Сколько стоит протест?

23 апреля

Сербия никак не может войти в нормальную, спокойную жизнь. Казалось бы, все политические страсти должны были закончиться еще второго апреля. Тогда с большим перевесом голосов на выборах президента победил Александр Вучич. Отметим - победа была такова, что второго тура не понадобилось - что большая редкость для подобных избирательных кампаний. Но - президент в стране избран, а волна протестов только нарастает. И от столицы она уже расползается по городам сербской провинции.

В чем причина - недовольство результатами или просто нужны митинги как демонстрация некой нестабильности в стране? И если так - то кому? Ведь месяц идет к концу, а сотни молодых людей (а это привычно студенты и школьники) ходят на них, как на работу. Почти по заводскому гудку. Да и темы митингов довольно предсказуемы: сегодня мы против этого, завтра - против того. Благо, поводов для недовольств найти можно в избытке в любой стране и в Сербии тоже.

Но где здесь искренний порыв, зовущий людей на площадь, а где методичная раскачка настроений в сербском обществе? Ведь местные политические эксперты отмечают поразительную схожесть этих акций бунтующей молодежи, управляемой через соцсети, со многими, за которыми стоит Запад. Даже в этой части Европы через них прошли уже несколько стран бывшего соцлагеря.

Наш специальный корреспондент Виктор ЧЕРНОГУЗ поехал в Сербию, чтобы понять, как работает механизм нынешних сербских протестов. И зачем студенты и школьники ходят по расписанию покачать страну.

У каждого, кто видел киевский Майдан воочию или по телевизору, неизбежно возникает чувство дежавю. Пара сотен людей на центральной площади. Красочные плакаты, бой барабанов. И такие невнятные требования. На этом главном баннере, например, написано: культура против диктатуры. Сходство даже в мельчайших деталях: вот в Белграде толпа выражает эмоции. А вот как это выглядело на Майдане.

Толпа: «Кто не скачет, тот москаль, кто не скачет, тот москаль».

В Сербии, правда, про москалей пока ничего не кричат, просто скандируют «Вучич прочь», и граждан здесь пока совсем немного. С другой стороны, Майдан тоже начинался - с пары сотен студентов. Да и всего несколько дней назад в Белград на митинги выходили тысячи, пока граждане не поняли, что к чему.

Теша Тешанович, главный редактор интернет-портала: «После четвертого дня протеста я увидел, что повестку перехватывают другие силы, не народ, а люди, которые связаны с фондом Сороса. Та же группа «Маркс 21», им конференции Запад организовывал. Они не работали в интересах Сербии. И я ушел, как и многие другие».

Теша Тешанович - популярный в Белграде видеоблоггер, тот самый концентрированный представитель креативного класса. Но при этом, что не редкость для Сербии, патриот страны. Родина ему дороже лайков.

Теша Тешанович, главный редактор интернет-портала: «Организаторы протеста скрываются, там все анонимно, связь держат через фейсбук, где пишут какие-то подставные люди с пустыми аккаунтами. Но я уверен, что за всем этим глобальная политика».

Большая геополитика в действии: кто как не он объяснит замыслы кураторов митингующих. Воислав Шешель — один из самых известных в России сербских политиков — на днях вплотную столкнулся с протестующими. Но куда им удержать неистового воеводу, которого не смог сломить даже Гаагский трибунал. Отпущенный на родину после 11 лет заточения в застенках европравосудия, Шешель теперь заседает в парламенте и не устает разоблачать замыслы вечных идеологических противников.

Воислав Шешель, лидер сербской Радикальной партии: «Это протест задумывался Западом с большим амбициями, но пока не получается его развить. Не рассчитали силы, пока на улицу выходят бездельники, для которых слишком дорого в кафе посидеть, а тут бесплатное развлечение. Но это может измениться».

Вызывающий политический жест: в рабочем кабинете Шешеля на самом видном месте картина: освобождение Белграда советской армией. Теперь он снова ждет наших в городе, чтобы очистить Сербию.

Воислав Шешель, лидер сербской Радикальной партии: «Ранее на таких акциях мелькал Соломон Блэк — это специалист по цветным революциями мирового класса, сейчас у нас в посольстве работает. Такие как он присматривают за протестом, ведь Запад очень обеспокоен, что еще не полностью контролирует Сербию. Нужен такой вот надсмотрщик».

Шешель имеет в виду вот эту фотографию, на ней на одной из акций протеста и засветился кадровый дипломат из США. Снимок не новый, так выглядела начальная стадия активности народных масс. На прочность сербское общество начали проверять еще 2 года назад. В апреле 2015 на этой набережной собралась огромная толпа. Граждане протестовали против сноса трущоб. Которые находились вот здесь. На этом месте планируют построить элитную недвижимость. Эта невинная общественная акция дала политическим силам понять: в стране снова сформировалось ядро протеста, люди готовы выходить на улицы. Тогда же символом протеста стала она, желтая маленькая уточка. Ее до сих пор на акциях использует оппозиция. Визуальная эволюция образа протеста: если символом первой сербской революции был сжатый кулак, то теперь это забавная резиновая игрушка. Постмодернизм в действии. Утка - по-сербски «патка», еще одно значение этого слова на жаргоне обман, потому ее и выбрали символом протеста. За 2 года эта игрушка засветилась на акциях несогласных по всему миру: от Бразилии до России. Якобы спонтанный бунт, организованный как под копирку вплоть до сходства в мелочах — в Сербии такое давно никого не удивляет. Со стороны это кажется довольно бессмысленным занятием: толпа не обремененних работой или учебой людей прогуливается по центру города без определенной цели. Но все сложнее. Это просто первый этап акции: здесь важно показать - улицы Белграда наши, так штурмовые группы захватывают плацдармы перед наступающей армией. Что-то подобное мы видели в Гонконге — там это называлось революция зонтиков, но не получилось. Зато удалось на Украине и в Грузии, например. В сценарий для Сербии, судя по всему, просто поменяли топонимы.

Драгомир Аджелкович, политолог: «Это очень простая схема. От Фонда Сороса до Фридом хауса все в Сербии имеют своих активистов, которые так или иначе вовлечены в протест. Пока они накапливают силы, разъедают изнутри элиту и общество. Как только будет накоплена критическая масса, они перейдут к действиям».

В самой Сербии еще все помнят, как свергали Милошевича. Сначала бомбы и ракеты с НАТОвских штурмовиков. Потом первая в истории цветная революция. Милошевича убрали с помощью так называемой «мягкой силы» - специально организованных народны масс. Этот опыт отнюдь не забыт.

Желько Цвиянович, главный редактор интернет-портала: «Существует множество учебников написанные по итогами революции в Сербии, но главное: у нас действует организация Канвас. Это они теперь на подряде у администрации США и при их согласии устраивают перевороты по всему миру, это очень любопытная общественная организация».

Канвас и правда очень необычная организация. Если верить ее сайту, это международный неправительственный центр, разрабатывающий стратегии ненасильственного сопротивления власти. Но — и это сразу удивляет — в разделе контакты — пустота, ни адреса, не телефона. Весьма странно для демократически настроенных общественников. Мы не без труда отыскали офис Канваса на окраине Белграда. Да, именно в этом, больше похоже на сельпо здании и квартируют активисты. Завидев камеру, они не просто замерли в офисе, но даже зашторили окна. Как оказалось, типичное для сербских либералов поведение.

«Спасибо за проявленный интерес, но центр евроатлантических исследований из Белграда не дает комментариев для российских государственных СМИ. Елена Милич».

Это — ответ на наш запрос об интервью от одной из активных правозащитниц Сербии — Елены Милич. В прессе ее организацию называют среди самых активных западных получателей грантов со стороны Запада. По счастью, не все либералы оказались настолько закрыты от журналистов.

«Нас не нужно бояться, мы такие же как и вы».

Сразу понятно, мы попали по адресу. На первом этаже сербских цыган учат открытости и толерантности. На втором - офис Сони Бисерко. В Сербии она живой символ защиты угнетенных и обиженных.

Соня Бисерко, председатель хельсинкского комитета по правам человека в Сербии: «Людей вывела на улицы реакция на действия власти, граждане так защищают свои права, протестуют против несвободных выборов».

И хотя даже госпожа Бисерко признает, что юридически к итогам выборов предъявить претензии сложно, даже международные наблюдатели признали их результаты, протестовать нужно все равно. Так ведь и формируется гражданское общество, уверена наш собеседник. Протест ради протеста. Задача таких же как она: воспитывать активистов, да и все подрастающее поколение в правильном направлении.

Соня Бисерко, председатель хельсинкского комитета по правам человека в Сербии: «Важная задача неправительственных организаций заниматься просвещением, организовывать образовательные программы. К сожалению, нам пока не удалось повлиять на идентичность нации в Сербии. Скорректировать те ментальные ценности, по которым живет общество».

Но работа идет. На прощание госпожа Бисерко подарила нам любопытную книгу «Сербия. Ткань национальной идентичности». Это сборник статей, в одной из которых наша собеседница рассуждает о вступлении Черногории в НАТО.

«Острая реакция Москвы на приглашение Черногории в НАТО это рефлексия обновленных империалистических и реваншистских амбиций России».

Такие выпады в адрес России в книге чуть ли не на каждой страницы. И пусть тираж издания всего несколько сотен экземпляров, это не важно. Система работает так: сначала формируется экспертное мнение с помощью подобных брошюр, потом их содержание растолковывают активистам на семинарах и распространяют в дружественных медиа. Понемногу идея проникает в народ. На митингах сербских несогласных мы уже услышали несколько оскорблений в адрес России — немыслимое раньше в Белграде дело. И это новый курс, который пытаются навязать Сербии прямо сейчас.

Желько Цвиянович, главный редактор интернет-портала: «Их цель разорвать связь между нашими странами. Сербия недавно провозгласила курс на сотрудничество с Россией в военной сфере. К нам поставят МИГи, комплексы С-300, другие системы ПВО, как только о сотрудничестве было объявлено, так и начались все эти акции. Вучечу явно намекают: не нужно дружить с Россией, иначе...»

Иначе, будет как в Македонии, где протесты в марте собирали десятки тысяч или в Венгрии. Эти планы не тайна для многих в Сербии. Вот публикация в газете «Инфоромер» еще от 5 апреля. Самое начало протеста, а уже ясно, кто стоит за революционерами в масках:

«Они будут пытаться делегитимизировать избирательный процесс и поставить под сомнение избрание Александра Вучича. Вне зависимости от результатов выборов, будут организованы протесты, под лозунгом несправедливых выборов».

В публикации со ссылкой на доклад разведки утверждается: на организацию беспорядков выделено более 10 миллионов долларов. У тех, кто выходит и выводит людей на улице это, конечно, вызывает здоровые смех. Нам бы такие деньги.

Марко Йованович, основатель сербской общественной организации «Второй тур»: «То, что пишут про 10 миллионов, это огромная ложь. Если бы были такие деньги, протесты выглядели бы совсем иначе, поверьте мне. У нас таких средств нет, каждая организация в протест свои деньги вкладывает, вот и все финансирование».

Но откуда деньги у таких вот организаций — господин Йованович рассказать не захотел. Его старшие товарищи по либеральным взглядам: те, кто состоит в легальных партиях, имеют своих представителей в парламенте, говорят то же самое: люди вышли по зову сердца и совести и вовсе не доллара. А партии просто наблюдают за произошедшем. Возможно, только пока?

Джорджо Жуйович, член президиума Либерально-демократической партии Сербии: «Я лично знаю людей, которые участвуют в протестах. Это простые граждане, никаких отношений к Соросу или западным посольствам они не имеют. Вучич виноват в том, что начались уличные акции. Его политика вывела людей на улицы».

Власть пока старается не замечать протестующих, премьер Вучич лишь раз высказался по поводу уличных акций, обвинив нескольких людей в их организации. Владица Станкович, о котором говорил премьер, встречается с нами в старинном белградском кафе. Подтверждает: да, он участвовал в акциях, но только первые несколько дней. Потом ушел, увидев, кто управляет протестом. Сам же Станкович, как и многие, в начале апреля вышли на улицы по одной причине. Страна устала жить, лавируя между Западом и Россией.

Владица Станкович: «Ему пора прекращать сидеть на двух стульях и услышать народ. Народу нужна уверенность в руководстве. В его курсе. И этот курс Россия, ее нужно выбрать. Россия наша вторая родина, там живут наши братья — христиане. А путь в НАТО и ЕС — это для нас гибель, они просто уничтожат сербов как народ».

И это популярное сейчас в Сербии мнение. Для руководства страны пришло время определяться. Впрочем, понятно, что останавливает сербские власти. Как показывает опыт, разворот в сторону России почти немедленно вызывает «спонтанные» народные волнения.

ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

19 ноября

Как ловля русских шпионов стала национальной эстонской забавой

12 ноября

Латвия отметила национальный праздник в цветах Третьего Рейха

3 декабря

Праздник, которого Европа ждёт и боится.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ