Прощание со Славянском

23 апреля

Три года назад на востоке Украины началась гражданская война. Именно так - в апреле 2014 года. И это надо помнить. Потому что сначала был Майдан, а потом уже Донбасс. И этой войны, быть может, никогда бы и не было, если бы Киев не начал тот переворот. Если бы...

А ведь они несколько месяцев молчали и стояли в митингах. Пока плясал и бунтовал Майдан - они стояли. Когда в Киеве начались погромы - они стояли. Когда погнали президента - они стояли. Да, под ненавистными новой власти георгиевскими флагами. Но они были уверены, что их мнение кому-то важно. А они были против этого беспредела, но за это их назвали непокорными, сепаратистами и послали к ним войска.

И эта цепь событий очень важна, потому что сегодня слишком многим выгодно забыть причины этого конфликта. Выгодно забыть, что окончательный разгром власти в Киеве закончился в марте. С Донбассом начали разбираться только к концу весны. В апреле 2014 Киев объявит о начале Антитеррористической операции. Сюда пошлют подразделение украинской Альфы, дороги перекроют блокпосты, с Майдана потянутся боевики, сбитые в новые нацбтальоны. Страшные батальоны - ведь вкус крови им уже был известен, а хмель от победы добавлял гонору. Потом по востоку страны начнут бить из тяжелой артиллерии, с воздуха - авиацией. И всё - точка невозврата будет пройдена. Да, за эти три года слова «война на Донбассе» станут понятным, устоявшимся определением беды. Да, за эти три года случится многое. Будут обстрелы мирных станиц и городов, страшное первое военное лето четырнадцатого года - тысячи убитых мирных жителей, погибшие дети, сотни тысяч беженцев, убитые наши коллеги журналисты. Будут тяжелые бои за Донецкий аэропорт, за Дебальцево, Иловайский котел. Референдумы и новые имена, которые сами жители Донецкой и Луганской областей выберут себе в название. Всё это будет цена за то отобранное право быть услышанными.

Но всё это будет потом. Напомню еще раз - этот раскол начался именно в апреле. В апреле впервые будет обстрелян Славянск. В мае - ударят по Донецку. Наш специальный корреспондент Дмитрий КУЛЬКО три года назад был именно там - внутри этих событий, в Славянске, Донецке. Вместе с оператором Виктором Цховребовым она тоже - свидетели времени и поступков людей: как Донбасс принимал это трудное решение - встать на защиту своих домов и семей. Почему обычные мужики - учителя, шахтеры, водители троллейбусов - понимали, что пришел час брать в руки оружие? Как вообще в жизнь приходят эти страшные слова - гражданская война. Они сохранили кадры тех первых дней войны, воспоминания о первых ополченцах, о том Донбассе, который еще не знал, что жизнь никогда не будет прежней. Итак, история о Славянске, который первым принял удар...

Уникальные кадры – истории большого предательства народа, которая началась еще тогда, 3 года назад. Одним из первых на границу Донбасса прибыл командир Национальной Гвардии Украины Александр Радиевский, его подразделению поставили задачу – подавить восстание любыми способами. И уже на месте полковник совершил то, что подарило призрачную надежду всему юго-востоку Украины – войны может и не быть. Радиевский отрекся от новой власти и их преступных приказов, повязал на груди георгиевскую ленту – символ Победы над фашизмом, который новый Киев назовёт знаком сепаратизма. Он клянется жителям Славянска, что ни один волос не упадет с их головы и с властями майдана ему не по пути!

Александр Радиевский, командир воинской части центрального оперативно-территориального объединения НГУ: «Это какая-то бредовая идея, пусть они сами и застрелятся. Армия, внутренние войска в простой безоружный народ, в своих граждан никогда не будут применять оружие».

Надежда оказалась ложной. Война, самая жуткая… гражданская - началась. В какой момент произошёл перелом? Новая власть в Киеве своими действиями, по сути, напишет хрестоматию «Как начать геноцид собственного народа», и еще будет гордится этим.

Денис Пушилин, председатель народного совета ДНР, руководитель делегации ДНР в контактной группе: «Референдум состоится 11 мая».

Киев не оставил Донбассу выбора. Шахтеры, учителя, водители, врачи, ученые берут в руки оружие, чтобы защитить своих детей, жен, стариков. В Первую очередь надо было взять под контроль силовые ведомства.

Дмитрий Кулько, корреспондент: «За пару часов выросла внушительная баррикада...»

В контексте

19 февраля

Почему Киев покупает у "террористов" уголь. Втихаря

Мы были здесь с первых дней восстания. Этот городок со стотысячным населением ощетинился баррикадами и поначалу терялся в сводках протестов. Раскинутый на берегах солёных озёр, еще до украинской нищеты, советский курорт – Славянск, который местные зовут с любовью Славинском, впервые стал центром исторических событий. На горстку мирных граждан, большинство из которых до этого дня не держали в руках оружие, Порошенко бросил всю украинскую армию.

Дмитрий Кулько, корреспондент: «Первые украинские военнослужащие входят в Славянск».

Дмитрий Кулько, корреспондент: «К Славянску приближается колонна БТРов…»

Дмитрий Кулько, корреспондент: «С разных сторон в Краматорск пытается войти украинская бронетехника».

Местный житель: «Пришли с автоматами! Стоят женщины с детьми. О чем вы вообще говорите? Придите без танков».

Местный житель: «У нас всех семьи! Зачем ты пришел в мой дом с автоматом?»

В первые дни войны ошарашенные военные еще недоумевали на броне, с чего вдруг эти люди вдруг стали террористами? И иногда наотрез отказывались подчинятся преступным приказам Киева.

Местный житель: «Вот у неё в животе сепаратист донецкий».

Отдавали местным бойки от автоматов, а народ - подкармливал оборванную растерянную армию.

Местный житель: «Поцаны, чебуреки берите».

Военнослужащий ВСУ: «Загнали как стадо баранов и катают непонятно куда. Если бы знали, какая ситуация будет, там бы все покидали».

Десантники, заблокированные живым щитом, из 25-й Днепропетровской бригады, вовсе перешли на сторону народного ополчения - вместе с бронетехникой, а полковник Нацгвардии Радиевский продолжал убедительно клясться.

Александр Радиевский, командир воинской части центрального оперативно-территориального объединения НГУ: «Я никогда с ними в жизни не сидел, не сижу и не буду сидеть. Я офицер внутренних войск и на майдане я стоял по другую сторону». 

И тут, чтобы две стороны забыли родство, чтобы брат пошёл на брата, отец на сына - Киев сделает решающий шаг. Ветеранов майдана, откровенных нацистов, вооружили, накормили, заплатили и бросили стравливать тех, кто отказывался воевать друг с другом!

Очевидец: «Военные нападали на военных это была провокация».

Люди своими глазами видели, как украинские националисты в тылу расстреливали отряд СБУ. Кадры с погибшим будут крутить по всем украинским каналам как, якобы, доказательства агрессии «пророссийских сепаратистов» это и стало casus belli. В тот же день Киев официально объявил о начале АТО. Потом - удар по ополчению. Под звуки пасхальных колоколов к баррикадам самообороны подъедут джипы с боевиками «правого сектора». Не произнеся ни слова, расстреляют троих ополченцев, позже сам Дмитрий Ярош будет кичиться, как лично убивал донбассцев исподтишка.

Дмитрий Ярош: «Мы ничего не могли тогда открыто сказать, официально шел мирный процесс, переговоры в Женеве, я понимал, что пока страна живет мирной жизнью, кто-то молча без фанфар должен убивать врагов. Мы насчитали шесть тел убитых наемников, забрали у них оружие и патроны. Но бой не закончился, а наоборот, плотность огня возрастала».

Но благодаря вот этому человеку одурманенные безграничной яростью боевики тогда не смогли войти в город и начать резню.

Дмитрий Кулько, корреспондент: «Здравствуйте! Вы всё на передовой!»

С Юрием Проценко, ветераном Афгана, за эти три года мы не раз встречались в самых горячих точках Донбасса. Он оборонял Саур-Могилу, освобождал Дебальцево, сегодня сдерживает рубежи в авдеевской промзоне. Но до сих пор перед глазами первая атака в то воскресенье три года назад.

Юрий Проценко, заместитель командира батальона ВС ДНР: «Завезли сюда полностью внутренние войска со Львова, с западной Украины, были Иван-Франковские, Львовские это означало начало истребления».

Очень быстро бои с националистами стали ежедневными и с каждым днем они становились все более ожесточенными. Где служат эти каратели, было ясно и без нашивок. На груди наколоты руны СС и свастика. Даже в эти жестокие первые недели войны точка невозврата еще не была пройдена. Тогда еще иногда срабатывало негласное правило в ВСУ - первыми не стрелять.

Позывной «Немой», боец Батальона «Спарта»: «Т.е. начались потери с одной, с другой стороны. Личные какие-то - кровная месть. И пошло, поехало».

Но вот очередная колонна десантников из 95-й бригады уже не церемонится с мирными жителями.

Местный житель: «А чо вы обстреляли комбикорм, обстреляли вышку?»

Военнослужащий ВСУ: «Я не стрелял».

Местный житель: «Сколько трупов было!»

Молодой парень из Славянска всего лишь хочет знать, за что, десантники, дождавшись заката, молча расстреляли мирную толпу!

Военнослужащий ВСУ: «Как это стрелять в мирных людей?»

Похоронив соседей, парень примкнёт к ополчению и станет грозой карателей, всем известным как «Воха». Владимир Жога после гибели Арсена Павлова, легендарного Моторолы, сегодня командует батальоном «Спарта».

Владимир Жога (позывной «Воха»), командир батальона «Спарта»: «Обычные люди были, со двора. Что умел я на тот момент?»

Это видео снято в первый день «Вохи» на службе. На простреленном пикапе вместе с «Мотором» они ещё не раз будут лавировать в пекле. Тонкости войны ополчение познает на ходу. Опытных бойцов единицы, каждый урок даётся слишком большой ценой.

Владимир Жога (позывной «Воха»), командир батальона «Спарта»: «Когда мы приехали в Семёновку. Там уже авиация работала, танки. Приехали там. Раненые были, естественно да. Раненые, убитые. И тогда я уже осознал, что, наверное, на все сто процентов, что всё просто так не закончится».

Ополченец: «Они просто начали стрелять по всем, людей простых поубивали, просто проходящих мимо, едущих в машинах».

С начала мая ВСУ несколько раз предпримет попытки танкового прорыва, но после серьезных потерь сменит тактику. Оцепит Славянск колючей проволокой и артиллерий с горы Карачун начнет ровнять его с землёй. Макс Фадеев, автор громких документальных фильмов об этой войне, чтобы помочь родному городу, взял в руки не автомат, а камеру - пусть весь мир увидит правду!

Макс Фадеев, журналист, режиссер: «С избранием Порошенко, конфликт перешел в другую фазу, если «до» - пристрелочными, либо по окраинам одиночными, то первый раз обстреляли микрорайон с многоэтажной застройкой, а центр в день инаугурации».

Бомбёжки не прекращались ни днём ни ночью. Не было воды, света. Не работал даже морг, погибших хоронили в тот же день. Даже с ребенком на руках шансов вырваться из блокады практически не было. Украина стреляла на поражение без вопросов и без предупреждения.

Местный житель: «Мы просто отсюда уезжаем, мы как раз здесь живем».

Казалось, жителям Славянска помогают лишь высшие силы.

Зинаида Николаевна читала Библию в маленькой комнате своего дома, и только эти стены чудом уцелели после прямого попадания из гаубицы. И даже после такого, оставалась надежда, что вот-вот Украина одумается – и всё закончится!

Местный житель: «Вот тут заложим стену!»

Но ни мира, ни тем более дома не будет. Посёлка Семеновка, что на въезде в Славянск, буквально не стало. Киев, словно прощупывая международное терпение, наращивал калибры. Залп из системы «Град» - тишина, а если «Ураган»? – молчание. Дошли до запрещённого химического оружия – фосфорных бомб. Международное терпение все никак не кончалось.

Дмитрий Кулько, корреспондент: «Из лесопосадки между домов виднеется два боевых вертолета, рядом с ним вооруженный отряд людей».

Даже эти факты в ООН назвали недостоверными, и около трёхсот ополченцев были обречены. Против них в любой момент Киев мог перебросить хоть всю группировку украинских войск - 11000 военнослужащих и сотни единиц бронетехники. Как тут тягаться всего-то на нескольких боевых машинах той самой 25-й бригаде. Это была хитрая война. Бывший десантник – Вергель – научился всего несколькими точными выстрелами срывать атаку противника, например, так удалось обезопасить город, пока проходил референдум о федерализации Украины.

Позывной «Вергель», бывший военнослужащий 25-й десантно-штурмовой бригады ВСУ: «Работали по Карачуну – сзади них стояла другая бригада. Совсем другие люди. К ним вышло подкрепление. Они подумали, что это мы наступаем. И между собой войну завязали. У нас появилось возможность провести референдум, потому что они между собой воевали – им было не до нас».

Добровольцы пытались, наоборот, прорваться внутрь блокады, помочь на передовой. Вот в кадр нашей телекамеры попадает, ещё не известный тогда, Михаил Толстых, знаменитый Гиви, в свой первый день на войне.

Даниил Безсонов, начальник пресс-службы ВС ДНР: «Говорят, российское вторжение. Из 52 человек, человек максимум восемь – были добровольцы из России! Остальные были из Харькова, из Одессы, из Крыма!»

Даниил Безсонов ни смог смириться с победой майдана и властью террора. Из Киева он отправился на помощь жителям Славянска. За три года ни разу не усомнился, что он, как сотрудник МВД присягал народу, а значит может быть лишь одно верное решение в момент, когда страна раскололась на свой-чужой.

Даниил Безсонов, начальник пресс-службы ВС ДНР: «Самая главная проблема – это трусость! Люди повелись на эти скотские приказы правительства, которое пришло. Просто голову склонили, и пошли на убой. Пошли выполнять эти скотские приказы. Потому, что боялись, что их посадят на три года, премии лишат».

Местный житель: «Вы же говорите, что вы за народ, ленточку повесили. Так перейдите на нашу сторону, сдайте оружие».

Вспоминал ли полковник нацгвардии Радиевский эту пожилую женщину, которая прогоняла его из Славянска? Материнское сердце еще тогда всё чувствовало – через две недели её сын погибнет за рулём грузовика во время миномётного обстрела.

Местный житель: «Проклятые фашисты убили моего сына! Накажи их господи!»

Измученному гарнизону тех самых десантников, которые по сути остались верны присяге, когда не смогли стрелять в мирных граждан и встали на их защиту, как того и требует долг воина, хватило бы духа стоять ещё, но снаряды закончились. В ночь на 5 июля, сымитировав наступление, народное ополчение вынуждено покидает город. Полковник Радиевский который подарил жителям Донбаса призрачную надежду – тут же растоптал ее и показал истинное лицо новой Украины. Вместо георгиевской ленты теперь на его груди орден за взятие Славянска. Ещё через месяц полковник получит звание генерал-майора – посмертно – не выйдет из боёв под Лисичанском. Александр Радиевский станет национальным героем Украины, в его честь переименуют улицы в нескольких городах, и даже Пётр Порошенко опустится на колено перед его бюстом. Новая Украина поклоняется предательству. У этой армии больше нет настоящих героев. Стойкий Славянск в ста километрах от Донецка. Но до сих пор остается вечным примером доблести защитников Донбасса. Как «за Славянск» будут потом бороться за Донецк, Луганск, Дебальцево, Иловайск… Но Киев не будет считаться ни с чем и ни с кем.

ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

26 ноября

За что боролись, на то и напоролись…

3 декабря

Как в РПЦ ответили на письмо Патриарха-раскольника Филарета?


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ