«Хочинский и Шуранова»

11.04.2008, 23:45 Культурный слой

Они были легендарной актерской парой, гордостью ленинградского ТЮЗа и всесоюзными любимцами. Александр Хочинский - звезда фильма "Бумбараш", известный театральный актер - был еще и бардом. В стране едва ли найдется человек, который никогда не слышал его песню "...Журавль по небу летит, корабль по морю идет..." Антонина Шуранова, блистательно игравшая на сцене, была яркой киноактрисой. Роль княжны Марьи в фильме Бондарчука "Война и мир" в одночасье сделала ее знаменитой.

Лев Лурье: 1962 год – один из самых удачных в истории советской культуры. Здесь, в Ленинграде, на Пионерской площади возводят здание нового театра – Театр юного зрителя. Архитектором его стал Жук. В этот светлый театр приходит совершенно новый коллектив ТЮЗа во главе с режиссером Зиновием Яковлевичем Корогодским. В течение двадцати пяти лет здесь блистали две звезды – муж и жена – Антонина Шуранова и Александр Хочинский. Об этих замечательных актерах мы сегодня и будем говорить.

Виктор Федоров, заслуженный артист России: Сказать, что это была звездная пара в театре, значит, ничего не сказать. Это были люди, которые определяли лицо театра. Это были люди, которые своим поведением, своей игрой, своими поступками, поднимали этот театр на недосягаемую высоту.

В 1965 году на экраны выходит прогремевший на весь мир советский блокбастер «Война и мир». Княжну Марью сыграла никому тогда не известная студентка театрального института Антонина Шуранова. Успех ошеломляющий. В театре она несомненная звезда. В то же время Александр Хочинский – актер без определенного амплуа, симпатичный интеллигентный парень. Не более того.

Николай Иванов, народный артист России: Если мы были мальчишки с улицы, то он вырос в актерской семье, в доме, в котором бывало много интересных людей. Он получил замечательное воспитание, его вырастили интеллигентом. Поэтому он привлекал к себе всеобщее внимание.

В середине шестидесятых невероятно моден поющий актер. Георгий Товстоногов выпускает со своими студентами мгновенно ставшую знаменитой «Зримую песню». Популярность театра на Таганке в значительной степени связана с песнями Владимира Высоцкого. Это фон, на котором в ТЮЗе создается дуэт двух артистов – Александра Хочинского и Виктора Федорова.

Александр Городницкий, автор-исполнитель: Хочинский был удивительным человеком, по облику он был шансонье. Ему удивительно шла гитара. Он был изящный, худой, стремительный, нервный.

Лев Лурье: Владимир Высоцкий поет свои песни, от своего имени. Актер, который поет не свое, при этом играет и поет, был странен по тем временам. У нас нет ни Ива Монтана, ни Азнавура. Вся эта французская школа прошла мимо нас. Поэтому Хочинскому было очень трудно найти себя в реалиях тогдашнего русского театра

Лев Додин, режиссер: Поражала его мужественность, полуеврейская, полунегритянская - эта странная красота. Мужская красота соединилась с удивительной нежностью, добротой, мягкостью. Слава к нему пришла не сразу. Понадобились годы, чтобы его мужественность стала художественной. Бывает, что артисту нужен возраст.

Настоящая известность приходит к Хочинскому относительно поздно – только в 1971 году, когда на экраны выходит фильм «Бумбараш». Хочинский сыграл небольшую роль, но в одночасье стал знаменитым, исполнив песню Юлия Кима «Журавлик»

Николай Иванов, народный артист России: Корогодский долго не мог найти для Хочинского его нишу. Но эта ниша образовалась сама собой, и Хочинский сыграл очень много важных ролей, в том числе Бориса Годунова, Гамлета.

Постепенно Хочинский становится одним из ведущих актеров ТЮЗа. Пробует он себя и как режиссер. В 1977 году вместе с Антониной Шурановой он ставит «Кошку, которая гуляла сама по себе» по Киплингу. Сами же играют в главных ролях. Один – Дикого мужчину. Другая – Дикую женщину.

Елена Лебедева, актриса, сестра Александра Хочинского: Антонина и Саша – совершенные противоположности. Не знаю, как они жили вместе. Для нас это всегда была загадка. Саша мог пойти гулять с собачкой и исчезнуть. Он утром вышел с собачкой и пришел поздно вечером, а Тоня сходила с ума целый день… Она порой звонила маме моей и говорила: «Я не знаю, что делать». Она была человеком семейным, домовитым, а он вообще был цыганом. Ему хорошо было в дороге.

Марина Ланда, музыкант: Саша был шампанское, он был искрометен, заразителен, он был мальчишкой. Тоня, Антонина Николаевна была правильной, у нее все было расписано.

Жизни этих людей удивительным образом совпадают с жизнями экранными и сценическими. Шуранова – любящая, сдержанная и волевая, как ее Надежда фон Мекк в «Чайковском» или генеральша Войницева в «Неоконченной пьесе». Хочинский же веселый, безудержный, рисковый – таковы большинство его киногероев, начиная с Левки Демченко и кончая Червонцем в фильме «По данным уголовного розыска».

Лев Лурье: Садовая, 83. Здесь Шуранова и Хочинский жили с начала восьмидесятых. ТЮЗ выделил им отдельную квартиру. Район специальный – Коломна. Центр Коломны – площадь Тургенева, который по традиции петербуржцы называют Покровкой. Еще Гоголь писал про Коломну: «здесь все тишина и отставка». Это бедный, но очень ленинградский район. Привычные пьяницы, люди, которые ходили вместе в одну школу, живут бок о бок всю жизнь. Огромное количество коммунальных квартир. Мир критического реализма, мир, который как нельзя лучше подходил для таких ленинградских артистов, как Шуранова и Хочинский.

Николай Иванов, народный артист России: Я живу там же, недалеко от Покровки, поэтому мы часто с ними пересекались. Я нередко видел Сашу стоящим в кругу каких-то совершенно невероятных людей, которым он рассказывал про кино, про искусство. Он совершенно спокойно проводил время среди почти бомжей.

Лев Лурье: В 1986 году в жизни ТЮЗа произошла трагедия – по обвинению в гомосексуализме из театра выгоняют Зиновия Корогодского, выгоняют с волчьим билетом, без права заниматься любимой профессией. Театр осиротел, он начал разваливаться. Шуранова и Хочинский еще полтора года здесь работали, а потом вынуждены были уйти. Причем уйти в никуда. В Ленинграде не было ни одного театра, который согласился бы дать им хоть какую-то работу.

Елена Лебедева, актриса, сестра Александра Хочинского: Когда Хочинский пришел в театр, ему на вахте сказали: «Сашенька, тебя не велено пускать».

Леонид Сергеев, актер: Были назначены коммунистические комиссары, которые следили за порядком в ТЮЗе. Санька не мог с этим сосуществовать, потому что он всегда говорил: «Политика и творчество – вещи несовместимые».

Конец восьмидесятых – начало девяностых для репертуарного театра – кризисное время. Даже самые знаменитые коллективы в упадке. Возникающие то тут то там антрепризные труппки рассыпаются на глазах, профессия актера не кормит. Время сериалов еще не началось.

Елена Лебедева, актриса, сестра Александра Хочинского: Жили они тяжело, друзья их поддерживали, конечно. Уже дошло до того, что Тоня стала лепить из воска какие-то розочки, чтобы наклеить в какой-то кооператив. Когда Хочинский это увидел, он был в ярости. Он сказал: «Ты народная артистка! Ты, что с ума сошла?». Она спросила: «Как жить? Как жить?». Потом Саша стал делать программы, все это было очень неровно.

Виктор Федоров, заслуженный артист России: Саша носился с идеей создания своего театра, он хотел создать театр «Глобус», как Шекспир. Ничего у него не получалось, потому что время было жуткое – эти страшные девяностые. Когда на улицах убивали, когда детей в театр не пускали родители, театры были пустые. Многие ушли из профессии. Саша был ей предан. Он пытался всеми силами что-то такое вернуть, что-то делать. Какие-то концерты были, какие-то телевизионные спектакли. Естественно, гитара оставалась. Он готов был петь любому телеграфному столбу.

Лев Лурье: Можно сказать, что последнее десятилетие своей жизни Хочинский был бродячим артистом. Только он бродил не по городам и по весям, а по этому кварталу, окружающему Покровку - это площадь Тургенева. Он гулял здесь с собакой, он всегда брал гитару, он пел то в этом баре, то в том. Его угощали. Его обожали. Он был настоящим героем этой местности. Когда отмечался его пятидесятилетний юбилей, он был без работы, жители Покровки устроили роскошный банкет, пригласили его и Шуранову. Хочинский был по-настоящему народным артистом. Между ним и его зрителем и слушателем не было никакой дистанции.

Николай Иванов, народный артист России: Эти простые люди готовы были поделиться последними копейками, чтобы поддержать Сашу и Тоню. Их очень любили, и было за что, самое главное.

Лев Лурье: Александр Хочинский окончил театральный институт и по специальности он был актер театра. В советском театре играли по одной системе – системе Станиславского. То есть учились и умели перевоплощаться. И Хочинский умел это делать, он был профессиональный актер. Но это был человек внутри совершенно другой эстетики. Это был человек другой школы. Это человек просцениума. Человек, который говорит и поет от своего имени. Этой эстетики в городе было мало, она жила только в театре Зиновия Корогодского. Когда этот театр закрылся, для Хочинского не стало места.

Леонид Сергеев, актер: Уход из ТЮЗа сказался на его здоровье. Он не знал, чем заняться и куда себя приспособить. Для него было ударом остаться без театра, без творческого коллектива, без публики. Он даже стал принимать участие в вечерах бардовской песни в клубе «Восток».

19 октября 1990 года в Ленинграде при ДК Первой пятилетки появляется новый театральный коллектив - Театр Поколений. Это последнее детище учителя Хочинского и Шурановой Зиновия Корогодского, возникновению которого оба актера немало способствовали. Уже в следующем году Корогодский набирает студентов. Преподавать на курс приглашает Шуранову и Хочинского.

Марина Ланда, музыкант: Когда развернулся Театр Поколений, когда были набраны студенты, первыми, кто откликнулся, были Тоня и Саша. К кому Зиновий Яковлевич мог обратиться? Конечно, к ним, к любимым, к надежным ученикам, которые знают его систему лучше, чем кто либо.

Роман Жилкин, актер: Что такое Хочинский и Шуранова, конечно же, я узнал в детстве. Потому что ТЮЗ – это был театр нашего детства, не говоря уже о кино. Поэтому когда пришлось встретиться с этими людьми в нашей студенческой аудитории, когда они уже стали нашими педагогами, было ощущение, что боги спустились на землю. Они просто покоряли своими знаниями, своей мудростью, влюбляли в себя.

В 1995 году Антонину Шуранову приглашают в Театр Сатиры на Васильевском острове. Режиссер Ахмат Байрамкулов собирается ставить «Вассу Железнову» Горького. Другой Вассы, кроме Шурановой, режиссер не видит.

Ахмат Байрамкулов – режиссер школы ТЮЗа, школы Корогодского. Когда он решается на постановку нового спектакля по пьесе Ибсена «Призраки», то приглашает и Александра Хочинского – на сложнейшую роль пастора Мандерса.

Ахмат Байрамкулов, режиссер: Я перепробовал очень много артистов на эту роль и понял, что этот тяжеловесный текст Ибсена, эти огромные монологи может одолеть, опоэтизировать только Александр Юрьевич.

Леонид Сергеев, актер: Саню пригласили в Театр Сатиры на Васильевском на роль пастора Мандерса. Он до такой степени выкладывался, что все стали говорить, будто эта роль должна стать театральным событием Санкт-Петербурга.

Ахмат Байрамкулов, режиссер: Он играл потрясающе. Это был последний выход Александра Юрьевича на сцену. Мы даже похоронили его в костюме Пастора.

Заслуженный артист России Александр Хочинский умер 11 апреля 1998 года в возрасте 54 лет. Его жена, народная артистка России Антонина Шуранова, пережила мужа на пять лет, продолжая играть на сцене театра на Васильевском.

Роман Жилкин, актер: «Васса Железнова» игралась на девятые день после смерти Александра Юрьевича. Конечно же, все наши собрались, все хотели поддержать Антонину Николаевну – все пришли на этот спектакль. Самое сильное театральное впечатление в моей жизни – то, как она играла этот спектакль. Она была удивительная женщина. Она была строга, благорасположена. В ней сочетались сила и добро.

Ахмат Байрамкулов, режиссер: У нас была идея отменить спектакль, не играть в этот день Вассу Железнову. Она настояла, чтобы мы сыграли. Это был поступок. Она была человеком поступков.

Лев Лурье: Лев Толстой говорил, что в нашей жизни действует «роевое начало». Распад ТЮЗа, распад коллектива, созданного Зиновием Корогодским, вызвал крушение огромного количества актерских судеб.


Комментарии

Комментирование закрыто