Разговор с президентом

25.12.2016

В пятницу президент дал большую пресс-конференцию для журналистов. Впервые за 12 лет уже объявленная на четверг встреча была перенесена на сутки. Причина была веской и всем понятной - в четверг в Москве хоронили Андрея Карлова. У этих встреч есть свои сложившиеся традиции - этот большой разговор в конце года становится по сути подведением политических итогов. Так о чем говорили журналисты с президентом? Главные заявления президента анализировал наш политический обозреватель Виталий ВОРОНИН, который, конечно, тоже был на этой пресс-конференции. Передаю ему слово.

 

12 по счету, оказалась самой предновогодней по времени проведения. Большую пресс-конференцию президента в этом году впервые пришлось переносить по объективным обстоятельствам. Не смотря на то, что встреча с журналистами проходила уже в праздничных декорациях, за 4 часа общения о новогодних праздниках никто так и не вспомнил. Хотя шансы были, и как никогда много. На эту пресс-конференцию зарегистрировалось рекордное число участников - 1437 журналистов. Самые опытные - пришли заранее, двери международного центра торговли открылись за 3,5 часа до начала мероприятия и уже была очередь. Многие, исходя из опыта, заранее подготовились.

Анна Ковальчук, корреспондент телерадиокомпании «ОТВ»: «Написано Сахалин – доступно очень, изображена рыба, у нас очень остров на рыбу похож на карте».

Анатолий Абросков, главный редактор газеты «Трезвый Петроград»: «Я бы хотел попросить Владимира Владимировича ввести сухой закон с 1 января 2017 года».

Гоар Батоян, корреспондент газеты «Азга»: «Я бы хотела задать вопрос про железную дорогу Армения-Россия».

Размер и выразительность плаката не гарантируют внимания со стороны Президента, но шансы повышают. Потому, как только Владимир Путин вошел в зал – первые доли секунды журналисты фотографировали его проходку на телефоны и планшеты, а уж потом - вскинули вверх сотни табличек и плакатов.

В контексте

12 февраля

Успех науки и наука успеха

Владимир Путин, президент РФ: «Вон там написано «Пенсии». Вопрос чрезвычайно важный. Пожалуйста».

Владимир Путин, президент РФ:«Плакат выразительный: «Дайте мне». Чего Вам нужно? Что Вам дать?»

Владимир Путин, президент РФ:«Здесь «татары», там – «куда без татар…». Куда мы без татар, в чём проблема?»

Больше всего вопросов было по экономике и внутренней политике. Это естественно - что ближе, то и волнует больше. С этого и начали разговор, Президент в самом начале отказался от предисловия, в котором по традиции подводил итоги года, но первый вопрос был как раз об этом – с какими экономическими успехами и неудачами заканчиваем 2016?

Владимир Путин, президент РФ:«По основному показателю – ВВП страны – в прошлом году у нас был спад 3,7 процента. В этом году будет тоже небольшое снижение, но это уже не 3,7, мы думали, что это будет около единицы, потом скорректировали, сказали, что где-то 0,7, потом 0,6. За ноябрь мы наблюдаем небольшой рост ВВП страны. И скорее всего, по году у нас и будет минус 0,5–0,6».

Исправить ситуацию удалось за счет реальных секторов экономики - наметился рост производства в машиностроении, в том числе по производству грузовиков, дорожной техники, в химической, лёгкой и перерабатывающей промышленностях, и конечно, сильно помогли аграрии с их рекордным урожаем.

Владимир Путин, президент РФ: «Мы в последнее время радовались за селян, радовались результатам сбора урожая и говорили, что это рекордные за последние годы 117 миллионов тонн. У нас будет свыше 119 миллионов тонн, это просто отличный показатель. Я хочу поблагодарить селян за эту работу, за этот результат. И хочу отметить, что ничего подобного в новейшей истории России, конечно, не было».

Главным экономическим итогом года, можно считать победу над инфляцией. Это она «съедает» заработные платы и пенсии, повышает до небес процентные ставки по ипотеке и другим кредитам, раздувает бюджеты при строительстве. За последние 25 лет в нашей стране инфляция редко опускалась ниже 10 %, в прошлом году была под 13, а в этом - несмотря на все санкции и объективные трудности - снизилась в 2 раза.

Владимир Путин, президент РФ: «Напомню, что самый лучший показатель был у нас в 2011 году – было 6,1, в этом году у нас будет уверенно меньше шести. Мы думали, что будет где-то 5,7–5,8. Скорее всего, это будет где-то в районе 5,5. То есть это рекордно низкий уровень инфляции».

Оптимизм на будущий год внушают и прогнозы по ценам на нефть - хотя, это уже давно не единственный и не основной наш экспортный товар. Но все равно бюджет страны рассчитывался из прогнозов 40 долларов за баррель. Если реальная цена окажется выше - значит будет дополнительный доход. + 1 доллар к баррелю, дает российской экономике 250 миллиардов рублей премии. Сейчас цена - не 40, а 55, и такой может и остаться, в том числе и благодаря договоренностям России со странами ОПЕК о сокращении добычи.

Владимир Путин, президент РФ: «Наше Министерство энергетики уже высказывало своё предположение. Мы считаем, что во второй половине 2017 года излишки нефти с рынка уйдут, цены на нефть стабилизируются. Рассчитываем, что они стабилизируются на сегодняшнем уровне».

В начале декабря президент в своем послании к Федеральному собранию заявил о необходимости масштабных экономических реформ, в том числе в налоговой сфере. На пресс-конференции журналисты задали несколько вопросов о том, к чему готовиться,

Наталья Галимова: «Можно про налоги задать важный вопрос?»

Владимир Путин, президент РФ: «Пожалуйста, про налоги».

Президент был лаконичен в ответах, из которых понятно, что реформа еще в стадии обсуждения, это в том числе и введение дифференцированной системы - кто больше зарабатывает - тот больше платит, это вместо единой ставки для всех. Впрочем, сам президент считает, что сейчас это нецелесообразно.

Владимир Путин, президент РФ: «Знаете, мы в 2014 году приняли решение не повышать налогов на бизнес. Это и происходит. В 2018 году это всё заканчивается. И мы должны сейчас спокойно, в рабочем режиме, на уровне Правительства, экспертов и бизнес-сообщества, все вместе выработать план нашей работы в этой сфере на следующую четырёхлетку».

Журналисты еще не раз возвращались к тезисам послания Федеральному Собранию, программная речь действительно требует разъяснений и конкретики. Например, о позиции президента по резонансным коррупционным делам. В послании он сформулировал её так - наказывать будут всех, невзирая на звания, но нельзя это превращать в шоу. Журналистам захотелось конкретики.

Алексей Соломин, корреспондент «Эха Москвы»: «Мы этих шоу видим очень много. Например, Андрей Бельянинов. Человека уничтожили фактически, опозорили, и дело его оказалось пшиком. Или другой пример – господин Улюкаев, человек Вам близкий и доверенный, и Вы в одночасье, разозлившись, его доверия лишили. Вы имели с ним разговор? Вы знаете его версию?»

Владимир Путин, президент РФ: «По поводу Бельянинова. Вы сказали «дело» – в отношении него не было никакого дела. То, что всякие доследственные действия, в том числе обыски и нечто подобное, были выброшены в средства массовой информации, я считаю недопустимым и с Вами полностью согласен. Они наносят ущерб деловой и просто личной репутации любого человека. По поводу Улюкаева: я с Алексеем Улюкаевым не разговаривал, считаю, что те материалы, которые были предоставлены оперативными службами, достаточны для того, чтобы отстранить его от занимаемой должности в связи с утратой доверия. А во что это выльется в завершение, мы посмотрим по результатам рассмотрения дела в суде».

Круг вопросов по внешней политике был ожидаем. Чаще всего спрашивали про Америку, где меняется администрация. Уже известно, что Владимир Путин и Дональд Трамп обменялись поздравительными открытками по случаю Рождества и Нового года.

Алексей Ерёменко, обозреватель «NBC News»: «Когда Вы рассчитываете встретиться с Дональдом Трампом? Какие стратегические вопросы у вас будут на повестке?»

Владимир Путин, президент РФ: «Мне сейчас трудно сказать. Нужно сначала, чтобы у избранного Президента Соединённых Штатов была возможность спокойно сформировать всю свою команду. Без этого, наверное, просто так, неподготовленные встречи нецелесообразны. А что за вопросы будут? Вопросы нормализации наших отношений. Ведь господин Трамп в ходе избирательной кампании говорил о том, что он считает правильным нормализовать российско-американские связи».

Предпосылки для улучшения отношений не только в личной позиции избранного президента США, но и в том, что значительная часть его избирателей, республиканцев, более трети, по данным, озвученным на пресс-конференции, симпатизируют и Владимиру Путину.

Владимир Путин, президент РФ: «Все свои неудачи действующая администрация и руководство Демократической партии Соединённых Штатов пытаются свалить на внешние факторы. Мы знаем, что Демократическая партия проиграла не только президентские выборы, но и выборы в Сенат, где у республиканцев большинство, в Конгресс, где у республиканцев большинство. Это что, тоже наша, тоже моя работа? А потом мы устроили пир горой на «развалинах часовни XVII века»? Часовню тоже мы развалили? Всё это не так. Всё это говорит о том, что есть системные проблемы у действующей администрации.

Западных журналистов интересовали подробности встречи президента с руководством министерства обороны, на которой были поставлены задачи по дальнейшему развитию армии.

Нейтан Ходж, шеф московского бюро газеты «Уолл Стрит Джорнал»: «Вы вчера говорили об укреплении боевого потенциала стратегических ядерных сил. Вы не могли бы сегодня более подробно про эти планы рассказать?»

Владимир Путин, президент РФ: «А Вы не могли бы более точно сформулировать Ваш вопрос? Что Вас заинтересовало в моих высказываниях на встрече в Министерстве обороны, конкретно?»

Нейтан Ходж, шеф московского бюро газеты «Уолл Стрит Джорнал»: «Конкретно меня интересует, скажем, производство новых видов ядерного оружия».

Выступая на коллегии верховный главнокомандующий действительно говорил о необходимости совершенствования всех родов войск в том числе и воздушно космических и ракетных.

Владимир Путин, президент РФ: «Нам многое нужно сделать по линии укрепления ядерной триады, совершенствования системы СПРН, в Воздушно-космических войсках, ещё больше – на море, в сухопутных войсках. Вместе с тем уже сегодня, можно с уверенностью сказать: на сегодня мы сильнее любого потенциального агрессора. Любого».

Эти слова заинтересовали другого американского журналиста, и по реакции Путина, было понятно, он лишь закинул удочку и ждет, кто попадется на «крючок». Ведь всё было сказано еще накануне пресс-конференции.

Владимир Путин, президент РФ: «Если Вы внимательно слушали, что я вчера говорил, я говорил об укреплении ядерной триады и в заключение сказал о том, что Российская Федерация сегодня сильнее любого потенциального – внимание! – агрессора. Это очень важно. Не случайно я об этом сказал. Что такое агрессор? Это тот, кто потенциально может напасть на Российскую Федерацию. Вот мы сильнее любого потенциального агрессора, я могу и сейчас повторить это. И я сказал, почему. В силу нашей истории и географии, и в силу сегодняшнего внутреннего состояния российского общества. Есть комплекс причин. Не последнюю роль играет, конечно, и модернизация Вооружённых Сил, как обычной её составляющей, так и ядерной триады. Я ещё раз вернусь к тому, что считаю чрезвычайно важным. В 2001 году Соединённые Штаты в одностороннем порядке вышли из Договора по противоракетной обороне.

Этот договор, безусловно, являлся краеугольным камнем всей системы международной безопасности. Так вот, нам было сказано: «А вы делайте что хотите, мы исходим из того, что это не против нас». Мы и делаем это. Просто многие предпочитают это не замечать, но происходит именно то, о чём мы как бы договорились, по умолчанию, без всяких бумаг. Ничего нового здесь не происходит.

Почему официальные лица действующей администрации вдруг начали заявлять о том, что они самые сильные, они самые мощные? Да, действительно, там и ракет, и подводных лодок, и авианосцев, конечно, больше. А мы с этим и не спорим. Мы говорим, что мы просто сильнее любого агрессора. И это так».

Из ответа на вопрос другого журналиста, британского, тоже про ядерные силы, стало понятно, что именно так встревожило западное общество в этих, в общем-то миролюбивых высказываниях российского президента.

Владимир Путин, президент РФ: «Да, мы продвинулись в совершенствовании наших систем ядерной триады, в том числе в плане преодоления ПРО. Она, эта система, гораздо эффективнее, чем сама противоракетная оборона на сегодняшний день, это правда. Это, может быть, и вызывает желание в Соединённых Штатах совершенствовать свои ядерные арсеналы. Ну да, мы знаем. Так они это и делают».

Коллеги обратили внимание, что Владимир Путин не делал записей во время пресс-конференции. Был, как и всегда, готов к ответу на любой вопрос. Конечно, многие темы переходят из года в год, вот поляки уже 6 лет допытываются, а не скрывает ли Россия какую-то страшную тайну о крушении самолета их президента Леха Качиньского.

Владимир Путин, президент РФ: «Слушайте, надо прекратить всякие спекуляции на этот счёт. Трагедия произошла страшная. Я лично читал переговоры пилота и человека из охраны погибшего Президента, который зашёл в кабину. Я лично читал расшифровку. Вошедший в кабину пилотов человек (забыл, как его фамилия, фамилия есть конкретная) требует посадки. Пилот отвечает:«Не могу, садиться нельзя». На что вошедший в кабину человек из окружения Президента говорит: «Я не могу это доложить начальнику. Делай что хочешь, садись». Послушайте, всё же ясно. Чего спекулировать?»

Немецкий корреспондент стандартно поинтересовался - нет ли планов прекратить войну санкций, на что получил стандартный ответ - не мы это начали. Журналист агентства УНИАН, Роман Цымбалюк, который в кофте с надписью«Укроп» появился на пресс-конференции еще в 14 году и ожидаемо спросил про мнимую оккупацию Россией Донбасса, в этот раз попросил амнистировать украинского гражданина Олега Сенцова (в Киеве его принято называть режиссёром, хотя с фильмографией не всё ясно), осужденного за подготовку терактов в Крыму, и Романа Сущенко, задержанного по подозрению в шпионаже. Сущенко представлялся журналистом агентства Укринформ, но по данным ФСБ являлся полковником главного управления разведки минобороны Украины.

Владимир Путин, президент РФ: «Режиссёры и журналисты должны заниматься: одни – журналистикой, а другие – производством спектаклей и фильмов. Но скажите, пожалуйста, что нам делать, если кинорежиссёр, а это доказано в суде, готовился к совершению террористических актов? Отпустить его только за то, что он режиссёр? Чем он отличается от кадрового сотрудника военной разведки, который планировал делать то же самое? Мы отпустим сегодня режиссёра, а завтра что, должны отпустить кадровых сотрудников разведки, которые готовились к террористическим актам? Чем они отличаются в данном случае друг от друга? Мы сегодня отпустим одних, а завтра придут другие? Надо договориться, чтобы это было прекращено, и тогда можно будет подумать и об актах амнистии. Я против этого ничего не имею».

По информации от пресс-секретаря президента, Дмитрия Пескова, известно, что Владимир Путин готовился к этой встрече с журналистами не один день, тщательно собирал актуальные данные по разным министерствам и ведомствам. И ответы на вопросы показали – Путин не только в полной мере владеет фактами и цифрами, у него – самые конфиденциальные данные. Это касалось, например, сведений об одном из ключевых участников допингового скандала, докторе Родченкове.

Владимир Путин, президент РФ: «Он же до этого где работал? В Канаде. А потом что он делал? Приезжал в Россию и, будучи назначенным на высокую должность, таскал сюда всякую гадость. Я с трудом себе могу представить, что он, перемещая через государственную границу Канады или США запрещённые препараты, никогда никем не был замечен. Потом, когда ему хвост прижали, не смогли его посадить просто, он удрал и начал там, защищая себя и гарантируя себе место под солнцем, всё сливать, имея в виду, что ему там создадут условия для нормальной жизни. Ну, на каком-то этапе создадут. Потом, как любого негодяя, бросят просто – и всё, никому такие не нужны. Чего же он здесь не боролся? Поэтому меня это наводит на определённые мысли, что его там кто-то и вёл. Дождались определённого момента и сделали вброс этот».

Необычным на этой пресс-конференции было то, что не задали ни одного вопроса про личную жизнь президента - про семью, про домашних животных, про планы на Новый Год. Ну разве что спросили, какой робот нужен в Кремле? Судя по ответу – там и без роботов всё хорошо. Конечно, не смогли обойти тему политического будущего самого Владимира Путина, ведь до окончания срока его полномочий остается не так уж и много - полтора года.

Андрей Колесников, специальный корреспондент ИД «Коммерсант»: «Владимир Владимирович, как бы Вы ответили на вопрос: почему Вы обязательно должны в 2018 году снова стать Президентом России? И как бы Вы ответили на вопрос: почему Вы не должны стать Президентом России».

Владимир Путин, президент РФ: «Время созреет, я буду смотреть на то, что происходит в стране, в мире. И исходя из того, что мы сделали, исходя из того, что мы можем сделать, как мы должны делать, будет принято решение и об участии моём или неучастии в будущих выборах Президента Российской Федерации».

Но иностранцы не унимались:

Нейтан Ходж, шеф московского бюро газеты «Уолл Стрит Джорнал»: «Возможно ли, что в следующем году состоятся досрочные выборы Президента?»

Владимир Путин, президент РФ: «Какой страны?»

Нейтан Ходж, шеф московского бюро газеты «Уолл Стрит Джорнал»: «Российской Федерации».

Владимир Путин, президент РФ: «Сразу скажу: возможно, но нецелесообразно».

Всего было задано 67 вопросов, в основном на глобальные темы. Даже журналисты региональных изданий, таких как «Молодой Ленинец» из Пензы, или «За Суверенитет России» из Уфы - интересовались, в основном, общефедеральными проблемами: пенсиями и патриотизмом. У себя на родине они и после таких вопросов становятся «звездами» и даже экспертами - к их мнению прислушиваются и даже немного побаиваются - яркий пример Мария Соловьенко из Владивостока, которой, задавая вопрос Президенту, удалось перейти на «ты»:

Владимир Путин, президент РФ: «Как Вас зовут?»

Мария Соловьенко, главный редактор газеты «Народное Вече»: «Мария меня зовут».

Владимир Путин, президент РФ: «Маша, садись, пожалуйста. Сейчас я отвечу».

Мария Соловьенко, главный редактор газеты «Народное Вече»: «Спасибо, Вова».

На родине она теперь занимается проблемами регионального масштаба. Статус «звезды пресс-конференции президента», конечно, добавляет головной боли - слишком пристальное внимание.

Мария Соловьенко, главный редактор газеты «Народное Вече»: «Начали выставлять фотографии мои, комментировать мерзко, даже нецензурно, про меня и Президента. В итоге сегодня два уголовных дела возбуждено в защиту меня по фактам клеветы - я потерпевшая».

Но это внимание и помогает в работе, так эколог из Петербурга, который только в этом году трижды сумел задать вопрос президенту, в том числе и на последней пресс-конференции, получил приглашение на заседание государственного совета.

Сергей Лисовский, главный редактор газеты «Общество и экология»: «Я спросил у президента можно ли принять участие в этом госсовете, хотя я не чиновник, я не принадлежу ни к какой партии, беспартийный человек, но мне важно было знать, что будут говорить чиновники и вмешаться, подсказать, я не могу повлиять, но подсказать могу на что нужно обратить внимание».

А журналист с Урала даже не спросил, а попросил, и не для себя, а для жителей небольшого муниципалитета Серебрянка под Тагилом. Там поселок и 4 окрестных села вынуждены добираться до цивилизации вот по такой дороге. И проблема тянется с 2013 года.

Максим Румянцев, главный редактор центра свободной журналистики: «Пообещали дорогу построить в 2018 году, а всё это время людям как жить? Особенно в распутицу, осенне-весенний период».

Владимир Путин, президент РФ: «Конечно, обращу на это внимание губернатора, а он, надеюсь, отреагирует – совместно с местными властями. Очень жаль, что местное руководство, в том числе и региональное руководство, самоустраняется от решения подобных вопросов».

В том, что местное руководство отреагирует - можно практически не сомневаться, что – что, а быстро реагировать после окрика из Москвы у нас умеют. Весной, похожая ситуация была в Омске, оттуда во время Прямой Линии с Президентом пожаловались на плохие дороги. После этого - отремонтировали 21 магистраль. С одной стороны, хорошо, что такие прямые диалоги с главой государства – это возможность помочь жителям регионов. С другой - жаль, что для решения местных проблем необходимо добиваться внимания президента.

 

ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

5 февраля

Почему нам все равно - отменят или не отменят

29 января

Почему «Закон о шлепках» сделан на слезах детей?

29 января

МиГ-35: опасный красавец


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ