«Долина смерти»

09.03.2010, 6:15 Культурный слой

Вторая ударная - это армия предателя генерала Власова - вот то, что давно известно всем и каждому. Так официальная история определила самоотверженных людей, большинство из которых погибло для того, чтобы освободить блокадный Ленинград.

Лев Лурье: Мы в Новгородской области, перед нами лес и болото, в которых летом 1942 года погибла Вторая ударная армия. Здесь работает поисковый отряд из Тюмени. Поисковики находят предметы, относящиеся к тому периоду. Они занимаются не только захоронением убитых, но и историей. Необходимость в археологии возникает тогда, когда не хватает письменных источников. Казалось бы, материалы 1942 года должны быть документированы, все части имели свои канцелярии, все должно отложиться в архивах - донесения командармов, комдивов, начальников фронта. Но история Второй ударной армии – это история абсолютной лжи. Из бумаг и официальных документов невозможно понять, что произошло здесь с армией, которой сначала командовал генерал Клыков, а потом Власов. Мы попробуем восстановить ход событий.

К концу 1941 года советские войска уже дважды пытались прорвать блокаду Ленинграда, которую противник установил в сентябре. Казалось, что новая, третья по счету, должна быть успешной, открыв новый год – год победоносных наступлений Красной армии на всех фронтах.

Лев Лурье: Этот небольшой город Малая Вишера находится в Новгородской области. В декабре 1941 года в ходе Тихвинской операции войска 7-й армии, которые возглавлял генерал Мерецков, сумели освободить город от фашистов. Мерецков тут же получает вместо армии целый фронт, который называется Волховским, его штаб находится здесь, в Малой Вишере. Перед фронтом поставлена амбициозная задача – освободить блокированный Ленинград ударом с востока. Мерецков - генерал исключительный для советской армии того времени. Он уже побеждал немцев, а до этого сражался в Испании и Финляндии.

Андрей Крюковских, доктор исторических наук: На Мерецкова пытались свалить многие ошибки. Его обвинили в том, что он не предупредил о том, что немцы нападут. 23 июня Мерецков был арестован, потом его отпустили.

5 января Ставка Верховного главнокомандования, несмотря на возражения Г.К. Жукова и Н.А. Вознесенского, принимает решение о наступлении на всей линии советско-германского фронта, а 7 января войска Волховского фронта, основные силы которого составляли 2-я ударная и 52-я армии, не закончив сосредоточения, перешли в наступление. Навстречу им двигалась 54-я армия Ленинградского фронта.

Юрий Колосов, президент ассоциации историков блокады и битвы за Ленинград: Была подготовлена армия прорыва. Но события развивались таким образом, что Мерецков поспешил, и полной готовности не было.

Лев Лурье: 24 января Вторая ударная армия оседлала дорогу Ленинград – Москва. Через несколько дней армия перерезала железную дорогу Кириши – Новгород. Теперь между Второй ударной и осажденным Ленинградом оставались только снежные поля и непроходимые леса. Там не было никаких укреплений. Дорога жизни еще не функционировала. При таких темпах наступления Второй ударной нужно было две недели.

Андрей Крюковских, доктор исторических наук: Предполагали, что немцы были на грани катастрофы, стоит еще один раз ударить, и немецкий фронт рухнет. Вернер Хаупт пишет, что бои, которые разыгрались в ходе этих операций в марте и апреле 1942 года, могли поставить немецкую армию в тупик. Видимо, у нас сил не хватило.

К концу января наступательный порыв Красной армии стал ослабевать. Причиной тому были возросшая численность и качество войск противника, перебросившего на данный участок свои резервы; проявились также и ошибки в организации наступления советских войск – несогласованность в действиях Ленинградского и Волховского фронтов, неудовлетворительное снабжение, что в целом приводило к истощению наступавших армий.

Лев Лурье: 26 февраля 1942 года Ставка, по существу, вынуждена отказаться от деблокады Ленинграда и разгрома группы армий «Север». Операция меняет свое название, она теперь называется «Любанская», в честь вот этой станции Любань, которая находится в 100 километрах от Ленинграда. 54-я армия с севера и Вторая ударная армия с юга должны были соединиться здесь и сомкнуть клещи над чудовско-киришской группировкой немцев. Это примерно две стрелковые дивизии. Важная, но, в общем, тактическая фронтовая задача.

Валентин Ковальчук, доктор исторических наук: Когда началась эта операция, Вторая ударная надеялась снять блокаду полностью. Отсюда к Любани шли ленинградцы, а с другой стороны направлялась 54-ая армия, до соединения оставалось тридцать километров.

Геннадий Бабаев, руководитель поисковых работ Новгородского района: Когда они прорвались, здесь было столько немецких войск. Они вклинились в эти немецкие войска и в болотах засели. Надо было все копать, вытаскивать, армии было не развернуться в этих болотах. Что такое болото для танка и для машины? Оно замерзает: сверху в 10 см, а дальше болото. Машина идет, а танком ее вытаскивают.

Лев Лурье: 7 февраля 1942 года в тридцатиградусный мороз Волховский фронт начал форсирование реки. По всему левому берегу были пригорки, которые немцы превратили в долговременные оборонительные пункты, по существу, в маленькие крепости. Два дня днем и ночью шеренги красноармейцев пытаются преодолеть лед Волхова. Два дня немецкие пулеметчики усеивают трупами пространство перед собой, так что некоторые из них сошли с ума, такое количество людей нормальный человек убить не может. Два дня бессмысленного штурма, два дня огромных потерь.

К концу февраля 54-я армия, достигнув Погостья, остановила свое продвижение. Вторая ударная армия продолжала наступать в одиночку, с оголенными флангами, не имея собственного тыла. В середине марта немцы ударами с севера и юга окружили части Второй ударной, связь между ней и основными силами осуществлялась теперь только воздушным путем.

По мнению верховного главнокомандующего, причиной всех неудач была несогласованность действий двух фронтов. 23 апреля Волховский и Ленинградский фронты были объединены в один – Ленинградский, в составе двух групп – волховской, которой командовал М.С. Хозин и ленинградской, под командованием Л.А. Говорова.

Валентин Ковальчук, доктор исторических наук: Хозин прибыл в Ставку и сказал, что все неудачи оттого, что мы действуем разрозненно. Надо было объединить Волховский фронт с Ленинградским. В общем, Васильевский возражал категорически, а Сталин согласился и объединили.

Кроме того, в апреле тяжело заболевший командующий Второй ударной генерал Н.К. Клыков был заменен на этом посту генералом А.А. Власовым.

Юрий Колосов, президент ассоциации историков блокады и битвы за Ленинград: Мерецков ему четко сказал: «Вы прибыли в качестве моего заместителя, ситуация на фронте очень сложная. Я не имею права вам приказывать, я прошу вас». Он, конечно, не сумел сориентироваться быстро в ситуации. Вместо того, чтобы сразу направить всю армию на то, чтобы обратную уйти, в прорыв, он потерял время на этом, а немцы сжали окончательно.

Геннадий Бабаев, руководитель поисковых работ Новгородского района: Он же был друг Сталина. Почему бы не Мерецков? Он его запихнул, это лично мое мнение. Он решил: а почему бы мне перед Сталиным не прогнуться?

Лев Лурье: Территория, на которой располагалась Вторая ударная армия, представляла собой колоссальное болото, разделенное на куски. Зимой эти болота замерзли. Расчет был на то, что немцы не смогут организовать линию обороны, а советские лыжники, мобильные отряды могут обходить эти немецкие узлы обороны. Когда Андрей Власов принял Вторую ударную армию (это было уже в конце апреля), преимущество превратилось в необычайный недостаток: реки разлились, болота освободились от снега. Советские войска были еще в зимнем обмундировании, в валенках. Они оказались на этих островах посреди болот, и снабжать их было совершенно невозможно. Эти лежневки, то есть дороги из поваленных сучьев, шли только в одном направлении. Большая часть войск оказалась вне какой-либо связи с центром. Продовольствие им сбрасывали с самолетов, а за артиллерийскими снарядами они вынуждены были идти сюда, к Мясному Бору, за тридцать километров посылать людей, чтобы они несли снаряды с собой. Защищаться в этих условиях, а тем более атаковать, было практически невозможно.

Татьяна Самохвалова, в 1942 году медсестра на Волховском фронте: Там было страшно оборону держать: морозы, весной вода, мох, болото. Зимой все замерзало так, что негде было пригреться.

Валентин Ковальчук, доктор исторических наук: Положение Второй ударной было страшное, там не было совершенно продовольствия, лошадей употребили в пищу. Крыши деревенских домов использовались для кормежки.

Юрий Лебедев, председатель центра «Примирение»: На снимках немецкого фотографа Георга Георг Георг Гундлах, в 1942 году военный фотокорреспондент на Волховском фронте: а мы видим жуткие условия, в которых оказались наши солдаты. Был массовый голод.

Несмотря на то, что трагедия Второй ударной изучена довольно подробно, в этой истории есть еще много загадок. Например, повсеместно отмечается, что окруженные войска практически не располагали боеприпасами. Данные же археологических раскопок говорят об обратном.

Есть основания говорить и о том, что панические настроения охватили не все подразделения Второй ударной армии, отдельные службы и подразделения армии сохраняли свою работоспособность вплоть до трагической развязки этих событий.

Лев Лурье: Коридор между Второй ударной армией и Волховским фронтом не был широким, всего километров десять. Советское командование понимало, что это критический пункт. Поэтому оно стремилось расширить этот коридор, который связывал Вторую ударную с тылом. Это место называется Спасская Полисть. Здесь 59-ая армия атаковала в сторону Чудова, чтобы расширить коридор. Но многомесячные атаки, стоившие жизни десяткам тысяч бойцов и командиров, так и не дали желаемых результатов.

Андрей Крюковских, доктор исторических наук: Виновато, конечно, верховное командование, которое сплошь и рядом гонит войска в атаку, не обеспечив эти силы ни огневой поддержкой, ни надежным прикрытием с воздуха.

В этих тяжелейших условиях жизни тысяч советских воинов еще можно было спасти, были необходимы грамотные и решительные действия как со стороны верховного командования, так и командующего армией, генерала Власова. Но последний, почувствовав, что события развиваются в нежелательном направлении, практически бездействовал. Драгоценное время исчезало.

Валентин Ковальчук, доктор исторических наук: В мае было приказано вывести Вторую ударную армию из кольца. Мерецков пишет, что Власов не справился с этой задачей, а Сталин, значит, решил, что надо снова восстановить Ленинградский фронт. Командующим должен был стать Говоров, а Волховский фронт возглавил Мерецков.

Андрей Крюковских, доктор исторических наук: 28 июня Германское командование торжественно объявило о ликвидации окруженной группировки, но на самом деле бои продолжались вплоть до 10 июля. Только в этот день последние очаги сопротивления были подавлены. Многие бойцы все-таки вышли из окружения, разбрелись по болотам и лесам, перешли к партизанам или сумели преодолеть линию фронта и воссоединиться с регулярными войсками нашей армии.

Выйти из окружения – вот главная цель, стоявшая на тот момент перед каждым, кто находился в смертельном мешке. Для тысяч воинов, одолеваемых дистрофией и цингой, ставших похожих на жителей Ленинграда, спасать которых они были брошены вначале, «долина смерти» уже открывала свои объятия.

Лев Лурье: Это Мясной Бор, одно из самых больших в мире воинских захоронений. Здесь похоронено примерно 75 тысяч бойцов и командиров Красной армии. Многие из них, если не большинство, здесь погибли, потому что именно здесь проходил коридор смерти, узкая полоска земли, которая связывала Вторую ударную армию с тылом Волховского фронта. Этот коридор немцы перерезали несколько раз, начиная с марта, а в июне он то смыкался, то размыкался. В тот момент, когда армия ринулась в этот коридор, чтобы не попасть в плен и соединиться со своими, коридор уже простреливался насквозь из стрелкового оружия. Это было одно из самых страшных мест на земле.

Третья попытка деблокады Ленинграда оказалась неудачной и самой трагичной. Не только не была достигнута основная цель, но и уничтожены значительные ресурсы, столь важные в тот момент. Из-за очевидных просчетов командования, невозможности и неумения противостоять линии «верховного», неудачи преследовали советские войска и на других направлениях в начале 1942 года.

Андрей Крюковских, доктор исторических наук: Наши основные наступательные силы были сосредоточены на западном, южном участке советско-германского фронта. Те силы, которые выделили Ленинградскому и Волховскому фронту, они были очень ограниченными. Конечно, надеяться на прорыв блокады тогда, в 1942 году, было практически невозможно. Здесь нужно было как-то действовать по-другому.

Геннадий Бабаев, руководитель поисковых работ Новгородского района: По моему мнению, здесь замешана политика. Просто армия была брошена на съедение немцев, чтобы отвлечь их военные силы.

По официальным данным, в ходе Любанской операции 1942 года советские войска потеряли более 300 тысяч человек, из которых безвозвратные - 95 тысяч. Это пропавшие без вести, пленные, убитые, умершие от ран и болезней. Многие из них до сих пор не захоронены в родной земле с воинскими почестями, которые они заслужили как защитники Отечества, сложившие головы из-за чужих ошибок. Однако сегодня их потомки, поисковики, с каждым годом обнаруживают все новые и новые имена, новые судьбы, новые загадки той катастрофы.

Геннадий Бабаев, руководитель поисковых работ Новгородского района: Правда о Мясном Бору, правда Волховского фронта, правда Второй ударной – я не знаю, насколько это реально, и насколько это возможно. Правда одна: здесь погибли люди, они лежат без вести пропавшие, они до сих пор лежат в этой земле.

Лев Лурье: После того, как сомкнулось кольцо окружения вокруг Второй ударной армии, дивизионный комиссар Зуев, который был политруком Второй ударной, покончил жизнь самоубийством. Говорят, что перед смертью он сказал: «Кто за это ответит?». Ответил генерал Власов, сдавшись в плен и потом возглавив русскую освободительную армию. Он позволил скинуть гору с плеч генералу Хозину, генералу Мерецкову, генералу Клыкову, да и Верховному Главнокомандующему, то есть тем, кто гнал русских солдат, как баранов в кольцо окружения. Кто издавал бессмысленные приказы, кто не давал выйти из уже намечающегося окружения с помощью заградительных отрядов? Теперь они могли сказать: «Это Власов! Виноват Власов. Это он завел солдат в ловушку». История Второй ударной на этом заканчивалась. Только сейчас с помощью археологии мы начинаем узнавать настоящую правду о бойцах и командирах Второй ударной, погибших для того, чтобы освободить Ленинград.


Комментарии

Комментирование закрыто