«Глянец, как образ жизни»

06.12.2007, 14:45 Открытая студия

«Ещё чуть-чуть и прямо в рай – жизнь удалась!» Что означает жизнь по глянцу? Замуж – так за олигарха, работа – так в шоу-бизнесе, платье – так от Армани…. Как быть, если жизнь не соответствует этим формулам?

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга. Давайте мы сегодня поговорим о глянце в нашей жизни, о заманчивом образе жизни по глянцевому журналу. Такие журналы были всегда, это хорошая печать, хорошие фотографии, хорошая бумага. Мне не хотелось бы сегодня заклеймить позором глянец, потому что многие из нас все равно любят пролистывать эти журналы, но давайте поговорим о том для чего они придуманы, и как и на кого они действуют.

Гость в Петербурге: кандидат экономических наук, доцент кафедры маркетинга высшей школы менеджмента СПбГУ Алена Николаевна Андреева.

Ника: Почему кандидат экономических наук сегодня принимает участие в нашем разговоре посвященном глянцу, вы ведь занимаетесь этой темой?

Андреева Алена Николаевна: Все дело в том, что сфера моих академических интересов лежит в мире фэшн-маркетинга и лежит в мире маркетинга роскоши. Неизбежно глянец является составной частью в индустрии роскоши и составной частью моих научных интересов.

Ника: Интересно. Научный взгляд на индустрию роскоши. Хорошую тему вы себе выбрали. Так же представлю гостей в Москве: философ Сергей Юрьевич Деменский, а также главный редактор журнала «Махim» Александр Григорьевич Маленков.

Что происходит, такое ощущение, что мы говорим о чем-то плохом, и люди занимаются чем-то запретным. Ведь это не так?

Андреева Алена Николаевна: На самом деле, конечно, не так. У глянца есть, на мой взгляд, действительно важные и положительные функции. Во-первых, это информационный ресурс. Для тех, кто особенно не знаком в своей практике потребления с миром роскоши, миром высокой моды – это мощнейший ресурс, который не очень дорого стоит, дает достаточно оперативную информацию и позволяет быть в курсе для тех, кто по-настоящему этим интересуется. С другой стороны, экономически это чрезвычайно выгодное предприятие, которое не только способно генерировать прибыль и создавать ту самую пресловутую добавленную стоимость, но способно давать еще и рабочие места и поддерживать очень сильно все вспомогательные индустрии, которые есть вокруг этого мира.

Ника: Александр, ваше мнение? Вы-то как раз живете внутри глянцевого журнала, журнал известный, но, тем не менее, вас не оскорбляет, не задевает, не раздражает такое мнение, что все это плохо?

Маленков Александр Григорьевич: Это обычно мнение людей, которые судят просто проходя мимо киоска и видя эту пестроту на прилавке. Как правило, они не открывали эти журналы, не читали и им кажется, что это совсем пустая трата времени. Я не говорю, что это претендует на откровение и новую окончательную правду. Давайте сразу договоримся, что глянцевые журналы – это развлекательный жанр. Относиться к ним сильно серьезно не нужно. А уже когда мы приняли эту точку зрения, дальше можно рассуждать, что в рамках этого жанра хорошо, а что плохо. Другое дело, что сейчас есть фэшн-журналы и не фэшн-журналы. Фэшн-журналы – это то, что вы называете гламур, они проводят в жизнь философию консюмеризма и подменяют другие жизненные ценности радостью потребления. Это огромная большая тема, тут надо откатываться к нашей постхристианской эпохе, к тому, что идеи большие себя не оправдали в 20-м веке, и люди находят радость в потреблении материальных благ.

Ника: Я думаю, что в процессе нашего разговора мы будем постоянно путать фэшн-журналы, не фэшн-журналы. Потому что у потребителя в голове все равно глянец - это все, что про красивую жизнь.

Андреева Алена Николаевна: Это не правильно, понимаете, глянец – это характеристика бумаги, удобный носитель для информации. Журналы глянцевые бывают и про путешествия, и про спорт, а то, про что вы сейчас говорите – это скорее журналы мод, их есть всего штук 5. Давайте не будем огульно охаивать.

Деменский Сергей Юрьевич: Несмотря на все наше стремление быть красивыми, модными и успешными, демонстрировать сегодня и красоту, и успех, и богатство является не безопасным явлением, поэтому, стремясь и к роскоши, и к богатству, и к успеху мы, тем не менее, пытаемся стыдливо умалчивать и о степени наших доходов, и о наших успехах. Такова реальность на сегодняшний день. И второе. Мне кажется, что сегодня огромная степень инфляции по отношению к печатной продукции вообще. Сегодня газетам не доверяют. В этом отношении глянцевые журналы, модные журналы, журналы типа «Афиши» и про путешествия – это те журналы, у которых есть большое позитивное достоинство. Этим журналам доверяют в большей степени, нежели любой другой печатной продукции, в которой неправды больше, чем в этих глянцевых журналах. Но проблема в другом, та правда, которая содержится сегодня в глянцевых журналах, в фэшн-журналах, в своем большинстве та полуправда, которая приносит больше вреда, чем пользы. Ведь те события, о которых пишут глянцевые журналы в своем большинстве, они и выдают за тенденции. Событие, которое взялось ниоткуда, у которого нет предыстории, которое никак не сопоставимо с тем, какие это последствия может вызвать, и эта полуправда и выдается, когда под событием за конкретной вечеринкой усматривается и интерпретируется некоторая якобы существующая в обществе тенденция.

Ника: Давайте иметь в виду глянец не как вид красивого журнала, а как это модное слово, которое в нашу жизнь пришло, как нечто более общее.

Звонок 1: Я хочу понять, чем отличается глянец от гламура, и очень хочу услышать четкий перевод слова гламур или фэшн, которые вы употребляете, на русский язык. Не все обязаны знать иностранный язык в этой стране.

Улица Петербург: Я считаю, что гламур в той или иной форме существовал всегда, и в этом смысле наше поколение – это не исключение, другой вопрос, что сейчас гламур стал неким мейнстримом, который захватывает массы. В том числе, например, и в театре, и в кино масса антрепризных спектаклей, масса американских фильмов и фильмов на подобие им, они захватывают широкую аудиторию, при этом не имеют никакого содержания, а только привлекают своей формой. И говорят, что это достижение современности. Это, несомненно, пугает. Мой вопрос заключается в том, что человек в офисе, который окружен гламуром, если он от него отказывается, это хорошо или плохо?

Ника: Давайте сначала в терминологии разберемся.

Андреева Алена Николаевна: Предварительно я хочу сделать ремарку, не случайно мы получили такой звонок, и не случайно достаточно раздраженный был тон, это одна из основных игрушек, которые есть в этой индустрии, поставить, в том числе, барьер на понятийном уровне. Если ты не в состоянии понимать, что такое гламур, фэшн, мейнстрим и можно назвать еще целый ряд лексических конструкций, это означает, что ты уже не интересуешься этим миром, у тебя другие интересы. Возвращаясь к фэшн, классика жанра, английский язык, несмотря на то, что заимствовано было из латинского языка, как очень многое в европейских языках, в прямом смысле означает образ, манеру поведения, потом, в связи с эволюцией английского языка слово фэшн стало обозначать моду. И потом, более поздняя история, которая существует в понятийном аппарате фэшна – то индустрия. Это не та мода, которая существует, это индустрия моды.

Маленков Александр Григорьевич: Мучимый неоднократно такого рода вопросами, что такое гламур, что такое глянец, я сам задумался над этим вопросом. У нас есть идеология потребления материальных благ, это современная религия. Люди вместо церкви ходят в «Икею». Гламур – это мифология потребления, некие ориентиры, которые имеют в голове эти несчастные потребители материальных благ, то есть, все мы. Это мифология, то есть, есть некие Боги в гламуре – это звезды, а есть простые прихожане, которые пытаются на них быть похожими, как-то за ними идти. А глянец – это некие священные книги, если хотите, это жития святых, в которых описываются подвиги звезд, что они купили, что модно носить, и простые жертвы моды, гламура и глянца ориентируются по журналам, как им себя вести. Вот такая конструкция.

Ника: Если в офисе попадается человек, который не хочет этому следовать, он выгладит белой вороной, или он должен плюнуть на всех и выглядеть так, как ему удобно?

Деменский Сергей Юрьевич: Я хочу, отвечая на этот вопрос, продолжить ту тему, которую уже сегодня затрагивали. У меня есть коллега, приятель, который сделал уже достаточно успешную карьеру и сегодня является высокопоставленным топ-менеджером в одной очень крупной российской компании. Однажды в разговоре со мной он сказал фразу, которая определяет всю офисную культуру, когда глянец стал лакмусовой бумагой, по поводу того, кого имеет смысл принимать на работу в офис и кого не имеет. В качестве своего заместителя он взял на работу человека, исключительно по одному критерию, потому что у него была рубаха фирмы известной, это показательная вещь. Он его взял не потому, что у них совпадают вкусы на потребление тех или иных товаров, он взял на работу человека, которого точно не будут интересовать никакие важные социально-ответственные, социально-неответственные решения, которые принимаются внутри этой компании. Он просто будет приходить сюда на работу, он просто будет выполнять свои функции, потому что глянец выполнил свою главную функцию, он научил людей проектному мышлению. Только сегодня, главное, что будет вечером, то, какая будет вечеринка. Каким образом на эту вечеринку я зарабатываю себе деньги, это никого не интересует. Человек, который хочет себя обезопасить в качестве руководителя какого-то предприятия, выбирает и принимает к себе на работу этих красивых нарядных молодых людей, которых точно не интересует ничего, кроме того, как они проведут сегодняшний вечер. Они будут подписывать любые бумаги, они будут участвовать в любых проектах, в том числе социально-безответственных проектах внутри той компании, которая берет их на работу. Если человек вдруг прекращает жить по этим правилам, начинает задумываться о том, что он делает, какие бумаги он подписывает и, как следствие, начинает выступать и демонстрировать некое несоответствие формальному стилю, это, скорее, человек с которым расстанутся в этом офисе.

Андреева Алена Николаевна: Мне кажется, что это, безусловно, одна из граней, которая существует в культуре потребления. Если мы возвращаемся к тому, как выглядят офисные сотрудники, хочется в пример привести, например, Била Гейтса. Казалось бы, человек может позволить себе все. Принято в определенных кругах, в определенных офисах подражать Билу Гейтсу: немытая голова, перхоть, 2 недели не стираная рубаха, все равно, какие у тебя очки. Ничего, как-то справляются люди со своими функциями, ради которых их и нанимали на работу.

Ника: Это, наверное, более высокая ступень отношений, чем в том офисе, о котором нам рассказал Сергей Юрьевич.

Маленков Александр Григорьевич: Я бы хотел сказать, что не нужно любовь к красивым вещам распространять на другие аспекты психики данного и конкретного индивидуума. Он может быть «человеком дельным и думать о красе ногтей», носит он эти рубашки или нет, никак не отражается на его способности принимать решения.

Ника: А если он носит рубашки, а при этом совершенно не дельный человек, а это сплошь и рядом.

Маленков Александр Григорьевич: Совпало. Я уверен, что у Ходорковского тоже были прекрасные рубашки, сейчас нет.

Ника: Вы считаете, что поговорка о том, что встречают по одежке, а провожают по уму – это актуальная поговорка сегодня?

Маленков Александр Григорьевич: Конечно. Первое впечатление всегда складывается по внешности. На переговоры о найме на работу все пытаются выглядеть презентабельно, и на месте этого начальника я бы тоже между двумя равными кандидатами отдал предпочтение человеку, который презентабельнее выглядит, лучше одет, если другие критерии совпадают.

Ника: Я просто восхищена, Александр, что вы к нам на эфир сегодня не пришли в каком-нибудь дорогущем галстуке.

Маленков Александр Григорьевич: Я не такой любитель этой игры.

Андреева Алена Николаевна: Мы хорошо помним, по теории Дарвина, что побеждает сильнейший. Это входит в школьную программу, но мы забываем сказать, что изъято из теории Дарвина для школьного употребления, потому что дальше сказано, что побеждает сексуальнейший, то есть, тот, у кого, в том числе и окрас, в животном мире более сексуален для противоположного пола. Это как раз то, чему нас не учат. Это тоже фактор жизненного успеха.

Улица Ставрополь: Я живу в Ставрополе и называюсь, соответственно, девушкой провинциальной. Я увлекаюсь чтением глянцевых журналов и, соответственно, задумываюсь о том, чтобы попасть на их обложки. Скажите, возможно ли это для обычной 18-летней девушки и что для этого нужно сделать?

Ника: Ну, дорогу осилит идущий. Давайте на этот вопрос ответит гость, который присоединяется к нашему разговору из Третьей студии Петербургского телевидения – это фотограф Денис Шегловский.

Шегловский Денис: Если такое желание есть, то почему бы и нет. Ведь девушки, которые хотят попасть на страницы глянцевых журналов, они, как правило, целенаправленно к этому идут. Есть целые агентства, нужно обращаться туда, там происходит некий отбор, но все возможно.

Ника: Дело не в том, чтобы увидеть себя на обложке журнала, а в том, что это мостик более интересную, более красивую, веселую жизнь. Это правда?

Шегловский Денис: Это не правда. Труд модели, как таковой, это серьезный труд и достаточно тяжелый. Посмотрите фильм Кончаловского «Глянец».

Ника: Минуточку, там хеппи-энд, там все хорошо.

Шегловский Денис: Замечательно, но через что должна девушка пройти для того, чтобы она попала в хеппи-энд.

Ника: Кому-то надо в университетах учиться, диссертации писать…

Маленков Александр Григорьевич: Вопрос был, может ли простая 18-летняя девочка из провинции попасть на обложку глянцевого журнала. Ответ - нет. Не может. Она должна стать кем-то другим, она должна стать моделью, либо актрисой, либо певицей, переехать столицу, много работать, это совсем не обязательно связано с какими-то унижениями, это работа примерно среднее между спортсменкой и актрисой. Она должна быть в хорошей форме, она должна быть в тонусе, она должна уметь рано вставать и хорошо выглядеть. Это не граничит с продажей души и тела. Миф о постельных кастингах, уверяю вас, это миф. Это нормальная отлаженная индустрия. После того, как она потратит несколько лет труда на себя, свои достижения, она может оказаться по ту сторону журнала, на обложке, но уже к тому моменту все ее иллюзии развеются. Ей уже будет этого не так сильно хотеться, как сейчас.

Ника: Есть серьезная подтема, что есть люди, для которых этот мир доступен. У них достаточно денег, они могут себе это купить, их могут нанять на работу, потому что они в рубашке соответствующей фирмы и т.д. Но есть огромный пласт читателей, которым этот мир недоступен никогда, потому что он очень дорогой. Получаются комплексы, полная уверенность, что тебе этого никогда не добиться. Что к этому с юмором относиться?

Маленков Александр Григорьевич: Понимаете, совершенно не обязательно в это играть, чтобы чего-то добиться. Ровно так же, как ваш пример с Билом Гейтсом. Полным-полно людей, которые просто в это не играют. Это игра. А если человек всерьез считает, что наличие или отсутствие брендированной вещи может решить вопрос его карьеры или личного счастья, то человек идиот. Идиоту, во что не верь, счастья не будет.

Шегловский Денис: Я поддерживаю Александра. Но хочу сказать, что барышни, особенно молодые, подсаживаются на этот глянец со страшной силой. Я хочу сказать девушкам, чтобы они не верили тому, что они видят в изображении, я сижу перед вами. Я просто-напросто сказочник. Мне платят деньги за то, чтобы я делал из обычных людей…

Ника: А как вы так умудрились удержаться, что вас эта бацилла не заразила? Быть таким гламурным. Вы же очень близко находитесь к этому миру, вам не хочется всяких этих пиджаков, рубашек, девушек таких красивых?

Шегловский Денис: Я абсолютно ровно к этому отношусь, потому что я вижу, как это делается. Ко мне приходит девушка, которая пройдет мимо вас на улице, и вы никогда не скажете, что это модель. Я могу при помощи своих средств и тех людей, с которыми я работаю, сделать из нее модель. Я абсолютно спокойно и ровно к этому отношусь.

Звонок 2: Почему Собчак у нас во всех журналах и на телевидении мелькает? Только потому, что ей папа деньги хорошие оставил? Ведь она не такая красавица! Ведь очень много хороших девушек!

Ника: Я думаю, что давайте мы папу точно не будем трогать, потому что папа был человеком достойным. Ну, не знаю, давайте мы ее обсудим не с точки зрения человеческой, а как пример.

Андреева Алена Николаевна: Это блестящий пример того, как девушка со стартовыми не лучшими возможностями сделала совершенно феерическую карьеру, как медиа-лицо. Я понимаю чувства, которые прозвучали в этом звонке о том, что определенные медиа-лица становятся очень утомительными для аудитории, но фокус то заключается в том, что рядом не взошла подобная мегазвезда с точки зрения медийного окружения, с точки зрения концентрации внимания на себе…

Ника: То есть, она заполнила какую-то пустующую нишу?

Андреева Алена Николаевна: Конечно.

Деменский Сергей Юрьевич: Это другая проблема глянцевых журналов. Эта проблема заключается в том, кто есть гламурный глянцевый персонаж. Когда я однажды открыл журнал GQ и на его обложке увидел господина Кадырова, на мой взгляд, не гламурного персонажа, это к предыдущей теме о том, что есть люди, которые могут себе позволить обложку любого глянцевого журнала, являясь или не являясь гламурным персонажем. Если, например, в качестве гламурного персонажа мы рассматриваем Ренату Литвинову, которая создала огромное количество образов, огромное количество хороших, качественных фильмов. Если в качестве гламурного персонажа мы рассматриваем Чулпан Хаматову или даже Ксению Собчак с той стороны, с которой она создала молодежное движение «Все свободны», я ничего против таких гламурных персонажей не имею. Это люди, которые сами делают свою жизнь, сами делают свою карьеру, которые, действительно пашут, для того чтобы каким-то образом продвинуться.

Ника: Мы, как люди петербургские, на тему Ксении Собчак иначе смотрим. Я думаю, что здесь большая проблема, что нас раздражает не то, как она одета и как она выглядит, а то, как она себя ведет. У нас же есть штамп, что гламур – это Ксения Собчак и Рублевка. У нас образ, то, как мы выглядим, сильно замешивается на то, что мы делаем. Это правильно?

Деменский Сергей Юрьевич: Есть Ксения Собчак, которая ведет «Дом-2», «Блондинку в шоколаде», а есть Ксения Собчак, которая создает молодежное движение «Все свободны»…

Ника: И вы верите в это движение?

Деменский Сергей Юрьевич: Это разные медиа-персоны, Это разные способы подачи информации об одном и том же человеке и о том, что он делает.

Ника: Вы согласны, что этот гламур, эта манкая жизнь, она всегда была, потому что самый классический пример этой загадочной жизни – сказка «Золушка». Была обычная девочка, а тут принц на белом коне, и тут сразу тебе и замок, и бриллианты, и красивые платья. Все мечтают быть Золушками.

Андреева Алена Николаевна: Я не думаю, что все мечтают быть Золушками. Сказок-то гораздо больше. Это известная история, что сказочные сюжеты могут воплощаться в жизнь. Так Золушка – не единственный сказочный сюжет. Их масса и существует огромное количество женских сценариев, скажем, поведенческих. А что касается функции глянцевых журналов, то мы все-таки должны четко разделять и понимать, зачем они существуют, ведь у глянцевых журналов существует не только читательская аудитория. У глянцевого журнала существует еще то, что шведские социальные антропологи называют классической редакционной шизофренией. Ведь еще существуют рекламодатели, ради которых, на самом деле, в том числе, создается этот огромный массив.

Ника: Многие, к сожалению, на рекламе останавливают взгляд, а сами статьи пропускают.

Андреева Алена Николаевна: Давайте посмотрим на рынок глянцевых журналов. Там не только картинки, там иногда и слова встречаются. Иногда эти слова написаны более чем достойными людьми, прекрасными писателями, прекрасными журналистами. Не стоит все смешивать в одном ведре.

Ника: Меня, как человека профессионально сидящего здесь в студии, безумно раздражают непрофессиональные ведущие, которые сейчас расплодились просто удивительно в большом количестве. Вас, как человека, делающего журнал с хорошими текстами, вас как-то задевает? Вы готовы бороться с журналами, которых много, которые написаны отвратительным языком, какая-то чушь, которая способна забить голову 15-летним девочкам?

Маленков Александр Григорьевич: Меня не просто раздражает, меня дико бесит непрофессионализм. Понимаете, сейчас огромная востребованность в глянцевой продукции. Индустрия развлечений сейчас на подъеме, людей нет. У нас не готовят нигде кадры для этого. У нас на журфаках не учат делать журналы, не учат вообще развлекательной журналистике. У нас в основном прилично сделанных журналов 3 мужских, женских побольше. Остальные журналы делаются тяп-ляп, в надежде быстренько снять денег с рекламодателей, а еще больше раздражает, что делаются узкие журналы для рекламодателей, не для массового распространения, про гольф, про яхты, которые как бы для элитной аудитории, вот они написаны хуже всего, и они надеются обмануть дорогих рекламодателей, что их читают зажиточные персонажи, которые и есть их целевая аудитория. Возвращаясь к предыдущему вопросу, хотелось бы сказать, что самый гламурный персонаж из истории, из литературы – это, конечно же, Эллочка Людоедочка.

Ника: Да! Точно! Мексиканский тушкан, шанхайский барс…

Маленков Александр Григорьевич: Не надо сейчас обвинять нашу эпоху в какой-то оголтелости. Это всегда было, всегда будет.

Ника: Значит, есть люди, которые могут прочесть эти журналы, пойти и купить хорошую вещь. Есть масса людей, которые не могут купить эту вещь, и они начинают дома, на швейной машинке шить эти блузочки, срисовывая с журнала, как Эллочка Людоедочка делала. Получается, этого вообще не нужно делать? Надо в китайском ходить или надо пытаться делать?

Андреева Алена Николаевна: Конечно надо. Не забывайте, какая еще функция есть у глянцевых журналов, они же готовят потребителя к вхождению в эту жизнь. Если в 13 лет человеку интересно, какие тенденции, что носят – это хорошо, но при этом должны быть и другие интересы, чем-то другим занята твоя жизнь, и счастливым ты становишься не потому, что потребляешь, а потому что живешь.

Интернет-вопрос: Во всех глянцевых журналах одно и то же. Купите один номер, и больше покупать не требуется, потому что темы кочуют из одного издания в другое.

Интернет-вопрос 2: Гламур, глянец – это полное уродство. Люди превращаются в животных, и вообще, эта теория придумана американскими психологами ЦРУ, направленная на деструктивное воздействие в отношении России.

Интернет-вопрос 3: Младшая сестра, которая в 15-летнем возрасте бездумно копирует все, что пишется в глянцевых журналах и происходит по телевидению. Дети не осознают, что они в этой игре находятся. В торговых центрах существует реклама: «Если ты не в «Прада» – ты лох». Дети – самая беззащитная аудитория, которая это поглощает.

Деменский Сергей Юрьевич: Я думаю, что вопрос воспитания в семье, вопрос, кто является большим авторитетом: реклама, телевидение или родители.

Ника: Всегда же кажется, что родители отстали, что они устарели.

Деменский Сергей Юрьевич: Я как раз считаю, что в данном случае это исключительно вопрос внутрисемейный. Вопрос семейных авторитетов и семейного воспитания. Это семья должна объяснить своему ребенку, кто является и что является главной ценностью и главным авторитетом. Не улица, не глянцевые журналы, не самая большая и сильная советская пропаганда или американская пропаганда, полностью направленная на формирование этого образа Золушки, о котором сегодня говорили, не в состоянии решить эту проблему. Это проблема исключительно внутри семьи. Внутри семьи должны формироваться ценности, и внутри семьи должны ребенку объяснять, что является приоритетным, карьера, вещи, потребление, «Гуччи», «Сникерс» или реальное молоко из деревни. И никто, ни школа, ни Вузы, ни пропаганды, ни реклама этот вопрос решить не смогут.

Улица Петербург: Насколько мы знаем, гламур – это бизнес, а какое направление является самым прибыльным?

Ника: Ай-Ти технологии. Не знаю, какое самое прибыльное?

Андреева Алена Николаевна: Производство очков самое прибыльное, солнечных очков. Основные деньги модными империями зарабатываются на них, потом парфюмерия.

Ника: У меня к вам вопрос, как к главному редактору мужского журнала. Мы говорим все время про женщин, скажите есть ведь такая фишка, которая сейчас очень модна в Москве, когда происходит такой ребрендинг мужчин 50-летних, когда они начинают загорать, ботексом себе лицо колоть, покупать какие-то модные вещи, чтобы выглядеть не старыми, а какими-то моложавыми. Это правда? Как вы к этому относитесь? Это ли не гламур?

Маленков Александр Григорьевич: Это стремление 50-летних хорошо выглядеть. Было бы странно, если бы в 20 лет человек озаботился морщинами. Понятно, что в 50 лет я, наверное, тоже вздрогну и начну интересоваться своей внешностью, чтобы продлить эту самую молодость. Хочется же хорошо выглядеть и это не московская фишка. Где люди могут себе позволить, там и позволяют. Такое было еще в 30-е годы.

Звонок 3: Меня очень задело ваше сравнение Ксюши Собчак и Чулпан Хаматовой. Мне совершенно все равно во что одета Чулпан Хаматова, я уверена, что все, кто на нее смотрят в театре, как она общественной деятельностью занимается, когда находит спонсоров для этих несчастных детей, больных лейкемией, я уверена, что никто не помнит, в «Прада» она одета или во что-то другое, всем глубоко наплевать. Если человек об этом помнит, то у него не в порядке с головой. Это такая яркая личность, что она может быть в любой одежде, и она действительно сияет, и она этим очень интересна. А когда человек совершенно пуст внутри, то можно назвать это игрой, можно назвать это заменителем содержания, так вот пример тому, к сожалению, как раз Ксюша Собчак. На нее идет такая агрессия потому что, с одной стороны, мы все очень уважаем ее отца, хотя бы за то, что он в свое время не побоялся и вышел, и выступил, я очень хорошо это помню, и вывел огромное количество людей на Дворцовую площадь. Я считаю, что это ужасно, и то, что она проповедует, что глянец – это все. Я не хочу, чтобы моя подрастающая внучка, чтобы это ее ценности стали. На самом деле, это замена содержания.

Ника: Я думаю, все согласятся по поводу Чулпан Хаматовой, она такой удивительный человек в нашем мире, а что касается Ксении, не хочется о ней говорить, но, единственное, что меня задело, я видела в одном интервью, в этой ее программе «Блондинка в шоколаде», где она совершенно непонятным людям, которые вообще не имеют представления ни о Петербурге, ни о 1991 годах объясняет: «Я дочь… Мой папа был первым мэром Санкт-Петербурга…» Не надо так спекулировать на имени отца. Ну, нам надо подвести итоги. Итак, о гламуре, что надо хорошее из этого взять и от чего отказаться? Тем более что есть люди, которые, как Дуня Смирнова, она принципиальный противник гламура, просто она рекламирует себя, как противник гламура. Итак, что взять и что выкинуть?

Андреева Алена Николаевна: Мне кажется, что надо легче к этому относиться. Это определенного рода игра, это определенная индустрия, которая зарабатывает деньги, в том числе и на тех, кто не очень хорошо в этом разбирается и думать надо о том, что ты впускаешь в свою жизнь, что ты принимаешь для своей жизни, а что тебе совсем не надо. Есть очень хорошая пословица о том, что лучше быть счастливой на велосипеде, чем плакать в Ролс-ройсе.

Ника: Я думаю, что не все с вами согласятся.

Андреева Алена Николаевна: Так выбирайте сначала, что вы хотите. Вы хотите плакать всю жизнь, или вы хотите быть счастливой?

Ника: Саша, ваше мнение? Я так полагаю, что вы общаетесь в кругу людей очень обеспеченных и хорошо одетых. Человек не очень хорошо одетый вам интересен?

Маленков Александр Григорьевич: Можно быть хорошо одетым за дешево. Хорошо и дорого – это совсем не синонимы, даже наоборот уже. В этих кругах уже очень презрительно относятся к людям, говорят, что они овердрессд, когда все слишком дорогое.

Ника: То есть, это тоже не очень прилично?

Маленков Александр Григорьевич: Конечно. Это там тоже не стоит на месте. Лучше на барахолке в Лондоне приодеться, сказать: «А я купил это за три фунта в сэконд-хенде», и ты будешь круче всех в этот момент. Хотя, это тоже уже пройденный этап. Не важно. Давайте относиться к этому как к игре, не путать форму и содержание, они не так сильно влияют друг на друга и, третье, молодежи, юношеству, детям, им всем хочется во что-то верить, и пусть они лучше верят, пока у них мозг еще не достаточно развился для того, чтобы критически к этому относиться. Пусть они верят в эти сказки, чем как в Саудовской Аравии, где этого нет, они верят в Священный Джихад. Пусть лучше какие-то невинные вещи, а потом вырастут – разберутся.

Деменский Сергей Юрьевич: Я за то, чтобы выходили хорошо изданные журналы с красивыми картинками и содержательными текстами и за то, чтобы выходили разные журналы, и их было как можно больше и политические, и гламурные, и не гламурные журналы. Я за то, чтобы у нас был выбор, за то, чтобы все основные базовые ценности все-таки формировались не телевидением, не глянцевыми журналами, а все-таки семьей.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке