«Частные детективы»

07.12.2007, 14:45 Открытая студия

За вами следят? А может быть, это частный детектив? На что он имеет право? Съёмка, слежка, шантаж? Где проходят границы частно-сыскной деятельности? Когда следует обращаться к частным детективам? А может, у современных Шерлоков Холмсов полно работы из-за того что милиция не справляется со своими обязанностями?

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга. Мы сегодня хотим поговорить о частных сыскных бюро, о сыщиках, о частных детективах, кто именно чем занимается и насколько велики у них права в России.

Гости в Петербурге: заместитель начальника Управления организации лицензионно-разрешительной работы и контроля за частной детективной и охранной деятельностью ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, полковник милиции Александр Михайлович Мельников, а так же генеральный директор Агентства журналистских расследований, председатель Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области, писатель Андрей Дмитриевич Константинов.
Гость в Москве: президент межрегионального профессионального объединения детективов Владимир Иванович Барышев.

Александр Михайлович, я сама запуталась. Частные сыщики, частные детективы, разница есть?

Мельников Александр Михайлович: Это одно и то же. Закон о частной детективной охранной деятельности – это понятие введено было еще в 1995 году, но сейчас уже это называют сыщиками, хотя подразумевают одно и то же.

Ника: Насколько, хотя бы в Петербурге, это популярный вид бизнеса?

Мельников Александр Михайлович: Это особый вид деятельности, который предполагает очень высокие требования к тем лицам, которые выбрали эту профессию и будут или сейчас ей занимаются. Это, во-первых, должен быть очень высокий уровень знания действующего законодательства, которое определяет данный вид деятельности. Затем, этот человек должен обладать очень высокой коммуникабельностью, и у данного человека должно быть умение и способности к аналитическому мышлению, потому что из того потока информации, когда он работает по какому-либо заказу своего клиента, он должен собирать очень большой поток сведений, обобщать, анализировать и находить правильное решение для выполнения тех требований, которые к нему предъявляет в рамках договорных отношений заказчик. Это очень сложный процесс. В подтверждение могу сказать, что, если сравнивать частную охранную деятельность и частную детективную деятельность на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области, то, приведя такие показатели, можно сразу же понять, насколько высоки требования к данной категории граждан, к их профессии. У нас в настоящее время всего 137 граждан, которые имеют соответствующую лицензию и занимаются данным видом деятельности. Всего 137 по Петербургу.

Ника: А что остальные тысячи не прошли конкурс или желающих и не было?

Мельников Александр Михайлович: Ну, не каждый сможет работать в этой области и именно в данном правовом поле, потому что требования очень серьезные.

Ника: Андрей Дмитриевич, на ваш взгляд, есть сегодня необходимость в частных расследованиях?

Константинов Андрей Дмитриевич: Наверное, да. Вопрос только в том, что именно расследовать. У людей очень часто в голове какие-то мифы и все думают, что частные детективы или частные сыщики занимаются тем, что шпионят за женами или за мужьями. Это не совсем так. А во-вторых, люди очень часто не понимают одну простую вещь, у меня была в жизни ситуация, когда один мой близкий знакомый, очень известный артист, находился в ситуации, когда подозревал в измене свою жену, и он с такой консультацией ко мне обратился, нельзя ли как-то устроить, чтобы за ней последили и т.д. Я попытался ему объяснить одну простую вещь. Я ему сказал: «А уже ничего не нужно. Тебе просто нужно разводиться», потому что даже если, теоретически, хорошо такая работа проведена, то не факт, что будет установлено то, что есть на самом деле. Это же не может производиться годами, а если человек внутри себя уже это допускает…

Ника: Да, но мы хотим, как в кино показывают, фотографии иметь в качестве подтверждения…

Константинов Андрей Дмитриевич: Ага, чтобы больнее было. Такой своего рода мазохизм. По большому счету, это очень опасная вещь и хорошо бы, чтобы была возможность объяснять, что не стоит, на самом деле, к этому прибегать. В личных взаимоотношениях лучше всего разбираться лично и не впускать в эту сферу квалифицированных, но совершенно посторонних людей.

Ника: Владимир Иванович, вас можно назвать частным детективом?

Барышев Владимир Иванович: Конечно, я занимаюсь частной сыскной деятельностью с начала принятия Закона о частной детективной и охранной деятельности, то есть, с 1992 года.

Ника: Вам не кажется, что в основной своей массе страна плохо представляет, что у нас есть частные детективы, и мы все равно, в первую очередь, если что-нибудь случилось, идем в милицию. У нас очень редко возникает желание найти частного детектива, или я ошибаюсь?

Барышев Владимир Иванович: И да, и нет. Опрос показывает, что граждане имеют достаточно смутное представление о частной сыскной деятельности и, в основном, оно сводится к каким-то любовным отношениям, то есть, ближе к сфере интимных отношений граждан, и больше этого сказать обыкновенный гражданин вам вряд ли что-то сможет, в том числе и Андрей Константинов сказал, что не надо пускать в частную личную жизнь частных детективов. Все это так, действительно. И смешно, и грустно это смотреть и слушать, поскольку, как сказал Александр Михайлович Мельников, совершенно верно, частная сыскная деятельность, прежде всего, ассоциируется со специальным видом юридической деятельности. Представьте себе, юридическая деятельность охватывает практически все взаимоотношения человеческих сфер жизнедеятельности…

Ника: Можно так через запятую назвать дела, которыми занимаются частные детективы, мы не берем измены?

Барышев Владимир Иванович: Сразу исключаем такие сферы человеческой деятельности, как политическая, религиозная, интимная. Там делать нечего частному детективу. Что касается расследования частных страховых случаев, поиска должников и их имущества, это сфера исполнительного производства. Гражданское законодательство, практически весь гражданский кодекс, статьи, которые охватывают взаимоотношения человека и общества, там сфера применения частного детектива. Уголовный кодекс, Гражданский кодекс, Арбитражный кодекс…

Ника: Пропавшими людьми может заниматься частный детектив, поиском?

Барышев Владимир Иванович: Обязательно. Статьей 3 Закона о частной детективной деятельности прямо предусматривается этот вид услуг, поиск пропавших граждан.

Звонок телезрителя: По Первому каналу идут передачи про детективные агентства. Они при каждом удобном случае устанавливают в квартирах скрытые камеры наблюдения, прослушку… Насколько законно применение таких средств?

Мельников Александр Михайлович: Я считаю, что когда такие передачи либо фильмы показывают, все-таки режиссерам и сценаристам надо консультироваться со специалистами, потому что всё, о чем здесь сказано – это все противозаконно.

Ника: А что еще противозаконно?

Мельников Александр Михайлович: То, что сказано, вести наблюдение – это только с разрешения собственника имеют право производить видеосъемку, киносъемку, аудиозапись.

Ника: То есть, вы приезжаете в квартиру и говорите: «Дорогой Иван Иванович, можно мы у вас установим камеру?». Как это должно выглядеть?

Мельников Александр Михайлович: Так прописано в законодательстве. Другого не дается, потому что у нас существует уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни, это именно соотносится к этому.

Ника: Получается, что любой оперативник на 10 голов выше, чем частный детектив по возможностям?

Константинов Андрей Дмитриевич: Это тоже, во-первых, немножко иллюзия, потому что оперативник по своему усмотрению самовольно какие-то камеры устанавливать, специальные технические мероприятия проводить не может.

Ника: Но следствие-то может проводить?

Константинов Андрей Дмитриевич: Все правильно, у людей в голове по этому поводу каша.

Ника: Мы живем фильмами.

Константинов Андрей Дмитриевич: Фильмы очень часто врут. По поводу скрытой съемки, вы, как журналист, должны знать, что и журналистам тоже запрещена скрытая съемка, на эту тему правда есть три оговорки в Законе о СМИ, но они практически такие, что это в общем не работает. Что касается оперативника, человека в погонах, если возникают какие-то обстоятельства, то пишется рапорт, он утверждается, потом принимается решение. По техническим мероприятиям сейчас, по-моему, суд принимает соответствующее решение. Это долгая, сложная бюрократическая машина, и оперативник по своей прихоти щелчком включить какую-то прослушку, как это в кино показывают, не может. В очереди люди стоят на эти мероприятия, потому что у нас в государстве не безграничные возможности всех прослушивать, просматривать и прощупывать. Это очень попсовое, гламурное представление у людей, все почему-то считают, что их прослушивают, а если тебя не прослушивают, то ты уже второго сорта человек. Это бред, это невозможно, потому что это технически очень сложно сделать, а потом, где вы найдете людей, которые будут расшифровывать все эти разговоры?

Ника: Получается, что частному сыщику даже некуда рапорт написать, потому что ему в принципе этого никогда не разрешат.

Константинов Андрей Дмитриевич: Ему и не нужно этого делать.

Ника: А что тогда? Ему нельзя следить, значит, он, сидя в машине, как мы это видели в кино, большим фотоаппаратом не может что-то фотографировать, потому что это слежка, правильно?

Константинов Андрей Дмитриевич: Понимаете, есть разница между «следить» и «наблюдать». Ему никто не говорит о том, что он обязан закрыть глаза, ничего не слышать, ничего не видеть. Его главное умение – это умение разговаривать с разными людьми.

Ника: А разговаривая с людьми, он имеет право говорить, что он не сыщик, а просто сосед дяди Васи?

Константинов Андрей Дмитриевич: Разговаривая с людьми, он какие-то вещи может обходить. Например, пропал человек, допустим, девушка. Надо каким-то образом быстро посмотреть ее телефон, звонки и т.д., этого частный детектив сделать не может, но он может спросить на кого оформлена трубка. Если выяснится, что трубка оформлена не на девушку, а на ее папу, который жив и здравствует, то папа свою распечатку может взять совершенно спокойно и дать детективу. А сам он обратиться в компанию мобильной связи за распечатками, конечно, не может.

Ника: А человек в погонах может?

Константинов Андрей Дмитриевич: Человек в погонах может не сам, а в случае, если будет принято такое решение в системе.

Мельников Александр Михайлович: Он должен запросить это официально.

Звонок телезрителя: Меня зовут Сергей Владимирович, я член коллегии Ассоциации сибирских детективов. У нас в Тюмени на конференцию собралось около ста человек. Нам 3 декабря исполнилось 4 года, называемся "Некоммерческое партнерство Ассоциации сибирских детективов". Данная конференция носит статус международной, потому что к нам приехали представители ближнего зарубежья, а так же Белоруссии и Украины. У меня стаж больше 10 лет. Хотелось бы узнать у Владимира Ивановича знает ли он о том, что проходит наша конференция, и почему он не принимает участия?

Барышев Владимир Иванович: Я думаю, наших телезрителей мало интересуют наши внутренние отношения.

Звонок телезрителя : Я не удовлетворен. У нас с Владимиром Ивановичем нет корпоративных отношений.

Ника: А зачем вам профессиональные объединения? Объединившись, вы какие задачи решаете, которые вам не может помочь решить закон?

Звонок телезрителя: Суть в том, что это расширяет наши возможности. То есть, сейчас мои коллеги в различных регионах страны, мы можем более высококачественно и оперативно решать вопросы, касающиеся нашей деятельности в соответствии с законом. То есть, если к нам обращается клиент, у которого возникли трудности в каком-то регионе, то я просто-напросто могу в этот регион позвонить, и наши коллеги этот вопрос решают. У нас есть взаимообмен.

Ника: Владимир Иванович, если выясняется, что у представителей официальных в погонах, хотя надо пройти долгий бюрократический путь, но больше каких-то возможностей запросить полномочия себе, в каких случаях люди обращаются в частные агентства? Если выясняется, что возможностей у частного детектива меньше?

Барышев Владимир Иванович: Ну, очевидно, конфиденциальность информации здесь большую роль играет, поскольку гражданин, обращаясь к частному детективу, в принципе, больше доверяет ему, чем человеку в погонах. Это, к большому сожалению, беда, потому что по последним социологическим замерам, к сожалению, правоохранительным органам меньше доверяют, чем частным детективам. Разные социологические исследования показывают разные проценты. Я просто-напросто не хочу и называть, поскольку тональность нашей передачи, наверное, состоит не в сопоставлении негатива. Я считаю, что мы должны говорить в конструктивном русле о взаимодействии, сотрудничестве с государственными правоохранительными структурами и органами исполнительной власти.

Ника: Имеет право частный детектив сотрудничать? И обязаны ли органы или это добрая воля представителей милиции содействовать частному детективу?

Барышев Владимир Иванович: В настоящее время Законом о частной детективной и охранной деятельности непосредственно не предусматривается прямой нормой взаимодействие. Но практика сама по себе показывает, что друг без друга детектив и милиция просто не могут. Во всяком случае детектив не сможет без официальных органов государственной власти реализовать любой материал, который у него имеется.

Ника: Я прошу меня извинить, ведь я прихожу к частному детективу, я плачу ему деньги. Милиция у нас государственная, если частный детектив захочет за какие-то дополнительные вознаграждения привлечь к себе в помощь, он будет сам уже разбираться с милицией. Как это выглядит?

Барышев Владимир Иванович: Если у гражданина существует право, то у детектива существует обязанность. Если, допустим, в процессе осуществления детективной деятельности, даже если он оказывает платную детективную услугу гражданам, выясняется, что все-таки этот гражданин является либо соучастником, либо совершил преступление, то, независимо от того, что существуют договорные отношения, детектив просто обязан сообщить в органы власти о таких событиях.

Улица Петербург: Компания наша столкнулась со сложной ситуацией в работе с частным юристом, который в итоге попросту исчез. Всегда ли частный детектив 100% справедливо работает на вас? Нет ли у него за спиной вашего врага, с которым он тоже вступает в сговор и получает с него тот же гонорар. Справедливо это или нет?

Звонок телезрителя: Моя приятельница обратилась в частное агентство, чтобы они последили за деятельностью ее мужа, ей показалось что-то странное. Частный детектив все узнал, связался с мужем, и таким образом все это обернулось против нее. Так вот где критерий, какой-то перечень агентств, чтобы был знак качества? Мы же не можем их проверить.

Ника: Александр Михайлович, ведь по закону запрещено информацию сливать?

Мельников Александр Михайлович: Конечно. Те вопросы, которые здесь прозвучали, я хочу сказать, это дело каждого выбирать, куда обращаться.

Ника: Ну, человек нарушил закон.

Мельников Александр Михайлович: Если человек нарушил закон, то необходимо обращаться в органы внутренних дел по территориальности и будут приниматься соответствующие меры, будет проводиться проверка. Здесь было озвучено, что потом все может обернуться против заказчика. Четко есть ограничения, которые прописаны в действующем законодательстве. Это еще раз подчеркивает, даже граждане, которые обращаются, заключают договорные отношения с детективом, откройте закон и почитайте, что он имеет право делать, а что ему категорически запрещено. Ему по итогам своей работы категорически запрещается вводить в заблуждение своего заказчика и, тем более, категорически запрещается разглашать сведения, которые он добыл в результате проводимой им работы. То есть, он поделился уже с кем-то. Здесь уже в процессе проверки будут выясняться обстоятельства и приниматься решения, то ли здесь содержатся уголовно-наказуемые деяния, либо это административное. В рамках действующего законодательства мы можем вынести предупреждение ему.

Ника: В каких случаях вы лицензию отберете?

Мельников Александр Михайлович: Лицензию сейчас отбирать совсем сложно. Это только в судебном порядке. Мы должны дать мотивированное заключение, и уже суд будет принимать решение.

Ника: К нашему разговору ненадолго подключается собеседник из Челябинска, это практик и каждый день он живет своей работой, наш гость частный детектив Андрей Викторович Власов. Скажите, мы в процессе нашего разговора выяснили, что мы все очень плохо представляем работу российских частных детективов, потому что мы живем в плену иллюзий кино и романов. Скажите, какие самые яркие дела вам встречались?

Власов Андрей Викторович: Если сказать коротко, то спектр задач, которые перед нами ставятся, очень широкий. Я согласен с мнением г-на Константинова, что очень жаль, что у людей, когда они слышат название «частный детектив» или «детективное агентство» возникает вопрос, что мой благоверный делает по вечерам. Я согласен с мнением коллег, что ревновать без повода глупо, а с поводом поздно. Мы рекомендуем не обращаться в детективные агентства с такими проблемами. Очень много других проблем.

Ника: У нас нет брачных договоров, так что все равно мы не сможем отсудить у него какие-то миллионы, да и миллионов-то нет. Скажите, а в случае, если на работе совершена кража, кто-то ворует внутри коллектива, я могу обратиться к частному детективу?

Власов Андрей Викторович: Конечно, к нам очень часто обращаются с такими вопросами, мы успешно используем такой аппарат, он называется в простонародии "детектор лжи". Это полиграф. У нас есть специалисты.

Ника: Вы имеете право им пользоваться?

Власов Андрей Викторович: По согласию тех, кто решился пройти эту процедуру. Если они дают нам свое согласие, им задается определенное количество вопросов, потом специалист делает заключение, имеет человек отношение к преступлению или нет.

Ника: А если вы находите этого негодяя, который терроризирует весь коллектив и ворует кошельки из сумочек, какие ваши дальнейшие действия? Вы идете в милицию сдаете это дело?

Власов Андрей Викторович: Дальше проблема состоит в том, что без помощи и участия в процессе правоохранительных органов мы ничего сделать реально не можем.

Ника: А заставить всех написать заявление в суд, привести за шкирку вора… Как дальше? Мы же хотим, чтобы он сел в тюрьму.

Власов Андрей Викторович: Невозможно работать без тесного контакта с действующими правоохранительными органами. Самое элементарное, частный детектив может найти украденную вещь, но он не может ее изъять.

Мельников Александр Михайлович: Можно сразу обращаться по территориальности в органы внутренних дел для рассмотрения и принятия решения о возбуждении уголовного дела. Только я хочу сразу же добавить, если частному детективу стало известно о готовящемся или совершенном преступлении, он должен незамедлительно проинформировать органы внутренних дел. Вопросы взаимодействия с органами внутренних дел в действующем законодательстве так же четко прописаны, потому что надо четко разделять. У нас в статье третьей так же четко сказано, что детективам, охранникам предоставляется право на добровольной основе оказывать помощь органам внутренних дел в обеспечении правопорядка. Здесь детективы, в первую очередь, выполняют дополнительные функции привлечения сил и средств для обеспечения справедливости. То есть, сбор сведений по гражданским делам, по уголовным делам. Если по уголовным делам, они в течение 24 суток должны уведомить об этом органы внутренних дел, где проводится следствие или дознание.

Ника: Андрей Викторович, вы можете назвать вилку стоимости? Нам всегда кажется, что это очень дорого. Я вас на неделю могу нанять или до завершения дела? Это мне будет стоить тысячу долларов или 500 рублей в час? По какому принципу вы рассчитываете?

Власов Андрей Викторович: Если честно, то твердой ставки у нас нет. Если человек обращается с вопросом, что у него пропал родственник, то все зависит от того, какое количество информации он нам может предоставить, и какое количество информации мы должны забыть. Тут нет железной ставки. Мы сотрудничаем с организациями, предприятиями и для того, чтобы проверить человека, который устраивается к ним на работу, может ли он на этой должности работать, не привлекался ли он к уголовной ответственности, не был ли замечен в пьянстве, в алкоголизме, то это у нас стоит две тысячи рублей.

Ника: Частный детектив может расследовать убийства, как это делали Шерлок Холмс или Эркюль Пуаро?

Власов Андрей Викторович: Нет. Убийство – это прерогатива органов правопорядка. Если совершено убийство, то родственники могут дополнительно обратиться к детективам. И здесь детектив обязан в течение 24 часов уведомить о том, что он заключил данный договор с клиентом, и что он будет проводить соответствующие работы. И они могут здесь уже координировать свои действия.

Ника: Тогда получается, что замечательная старушка Мисс Марпл вообще была вне закона.

Константинов Андрей Дмитриевич: Ну, мисс Марпл все-таки не у нас в стране жила. Я не очень большой специалист по английскому законодательству, я не знаю как у них. Тяжкие преступления – это прерогатива государства, это государственное дело, и в этом смысле любое частное лицо может только помогать, оно не может быть старшим по команде. А есть частные дела и по частным делам совершенно можно и нормально обращаться за какой-то помощью и консультациями, если она не будет переходить какие-то границы. Другое дело, что при любом расследовании…

Ника: Я хотела спросить про журналистские расследования, это ведь официально признанный и разрешенный вид деятельности. Так?

Константинов Андрей Дмитриевич: Не совсем все так. С журналистскими расследованиями все очень сложно.

Ника: То есть, журналист, ведущий расследования, в принципе, он исполняет роль частного детектива, правильно?

Константинов Андрей Дмитриевич: Нет. Не правильно. У журналиста другая цель. Цель журналистского расследования – это, в итоге, материал публичный и как можно большей аудитории рассказать об этом. А вот путь прохождения сбора информации иногда бывает похож. Я всегда говорил, что далеко не всякий журналист должен иметь право на проведение журналистского расследования. И по вопросам собственной безопасности, потому что иногда это бывает связано с какими-то эксцессами, не так часто, но бывает, и по вопросам того, что в ходе проведения этого журналистского расследования он волей-неволей становится носителем какой-то конфиденциальной информации и может использовать ее во вред. Правильно звучал вопрос, что бывают плохие частные детективы, но, знаете, бывают плохие учителя, врачи, пожарные, врачи, которые лечат от несуществующих болезней, прокуроры коррумпированные. У нас в любой профессии можно найти недобросовестного человека, но особо опасно это становится тогда, когда в результате своей деятельности можно существенный вред принести. А поскольку информация – это оружие, то неграмотный или злонамеренный журналист, проведя заведомо в нехорошее направленную работу, он может просто поломать судьбы людей. Поэтому, на сегодняшний момент у нас ситуация такая, любой 17-летний мальчишка, который работает в какой-то районной газете подпадает под действие Закона о СМИ и вроде как имеет право проводить журналистское расследование.

Ника: А частный детектив должен быть старше 21? Вы хотите, чтобы они приходили за лицензией?

Константинов Андрей Дмитриевич: Я говорю, что это обсуждаемый дискуссионный вопрос, потому что были случаи, когда журналистские удостоверения специально использовались со злыми целями людьми, которые фактически проводили оперативно-розыскную деятельность, под видом журналистской. Это очень опасные прецеденты. Кроме того, журналист, который проводит журналистские расследования должен обладать более высокой квалификацией.

Мельников Александр Михайлович: Я хочу здесь добавить. Журналистское расследование – это совсем другой вид деятельности. Частная детективная и охранная деятельность – это оказание услуг в сфере сыска на договорной основе для защиты законных прав и интересов клиентов, это коммерческая деятельность. Люди выбирают себе профессию и будут заниматься именно этим видом деятельности, только в рамках правого поля. Здесь другого не дано. Поэтому они и должны соблюдать те нормы и требования, которые определены, и не нарушать их.

Интернет-вопрос: Была серьезно отравлена смесью тяжелых металлов, чуть не умерла, 2 раза нанимала частных детективов, но, к сожалению, была просто обманута и зря оплатила работу.

Интернет-вопрос: Правда ли, что большое количество обращений к частным детективам – это результат неудовлетворительной работы государственных служб, которые обеспечивают соблюдение закона и безопасность граждан?

Интернет-вопрос: Обязан ли частный детектив хранить свою профессиональную тайну пожизненно? Ведь он может совершенно спокойно шантажировать людей.

Ника: Вы согласны, что можно и в милицию заявление написать, и все будет висеть, по поводу угона, например, машины. Люди кидаются к частным детективам, потому что им кажется, что это более реальный способ.

Мельников Александр Михайлович: Здесь двоякая ситуация, но я хочу обратить внимание, что, когда заключаются договорные отношения с клиентом, во-первых, чтобы они были в письменной форме, потому что то же требование, где детектив должен указать и свою лицензию, и все отправные данные, а гражданин, чтобы не оказаться в последствии обманутым и искать неизвестно кого, он имеет право обратиться к нам и запросить, имеет ли данное лицо право на занятие данной деятельностью. Мы ведем соответствующий реестр и обязаны в соответствии с законом предоставлять эти сведения гражданам. Я думаю, что можно будет на треть сократить эти нарушения, которые допускаются со стороны детективов. Далее, категорически запрещено детективам разглашать сведения, которые были им добыты в результате выполнения заказа со стороны клиента.

Константинов Андрей Дмитриевич: По поводу машины, которую угнали. Заявление по территории писать обязательно в любом случае, потому что иначе она не будет числиться в угоне и, если на ней будет совершено преступление, допустим, то вы, как владелец средства, представляющего собой повышенную опасность… А потом вы можете привлекать кого угодно, экстрасенсов, частных детективов, кого хотите, но заявление надо написать обязательно, иначе машина не в угоне.

Ника: Почему так часто всплывает разговор о шантаже?

Константинов Андрей Дмитриевич: Потому что люди смотрят кино и читают книги.

Ника: Андрей Викторович, вас оскорбляет такое мнение общественности?

Власов Андрей Викторович: Конечно, да. По той причине, что тут даже вопрос не закона о частной детективной деятельности, здесь просто вопрос обычной порядочности и, как в любой профессии, иногда встречаются не совсем порядочные люди, поэтому это не особая черта всех детективов…

Ника: А ведь частным детективом может стать не каждый, надо иметь либо юридическое образование, либо специальную подготовку, либо не менее трех лет в оперативно-розыскной службе, а у вас какой опыт?

Власов Андрей Викторович: Так как поставлена у нас лицензионная работа в нашем областном управлении внутренних дел, часть седины на моей голове – это от того, что мы получали лицензию.

Улица Петербург: Меня интересует, работают ли у нас женщины в сфере частного сыска?

Мельников Александр Михайлович: Естественно. Есть.

Константинов Андрей Дмитриевич: Иногда бывают ситуации, когда лучше, чтобы разговаривала женщина.

Ника: А еще лучше старушки. Мисс Марпл же хорошо со всеми разговаривала.

Звонок телезрителя: У меня в квартире кто-то бывает. Мне необходимо установить скрытую камеру, чтобы это выяснить. Подскажите мне, к кому мне обратиться. Сколько это будет стоить и какие юридические последствия будут? Мне хотелось бы свои затраты возместить за счет того, кто здесь ходит.

Мельников Александр Михайлович: Здесь несколько вариантов, первое - поставить квартиру под сигнализацию. А в законе о частной охранной деятельности сказано, что они имеют право с разрешения владельца устанавливать видеозаписывающее устройство.

Ника: То есть, если я найму частного детектива, я попрошу его поставить камеры, и вы будете за этим следить?

Константинов Андрей Дмитриевич: Вы можете сами за этим следить.

Ника: Ну, надо же чтобы кто-то за этим следил, в кустах, в засаде.

Звонок телезрителя: Хочу сказать, что АЖУР – это супер, суперпрофессионалы, журналисты, юристы. У меня вопрос к господину полковнику. Скажите, вы выросли до этой должности проработав хоть немножко оперработником?

Мельников Александр Михайлович: Совершенно верно, работал. Около года.

Ника: А почему вас это интересует?

Звонок телезрителя: А вы помните, когда организовалась и началась вся эта частная охранная деятельность, в каких годах и при каком президенте?

Ника: Я вам скажу, при Ельцине в 1992 году. И что?

Звонок телезрителя: Когда Ельцин разогнал все органы, и все лучшие специалисты ушли в банки, в коммерческие структуры, тут мы столкнулись с государственной милицией, которая нам палки вставляла во все колеса. Как они нас гнобили! Как они нам мешали работать! Понимаете, сейчас возник вопрос о сыщиках. Сыщики нормальные люди, сейчас сыщики приходят совершенно другого поколения, все за деньги. Мы, когда работали, мы работали на совесть.

Ника: Вы частный детектив?

Звонок телезрителя: Я и частный детектив, и частный охранник, дело не в этом. Понимаете, пришло другое поколение, люди пришли совершенно за другие ценности. Вы обсуждаете совершенно разные понятия, мы были совершенно другие. И пускай туда приходят самые умные, самые лучшие люди, но, пожалуйста, начальники, проверяйте не лицензии и допуски, а людей.

Константинов Андрей Дмитриевич: Горячо и сумбурно. Интересный момент, 1992 год, первые объединения которые действовали нелегально. Они появились еще до, где-то в конце 1980-х годов. Это было такое интересное время, когда практика существенно опережала законодательство.

Ника: Андрей Викторович, проблема кадров сегодня остро стоит?

Власов Андрей Викторович: Кадры – это очень важный вопрос. У нас работают только те люди, которые прошли школу уголовного розыска, каждый имеет стаж не менее 20 лет. Это высокие профессионалы, которые и во время своей работы в органах внутренних дет занимались непосредственно именно розыском.

Ника: Как посоветовать людям? Чтобы они открыли телефонный справочник и все-таки поискали телефоны детективных агентств, если у них какие-то проблемы?

Константинов Андрей Дмитриевич.: Всегда надо идти, конечно, от здравого смысла. Плохо, когда вообще люди считают, что все их проблемы должен решать специально обученный человек. Я вас уверяю, что очень многие проблемы люди могут решить и сами. Второй момент, лучше, когда кто-то рекомендует. Лучше навести какие-то справки для того, чтобы понять ситуацию с репутацией, определиться с ценовой политикой и т.д. и т.п., но ни в коем случае не думать, что это некая панацея, что там сидит какой-то самый главный волшебник, который сейчас все сделает, потому что очень горьким может быть разочарование. Это обычные люди, которые могут очень тщательно делать свою работу, но такого рода процесс – это как на рыбалке. Клюнет – не клюнет, 100% гарантию, к сожалению, никто не даст.

Ника: Как вам кажется, Александр Михайлович, нас ожидает всплеск, расцвет детективных агентств или это всегда будет немного в тени?

Мельников Александр Михайлович: Пока об этом судить сложно. Хочу повториться, к частным детективам нужно обращаться факультативно, дополнительно. Потому что, чем больше будет сил и средств вовлечено для решения проблемы, тем вероятнее достижение цели.

Ника: Вас послушать, так надо в три агентства сразу…

Константинов Андрей Дмитриевич.: Как раз нет. Любой лишний в оперативном процессе усложняет сам оперативный процесс.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке