Дорога мечты

5 марта

Кому виллы продавать, кому по грязи топать. Вот и к жителям села Дианово, что в Курганской области, в распутицу и не доехать вовсе. Что ж делать, велика Россия, не всем цивилизация досталась. Но внесли чиновники Дианово в план, и скандал случился в округе. И ведь правда, дилемма - строить дорогу за сотни миллионов рублей в село, где жителей - по пальцам перечесть, роскошь. Не строить - дискриминация. В результате споры в области ушли далеко от деревни Дианово: а зачем им вообще дорога? Лучше другим построить, а еще лучше деньгами людям раздать. Перетопчутся они там в своей грязи.

А ведь проблема не местного масштаба - таких деревень по стране тьма. Наш специальный корреспондент Анатолий МАЙОРОВ поехал туда, чтобы самому увидеть и людей, и дороги, которых нет. Скажем прямо - был риск, что и не доедет вовсе. Но доехал. И появление Пятого федерального телеканала вызвало там просто народный сход.

Леонид Завьялов, житель села Дианово: «Жизнь кипела здесь, раньше к нам ездили со всех деревень молодежь сюда. Таксофон даже рабочий был».

Эпоха таксофона здесь закончилась вместе с эпохой школы, магазина, а потом и человечества как такового. Сейчас в Дианово — 2 постоянных жителя: Сергей Мошкин - на одном краю. Леонид Завьялов — на противоположном. Друг друга знают с детства, но приятельство как-то не случилось. У обоих — дом, скотина, разные края единственной в деревне улицы. По местным меркам — пропасть.

Леонид Завьялов, житель села Дианово: «Кто сейчас приедет — спрашивает — как вы здесь живете? Вроде… сдуреть можно!»

Голову диановцы берегут по-разному. Сергей, например, колымит у фермера неподалеку, а Леонида спасают 18 кошек и пес Пончик. На двоих есть еще давняя мечта о хорошей, работящей женщине. И именно сейчас она оказалась как никогда реальна.

Леонид Завьялов, житель села Дианово: «Ну жену... если дорога будет — понятно».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Что понятно?»

Леонид Завьялов, житель села Дианово: «С женой проще будет.... Жена, которая хочет в деревне жить, работать».

Под венец, холостяки засобирались после новостей о строительстве дороги, которая привлечет в деревню не только лошадей и кабанов. Сейчас Дианово — как в другой галактике — из города есть направление, но по доброй воле его не выбирают — сюда не доедут ни пожарные, ни скорая. Какие уж тут жены...

Сергей Мошкин, житель села Дианово: «Сейчас вот весна придет — будет грязь — не проехать, не пройти. Конечно нужна дорога».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Не проехать прям?»

Сергей Мошкин, житель села Дианово: «Прямо не проехать! Раскисает все».

Леонид Завьялов, житель села Дианово: «Ну вот сейчас-то дождались! Не только наша деревня, все бы возродились, хорошо бы было».

В контексте

30.10.2016

Открытый разговор с Крымом

А дальше — все как по Ильфу и Петрову — другая жизнь, новая эпоха, New-Дианово. Люди, женщины, любовь и автолавка - здесь как межпланетный шахматный турнир. Мужики тогда еще не знали, что курганские власти единогласно ставят мат их деревенским комбинациям. Зачем неперспективному району новая дорога — не мог понять начинающий и перспективный спикер.

Дмитрий Фролов, председатель Курганской областной Думы: «Там что — нефть что ли? Или я что-то не понимаю?? Если мы говорим про экономику — 7 километров. Именно к той деревне, где живет 7 человек!»

«Через эту деревню дальше дорога идет!»

Дмитрий Фролов, председатель Курганской областной Думы: «Она не идет, дорога на Дианово заканчивается».

Во вторник, в областной курганской думе, народные избранники бурно выясняли - не слишком ли народу хорошо живется. И вообще — зачем в принципе строить что-то новое, если оно имеет свойство становиться старым.

Дмитрий Фролов, председатель Курганской областной Думы: «Ну что это, разве не так? Сегодня вы построите 7 км, завтра поедете строить дальше и убьете то, что построили в этом году, сегодня будет там асфальт, завтра будет грунтощебень».

Нервы председателя лопнули от стоимости — 142 с половиной миллиона за 7 с половиной километров — деревенским как-то жирно, единогласно постановили депутаты. Да и вообще, как-то странно — засомневались коммунисты.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Так откуда взялись эти 20 миллионов за километр?»

Василий Кислицин, депутат Курганской областной Думы: «Это вопрос уже к строителям, они обсчитывали, у них есть сметы. Хотя, меня тоже интересует... Вот у нас создана группа, которая будет в этом разбираться — почему такие большие средства идут на такое ограниченное количество километров».

Каждый год, область тратит больше миллиарда на ремонт и содержание дорог. В том числе на эту — важная областная трасса из Кургана до Тюмени — ее латали в том году, продолжают ковырять и в этом. Результат — паутина глубочайших трещин и колейность, которая легко может бросить легковушку на обочину.

Водитель: «Это считается хорошая дорога».

Анатолий Майоров, корреспондент: «А какая плохая? Что там происходит, если эта хорошая?»

Водитель: «Когда можно яму поймать».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Ну здесь тоже ямки и колейность».

Водитель: «Это нормальные ямки».

С тюменской трассы въезжаем на сельскую грунтовку — укатана снегом так, что можно и прибавить газу. Участок до Дианово, который чиновники думали построить за деньги - их хватило бы на покупку всех деревень в округе, проходит, как ни странно, на приличной скорости. Это и есть тот самый участок, в который хотят влить 142 миллиона рублей. По ширине – проспект в Кургане точно. Дорога ровная, видно, что насыпано, расчищена. Здесь могут проехать одновременно как минимум три машины, а при желании вот там немножко подальше на прямой, может сесть и какой-нибудь легкомоторный самолет. Местный фермер объясняет — все это зима, она обманчива. А уже в апреле начнутся веселые деньки, которые превратят этот район в болото до самой поздней осени. Нормальную дорогу обещали еще при советской власти — навозили землю, щебень, с покрытием вот не успели. Зато сейчас преуспевают потомки, да так что и смешно и плакать хочется.

Александр Арефьев: «Как бы дороговато… Детей много у них наверное, учить надо за границей».

Сергей Мошкин, житель села Дианово: «Это до Дианово столько стоит?»

Анатолий Майоров, корреспондент: «7 киллометров».

Сергей Мошкин, житель села Дианово: «7 километров...»

Суммы, от которых у диановцев подкосились ноги, в других деревнях вывели людей сначала из себя, а потом на улицы. Жители Новодоставалова, прослышав про интерес к теме журналистов, решили не упускать свой шанс и высказать областным чиновникам все, что накопилось. И за дорогу и за село и за дрова по десять тысяч.

Александр Шнуров, житель села Новодоставалово: «А воровать не дорого? Сидеть там... Что не правильно что ли? Не бывали здесь ни один, а приедут, золотые горы наобещают чтобы выбрали».

Татьяна Собакина, житель села Новодоставалово: «Нам хотелось бы чтобы весной хоть1 депутат сюда приехал и проехал с нами, а мы бы пустили за ним трактор, чтоб из лужи выдергивать».

Новодоставаловцы за судьбой холостяков в Дианово следят как за своей. Они — еще на семь километров дальше и если сейчас от дороги откажутся из-за немыслимого бюджета, своего асфальта здесь не дождутся вообще никогда. Дорога — общая, диановский участок — половина от всего пути. А здесь уже не двое — 624 человека. Школа, больница, дом культуры. 90 детей, две сотни стариков.

Надежда Кухлова: «Вы спрашиваете, что значит для нас эта дорога. Для нас это дорога жизни. Мы без нее не можем жить, мы ущемлены. К нам не может проехать хлеб, не можем отвести больного. Скорая идет 2 часа».

Елизавета Перминова, житель села Новодоставалово: «Мы одни остались. Мы как отщепенцы, как прокаженные. Дошло до того, что 40 дней не проходит, мы хороним мужчину 30-40 лет, середина жизни им бы жить да жить, а из-за безысходности – нет работы, нет будущего, нет перспективы».

Дмитрий Фролов, председатель Курганской областной Думы: «Мы не знали, что это выйдет на такой уровень, не планировали конечно, проблемы есть, но мы их должны решать только сообща».

Спикер курганской думы раздосадован, что скандальное голосование стало достоянием общественности и разошлось в народ. Неперспективными здесь никого не обзывали, лишать дороги не хотели, просто, когда узнали сумму, поняли, что программу надо немного скорректировать. Асфальт, к примеру, превратить в щебень, и сэкономить миллионы.

Дмитрий Фролов, председатель Курганской областной Думы: «Мы предложили все-таки посмотреть — может нам средства предусмотренные для строительства 7 км асфальтированной дороги сделать 28 км грунтощебня, обеспечив при этом полную транспортную доступность».

Но не знает председатель, что по грунтощебню люди ездят уже лет 20 как, утопая в этой смеси по семь месяцев в году. Зачем туда еще везти десятки тонн камней - неясно, но деревенские уже привыкли к понятным только самим чиновникам идеям. Докопаться до истины порой бывает трудно, но под снегом иногда такое скрыто, что эпопея с грунтощебнем — это лишь прелюдия. Самый настоящий тротуар, какие есть в любом российском городе. Добротный асфальт, бордюрный камень есть в любом мегаполисе России и в селе Боровское. У жителей здесь нет ни газа, ни водопровода, но есть тротуар с поребриком – полтора километра подарка от чиновников по обе стороны дороги».

Анатолий Майоров, корреспондент: «В деревне нужен тротуар?»

Местный житель: «Нет».

Анатолий Майоров, корреспондент: «А зачем они?»

Надежда Кухлова, житель села Новодоставалово: «Они уже туда вложили, точно вероятно все. Они вообще эти тротуары не нужны. Они занесены снегом сейчас, вы видели ехали».

Сергей Зубарев, начальник управления автомобильных дорог Курганской области: «Вы хотите сказать, что тротуары в деревне не нужны?»

Анатолий Майоров, корреспондент: «Люди, которых мы видели, не понимают, зачем это сделали вообще»

Сергей Зубарев, начальник управления автомобильных дорог Курганской области: «Где людям то ходить? Вы сами подумайте. Вышел со двора, надо по улице идти, не по дороге же идти».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Сделать тротуар и пошел».

Сергей Зубарев, начальник управления автомобильных дорог Курганской области: «А я про что вам говорю?»

Когда в деревне построят оперный театр и выложат поля брусчаткой — мы спросили у главного дорожника курганской области. Но Сергей Зубарев иронии не оценил. И еще больше погрустнел, когда услышал, что 140 миллионов на деревенскую дорогу кто-то называет подозрительными. Работ там непочатый край — и это еще со скидкой.

Сергей Зубарев, начальник управления автомобильных дорог Курганской области: «Там нужно расширять и очищать дорогу, существующая дорога она же узкая. Нужно будет дополнительно вырубку делать».

Но не знал начальник, что мы, в отличие от большинства избранников, уже видели ту самую дорогу, на которую готовы потратить по 19 миллионов за каждый километр.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Там самолет можно посадить легкомоторный».

Сергей Зубарев, начальник управления автомобильных дорог Курганской области: «Ну, я сейчас не могу сказать...»

Анатолий Майоров, корреспондент: «Вы только что сказали, что там нужно вырубать, расширять. А сейчас как тогда получается?»

Сергей Зубарев, начальник управления автомобильных дорог Курганской области: «Я с проектом не знаком, давайте я его запрошу».

Чтобы не запутаться в своих же показаниях и не давать их по другому адресу, Сергей Зубарев запросил звонок другу.

Сергей Зубарев, начальник управления автомобильных дорог Курганской области: «Срочно, в приемную департамента».

Но подсказка определенности не внесла, потом не помогла и помощь зала. Обложившись томами дорожного проекта и вызвав заместителей - что же вырубать в чистом поле — чиновники так и не сказали. Вопрос по цене за километр — тоже неподъемный. Особенно если смету составляли из расчета 50 на 50.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Вот 19 миллионов, что туда включено конкретно на этом участке».

«Устройство земляного полотна».

Анатолий Майоров, корреспондент: «А можно сказать конкретнее? Например: мы на 5 миллионов должны привести земли, на 7 миллионов щебня и на миллион трубу. Это будет конкретный разговор, а вот обустройство земляного полотна это витиевато. Если есть проект, почему мы не можем найти эти суммы? Они же откуда то взялись».

Молчание дорожников, которые, конечно же, хотели сделать лучше, но так и не сказали кому именно, в селах приняли за издевательство. Народный сход постановил разослать письма депутатам, а если не поможет — решать проблему радикально, раскрывая тайны властьимущих. Первая — в качестве предупреждения — о том, что проект золотой дороги появился в год покупки этих полей заместителем губернатора Тюменской области.

Александр Арефьев, фермер: «Они их оформили года 4-5 назад, как есть так есть».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Это их до сих пор?»

Александр Арефьев, фермер: «Он оформил на мать - Шумкову Галину».

Как фермер из тюменского правительства работает с полями - хорошо видно вот на этих кадрах. Березняку уже минимум лет пять. При этом есть закон, по которому брошенные земли через 3 года отходят государству. Почему закон не работает неподалеку от Дианово и есть ли связь с золотой дорогой — вероятно, смогут выяснить уже другие специалисты. У которых есть полномочия отправить лес... рубить.

ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

25 июня

Почему Павел Дуров не хочет дружить по закону?

25 июня

Алые паруса - 2017. Смотреть - всем!

25 июня

Как Порошенко по Вашингтону скакал


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ