«Российские мультфильмы»

26.12.2007, 14:45 Открытая студия

Признайтесь, вы тоже их смотрите!!! Смотрите, смотрите… Ищете сходство с мудрой Совуньей или очаровательной Нюшей, а глядя на Кроша, вспоминаете себя эдак 15 лет назад. Смешарики поселились в головах как у взрослых, так и у детей. А ведь когда-то мы с таким же упоением ждали новых серий «Ну погоди».

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга. Мы сегодня хотим поговорить о мультфильмах. Давайте поговорим о наших отечественных мультфильмах.

Гость в Петербурге: ведущий режиссер Студии компьютерной анимации «Петербург», папа «Смешариков» - Денис Юрьевич Чернов, а также художественный руководитель анимационного проекта «Смешарики», один из основателей знаменитой студии «Пилот», продюсер, киновед, культуролог - Анатолий Валентинович Прохоров.

Гость в Москве: писатель Эдуард Николаевич Успенский.

Давайте начнем с души и с возраста. «Смешарикам» сколько лет?

Чернов Денис Юрьевич: Четыре с половиной.

Ника: То есть, они очень похожи на своих героев. Эдуард Николаевич, а если посчитать, сколько лет Чебурашке или Дяде Федору?

Успенский Эдуард Николаевич: Чебурашке, так под сорок.

Ника: А сколько лет сейчас было бы Дяде Федору?

Успенский Эдуард Николаевич: Он года на четыре помоложе.

Звонок телезрителя:: Я звоню из Петрозаводска. Во-первых, хочу сказать огромное спасибо Эдуарду Успенскому за его книги. И я, и дети, и уже внуки знаем их наизусть. Кроме Чебурашки есть еще замечательные осьминожки. А какие еще новые мультфильмы готовятся по вашим книгам?

Успенский Эдуард Николаевич: Недавно государство выдало определенную сумму денег на создание очередной серии «Простоквашино». Этих денег, наверное, не хватит. Надо обязательно искать финансистов. Если у вас в Санкт-Петербурге такие имеются, пусть они смело обращаются к нам. И второй момент, деньги отпущены на 26-минутный фильм, который неудобен по формату. Но, работа идет, кипит, там такие замечательные персонажи сделаны, так что, я надеюсь, что, если фильм не совсем будет удачным, он все равно будет удачный.

Ника: Но все герои сохранятся? Шарик, кот Матроскин?

Успенский Эдуард Николаевич: Да, все сохранятся и там есть еще главная героиня – это тетя Дяди Федора, такая полковник в отставке, бывший хозяйственный работник. Про нее говорит ее ординарец: «Тетя Тамара у нас такая хозяйственная, у нас в военной части три пожара было, она ни одного огнетушителя не истратила!».

Ника: А по срокам-то это долго?

Успенский Эдуард Николаевич: Год-два. В зависимости от того, найдутся ли дополнительные средства для того, чтобы ускорить процесс.

Ника: Мультфильм создается в такое тяжелое время, люди берут и придумывают новых героев. Вы же один из создателей, откуда они?

Прохоров Анатолий Валентинович: Я один из создателей, на самом деле, этот мультфильм, этот сериал, появился почти случайно. Мы, наверное, все-таки еще не доросли до такой фабрики, которая бы планировала, что мы будем в следующем квартале делать такой мультфильм. Мы сейчас в такой стадии, когда мы можем прогнозировать и планировать результат. Тогда, когда это начиналось, это было почти шутка. Первый персонаж, который был прототипом кролика Кроша – это был персонаж, нарисованный в шутку. Наш художник-постановщик нарисовал просто объевшееся животное. И мы стали думать, как могли бы выглядеть другие объевшиеся животные. Естественно, они будут какой-то округлой формы, потом стало понятно, что у этих персонажей достаточно интересный дизайн, они достаточно графичны и оригинальны, и только после этого родилась идея о том, почему бы этих персонажей не начать шевелить, потому что изначально это было сделано картинкой для оформления какой-то конфетной коробки… Это было в шутку, это было абсолютно случайно.

Чернов Денис Юрьевич: В этом смысле проект рос и развивался, как положено плоду в утробе: долго, медленно, осторожно, очень по-человечески. И к нему с нежностью относилось сперва маленькое количество людей, а потом все больше и больше. И то, что у нас сегодня более 200 человек в проекте, и, действительно, все, кто работают, все с нежностью относятся к этим персонажам – это очень важно.

Ника: Это видно. А вот, мне кажется, сегодня ваше принципиальное отличие от Эдуарда Николаевича Успенского, что Эдуард Николаевич сначала пишет, потом создается видео, а у вас сначала пошел образ, а потом родились тексты, очередные герои, характеры их… Какой путь вам кажется более правильным или допустимо все?

Чернов Денис Юрьевич: В двух словах, допустимо все. В трех словах, во-первых, я очень хочу с удовольствием поприветствовать Эдика здесь, это мой старинный друг, во-вторых, сказать, что Эдик – единственный из людей анимационного сообщества, который сразу и безоговорочно принял Смешариков. Другие говорили, что это какая-то вялая, кругленькая фигня, неизвестно, что получится. Когда я пришел к Эдику и показал первые несколько фильмов и первую игрушку, он подскочил от радости и сказал: «Толя, это здорово!», потом он добавил наивные слова «Ты будешь миллионером!», всем кажется, что это просто золотое дно. У Дениса постоянно спрашивают: «Как, ты еще не ездишь на «Лексусе»? А что же? Почему же?», но этот момент, когда Эдик нас принял – это был очень важный момент поддержки. Но, возвращаясь к тому, как развиваться, да, если есть детский писатель – он писатель, он пишет…

Ника: Эдуард Николаевич, вы же придумываете все, вы придумываете характер, придумываете поступки, слова, вам этот путь кажется ведь более логичным, чем придумать картинку?

Успенский Эдуард Николаевич: Безусловно. Они просто авантюристы.

Ника: А вы?

Чернов Денис Юрьевич: Эдик раньше был авантюристом.

Успенский Эдуард Николаевич: Я по образованию инженер и очень сильно просчитываю все, мои авантюры – просто хорошо продуманные механизмы.

Ника: Так у нас собрались сегодня инженер, физик, вы тоже физик?

Чернов Денис Юрьевич: Я не физик, на самом деле, у нас в профессии анимационной можно найти вообще кого угодно, по той причине, что обучающих учреждений не существует, это беда. Та субстанция, которая называется аниматорами, она появляется каким-то методом почкования, из рук в руки.

Ника: С другой стороны, здесь сидят люди, которые через анимацию, сами как бы изобретают. В Москве у нас гость инженер по образованию, спрашивается, что мы переживаем, у нас все хорошо.

Звонок телезрителя:: Я звоню из Кемерово. Я считаю, что Смешарики и все эти новомодные герои они скоро пропадут, останутся только старые герои, которые были в нашем детстве, это крокодил Гена, Чебурашка и другие.

Ника: Вот как выжить?

Чернов Денис Юрьевич: Очень точный звонок, зрительница говорит, что останутся только те персонажи, которые были в нашем детстве, но дети, которые сегодня, они же через тридцать лет скажут: «Нет, ребята, останутся только Смешарики, которые были в нашем детстве и больше никто». Нет, уважаемые дети и взрослые, останутся все. Детям нужно много героев.

Ника: Эдуард Николаевич, ведь проблема выживания – она ведь очень серьезная. Вы говорите, что останутся все, но не все остаются. Есть герои, которые выжили, которым уже по 40 лет, как мы выяснили, а есть герои, которые ушли, мы можем вспомнить эти мультфильмы, но мы не будем зачитываться книжками и покупать себе эти кассеты сегодня. В чем секрет, как вам кажется?

Успенский Эдуард Николаевич: Ситуация такая, Смешарики – это не долгоиграющая продукция, они живы коллективом, но, я думаю, рано или поздно, из них выбьются один, два или три героя, которые станут основными, у них появятся характеры, они имеют шанс долго жить. Для того чтобы герой жил долго, он должен иметь точную речь, точную внешность, точные жесты, точный характер и точную цель в жизни. Пока они, как елочные игрушки на елке, они всех радуют, но мне кажется, что со временем их останется 2–3 или 4 героя.

Ника: Но, Эдуард Николаевич, вы тоже создавали коллективы. Дядя Федор, Матроскин, почтальон Печкин, их много, они же все остаются. У меня ребенок, у него сегодня елка в детском саду, ему досталась роль кота Матроскина, и он был счастлив. Коллектив же остался?

Успенский Эдуард Николаевич: Коллектив остался, но он живет за счет характеров. Я сейчас путаю немножечко, кто там лось, кто заяц, там начинают проявляться черты характера, но пока слабо. Они должны стать реально живыми, чтобы можно было понять, как он будет себя вести, если ему дадут миллион долларов, если ему дадут большую квартиру, как он поступит, будет сам жить, раздаст комнаты кому-то, он слишком щедрый или скупой? Нужно больше характеров, а когда героев много, то очень трудно соблюсти все характеры.

Улица Петербург:: Все наследие «Союзмультфильма», все советские мультфильмы по каким-то причинам оказались в руках одного человека, актера, иммигранта в Америке. Все права принадлежали ему. Благо, сейчас это все вернулось на российские экраны, но как могут люди, которые сейчас занимаются мультипликацией прокомментировать то, что было раньше, сейчас это все прекратилось, и мы вновь можем смотреть наши советские мультфильмы, по нашим телевизионным каналам.

Ника: Мы пока не можем, но они куплены. Это ситуация вас, как людей, которые живут в мире…

Прохоров Анатолий Валентинович: Эта ситуация к мультипликации и к российским зрителям не имеет никакого отношения. Это гениальный пиар того человека, который вернул и подарил ВГТРК возможность торговать советскими мультфильмами за рубежом и получать за это небольшую прибыль, заплатив за это бешеные деньги. На территории России и СНГ, как крутили мультики и имели на это права наши все 1700 фильмов, мультфильмов, так и крутили. Ничего российский зритель и зритель СНГ не заметил и никогда не заметит. Это чисто коммерческая операция, которой был придан абсолютно бешеный, сумасшедший формат, благодаря многомиллионной любви народа вообще к мультикам.

Ника: Эдуард Николаевич, согласитесь, что мои собеседникам в Петербурге, может быть, чуть легче, потому что у них сразу была возможность застолбить все права на бренды, это возможность выпускать книги, жевательную резинку, игрушки, все что угодно. Вы были этой возможности лишены, и вы многие годы потратили на то, чтобы оговорить свою зону влияния. Вы вообще сейчас эту проблему решили?

Успенский Эдуард Николаевич: Знаете, я очень рад, что Толя был довольно близок ко мне и Саше Татарскому, и он понял всю механику фиксирования своих прав. Практически все права мне удалось восстановить в своих руках, тем более, с 1 января вступает в силу Закон о праве на персонаж. С этого момента все споры кончаются. Чебурашка будет мой персонаж, и никто без моего ведома не сможет ничего с ним сделать. Жалко, что это происходит сейчас. Если бы мне было 30 лет, конечно, я стал бы тем миллионером, которым скоро станет Анатолий Валентинович, и я бы мог сделать свою студию, покруче, чем Дисней, потому что у нас более щедрые люди в оплате мультипликаций.

Звонок телезрителя:: Здравствуйте, моему внуку 4,5 года и он тоже очень любит именно наши советские, русские мультфильмы и хотелось бы, чтобы, если будут создаваться новые мультфильмы, чтобы в них что-то было обучающее. Он, например, очень любит «Теленяню», там и буквы, он у нас эти буквы изучает по телевизору…

Прохоров Анатолий Валентинович: Ну, у нас существует помимо мультфильмов еще журнал, развивающий, и книжки хорошие обучающие, у нас есть хорошая серия коротких фильмов, где правила дорожного движения, спасение на водах, МЧСовские проблемы, как не устраивать пожар на дому. Сейчас к нам обратились правительство Петербурга, организация «Гражданский контроль» с просьбой сделать два полутораминутных фильма на проблему толерантности.

Ника: Вы не боитесь разменять своих замечательных героев на вообще все?

Прохоров Анатолий Валентинович: Мы боимся, это большая проблема, мы, с одной стороны хотим попробовать, а, с другой стороны, боимся, чтобы не было такого хватания за все темы. У нас, конечно, все равно существуют рамки. Мы не можем в этом сериале какие-то чернушные темы поднимать. У него есть своя тональность, и какие бы темы не поднимались, мы все равно подстраиваем их под стилистику этого сериала.

Ника: То есть, если вам завтра дадут миллионный заказ, который не подстроится под стилистику этого сериала, то вам придется от него отказаться?

Прохоров Анатолий Валентинович: Почему завтра? Уже сегодня. У нас выходит на канале Домашнем, что-то вроде «Спокойной ночи, малыши» с персонажами нашими, куклами и ведущим. Есть спонсорский пакет, когда говорят, ребята, большая компания хочет, чтоб там был новый ее персонаж, который бы говорил, как она вкусно делает какую-то еду. Мы отвечаем, что это нельзя, потому что это разрушит наш мир. Так мы обрезаем очень приличные по суммам предложения.

Ника: Эдуард Николаевич, мораль в мультфильмах должна быть ограничена? У вас же в книгах Жаб Жабыч Сковородкин он же вообще политикой занимается, есть вещи, которые герои мультфильмов не могут делать? Я не говорю, старушек топором бить, как Раскольников…

Успенский Эдуард Николаевич: Жестокость в наших мультфильмах я вообще не помню.

Ника: Ну, а политикой они должны заниматься или продвигать бренды?

Успенский Эдуард Николаевич: Безусловно. Они должны заниматься всем, чем угодно, только эротики там не надо и то, в каких-то процентах можно.

Ника: Что касается языка. Я, по своей наивности, когда я была просто читателем, я не обращала внимания на уровень языка, а когда я начала читать эти книжки уже как мама, я начала сталкиваться с тем, что есть слова, которые надо объяснять. Насколько должен быть честным язык? Язык, которым, действительно, дети разговаривают или надо быть аккуратным в языке?

Успенский Эдуард Николаевич: Я с этой проблемой столкнулся, когда переводил Карлсона, живущего на крыше. На меня многие обиделись, зачем я перевожу Карлсона, если он уже был переведен. Но Алису в стране чудес переводил Высоцкий, Заходер, Набоков… Карлсона переводили лет 30-40 назад. Язык не изменился, понятия изменились. Там мальчик говорит Карлсону: «Мои родители считают, что ты привидение», а он говорит: «Сами они привидения». Но, когда дети говорят Карлсону, что он глюк, а он отвечает, что сами они глюки. Никуда ты не денешься от слова «крутой», от слова «разборка». Эти слова стали нашими нормальными словами. Они, может быть, когда-нибудь уйдут, но не скоро, потому что они очень многое объясняют. Язык должен быть чистый и не надо бояться современного языка.

Прохоров Анатолий Валентинович: Мы боимся сегодня сюсюкать с детьми. Мы считаем, что лучше образы будут чуть-чуть взрослее, чем это впадение в детство, потому что это означает просто небрежение ребенком. Это означает некоторое неуважение к нему. Дети это чувствуют.

Ника: А правда говорят, что вы придумывали образы для маленьких детей, 4–5 лет, а получились они в результате интересны и детям постарше?

Чернов Денис Юрьевич: Есть то, с чего мы начинали и то, к чему мы пришли. 9 персонажей – это 9 проблем. Это большая компания, мы их сортировали, взвешивали, перерисовывали. Когда мы поняли, что запланированные 200 серий – это дорога в сумасшедший дом, и для того, чтобы как-то нормально себя ощущать, мы стали по-хорошему хулиганить, а на этом хулиганстве начала аудитория увеличиваться. Мы бы хотели, чтобы это было семейное кино.

Ника: У Дяди Федора история папы и мамы, это персонажи, понятные и детям и взрослым.

Чернов Денис Юрьевич: Эдуард Николаевич в этом направлении всегда работал. Я рисовал иллюстрации для его книги «Пластмассовый дедушка», когда я ее читал мне нужно было представить ситуацию. Она очень давно была написана. Почти диссидентская книжка, еще чуть-чуть и ее запрещать можно было. Мне она очень понравилась, и я получил удовольствие.

Интернет-вопрос:: Эдуард Николаевич, как вы считаете, если сейчас создавать мультипликационный сериал на основе тех же героев из Чебурашки, из Простоквашино, с одной стороны, это было бы интересно, потому что не одно поколение выросло на них, а, с другой стороны, очень страшно разрушать уже сложившиеся образы и впечатления, которые годами живут с нами.

Интернет-вопрос:: Умеет ли наша российская мультипликация делать деньги на мультиках?

Ника: Когда люди зарабатывают большие деньги за дело – не обидно. Когда известные актеры хорошо получают… Итак, Эдуард Николаевич, как вы считаете, не опасно ли трогать известные персонажи, продолжать их?

Успенский Эдуард Николаевич: Это как сделать! У меня есть ситуация, когда в Простоквашино приезжает поэт Юрий Энтин с концертом. Настоящий Энтин, я с ним договаривался. Дальше происходит, почтальон Печкин узнал, что поэт получает 1 рубль 40 копеек за строчку, и он стал считать: «Прекрасное далеко – 1,40, Не будь ко мне жестоко – 2,80»… После этого Шарик стал писать стихи, он пишет историю собаки Джек. «Ночь, улица, фонарь, стройбаза, Джек взял тот след почти что сразу». Вот этот фонарь – стройбаза, взрослые будут улыбаться всегда, потому что это известные Блоковские стихи.

Ника: Давайте вспомним большие мультфильмы, которые сейчас вышли, полный метр, очень дорогие, и они себя, в общем, не окупили…

Прохоров Анатолий Валентинович: Российские не окупили, потому что они не очень интересны на Западе, а наш рынок пока еще слабенький. Естественно, западные мультики «Шрек», «Рататуй» – это, действительно, шедевры анимационного искусства, они еще и окупают себя на громадном пространстве всей нашей планеты. Сейчас мы делаем полный метр со Смешариками. Денис Чернов режиссер. Это не будут Симпсоны в кино, это будет совершенно другое, но в стиле Смешариков, с их характерами, с атмосферой, которая уже есть в сериале, и все это будет перекинуто на громадные их приключения в новом незнакомом для них мире, куда они отправились, чтобы помогать добрым людям спасти планету.

Ника: Но это опять-таки российская история или вы надеетесь…

Прохоров Анатолий Валентинович: Это российская история, но это ситуация такая, Смешарики постепенно тихо продвигаются за рубеж, поэтому в той степени, когда продвинется за рубеж сериал, за ним продвинется и этот полный метр. Если говорить о деньгах, то, во-первых, громадное спасибо государству, а именно Госкино, раньше 60%, теперь 30%, потому что без помощи государства мы бы не выжили. Эдик не даст соврать и любой профессионал аниматор, что анимация – это самое дорогое кино в мире и даже «9 рота» и «Севильский цирюльник» дешевле, чем анимация, потому что ручной труд многих людей, даже на компьютерах, все равно ручной труд, кадр за кадром, 24 кадра в секунду. Но большим обилием наших товаров, которые возникали не по чисто экономической подоплеке, а у меня все врем в уме азартное выражение Ролана Быкова: «Для детей праздник – это всегда много, это всегда через чур, дети должны быть завалены ощущением того, что у них всего много», и мы поняли, что, если герои любимы, они должны сойти с экрана, но, в этом, конечно, есть экономика и благодаря этому мы теперь поддерживаем свое собственное производство.

Ника: Вы жевательную резинку обещали выпустить, ее нет в магазине. Меня ребенок гонял по 20 магазинам – нет. Спрашивала у кассирши жевательную резинку Смешарики, она видимо человек, не имеющий маленьких детей, сказала: «Это что? Съешь и смешно будет?». Возникает вопрос, все знают, что, если к Станиславу Садальскому подойти сейчас и спросить его про кирпич, он должен очень сдержаться, чтобы не послать, Леонид Броневой ненавидит, когда его спрашивают про Мюллера, хотя все люди молятся на эти персонажи. Эдуард Николаевич, каждый раз, когда я говорю «папа Чебурашки, Матроскина и крокодила Гены», я внутренне сжимаюсь, потому что боюсь, что вам уже невозможно это слушать. И можно наесться так же Смешариками…

Успенский Эдуард Николаевич: Знаете, был мой юбилей и все «Чебурашка, Чебурашка, Чебурашка…», мне хочется Чебурашке дать пендаля.

Ника: А что с этим делать? Вы становитесь заложниками собственных идей. С одной стороны, они вас кормят, они дают вам популярность, а с другой стороны, никуда не деться, вы всю жизнь будете с ними ассоциироваться.

Успенский Эдуард Николаевич: Знаете, я очень люблю эту книжку про Жаб Жабыча Сковородкина, мне кажется, что это такой персонаж, который современен, мудр, слаб и наивен и он пророс, и постепенно его начинают люди любить. Я думаю, что он тоже войдет в число моих героев, и он будет не так отработан.

Ника: Сейчас Смешарики главный проект, но вы один из создателей студии «Пилот», это знаменитейшая замечательная студия, давшая очень много работ хороших, любимых людям, но постепенно вы же будете ассоциироваться только с вашими героями. Вы готовы к этому? Все будут вас хватать за полу и спрашивать, когда будет новый мультфильм, когда будет новая книжка, еще что-то…

Прохоров Анатолий Валентинович: «Пилот» – это студия, которую мы создавали с Сашей Татарским, а он, как известно всем, невероятная величина в мировой анимации, это была другая студия, которая делала массу ярких фестивальных фильмов, авторских, для очень точной прослойки людей, куда нужно было еще войти. Тогда у меня было ощущение, что я так много вместе с Сашей, естественно, сделал этих фильмов, они получили столько призов, но мне хотелось сделать что-то для очень большого количества людей – детей. В этом смысле, как не смешно, для меня какая-то внутренняя гордость ассоциируется со Смешариками. Хочется быть понятым другими. У нас готово 3–4 новых проекта, с новыми персонажами, которые мы тоже хотели бы надеяться, будут известными.

Ника: А вам бы не хотелось на время отодвинуть Смешариков и сделать какую-то авторскую работу, погрузиться в совершенно другой стиль и ритм?

Прохоров Анатолий Валентинович: С одной стороны, 5 лет – это большой срок и за это время можно просто устать. С другой стороны, за счет того, что 5 лет назад мы взяли некий ориентир и некие правила игры, которые нам позволяют относиться к каждой серии не просто как к очередной графе в Excel -108, 109, 110. Если этого не будет, я сделаю одну серию, вторую, но пятую меня делать уже не заставишь ни за какие деньги.

Улица Петербург:: Раньше мультики рисовали, а теперь делают на компьютере, это прогресс или экономия денег?

Ника: Эдуард Николаевич, у вас к чему сердце лежит?

Успенский Эдуард Николаевич: У меня сердце лежит к бумаге. Мне меньше нравятся технологичные мультфильмы, в них теряется душа. Но посмотрим. Русские люди будут даже компьютерные мультфильмы делать очень теплыми.

Ника: А вы следите за западными новинками?

Успенский Эдуард Николаевич: При случае. Ко мне в гости приходят дети, они смотрят, и я смотрю.

Ника: Известно, что хорошую книгу можно раскрыть на любой странице и в принципе при беглом чтении от одного абзаца понять, надо ли ее читать. Сколько минут, секунд вам надо посмотреть мультфильм, чтобы вы поняли, надо вам смотреть мультфильм или нет?

Успенский Эдуард Николаевич: Как правило, когда ты щелкаешь каналы, и пошел мультфильм, то мне достаточно секунд 7. До первой реплики, потому что изображение может быть модерновое и по моим понятиям не приятное, но, когда ты чувствуешь реплики пошли очень профессиональные, то думаешь еще послушать, о чем там идет речь. До первой реплики смотрю.

Ника: А «Смешарики» компьютерный мультфильм?

Прохоров Анатолий Валентинович: Да, они сделали на компьютере. Это не значит, что сделано компьютером. Это всего лишь инструмент, который позволяет быстрее, удобнее делать нашу работу.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке