Соломон Перел — жертва Холокоста в нацистском мундире

29.06.2017, 18:30 Таблоид

Он был евреем, но умудрился вступить в «Гитлерюгенд». Допрашивал Якова Сталина и почти случайно встретился с Гитлером. Влюбился в русскую жертву нацистского режима и воевал за свободу Израиля. А потом, 40 лет пытался понять, кто же он на самом деле…

Фото, видео: Пятый канал

История жизни этого человека настолько невероятна, что по ней запросто можно снять фильм – фантастический. Он и сам иногда думает: все, что с ним произошло – вымысел. Слишком много на его долю выпало ужасного и прекрасного, а оттого – несовместимого: боли, слез, несправедливости и одновременно – удачи, добрых и порядочных людей и… Трудно поверить – любви. О ней он и вспоминает сейчас чаще всего.

Соломон Перел:
«Ее звали Чайка Яковлева. Красивая девушка! У меня до сих пор есть ее фотография. Нам нельзя было говорить. Вообще нельзя было связываться с русскими работниками… Но, когда были английские и американские бомбардировки, мы бежали в бункер и туда же прибегали работники и тогда я имел возможность с ней поговорить. Нельзя было руками друг друга трогать. Но глазами мы говорили: «Я тебя люблю». Мы ели друг друга глазами. Я не забуду такую любовь. Эта любовь. Такая запрещенная любовь».

Запрещенная любовь – это еще мягко сказано. Он – курсант нацистской военизированной школы в системе «Гитлерюгенда». Она – советская девушка, угнанная фашистами на рабские работы в Германию. Рекрут адской системы уничтожения и невинная жертва.

Узница концлагеря Чайка Яковлева (слева) и юный Соломон Перел (справа)
Фото: из личного архива Соломона Перела

В романе маленького арийца и несчастной девушки с редким именем Чайка, в принципе, не было ничего необычного – на войне и не такое случалось. За одним исключением: парень в щегольском мундирчике от модного дома «Хьюго Босс» никакого отношения к «расе господ» не имел. Мало того, по происхождению он был из тех, кото эта самая раса методично уничтожала.

Соломон Перел с братьями Исааком и Давидом, сестрой Бертой и их сверстники.
Германия, г. Пайне.
Фото: из личного архива Соломона Перела

Соломон Перел родился в Германии, в саксонском городке Пайне, в семье раввина. Сюда его семья перебралась из России, незадолго до Октябрьской Революции. Жизнь на новой родине складывалась неплохо: отец Азриэль открыл обувной магазин, в котором ему помогали жена Ребекка, сыновья Исаак и Давид и сестра Берта.

Соломон и Берта Перел
Германия, г. Пайне
Фото: из личного архива Соломона Перела

Маленький Соломон ходил в начальную школу. Но он не успел закончить даже трех классов. Пришедшие к власти нацисты выпустили «Нюрнбергские расовые законы» (Nürnberger Rassengesetze).

Схема, показывающая принадлежность к «германской крови» и запрещённые браки по «Закону о защите крови и чести», приложение к Nürnberger Rassengesetze
Фото: архив Пятого канала

Нацисты начали кампанию по очистке «фатерланда» от евреев – их выгоняли с работы, отбирали бизнес, детям запретили учиться вместе с немецкими. Осенью 1935-го магазин Азриэля Перела был разрушен штурмовиками НСДАП и семья была вынуждена бежать Польшу. Они осели в городе Лодзь. Но спокойная жизнь длилась недолго.

Польша, г. Лодзь
Фото: wikimedia.org

В 1939 году гитлеровцы напали на Польшу, Лодзь был оккупирован. Соломону повезло – он и его братья смогли избежать облавы. Родители и сестра не успели. Пешком мальчики добрались до границы с СССР. В белорусском городе Гродно Соломона приютили в детском доме. Оттуда он писал радостные письма – в Лодзь, в еврейское гетто.

Пионерский отряд детского дома №1 г. Гродно (Соломон Перел – третий справа от портрета Иосифа Сталина)
Фото: из личного архива Соломона Перела

Соломон Перел:
«Это был детдом №1 города Гродно. Сначала я был пионером, а потом стал комсомольцем. Условия там были очень хорошие! Я писал, что я здесь очень счастлив. Хорошая пища, много культуры, Красная Армия ежедневно приходили к нам, чтобы петь и танцевать. Ну и два года я так прожил в детдоме. Но один вопрос меня мучал: «Как там дома?» Ведь мои отец, мать и сестра были в гетто. Какова их судьба?»

Ответом были короткие записки от матери с одной непонятной для него тогда мольбой – «Как угодно, но ты должен выжить». Потом и они перестали приходить.

Ворота еврейского гетто в Лодзи
Фото: wikimedia.org

В 41-м война снова догнала Соломона – Гитлер напал на Советский Союз. Он снова бежал, но под Минском был схвачен гитлеровцами – вместе с тысячами советских солдат и мирных жителей. Всех – гражданских и военных – поставили в поле на проверку. Выявляли политработников, коммунистов, комсомольцев и евреев. Их расстреливали тут же, в соседнем лесу. Соломон Перел готовился к смерти.


Фото: архив Пятого Канала

Соломон Перел:
«Когда я узнал, что евреев не берут в плен, прежде всего я стал в конец очереди. Я носком ботинка вырыл ямку в песке и закопал все свои документы: комсомольский билет и все бумаги, подтверждающие мой еврейский род. Потом я услышал приказ «Ко мне! Руки вверх!» Ну вот, сейчас пришло мое время. Я поднял мои руки. И потом тот немец меня спросил: «Ты еврей?» Все мужчины в очереди должны были снять свои брюки, и немцы проверяли, кто из них обрезан. И таких потом вели в лес, на расстрел».

Через мгновение случилось то, что сам Соломон Перел называет не иначе как чудо. Первое из множества в его жизни. Соломону не пришлось проходить унизительную процедуру. Он сказал немецкому солдату, что зовут его Йозеф и он – не еврей, а фольксдойче – этнический немец, живущий за рубежом. И солдат неожиданно поверил ему. Вместо расстрела нацисты стали заботиться о юноше: накормили, переодели в военную форму, сделали «сыном полка». Узнав, что он говорит по-русски, приписали к штабу дивизии – переводчиком.

Солдат вермахта Соломон Перел (крайний справа, сидит на капоте)
Фото: из личного архива Соломона Перела

Теперь его звали Йозеф Перьель. Фамилию тоже пришлось изменить, чтобы она звучала на немецкий лад. Вскоре его ждало очередное потрясение: новоиспеченного солдата вермахта вызвали переводить первый допрос. Допрос Якова Джугашвили – сына Сталина, попавшего в плен к фашистам.


Яков Джугашвили в немецком пленв на допросе
Фото: wikimedia.org

Соломон Перел:
«Можете представить мои чувства? Ведь Сталин был моим богом, когда я был пионером и комсомольцем. Нас ведь в детском доме учили марксизму-ленинизму. Сталин – это была моя новая религия. Я верил в Сталина! А тут его сын! Яков был большим героем, потому что немцы требовали от него, чтобы он нарисовал, где его пушки стоят. И он это не сделал. Потом его забрали от нас в Берлин. Последние мои слова ему были: «Доброго пути». Я не мог ему сказать кто я и как люблю его отца. Я должен был быть как немцы. Я пробовал быть к нему более доброжелательным. Но лично я сказать ничему ему не мог».

Вскоре состоялась еще одна необычная встреча – летом 42-го в их дивизию пожаловал Гитлер. Сохранился снимок, который сделал сам Йозеф-Соломон. В том момент он был жутко напуган, потому что считал, что если Гитлер увидит его, то сразу распознает в нем еврея. Парадокс, но нынешнее поколение, когда слышит об этом, не понимает переживаний Соломона Перела.

Адольф Гитлер на Восточном фронте, лето 1942 года
Фото: из личного архива Соломона Перела

Соломон Перел:
«Гитлер вышел из самолета. Встретился с генералами нашей дивизии. поговорил с ними. У меня был фотоаппарат, и я сделал снимок. Издалека. Близко нас не подпускали. Этот снимок у меня дома. Знаете, я часто выступаю в школах. Однажды в Израиле рассказал эту историю. Потом встал один ученик. Он очень грозный был, серьезный и мне сказал: «Почему ты его не застрелил вместо того чтобы фотографировать?» Я понимаю его вопрос. Но я не хотел быть героем. Может быть я антигерой. Потому что я знал, если я его застрелю, то застрелят и меня. А мать сказала мне: «ты должен жить». В еврейской религии есть такая «святая смерть за Бога». Я думал иначе. Я думал, мне мою жизнь надо все-таки прожить».

А потом был фронт. И хотя Соломон и не участвовал в боях, он мог десятки раз погибнуть. Его дивизия побывала на самых страшных участках фронта – под Москвой и Ленинградом. Четырежды он пытался бежать от немцев. Один раз хотел перейти на советскую сторону через Ладожское озеро. Не удалось – Красная Армия начала наступление. Под Ленинградом же его впервые чуть не разоблачили. Чтобы никто не видел, что у него сделано обрезание, юноша всегда мылся в одиночестве. Офицер из его полка случайно застал Соломона голым. И опять – чудесное спасение.

Соломон Перел:
«Он на меня посмотрел и потом спросил: «Юпп, ты еврей?» Я это не отрицал, я начал плакать. Я думал, что он сейчас возьмет пистолет и застрелит меня. Я плакал, просил, чтобы он меня не убивал. Я был уверен, что он убьет. Но он подошел, обнял меня и сказал: «Юпп, поверь мне, есть другая Германия». Он мне сказал, что не все фашисты. Это для меня было очень важно слышать. Это мне дало надежду».

Вскоре Соломона-Йозефа с фронта отправили вглубь Германии, в город Брауншвейг. Он попал в военную школу системы «Гитлерюгенда» – нацистской молодежной организации.


Школа «Гитлерюгенда» в Брауншвейге, Германия
Фото: из личного архива Соломона Перела

Здесь угроза разоблачения стала еще сильней. Особенно во время уроков по расовой теории, когда юных фашистов учили определять, кто еврей, а кто истинный ариец.

Соломон Перел (Йозеф Перьель) и его класс в школе «Гитлерюгенда»
Германия, г. Брауншвейг, 1943 год
Фото: из личного архива Соломона Перела

Представителей арийской расы нацисты определяли по специальной таблице антропологических признаков. Для верности применяли краниометр – специальный прибор для снятия параметров черепа. На одном из уроков, с помощью этого приспособления измерили и голову Соломона

Занятия по расовой теории в школе «Гитлерюгенда» в Брауншвейге, Германия
Фото: архив Пятого канала

Соломон Перел:
«Я думал, что у меня уже началась паранойя. Мы в классе учили, как узнать еврея. Представьте себе, я сижу в классе и всех учат, как узнать еврея. Как меня узнать! Преподаватель один раз вызвал меня к доске и стал анализировать мой череп. Я невысокий, вид имел не арийский. Черные волосы. Я был уверен, что он сразу определит, что я еврей. Потом снимет мне брюки, увидит, что я обрезан. Меня возьмут в гестапо и мне будет конец. Он тщательно измерил мой череп и потом сказал: «Поглядите на Йозефа! Он типичный ариец из восточно-балтийской расы!»

Соломон Перел (третий справа) с друзьями по школе «Гитлерюгенда»
Фото: из личного архива Соломона Перела

Еще раз он оказался под угрозой разоблачения, когда мать немецкой девушки, с которой встречался, прямо спросила у него о национальности. Мальчик, неожиданно для себя, сразу сознался, что он – еврей. Реакция немецкой женщины была непредсказуемой.

Соломон Перел:
«Когда мама Лени, так звали мою девушку, узнала, что я еврей, она сказала, чтобы я ничего не говорил ее дочери. Ведь она была в Союзе немецких девушек, а это был женский аналог «Гитлерюгенда». Мать меня уберегла от своей же дочери! Я потом, после войны, спросил у Лени: «Как бы ты отреагировала на то, что я еврей?». Она мне ответила, что немедленно выдала бы меня в гестапо».

Лени, немецкая подруга Соломона Перела
Фото: из личного архива Соломона Перела

После разгрома нацистов Соломону больше не пришлось скрывать свое настоящее имя. Но в новой Германии жизнь не задалась из-за его странного статуса. Он считался одновременно и бывшим солдатом вермахта, и жертвой Холокоста. В 48-м Перел уехал в только что созданное государство Израиль. Сначала воевал за его независимость, потом строил мирную жизнь. И пытался разобраться с тем, что творится в его голове.

Соломон Перел с советскими офицерами
Германия, 1945 год
Фото: из личного архива Соломона Перела

Соломон Перел:
«В моей груди бегали две души. Моя душа настоящая – Шломо, и душа гитлеровская – Йозеф. До сегодняшнего дня я живу двойной жизнью. Потому что этот гитлерюнге, которым я был, он до сих пор живет во мне. И бывают моменты, когда он доминантен во мне».

Соломон Перел
Германия, 1946 год
Фото: из личного архива Соломона Перела

Самого себя Соломон Перел называет живой энциклопедией идеологий ХХ века. Он успел побывать набожным евреем и членом детской сионистской организации, советским пионером и комсомольцем, гитлеровским «наци» и, наконец, сторонником капиталистических ценностей. И во всё, по его словам, он искренне верил. 

Фото: Пятый канал

В начале 90-х Перел излил душу в автобиографической книге. По ней затем сняли художественный фильм «Европа, Европа». Сценарий был даже номинирован на «Оскар». С тех пор Соломона часто приглашают с лекциями в школы и вузы. Большинство выслушивает его невероятную историю с пониманием. Но встречаются и те, кто обвиняет в предательстве веры и своего народа.

Фото: Пятый канал

Соломон Перел:
«Мне когда-то здесь, в Израиле, сказали: «я на твоем месте себя бы сам убил, но как еврей не носил бы свастику». Я ответил: «Ты сидишь в таком удобном кресле и можешь быть героем. Если бы ты, как я в 16 лет, стоял перед немцами, с поднятыми руками, стоял перед смертью, а в голове ты слышишь слова матери «Ты должен жить». Ты бы как реагировал?» Когда говорят о Холокосте, две вещи мы знаем. Евреи были жертвы, а немцы – палачами. Я был – обоими. И мне нужно было 40 лет, чтобы понять кто я».

Адские жернова ХХ века перемололи всю жизнь этого человека. Его родители и сестра погибли в лодзинском гетто. Одна половина друзей прошла через нацистские концлагеря, вторая – отмаршировала под знаменами вермахта. Соломон Перел сегодня ничего не просит от судьбы, радуясь, что она просто даровала ему жизнь – пусть очень тяжелую и извилистую. Разве что в тайне надеется, что случится еще одно чудо и он снова встретит свою первую юношескую любовь – русскую девушку с необычным именем Чайка.

Игорь Максименко


Читайте также


Новости СМИ



Комментарии

Написать комментарий

Для того чтобы написать комментарий, вам нужно войти

Вход

Через социальные сети

Регистрация

Войти Восстановить пароль

Восстановить пароль

Войти Регистрация

Мы в вконтактефейсбуке



Новости канала

В феврале знаковому проекту Пятого канала «День Добрых Дел» исполняется три года. Уже 158 недель журналисты программы рассказывают истории детей, остро нуждающихся в лечении.

5-tv.ru

Цифры дня

Высокую долю показали успешные проекты Пятого канала 13 февраля. Праймовый выпуск новостей «Известия» и показ телесериала «След» прошли с долей 8,3% по Москве в аудитории «Все 25-59».

Для рекламодателей

Реклама