Язов и Крючков требуют от Горбачева ввести чрезвычайное положение в стране. Председатель КГБ Владимир Крючков так и говорит – нас всех скоро ждет крах.

Владимир Крючков, председатель КГБ СССР (1988-1991 гг.): «Наше отечество находится на грани катастрофы, если в самое ближайшее время не удастся остановить крайне опасные разрушительные процессы, то самые худшие опасения станут реальностью».

Горбачева на записи почти не слышно. С одной стороны, он говорит что-то вроде «промедление смерти подобно». С другой стороны, убеждает, видимо, в первую очередь самого себя: «Не надо поднимать истерику». Спустя два месяца, в августе, советские реваншисты отстранят безвольного Горбачева от управления страной и попытаются осуществить план, разработанный еще в июне. Но момент безнадежно упущен.

Олег Попцов, журналист, председатель ВГТРК (1990-1996 гг.): «Безволие Горбачева в громадной степени развалило СССР. Там надо было проявить характер, но Горбачев в первую очередь развалил управление, своим безволием и путем избрания президента не народом, а через Верховный Совет».

Владимир Жириновский, лидер партии ЛДПР, кандидат на пост президента РСФСР (1991г.): «Он был законный президент СССР, ему подчинялись вооруженные силы, у Ельцина ничего не было, только Верховный Совет. Он мог элементарно поддержать ГКЧП, тем более, еще весной был принят закон. И он еще за два месяцы сказал – готовьте документы для введения ЧП».

Выборы президента стали первым глобальным и окончательным поражением коммунистов. И пока партийные лидеры грызлись, решая, кто виноват, демократы продолжали укреплять свои позиции. Очередной жест отречения от старого мира, равный, пожалуй, только замене красного флага с серпом и молотом на триколор, произошел в Ленинграде. 12 июня больше половины жителей города проголосовали на референдуме за возвращение городу исторического названия - Санкт-Петербург. Главным идеологом переименования стал ярый антикоммунист - первый мэр Ленинграда Анатолий Собчак.

Людмила Нарусова, вдова Анатолия Собчака: «Я помню, как на официальном собрании он как-то заявил: «Мэром Ленинграда я быть не хочу, а мэром Петербурга - да».

Вдова Собчака Людмила Нарусова вспоминает – референдум был нужен для того, чтобы не прогневать ветеранов, для которых главным событием в истории города была блокада Ленинграда, а ее не переименуешь. Народ, впрочем, готов был назвать город, даже Свято-Петроградом – лишь бы сделать это назло коммунистам. С точки зрения политической карьеры Собчак совершил совершенно необдуманный шаг – из Москвы, куда мечтает попасть любой партийный номенклатурщик, он добровольно отправляется руководить вторым по значимости, но на тот момент абсолютно убыточным городом. Впрочем, в кабинеты Смольного Собчак пришел не один, а с командой молодых демократов. Практически все ключевые посты занимают его бывшие студенты-юристы. В команду Собчака вошли Владимир Путин, Анатолий Чубайс, Алексей Кудрин, Герман Греф и еще многие из тех, кто сегодня, в той или иной степени, у руля страны. А тогда, в 91-м году Ленинград - словно снова был на грани блокады – продуктов оставалось всего на несколько дней. Используя свои международные связи, Собак договаривается о гуманитарной помощи, тем самым пытаясь доказать, что надо доверять демократам.

Людмила Нарусова, вдова Анатолия Собчака: «Работать приходилось очень трудно, потому что приходилось работать без опыта, не было управленческого опыта. Теоретические юридические знания – это замечательно, но как обеспечить город хлебом, если запасов еды осталось на три дня и карточки нечем отоваривать. Это были вопросы посильнее законотворчества или соблюдения буквы закона».

Тем временем в Москве готовилась торжественная процедура инаугурации. Она состоялась через месяц после выборов во Дворце съездов. В своей речи первый в истории Президент России ни слова не сказал, ни о Советском Союзе, ни о республиках, ни о социализме. Положив руку на конституцию РСФСР, Ельцин принимал присягу, на фоне заметно удрученного Горбачева - после трех лет отчаянного противостояния, счет был явно не в пользу генсека. Хотя это именно он и запустил процесс -  Российская Федерация все еще являлась лишь одной из республик Союза, но вот самого Союза уже не было.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ