«Международный день мигранта»

18.12.2007, 14:45 Открытая студия

Все флаги в гости будут к нам! А будут ли к нам в гости соотечественники? За 2007 год по программе переселения обратились 35 тысяч человек, в реальности в Россию переехали только 400. В чём причина?

Сначала жильё, правовые вопросы, но самое любопытное, тактика регионов. Регионы России отказываются принимать соотечественников, стараются найти обходные пути, чтобы никого не впускать на свою территорию. Почему так происходит? Что ждёт соотечественников в перспективе? Как вернуться на родину?

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гости в Петербурге: начальник Управления Федеральной миграционной службы по Петербургу и Ленинградской области полковник милиции - Юрий Николаевич Буряк, а также профессор, доктор исторических наук, президент Дома национальных культур, руководитель Научного центра «Петрополь» - Тамара Михайловна Смирнова.
Гость в Москве: заместитель директора Федеральной миграционной службы РФ - Михаил Леонидович Тюркин.

По статистике ежегодно в Россию приезжают 20 миллионов мигрантов, причём 10 из них – нелегально. Ущерб от нелегальных мигрантов, которые не платят налоги – ежегодно 200 миллиардов рублей. На вопрос, какую политику государству проводить по отношению к мигрантам, на 1 место граждане поставили противодействие нелегальной эмиграции, на 2 – борьбу с этническими преступными группировками и только на 3-е – переселение в Россию русскоязычных граждан. 59% россиян хотели бы прекратить приток мигрантов в страну. И при этом в Центре демографии и экологии человека предполагают следующий прогноз: к 2100 году в России 60% населения – будут мигранты.

Ника: Меня смущают цифры. Юрий Николаевич, хотя бы по Петербургу и области такой порядок цифр? Мы можем говорить о миллионах, сотнях тысяч, десятках?

Буряк Юрий Николаевич: Да нет, мы о миллионах по Санкт-Петербургу не можем говорить, это однозначно. Потом, как появляются эти цифры, трудно сказать и сказать, правильные ли эти цифры. Нелегальная эмиграция и подразумевает само понятие – нелегальная, т.е. неизвестная эмиграция. Мы можем только предполагать, никто на сегодня не может дать точные цифры. Это возможно только когда мы нелегальную эмиграцию переведём в легальную. То, что цифра нелегальных эмигрантов сокращается, это безусловно. Только за этот год миграция сокращена. Даже если мы возьмём только один аспект трудовой миграции, из 30 тысяч на сегодняшний день до 200 000, т.е. уже 170 000 нелегальных мигрантов прошлого года в этом году, я даже не буду употреблять слово «легализовано», но получили статус легального нахождения на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Это уже говорит достаточно красноречиво о том, что федерально-миграционная служба предпринимает серьёзные и активные шаги в области того, чтобы нелегальную эмиграцию вывести из тени различными методами и формами, чтобы это явление носило цивилизованный характер. Более 10 000 разрешений на временное проживание - тоже цифра, которая говорит о легализации, о том, что этот процесс находится в достаточно цивилизованном русле, что эту проблему решают. Продление ещё на год упрощённого порядка приёма гражданства, наверное, тоже говорит о том, что государство думает о том, что это явление нельзя забывать, и что с этими людьми необходимо работать и оказать им всемерную помощь в этом направлении. Достаточно хороших ярких примеров в этой области. Сказать о том, что 3 позиции с точки зрения важности для граждан России можно абстрагироваться и уйти от своей должности, поставить себя на место гражданина обычного и сказать, что из них важнее, трудно. Здесь, наверное, больше играют факторы эмоций каких-то, не совсем хорошее и глубокое знание этой проблемы. Зададим главный вопрос: говорят, что мы против миграции, хотя я не согласен с вами в том, что 30% граждан являются мигрантами. Мы все 100% являемся мигрантами, потому что миграция – это движение, передвижение, мы все с вами движемся. Просто есть понятие – внешняя миграция, а есть внутренняя миграция. Если мы говорим о внешней миграции на сегодняшний день, во всяком случае, говоря о Санкт- Петербурге и Ленинградской области, и, наверное, о всех субъектах Северо-Западного федерального округа, можно сказать, что жизнь не обходится без использования труда внешних мигрантов. Это факт. Как мы сейчас можем обойтись без мигрантов в некоторых областях производства, где заняты до 90% представителей внешней трудовой эмиграции: строительство домов, дорог. Перевод всего этого в легальное русло не обсуждается: действительно, нелегальная миграция не платит налоги, живёт по особым каким-то законам, это всплеск криминогенной обстановки. Даже легализация 170 000 человек тоже повлияла на уплату налогов и на успокоение обстановки определённой в этой среде. Это очень многогранный вопрос, и нельзя одной фразой ответить, хорошо это или плохо.

Ника: Михаил Леонидович, прозвучала у нас в вопросе, в графике, цифра, про легальных мигрантов говорим, цифра порядка 10 миллионов? По моим данным, с начала этого года около 6 миллионов граждан встали на миграционный учёт. Скажите, а Россия, сколько готова принять? Есть какие-то квоты? Эти 6 миллионов – достаточная или слишком большая цифра для страны, с которой не справиться?

Тюркин Михаил Леонидович: У вас состоялся очень интересный диалог. Мы сегодня, на самом деле, не вводим какие-то определённые квоты. Речь идёт об одном – о потребности регионов по привлечению мигрантов. И сегодня эта работа началась именно так, как мы хотели, потому что квотирование ведётся у нас 3-й год, но только сегодня у нас регионы реально оценивают потребности мигрантов и свои предложения в Правительство выдают из той потребности, которая для них необходима. Я хочу ещё раз подтвердить, что миграция – это, действительно, очень сложный процесс, который затрагивает интересы без исключения всех федеральных органов власти субъектов РФ. Это, в первую очередь, миграционная служба, как координатор этих работ, это и Минздрав, и различные другие структуры. Очень сложно сейчас говорить о том, какие перспективы у нас от миграции. Главное сказать, что сегодня весь мир борется за мигрантов. Мы это знаем, и то, что Юрий Николаевич сказал, я с ним согласен, что наша задача – всю миграцию направить в правовое русло, чтобы приезжающие мигранты, которые нужны России, соблюдали наши законы.

Телефонный звонок: У меня вопрос: Человек пересекает границу сюда, действительно едет зарабатывать деньги. С него требуют медицинское заключение, плюс сертификат ВИЧ. Через неделю, через день человек этот, учитывая, что у нас проституция как бы совершенно процветает, он может заразиться. Откуда же у него такие деньги, чтобы сдать всю вот эту медицину всю и через день заболеть? Уже совершенно нормально ты будешь ходить по городу и работать больным человеком.

Ника: Подождите, Вы как предлагаете решать эту проблему?

Телефонный звонок: Я даже сама не знаю, я хочу спросить у вас.

Буряк Юрий Николаевич: Наверное, это больше в компетенции здравоохранения. Я не согласен с такой постановкой вопроса. Давайте тогда мы откроем дверь всем опасным заболеваниям. Не только ВИЧ-инфекция является противопоказанием к пребыванию на территории РФ, это и некоторые формы туберкулёза. Любое государство устанавливает карантинный барьер. По поводу того, что они едут сюда зарабатывать деньги вообще без денег, я этого тоже не понимаю, наверное, я против того, чтобы государство Российское занималось благотворительностью в этой области. Я не представляю, как я могу выехать за границу, надеясь, что меня будет содержать другое государство. Т.е. элементарные финансовые средства у человека должны быть. Потом ведь правила и порядок въезда в государство должны быть известны заранее. И они известны. Человек, который хочет въехать, он должен этим поинтересоваться заранее, а не приехав и встав перед фактом. Эти ограничения я считаю уместными, они должны быть. Потом можно и через день заразиться тем же ВИЧ, но через день можно также и под трамвай попасть, мы так до абсурда дойдём. Разрешение на работу даётся на год, затем всё это человек обязан повторно пройти.

Ника: Мигрант – это человек, который изначально должен быть настроен на большие трудности, да?

Смирнова Тамара Михайловна: Мне показалось, что зрительница задала несколько иной вопрос, что, несмотря на все возможные меры, человек всё равно может заболеть и представлять опасность для страны пребывания, для принимающей стороны. Эта опасность преследует любого из нас, к сожалению. И считать, что к нам кто-то специально едет, чтобы заразиться и других заражать, это неправильная постановка вопроса. Честно вам скажу, что я уловила в этом вопросе распространённое недоверие по отношению к людям, которые приезжают сюда работать.

Ника: К нам подключился собеседник из Открытой студии в Челябинске - начальник Управления федеральной миграционной службы по Челябинской области Артур Оскарович Даймерт.

Телефонный звонок из Ставрополя: Мой сын женат на девочке, родители которой переехали в 89 году в Ставропольский край. Они получили гражданство примерно в 93 году. Сейчас им по 27 лет, у них родился ребёнок, ребёнку гражданства не дают, хотя родители ребёнка и их родители гражданство имеют. Требуют справку, где они находились в 92 году, бабушка с дедушкой. Почему ребёнку не дают гражданство?

Буряк Юрий Николаевич: Здесь проблема, я думаю, в другом. Никто ребёнку гражданство не должен давать, ребёнок становится гражданином РФ автоматически в соответствии с действующим законодательством. Там, скорее всего проблема в том, что есть сомнения в подлинности гражданства изначального, бабушки и дедушки, на фоне которого получили гражданство дети. Если же у нас оба родителя – граждане РФ, то речи о приобретении ребёнком гражданства здесь не идёт. Таких случаев очень много. И если на основании первичного фундаментально полученного, но сомнительного гражданства получены все остальные, здесь такие акты будут аннулироваться в соответствии с действующим законодательством.

Ника: Постойте, я хочу уточнить. Объясните мне, пожалуйста, просто. Вот все знают, что если въехать в Америку и, например, у меня там родится ребёнок. Независимо от моего гражданства, ребёнок автоматически станет гражданином США. У нас ведь такого принципа нет, ребёнок, рождённый здесь, автоматически гражданином не будет, так?

Тюркин Михаил Леонидович: Да, правильно. Здесь я согласен с Юрием Николаевичем: сегодня проблема основная – не подтвердить факт, что ребёнок родился на территории России, а то, что его родители законно получили те документы, которые сегодня есть. Я назову 1 цифру: у нас за 11 месяцев текущего года выявлено более 8 000 паспортов, которые выданы с нарушением установленного законодательства по различным причинам. Поэтому вопрос здесь сугубо рабочий, необходимо будет те документы, которые сегодня представлены, посмотреть и решить все вопросы в установленном законом порядке.

Ника: Если выяснится, что в этой семье при оформлении бумаг была нарушена процедура, наверняка, не они сами пошли на рынок и купили «палёный» паспорт, например. У них есть шанс заново подать все документы и снова сделать запрос на гражданство?

Тюркин Михаил Леонидович: По нашим оценкам, причины различны: и по вине граждан, представлявших документы, и по вине сотрудников федеральной миграционной службы. Механизм полностью в законе отработан, это механизм временного проживания, постоянного проживания.

Улица Петербург: Я – руководитель фирмы. Я хочу знать, когда Правительство подпишет квоту на 2008 год для иностранных работников, въезжающих по визовому режиму? Мы до сих пор не можем подать документы на продление.

Тюркин Михаил Леонидович: Организационная работа у нас практически завершена, в ближайшее время такой документ будет подписан. Но это не является препятствием, потому что сегодня и субъекты, и работодатели планируют на следующий год эти квоты, их представляют в соответствующие подразделения, идёт обобщение. И Правительством в ближайшее время эти решения будут приняты. Эти квоты будут опубликованы в средствах массовой информации

Ника: И ещё вопрос по психологии мигранта. Нам всегда кажется, мигранты - это люди, которые приехали, чего-то от нас хотят. Нам относиться к ним как к людям временным, которые приехали сюда поработать, или как к людям, которые приехали в своей основной массе всё-таки, чтобы остаться здесь навсегда. Как вам кажется?

Смирнова Тамара Михайловна: Дело в том, что путаница в терминологии всегда приводит к непоправимым последствиям. Речь должна идти не только о трудовых мигрантах, о которых совершенно ясно, что они приехали на время, заработать, потому что все их мысли у себя на родине, и они здесь зарабатывают, для того, чтобы там обеспечить свою семью. Но мигрантами ведь называются, как здесь справедливо Юрий Николаевич сказал, люди, которые просто сменили место жительства, даже в рамках города и люди, которые приехали жить в Петербург по разным поводам, по разным основаниям. Естественно, мы говорим о легальном переезде. Но дело в том, что у нас до сих пор мигрантами зовут и тех, кто попал в Петербург, когда он ещё был Ленинградом, на излёте Советского Союза, например. При распаде СССР, к огромному сожалению, были вооружённые конфликты, и были трагедии. И вот у нас в городе живут, например, и беженцы из Абхазии – грузины, и есть беженцы из других мест, и переселенцы из Абхазии – абхазы. К счастью, у нас в рамках существующих общественных структур и государственного Дома национальностей сотрудничают и т.д., но вот ситуация – они тоже мигранты. Некоторые из них до сих пор имеют статус беженца, а некоторые не могут этого статуса получить. Другие уже легализовались как граждане России. И вот в связи с тем вопросом, который задала зрительница из Ставрополя, я всё-таки не совсем понимаю такой ответ руководителей миграционной службы. Объясняю: ладно, они что-то, может быть, не так сделали, хотя этого никто не знает, а что же теперь их детям делать, их внуку? Это они теперь будут 100 лет дожидаться, пока получат это самое гражданство, потому что кто-то показывает, какой он необходимый и роется в этих документах. И, простите, не совсем по теме, но в данном случае, должна сказать. Я поменяла жильё 1,5 года назад в рамках города. Но поскольку я имела счастье родиться на Украине, то Управление федеральной миграционной службы не хотело меня регистрировать.

Ника: Простите, сколько лет вы живёте в Петербурге?

Смирнова Тамара Михайловна: Я живу в Петербурге с 1973 года после окончания университета, плюс ещё до этого. То есть, как говорится, гражданин РФ с момента её возникновения, после распада Союза, я имею ввиду, человек, который написал книгу «Национальность – питерские» и т.д. И мне пришлось доказывать, где я находилась в 1992 году. Понимаете, вот такой подход свидетельствует о том, что при декларативном утверждении, что мы заинтересованы в мигрантах, и уже началась конкуренция за миграцию, в мире она идёт давно, на практике это выглядит, честно говоря, по-другому. О чём, между прочим, постоянно говорят представители различных национально-культурных объединений нашего города, с которыми я сотрудничаю, которые оказали мне честь, избрав президентом общественной организации «Санкт-Петербургский дом национальных культур». Мне хотелось бы вот о чём сказать: дело в том, что наш город никогда уже за 304 года своего существования не рос только за счёт естественного прироста. Он всегда рос за счёт мигрантов. И так продолжается и сегодня. И поэтому в нашем городе вопрос миграции имеет особое значение.

Ника: Михаил Леонидович, защищайтесь, хотела сказать. Вот как быть людям, они теперь, действительно, начинают бояться, что все откуда-то приехали, ещё что-то такое. Нет ли такой лёгкой «охоты на ведьм»? Честно?

Тюркин Михаил Леонидович: Вы очень хорошо сказали по поводу «защищайтесь», но я бы хотел ещё раз повторить, что миграция – это очень сложный процесс. И лично я 3 года назад возглавил группу по разработке концепции государственной миграционной политики. 70 человек мы объединили в этой группе, это ведущие мигранционщики. Писали мы эту концепцию, в целом документ представили в соответствующие структуры, и до сих пор этот документ не принят, потому что, действительно, не до конца мы всё-таки поняли, что сегодня необходимо для страны в рамках миграционной проблемы. Не хочу оправдываться, я считаю, что Тамара Михайловна отчасти права, и сегодня служба активно ведёт работу по тем сотрудникам, которые сегодня чёрство относятся к нашим гражданам и к иностранцам. Мы должны работать на людей. Вся служба существует для того, чтобы граждане РФ, иностранные граждане могли воспользоваться своим правом. У нас много сегодня прецедентов, когда мы наказываем нерадивых сотрудников и т.д. И всё-таки мы сегодня говорим, что Россия – цивилизованное государство, существуют законы, и закон сегодня определён. У нас есть отдельный статус для такой категории как беженцы, вынужденные переселенцы. Мы имеем упрощённый порядок для тех иностранцев, кто хочет работать. У нас есть такой институт как «вид на жительство», «гражданство», 14-я статья, вы знаете, уже несколько лет продлевается, хотя переходный период уже прошёл, есть полный правовой механизм для того, чтобы сегодня получить тот или иной статус. Другое дело, что та привычка, особенно у граждан, которые прибывают из стран СНГ, это попустительство, неуважение закона: авось пройдёт, а может быть не надо идти или откупиться или ещё что-то, вот сегодня мы чётко поставили перед собой задачу, чтобы нормы закона выполнялись от «а» до «я».

Ника: Хочу уточнить. Основные проблемы, к сожалению, когда мы говорим о проблемах миграции, возникают с нашими бывшими согражданами по СССР? Из Италии, Америки приезжают достаточно законопослушные люди?

Тюркин Михаил Леонидович: Абсолютно правильно. Люди из дальнего зарубежья в основной массе соблюдают законы, и с ними проблем нет. Есть определённые категории, с которыми возникают вопросы, но это небольшой процент. И всё-таки те законы, которые сегодня существуют, они полностью определяют правовой статус иностранного гражданина.

Ника: Не секрет, что когда мы говорим о Москве и Петербурге, мы понимаем, что это лакомые центры, конечно, сюда едет очень много людей. А вот если брать Челябинскую область, к вам откуда в основном люди едут?

Даймерт Артур Оскарович: Дело в том, что Челябинская область является приграничной территорией с Республикой Казахстан, поэтому основная масса граждан приезжает к нам из этой республики. Кроме того, через Казахстан проходит транзит всех азиатских государств. Поэтому основная масса граждан, прибывающих в Челябинскую область – это всё-таки азиатские регионы.

Оксана: Сюжет от наших коллег по поводу программ переселения наших соотечественников. Одна из проблем, когда программа стартовала, помимо жилья и поиска работы для мигрантов, было то, что многим районам программа казалась неинтересной. Челябинск, насколько я понимаю, не входит в эту программу, и, тем не менее, там как раз обратное желание.

Ника: Артур Оскарович, подтвердите, Челябинск не входит в число пилотных регионов, которые участвуют в этой программе содействия добровольному переселению соотечественников, да? А вы бы хотели в этом участвовать. Вы – пограничная территория, люди и так к вам едут, если бы была возможность ещё с помощью государственных каких-то денег им помочь?

Даймерт Артур Оскарович: Я бы хотел сказать, что у нас по программе участвует не только территория пилотного варианта, но и другие территории. И в связи с этим Челябинская область 29 ноября приняла такую программу, которая сегодня находится у Правительства РФ и ждёт своего утверждения. То, что сейчас показали по Иркутску, для нас тоже интересно, и я думаю, те четыре территории, которые в нашей области были определены, которые нуждаются в квалифицированных мигрантах, будут с удовольствием их встречать, ждать и делать всё, чтобы они могли также социально адаптироваться, как и в Иркутской области.

Ника: Михаил Леонидович, а чем вы можете объяснить то, что заявок-то не очень много? Наверное, ожидались какие-то тысячи заявок, а, в общем-то, речь идёт о сотнях?

Тюркин Михаил Леонидович: Знаете, очень часто приходится отвечать на эти вопросы. Я бы всё-таки хотел здесь сказать, что сегодня мы не ставим перед собой определённую цель по количеству переселяющихся людей. Это будет неправильно, потому что за каждым человеком – его судьба, его семья, и главная задача государственной программы – дать возможность нашим соотечественникам вернуться на территорию РФ. Это с одной стороны, с другой стороны - мы должны понимать, что есть сложность этой программы и сложность социальных условий, которые сегодня существуют в регионах, нельзя сейчас огульно говорить, что всех мы собираем и привозим на территорию России. Первое – это готовность субъектов РФ: это рабочие места, детские сады, школы и др. Это, прежде всего, состояние местного коренного населения. Вы же понимаете, мы не должны создать здесь какую-то напряжённость. Больше года понадобилось для того, чтобы все эти нюансы состыковать, и на выходе получилась реальная программа. И те цифры, которые мы сегодня имеем, пусть они небольшие – сегодня приехало около 370 человек по всей РФ, но мы считаем, что лучше качественно, нежели чем мы сейчас дадим большой поток, а результат будет абсолютно другой по сравнению с показанным сюжетом. Поэтому первая и основная задача программы это точечность, это удовлетворение всех тех моментов, которые закреплены в программе. Правильно было сказано, что 12 регионов начали работать, плюс к этому почти все оставшиеся регионы у нас сегодня подготовили программы, и отчасти они приняты, и, вероятно, до конца года оставшиеся будут приняты. Сегодня они переходят в практическую плоскость, т.е. теоретические вопросы у нас закончились, отработка между министерствами и ведомствами прошла, и сегодня мы начинаем эту программу реализовывать.

Интернет-вопрос: Есть вопрос к Михаилу Леонидовичу. Как вы относитесь к фирмам и организациям, которые помогают мигрантам легализоваться на территории России? Не секрет, что в конторах можно приобрести регистрацию, разрешение на работу, медицинские заключения? Это, по идее, та сфера, которая оспаривает ту схему, которая предложена официальной государственной программой.

Тюркин Михаил Леонидович: Я не буду лукавить, мы крайне негативно относимся к любым посредническим структурам по очень простой причине: у нас сегодня в службе работает около 35 000 человек по всей территории РФ. И когда гражданин приходит в эти посреднические структуры, то он просто в никуда отдаёт свои финансовые средства именно за посредничество, которое сегодня существует. Мы сегодня в полном объёме можем обеспечить те задачи и функции, которые государством определены за государственной миграционной службой. Только в Москве у нас 126 подразделений.

Ника: Подтверждаете, Юрий Николаевич? Хотя, я знаю, не хватает людей, очень невысокие зарплаты. Есть ведь такая проблема?

Буряк Юрий Николаевич: Нет, зарплата у нас хорошая, просто маленькая. Я согласен с Михаилом Леонидовичем, я точно также отрицательно отношусь к деятельности подобных организаций. Более того, мы массу усилий прилагаем, чтобы с этим бороться. В лучшем случае, что можно здесь приветствовать – это оказание юридической помощи в подготовке каких-то материалов. Всё остальное из тех вопросов, которые в монопольном ведении Федеральной миграционной службы, как может фирма-посредник сделать какую-то регистрацию. Вот это опять мы переходим к той теме с гражданством. Мы идём, покупаем абсолютно фальсифицированные документы, затем требуем какой-то справедливости.

Ника: Есть часть людей, которым кажется, что если уже официально эти объявления где-то висят, значит тем, кто объявляет – им разрешено. Как с турфирмами, что там купить путёвку, что в другом месте. Надо постоянно говорить, что только в отделениях Федеральной миграционной службы нужно оформлять документы и нигде больше.

Буряк Юрий Николаевич: Исключительно. И поверьте, деятельность этих фирм незаконна. Мы проводим разъяснительную работу. К сожалению, с точки зрения действующего законодательства, мы не можем с ними напрямую бороться, это функция органов внутренних дел. Но я хочу сказать, всё-таки давайте мы будем выполнять закон, незнание которого, как известно, не освобождает от ответственности. А поэтому, может, начнём с изучения закона и с его соблюдения, а уж затем, если мы попадаем в какие-то неприятные случаи, мы будем их решать. Но, поверьте, этих случаев сразу станет на несколько порядков меньше.

Смирнова Тамара Михайловна: Я очень хочу войти в разговор. Дело в том, что речь идёт о том, что мы, с одной стороны, заинтересованы в мигрантах как в трудовой силе. И когда здесь говорят о квалифицированных, то мне не совсем понятно, поскольку, честно говоря, квалифицированных мигрантов Российская Федерация взяла ещё в 90-е годы, когда по свежим следам распада Союза сюда поехали люди, действительно, с высшим образованием. Кстати, тогда у мигрантов уровень высшего образования в целом в процентном отношении был выше, чем в целом по стране. Эта волна, настоящие высококвалифицированные специалисты, они уже переехали, а сейчас, скорее всего, речь идёт о работе не столь квалифицированной. И мне здесь непонятно следующее. Люди едут на авось: найду работу, знакомый сказал, может обращусь в свою диаспору и т.д. А вот в Советском Союзе была служба организованного набора рабочей силы, которая как раз и занималась направлением необходимых рабочих и специалистов. И вот эта государственная служба, которую можно было бы назвать государственной биржей труда, вместе с Управлением федеральной миграцией могли бы как раз и вербовать, но не хочу говорить это слово – приглашать на работу людей нужных специальностей, нужной квалификации, обеспечивая им официально через миграционную службу все необходимые документы и т.д. И вот тогда можно было бы и набирать, и размещать, и контролировать.

Ника: Но, Тамара Михайловна, представим любую страну: студент поехал в Лондон искать работу. Он же сам поехал, он будет обивать пороги, шишки, учить английский язык. И в печальном случае вернётся в страну. Никто его не рекрутирует на работу.

Смирнова Тамара Михайловна: В таком случае вопрос: так ли Великобритания нуждается в наших студентах, как Российская Федерация нуждается в иностранных рабочих? Ответьте. И каждый вам скажет, что РФ в иностранных рабочих нуждается гораздо больше, сильнее. И если есть такая проблема, то её нужно решать, в том числе организационными методами. А я считаю, что у нас проблема, наряду с другими, есть та, что общество в нашей стране, увы, и в Петербурге тоже, соглашается с тем, что иностранные рабочие – это люди бесправные. Неважно, что там официально прописано. Что они могут работать по 15-16 часов в сутки, они же сами сюда приехали, что они могут жить в железных гаражах, и никого это из нас не волнует. В этом случае не надо говорить, что мы заинтересованы в привлечении, что мы за права мигрантов.

Ника: А почему они соглашаются работать по 15 часов? Они ведь соглашаются.

Смирнова Тамара Михайловна: Потому что перед ними ставят такие условия вот те самые, кто их набирает, оформляет им документы и т.д. И никто не следит за выполнением каких-то прав этих самых трудовых мигрантов, к сожалению. Беспокоятся только о том, чтобы у него была регистрация. А вот та самая Декларация Генеральной ассамблеи, которую мы сегодня отмечаем как информационный повод, там записано, что целью принятия этого Международного дня мигранта является защита прав и достоинства людей, вынужденных покидать свою родину, а также содействие признанию вклада мигрантов в достижения стран их пребывания. Вот какой день мы сегодня отмечаем.

Ника: Но мы не знаем, как его отмечать, к сожалению. Мы, действительно, как информационный повод его использовали.

Тюркин Михаил Леонидович: Я бы хотел ответить Тамаре Михайловне Смирновой. Мне сложно понять, что она хотела сказать, потому что здесь слишком много всего.

Ника: Речь идёт об ущемлении прав трудовых мигрантов, о том, что по сравнению с нашими гражданами к ним относятся как к людям второго сорта.

Тюркин Михаил Леонидович: Я понял, понял. Первый тезис был, что мы говорим о каких-то специалистах в рамках миграции. Мы сегодня не говорим о высококвалифицированных или каких-то других мигрантах. Мы говорим только об одном, что все мигранты должны соблюдать законы. Второе. Было сказано, что раньше было как-то хорошо, сейчас плохо. Я в службе с 2001 года - это было Министерство по делам федерации национально-миграционной политики, 2 500 человек госслужащих, прошёл также Министерство внутренних дел, когда эта служба была в составе. Сегодня это служба, подведомственная МВД, численность службы в 10 раз больше, чем была. Поэтому уже говорить, что было хорошо, сегодня плохо, я считаю, абсолютно некомпетентно.

Смирнова Тамара Михайловна: Лучше для вас, это не значит, что лучше для дела.

Тюркин Михаил Леонидович: Третье, самое главное, что мы сегодня ведём реальную работу, у нас заключено соглашение практически со всеми странами, речь идёт о реальной защите прав и свобод этих граждан. Постоянно проводим встречу с послами. Я буквально за прошедший месяц был в Узбекистане, в Туркмении и в Таджикистане именно по вопросам привлечения трудовых мигрантов. Ну и самое главное, мы сегодня наложили большое количество штрафов именно на работодателей, которые сегодня не соблюдают законы РФ, которые недостойно относятся к мигрантам. Мы сегодня выявляем эти фирмы и пытаемся, думаю, у нас всё получится, довести эти условия для трудовых мигрантов, в которых живут российские граждане.

Улица Петербург: Не секрет, что уже много лет работают в строительстве у частных людей на участках приезжие строители. Я хотела бы узнать, нужно ли мне при найме на работу для работы на садоводческом участке бригады из Молдавии проверить у будущих работников гражданство и оформлять с ними какие-то документы?

Даймерт Артур Оскарович: Во-первых, при любом раскладе гражданка должна зарегистрировать этих граждан, а чтобы их зарегистрировать, естественно, нужно проверить документы. Во-вторых, нужно оформить с ними конкретные трудовые отношения на строительство того же приусадебного участка, коттеджа или частного садового домика.

Ника: Надо оформлять отношения с каждым человеком? Или можно оформлять с бригадиром, а он пусть всех их уже регистрирует?

Даймерт Артур Оскарович: Дело в том, что сегодня существует порядок уведомления об использовании иностранной рабочей силы. Поэтому, кто бы её не использовал, будь это физическое лицо, будь это предприятие, оно должно направить в наш адрес уведомление по каждому иностранному гражданину.

Буряк Юрий Николаевич: Всё абсолютно правильно, но прежде чем отправить уведомление, мы должны оформить на каждого иностранца разрешение на работу. Это такой же порядок, как на стройкеЮ так и на всех других объектах. Человек, который привлекает иностранцев, оформляет разрешение на работу. Только после этого он может осуществлять трудовую деятельность.

Ника: Получается, проще их не брать, чем иметь такую головную боль, правда?

Буряк Юрий Николаевич: Можно взять российского гражданина, заключить с ним трудовое соглашение и работать спокойно в рамках законодательства.

Телефонный звонок: У меня вопрос к Михаилу Леонидовичу. Буквально 10 минут назад Михаил Леонидович сказал: 70 человек, ведущих специалистов по проблемам миграции работали над законопроектом. Скажите, пожалуйста, как 70 человек, ведущих специалистов, работая над таким проектом, не поняли, что нужно для нашей страны?

Ника: А что нужно для нашей страны?

Телефонный звонок: Решить проблему миграции.

Тюркин Михаил Леонидович: Я отвечу на вопрос. Во-первых, это не законопроект, потому что мы готовили не проект федерального закона, это была концепция в рамках тех решений, которые были приняты Советом безопасности. А в чём суть: документ был разработан, ну посмотрите, у нас 2004, 2005, 2006 год – это серьёзное изменение миграционного законодательства. У нас была с вами регистрация, сейчас у нас миграционный учёт, абсолютно другой порядок. Мы упростили процедуру регистрации, точнее миграционного учёта, для иностранных граждан. У нас есть существенные изменения по вопросам паспортной работы, мы вводим паспорта нового поколения, у нас утверждена программа по переселению соотечественников, т.е. часть этой категории приедет сюда по другим правилам. И соответственно, сегодня необходимо нам проанализировать, что происходит в нашей стране в рамках принятых этих законов. И когда документ был готов и направлен в соответствующие структуры, которые оценивают подготовленный документ, возникли те вопросы, которые сегодня решаются. И думаю, что к этому документу мы вернёмся середине 2008 года.

Ника: Можно короткий совет тем, кто по-прежнему путается. Если человек приезжает, покупает квартиру, что у нас разрешено, вопрос прописки и прав. Как здесь решать, с чего начинать и о чём надо не забыть?

Даймерт Артур Оскарович: Права определяются федерально- регистрационной службой, т.е. наличие прав собственности на данное жильё. А прописка – это уже вопрос второй. Если есть права собственности на жильё, можно прописаться, можно и не прописываться в принципе на данный момент.

Ника: А если у меня есть собственность, да ещё значительная, у меня больше шансов получить разрешение, а в дальнейшем и гражданство?

Даймерт Артур Оскарович: Естественно.

Интернет-вопрос из Туркмении: Девушка, 18 лет, хочет переехать, но в консульстве говорят, по программе переселенцев, кстати, что нужна специальность, специальности пока нет, она хочет получить образование в России. Что делать, есть ли какие-то возможности вписаться в программу?

Ника: О, боюсь, что нет, если только родители. Тамара Михайловна, а вы улыбаетесь, нет шансов?

Смирнова Тамара Михайловна: Да, я улыбаюсь, потому что наша сегодняшняя встреча показала, что Управление федерально-миграционной службы, сама эта служба, будучи подразделением МВД, не запрограммирована на решение гуманитарных вопросов, вопросов с правами и т.д., кроме вопросов соблюдения законов.

Ника: А вы согласны, что у нас с законами вот что-то? Вот у нас служба плохая, зато у нас Дума, знаете, замечательная?

Смирнова Тамара Михайловна: Нет, так вообще-то не бывает. Есть проблемы и на уровне законодательства, и на уровне исполнения законов и т.д. Но я ещё раз хочу подчеркнуть, что вот разговор у нас не первый раз, пусть не в студии, с миграционной службой, и такое впечатление, что мы всё-таки говорим на разных языках. Да, выполнение закона обязательно. Но если мы заинтересованы, если нам нужны эти люди, то, значит, нужно ставить вопрос и о решении каких-то других проблем.

Ника: Я должна сказать, поскольку мы не первый раз обсуждаем этот вопрос, в данном случае в защиту Юрия Николаевича. Вы часто говорите, что мы рады бы сделать то и то, но закон связывает нам руки. Какой совет Вы обычно даёте людям: идите в суд, правильно?

Буряк Юрий Николаевич: Это тоже выход. Потом, критиковать всегда проще, чем исполнять. Это априори. Я могу подтвердить, что руководство миграционной службы занимает не просто жёсткую, а жесточайшую позицию в отношении своих подчинённых подразделений в области того, что не может быть не решаемых проблем. Мы нигде об этом не кричим, не говорим, но есть десятки тысяч примеров, когда мы проблемы людей решали в сугубо индивидуальном порядке, те, которые не попадали под горнило общего закона.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке