Мясные войны

21 янв

И в продолжении продуктовой темы. Набирает обороты «мясная война» между Евросоюзом и Россией. Запад потребовал от нас огромных денежных компенсаций за то, что мы отказались покупать европейскую свинину и даже подал жалобу в ВТО.

Фермеры старого света потеряли огромный рынок сбыта и сейчас просто хотят вернуть себе почти полтора миллиарда евро.

Но дело в том, что в нашей стране уже успешно налажено производство собственной свинины, во многом благодаря тем самым европейским санкциям. К тому же наша страна следит за качеством продукции, а Европа с её вспышками африканской чумы этим похвастаться не может.

Семен Ерёмин о том почему наше мясо – «хорошо», а вот импортное - не всегда

Настоящий свиной санаторий - ферма под Берлином, местечко Брюк. «Дойче швайн», доживают последние деньки на открытом выгуле. Скоро их запрут под замок.

Бернд Шульц, фермер: «В тот момент, когда в Германии заметят хоть одного кабана с африканской чумой, рухнет все производство и это будет очень неприятно».

Лес теперь страшен не волками, а дикими сородичами, которые могут принести заразу из соседней Польши. Настоящий кошмар свиновода. Россия знакома с африканской чумой свиней девять лет. Уничтожение поголовья, карантин. И когда в 2014 чума полыхнула в Литве, Россельхознадзор закрыл наш рынок от европейской свинины. И Брюссель пошел в суд вместо того, чтобы как следует взяться за вирус.

Юлия Мелано, официальный представитель Россельхознадзора: «За эти два с половиной года на территории Евросоюза было зарегистрировано 8500 вспышек африканской чумы свиней, это колоссально».

У нас для сравнения, было всего 1200. Парадокс, но арбитраж при этом ЕС выиграл. В декабре санитарный запрет был снят. Однако второй барьер - контрсанкции - остаётся в силе. А импортозамещение, тем временем, произошло.

Юрий Ковалев, генеральный директор национального союза свиноводов: «Теперь практически на 93% мы сами себя обеспечиваем свининой, и у нас теперь нет зависимости от курса доллара, от того где какая эпизотия в мире случится».

В рост свиноводство уверенно пошло еще в 2005 и освободившийся от импорта спрос на миллион тонн мяса в год освоило без дефицита. В основном это промышленное производство. Частное сейчас - это риск, но даже на молочной ферме у рачительных хозяев десяток-другой свиней обязательно есть.

Ольга Ивлева, фермер: «Ну все выгодно! Мне так задают вопрос, конечно, выгодно! У нас сами знаете, отходы от молока - сыры мы готовим, творог, это все белок отходы - сыворотка, от масла еще! Все оно скармливается сюда».

Обычный день столичного рынка. Свинина ли, говядина, мелкая живность, птица - всего в достатке, и на любой выбор. Даже для самых притязательных и осторожных. Кто не знает - проверить качество, пусть и условно, но можно прямо у прилавка. Берем небольшой кусочек и спички, затем нюхаем. Если там есть какая-то химия и ее много, запах вы обязательно почувствуете, такой будто лекарственный. По своему опыту скажу - раньше такое попадалось, но в последний раз - достаточно давно.

Семен Еремин, корреспондент: «Это мясо у вас откуда?»

Продавец: «Домашнее мясо с Воронежской области».

Юрий Басин, фермер: «В принципе вся продукция животного происхождения у нас проходит через систему венконтроля «Меркурий» и поэтому мы спокойны и проделаем нашим клиентам самый лучший продукт». 

Ветеринарный сертификат для любой сельхозпродукции - как паспорт для человека. В пути от производителя до магазина переоформляется несколько раз: бюрократия, коррупция, мошенничества и другие прелести устаревшего бумажного документооборота. Цифровой контроль системы «Меркурий» эти авгиевы конюшни призван вычистить. Цель - прозрачная история того же мяса, например, от фермы до стола. В течение полугода система заработает на полную мощь. И если сейчас еще некоторые животноводы грешат антибиотиками, замечают в лаборатории Россельхознадзора, к лету им придется исправиться.

Семен Еремин, корреспондент: «А гормоны роста попадаются?»

Илья Батов, старший научный сотрудник отдела безопасности пищевой продукции ФГБУ ВГНКИ: «Вы знаете, за прошлый год единичные случаи».

Семен Еремин, корреспондент: «Это образцы отечественного производства?»

Илья Батов, старший научный сотрудник отдела безопасности пищевой продукции ФГБУ ВГНКИ: «Нет иностранного, у нас запрещено использовать стимуляторы роста».

Последний раз рактопамин нашли в бразильском мясе - тоже закрыли импорт. Бразильцы, к слову, тут же взялись за свои предприятия. А вот Европа снова пытает счастья в суде. И ладно бы ради поддержки своих свиноводов, ан нет.

Бернд Шульц, фермер: «Нас не особо затронули российские санкции, ведь мы всегда поставляли в очень многие страны. К примеру сейчас очень большой спрос немецкой свинины в Китае».

К тому же в арбитраж всемирной торговой организации выдвинуто странное требование наказать Россию по другим направлениям, повысив таможенные пошлины для нашего, например, металла. Тем самым, снова наказав свой же бизнес. И это уже история не про мясо.

Кристоф Хёрстль, политолог: «Европе уже давно надоели эти смешные игры, но за ее спиной стоит большой брат из Вашингтона и именно там будут приниматься дальнейшие решения».

Попытки контрабанды не самого качественного мяса из-за границы все еще есть. В порту Петербурга сейчас стоит груз запрещенных бразильских говяжьих субпродуктов. Но скоро электронные сертификаты введут для импортеров. И тогда тест огнем окончательно уйдет в то самое прошлое, туда, откуда росли пресловутые «ножки Буша».

 

ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

4 фев

Услышит ли Европа?

28 янв

Интриги не будет: в Суоми предпочли стабильность

18 фев

Шоу о российской угрозе продолжается!


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ