Не бить за семью

29 января

На этой неделе депутаты исправили собственную ошибку. Такое бывает нечасто. Но закон, который был принят Госдумой всего полгода назад, вызвал столько критики, что они были вынуждены отвечать за свои слова. За слова в прямом смысле - потому что несколько неточных формулировок в статьях закона привели буквально к трагедиям в российских семьях.  Закон о шлепках - это народное название. Официально он называется длинно и скучно и касается поправок в статьи административного и уголовного кодексов. Но о чем он? Неужели государство разрешило законом бить детей или супругов? Нет и нет. И уверена, что каждому из нас надо точно понимать, о чем он говорит и чьи права защищает.  Тема семейного насилия очень серьезная. Побои, издевательство, насилие всегда было и будет наказано реальными сроками. Но воспитание детей штука сложная, и здесь бывает всякое. И где мера ответственности родителей, а когда вступают в права органы опеки? Вот, что важно. Именно это потребовало предельной точности формулировок. Судьба ребенка не может зависеть от искусства толковать расплывчатые нормы закона.  Но прежде, чем начать разбираться в этой теме, я напомню вам о том, что каждый из вас должен знать наизусть - чтобы слова про шлепки не ввели вас в заблуждение, что у вас есть некое право на рукоприкладство.  Итак, есть главный закон - это Конвенция ООН о правах детей. И там написано точно: ребенка запрещено не только бить - его запрещено унижать даже словом, оскорблять, шантажировать, орать на него, стращать. А ведь этим грешат, наверное, сто процентов родителей и немалая часть учителей. Пока наш новый закон предупреждает - все тумаки и подзатыльники за двойки и капризы как минимум могут привести к штрафу. За слова пока не наказывают. Но только пока.  Так зачем нужно было исправлять «закон о шлепках»? На каких мудрых людей он теперь рассчитан? Дмитрий КУЛЬКО внимательно читал закон и встречался со многими семьями, чтобы понять, кому он поможет и кто все-таки будет сидеть за побои.

Приёмный час заканчивается, но Никита не хочет отпускать маму и просится домой. Еле сдерживая слёзы, она обещает, что скоро они будут вместе, хотя женщине  уже объяснили – дела об избиении детей тянутся долго!

Ольга Камалова, мать Никиты Емалкина: «Могу его через 6 месяцев забрать и то не факт, что я его вообще заберу. И они сказали, что если я не подпишу, они насильно подпишут эту бумажку».

Бумажка – это по сути донос, который написала бабушка после того как разругалась с семьёй на Новый год. Эта ссора всколыхнула деревню в Челябинской области. Пенсионерка решила усложнить жизнь родственникам и в отместку заявила о синяках на теле внука. Сначала и сама не верила в успех такой операции, но теперь, когда делу дали ход, на примирение  идти не собирается!

В контексте

19 марта

ЧП в Приозерске. Ребенок на коленях в городе равнодушных

Татьяна Лобанова, бабушка Никиты Емалкина: «Сейчас Вас будет проверять и ПДН и вас будут приезжать контролировать с опеки, чем вы там занимаетесь. Чего я хотела. Этого и добилась».

Как мучается родной внук, видимо, женщину совсем не беспокоит. И даже пугает дочь, что и остальных двоих у нее тоже отберёт - пока не почувствует к себе должного внимания!

Татьяна Лобанова, бабушка Никиты Емалкина: «Не нужно было меня обижать. Значит там бабушка, а я никто получается».

Соседи сочувствуют и готовы заступиться за мать ребенка, но сделать ничего не могут – всё по закону – о шлепках. Так в России называют 116-ю статью уголовного кодекса, по которой родных ребенка отправляют под суд - если на теле несовершеннолетнего были обнаружены следы побоев – лёгкие ссадины, царапины или синяки. Мало того что за это грозит тюремный срок, так ещё пока идут тяжбы детей изолируют.  

Любовь Еранова, воспитатель детского сада: «Как вы можете у таких мама забирать детей, подумайте, что вы делаете! Когда мы в детском садике узнали, что это такое мы все в слезах купались». 

Сколько времени Никита будет ждать маму у окна?  Уже год как семью Естехиных разлучил синяк. Лишь по интернет-связи Тула-Ставрополь мать наблюдает, как становится старше дочь, как уже наряжается для школьного бала, и забывает о куклах в родном доме. Они как - напоминание  -  о последнем дне, когда дочь была рядом и играла с младшим братом!

Кристина Естехина, мама Александры Табачной: «Она ему поднимает игрушечки, складывает. Кубики, там машинки. И потом бааах, просто играет – скидывает обратно! И они её прилетают вот сюда в лоб! Вот этот синяк!»

Педсовет будет разглядывать в школе детский лоб, выносить приговор и прямиком из класса девочку отправят в приют, а мама станет уголовницей!

Мария Мамиконян, председатель общественной организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление»:  «Сейчас есть инструкция, что всех детей приходящих в сад нужно проверять – нет ли на них ссадин и синяков? Спросили – Мама поставила? – Мама! – Тебе было больно – Больно! Все это 116-я статья!»

Кристина Естехина, мама Александры Табачной: «Всё было бы хорошо, если бы не социальный педагог, который пришёл в школу и видимо, который ещё не отошёл от своих погон в ПДН».

Была это фантазия  ребёнка в разговоре с психологами или домыслы взрослых, как считает Кристина, но вот – на бумаге показания потерпевшей -  била мама! Саша будет оправдываться на суде весь год, но уголовное дело по 116-й не остановить – примирение по ней невозможно! Так, при живых родителях девочка станет сиротой, потом в туалете детского дома запишет  видеобращение, в котором расскажет о своём синяке самому президенту!

Александра Табачная: «Я думаю… меня не отдадут родителям…Сказали отдадут богатым родителям, которые отвезут меня в Диснейленд».

Госдума проголосовала за поправки в уголовный кодекс, как того хотели, согласно опросам, большинство россиян! О декриминализации ряда статей говорил ещё год назад Владимир Путин во время обращения к федеральному собранию. Ему активисты родительского сопротивления передали больше двухсот (тысяч???!!!) подписей, собранных со всех регионов России. Причём часто людям на улицах не нужно было ничего разъяснять.

Юлия Гончарова, председатель тульского регионального отделения «Родительское всероссийское сопротивление»: «Обратиться даже в травмпункт уже люди боятся, потому что ребёнок упал, где-то даже дома ударился. Они боятся идти показывать травму врачам и сами её обрабатывают, боятся – а вдруг привлекут!»

А ведь закон о шлепках распространяется и на взрослых! Хватит того же одного доноса на супругов от соседей и одного синяка, чтобы открылась перспектива на два года лишения свободы! Но после поправок наказание по 116-й статье стало административным, и вместо тюрьмы теперь грозит штраф! Впрочем, в крайних случаях – могут дать 15 суток ареста, но главное - раз нет уголовного дела, то сложнее изъять из семьи ребёнка!

Ольга Баталина, член комитета Госдумы РФ по государственному строительству и законодательству, фракция «Единая Россия»: «Побои недопустимы. Наказание за побои в российском законодательстве остаётся, и достаточно жёсткие. Другой вопрос, что ответственность не должна быть избыточной. Вы правы, она не должна приводить к негативным, непоправимым последствиям, к которым приводит уголовное наказание! Оно не решает проблемы семьи!»

Депутатам не дают прохода западные журналисты, мол, «русские разрешили бить родных!», и это  охотно снимают пикетчиков на охотном ряду.

Протестующий: «Мужчина бьёт женщин ну или ребенка, платит штраф и продолжает бить дальше!»

Так неужели, за такие избиения тиран получит мягкое наказание? Или этот изверг, пинающий своего сына в якутской больнице, отделается всего лишь штрафом? Законодатели поясняют - уголовные статьи никто не отменял - за серьезные травмы - сотрясение мозга, сломанный нос или ушибы – они квалифицируются как нанесения легкого вреда здоровью, и проходят по другой – 115-й статье, по которой грозит четыре месяца тюремного заключения. Если деспот регулярно распускает руки – это уже 117-я статья – по ней сажают до трёх лет.

Впрочем, лишить свободы могут и по закону о шлепках, если обидчик его нарушил дважды! Потому, защитники семей, требуют не путать домашнее насилие и синяк, полученный даже не от родителей, из-за которого государство грубо и страшно влезает в семьи.

Мария Мамиконян, председатель общественной организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление»: «Т.е. они выставляют вперёд эти фотографии этих избитых женщин! Очень много кричат наши феминистки о том, что их надо спасти, хотя простите они взрослые люди и честно говоря, могут сами разобраться со своими мужьями!»

Она часто слышит – виновата сама, но ведь так не хотелось рушить в голове сказку! В тридцать с небольшим наконец-то встретила долгожданную любовь. И голубей выпускала на свадьбе и жених - высокий и крепкий – всё как мечтала.

Елена Гершман: «Он никогда не извинялся, он говорил, что следующий раз будет только больнее, если бы хотел избить, ты бы не выжила. Он один раз меня ударил, я отлетала на другой конец комнаты. О чём говорить? Он не понимает своей силы… извините…»

 Будто оправдываясь, скажет в слезах, что стала уже реже срываться, потом вновь соберётся с силами  – научилась в судах. Счастливая пара в свадебном путешествии по Средиземному морю, но вместо фотографий Елена перебирает медицинские справки. Это - за то, что злила мужа когда кричала, и злила, когда молчала.

 «Закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга? Ушиб мягких тканей головы…»

Она помнит, в какой момент перестала во всем винить себя – даже фотографии с того дня есть. Вспоминает, как супруг Олег Гершман в порыве гнева, ударил ещё и их маленькую дочь, лежащую на руках – вот синяк у детского глаза. Наказание за это он так и не понёс, наоборот, после развода забрал двухлетнюю Еву к себе. Суд всё-таки стал на сторону Елены, но передавать ей ребёнка бывший супруг так и не хочет.

Елена Гершман: «Я видела Евочку буквально 10 минут, он меня опять избил и выгнал на мороз. Мне ничего не оставалось, как вызвать полицию и опять по проторенному пути идти…»

В социальной рекламе пишут о 14 тысячах женщин, которые каждый год погибают от домашнего насилия. По всей России работают кризисные центры для женщин, которые становятся убежищем для таких несчастных.

 «Кто-то на один, кто-то на два месяца…»

Пока дети играют и уже не боятся лютующего папы, бежавшие женщины рассказывают трагические истории своих замужеств. У кого возлюбленный после рюмки показывал кто в доме хозяин, у кого трезвый и посреди улицы воспитывал кулаками. И ведь вначале жалеют, прощают – говорит Елена, ведь слишком сурово сажать супруга на два года из-за синяков и ссадин, но теперь после поправок к закону о шлепках, уверена, подругам по несчастью будет проще решиться заявить в полицию. Но разве дело в статьях? Помимо юридических тонкостей, она выучила главную женскую мудрость!

Дмитрий Кулько, корреспондент: «116 статья или уйти?»

Елена Гершман: «Уйти! Лучшее решение – это уйти! Не надо никогда терпеть и агрессию... Не думать, что человек измениться – не измениться!»

Воспитывать насилием жену и детей – одна из самых  страшных традиций, сохранившихся до наших дней. Впрочем, в некоторых странах - это вообще обычное дело. А вот шлепнуть ребёнка – полезно или нет для воспитания – психологи до сих пор спорят. Одни считают, что в крайних случаях просто необходимо, чтобы дети запомнили, что этого делать никогда нельзя – например засовывать пальцы в розетку или жечь дома спички. Другие уверены, что всегда можно найти слова. Вот и обсуждение законопроекта перешло в спор о методах воспитания. Хоть депутат Ольга Баталина выступает за смягчение наказания, но считает физическое воздействие неприемлемым – у нее у самой две дочери.

Ольга Баталина, член комитета Госдумы РФ по государственному строительству и законодательству, фракция «Единая Россия»: «Хотела бы, чтобы этого не приходилось делать никому, но, наверное, в жизни так всегда не бывает».

А противники законопроекта, наоборот – сознавались, что применяли подобное воспитание в собственной семье.

Тамара Плетнёва, председатель комитета Госдумы РФ по вопросам семьи, женщин и детей, фракция КПРФ: «Каюсь, я один раз побила одну и другую. За всю жизнь! Так я до сих пор каюсь! Да, заслуживали!  С мальчиком начала дружить, я считала плохой. Я её уговорила, она опять!»

Во имя лучшего, родителям иногда приходится прибегать к жестоким методам воспитания. Этот ремень Любовь из Пермского края будет помнить всю жизнь. После развода остались с дочерью вдвоем, потом случилась трагедия, женщина упала с 7 этажа и стала инвалидом. Жили на пособие, считали каждую копейку. И тут, как гром среди ясного неба - примерная, всегда заботящаяся о больной матери дочь, украла из дома деньги! 

Любовь Калинина: «Взяла без спросу обе карточки».

Тут же Обиженный бывший супруг объявился - Любовь признали виновной, за единственный удар ремнем завели уголовное дело и взыскали десять тысяч рублей штрафа. Теперь у семьи долги на несколько месяцев. А ведь Полина раскаялась в ту же секунду – просто захотела, как и подружки, купить что-нибудь вкусного в магазине!

Полина: «Взяла карточку и пошла…»

Журналист: «Что ты купила?»

Полина: «Ну, всякие мелочи…»

Дочки-матери, потерпевшие и обвиняемые, одним преподали, другим вынесли суровый урок! Никита ждет, когда поправки к закону о шлепках вступят в силу – и мама наконец-то заберёт его домой, а может даже помирится с бабушкой. Ведь в этой статье заложено, по сути, главное правило в жизни – не причиняй боль тем, кого любишь!

ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

5 марта

Как одно село за счастье боролось

19 марта

Они не видели тебя три года, Крым!..

5 марта

Опасное вождение или убийство?


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ