«Комплексы»

09.01.2008, 14:45 Открытая студия

Комплекс неполноценности, Эдипов комплекс, комплекс Электры ….и миллионы других комплексов. Они есть у каждого человека. Правда, мы не всегда об этом знаем, а если знаем – то жутко мучаемся и не понимаем, как же с ними бороться!

А ведь эти самые комплексы могут поломать нам как карьеру, так и личную жизнь. Давайте не допустим этого с помощью нашей программы. Лучшие психологи расскажут, как бороться с комплексами в отдельно взятом человеке!

В нашей программе принимают участие:
доцент кафедры клинико-физиологических основ специального образования Института специальной педагогики и психологии психолог - Алексей Петюков;
художник, журналист, психолог, автор игрового психотренинга «Оксюморон» - Лисси Мусса.

Ника:
Мы сегодня хотим поговорить о комплексах: бороться с ними или привыкнуть к ним? У вас, например, нет комплексов?

Петюков Алексей:
Конечно, есть. Много и серьезные.

Ника:
Так же представлю гостя в Москве: художник, журналист, психолог, автор игрового психотренинга «ОксЮМОРон» Лисси Мусса. Скажите два слова по поводу вашего имени, чтобы зрители понимали, как к нему относиться.

Лисси Мусса:
Это тоже борьба с комплексом. Когда в тебе очень мало роста, хочется быть большой. Поэтому было имя такое Генералиссимуса, потом пришлось его немного поделить. Сначала было Генералисси и Мусса. Потом сократилось и осталось Лисси Мусса. Это не имя и фамилия, а два имени.

Ника:
Но в результате получилось что-то такое небольшое, теплое и веселое.

Лисси Мусса:
Получилось два имени, Лисси – один образ, Мусса – второй. Лисси у меня добрая, участливая, по головке гладит, а Мусса не танке ездит и раздает пенделя, чем и славлюсь.

Ника:
Надо понять, что такое комплекс, потому что мы в эту яму хотим свалить и недостатки характера и все остальное.

Петюков Алексей:
Да, конечно, имеет смысл четко определить понятия комплекса. В первую очередь, надо сказать, что комплекс, точнее, комплекс неполноценности, вошел в нашу культуру от Адлера. Это ученик Фрейда и его последователь, который один из первых стал отделяться от Фрейда. Это десятые годы двадцатого века. Адлер, наблюдая за людьми, решил, что все-таки социум, наше общество определяет поведение человека и описал то, что мы переживаем много болезненных ощущений, которые связаны с неудачами, восходящими к детству. У нас отсутствует чувство меры, как в детстве, так и во взрослом возрасте, когда мы стремимся к власти, стремимся к превосходству. Иногда это дело доходит даже до нечеловеческого, даже божественного превосходства. Было такое направление в философии, как философия фикции. Это немецкий философ, который написал труд «Философия «Если бы», то есть, существуют некие социальные фикции, придумки, о том, что добиться успеха – самое главное желание, у людей равные возможности при рождении, что, в действительности, не совсем верно. И вот погоня за этими фикциями приводит к развитию у человека комплекса неполноценности. Второй ученик Фрейда – Юнг, который так же определял комплекс всего лишь как ряд идей, окрашенных чувствами. То, что у нас вызывает чувства и эмоциональные переживания. Комплекс внешности, такая же социальная фикция, 90-60-90 – это навязанный стандарт, к которому прилепляют успех, счастье в личной и семейной жизни и т.д. Погоня за мифами часто приводит нас к болезненным переживаниям.

Ника:
Лисси, правильно ли мы понимаем, что комплекс – это всегда нечто такое со знаком минус? Не бывает такого комплекса, что я лучше всех? Всегда это к плохому настроению дорога?

Лисси Мусса:
Комплекс – это комплекс каких-то внутренних запретов или внутренних установок, которые мешают жить, которые приносят дискомфорт. Но мне не нравится такая общепринятая установка, что комплексы нами владеют и повелевают. С этим я совершенно не согласна, потому что комплексы – это то же самое, что и обувь. Хорошая обувь – нам в ней хорошо, плохая обувь – нам в ней плохо. Хотим мы ходить в плохой обуви – мы в ней ходим, не хотим – выкидываем и покупаем новую. Это называется управлять своей жизнью, потому что, когда мы идем на поводу у своих комплексов, мы идем на поводу у своей обуви, а это нелепица. Я считаю, что, узнал комплекс в лицо – и дальше ты уже с ним разбираешься, как с неудобным ботинком, как с тараканом на кухне. Мы всегда употребляем такое выражение: «комплекс и как с ним бороться». Бороться с комплексами – это так же нелепо, как бороться с собственными ботинками, которые жмут. Ты его просто берешь и меняешь.

Вопрос телезрителя:
У меня есть дочь, ей 8 лет и у нее очень ярко выраженное стремление к лидерству. То есть, она всегда и во всем хочет быть первой, а когда у нее это не получается, она очень расстраивается, плачет и говорит: «Я хуже всех». Является ли это комплексом и что делать? Что говорить ребенку в данной ситуации?

Вопрос телезрителя:
В детских садах детей пытаются как можно больше уравнивать, даже на горшок они ходят в одно и то же время, и в рядок. Как вы считаете, насколько это правильно? Потому что, когда потом ребенок идет в школу, он боится проявлять там свою индивидуальность, потому что его сверстники будут над ним смеяться, потому что он не такой как все.

Ника:
Две проблемы, дочка, которая пытается быть лучше всех и дети, которые должны быть одинаковые. Не высовывайся, не будь ярким… Ярких у нас не любят?

Петюков Алексей:
А где их любят, Ника?

Ника:
А почему все должны быть такие середнячки? Мы все говорим, что без комплексов те, у кого в среднем все неплохо.

Петюков Алексей:
Здесь всплывает несколько иной аспект под названием терпимости или толерантности. Месяц назад у нас проходила в Петербурге целая программа толерантности. Когда сталкиваются одноименные структуры личности, скажем, интеллект с интеллектом, яркость с бледностью, лидерство с пассивностью, худоба с полнотой, тогда возникает необходимость проявлять именно эту самую терпимость и все зависит, конечно же, от культуры и воспитания человека. Говорят, что лучше всего всегда во всех условиях выживала аристократия, потому что была жесткая система правил, и был сформирован комплекс, что правила нужны для того, чтобы их соблюдать, что они позволяют выживать в любой ситуации, не важно, будь то сталинские лагеря или управление государством. Поэтому жесткая система правил и культура (в данном контексте, как встроенность в определенные рамки и знание, что приводит к успеху, от простого выживания, до фантастических результатов в жизни) помогали людям не просто существовать, а жить полноценной насыщенной жизнью. И, к сожалению, у нас существует сформированное мнение, что или-или. Либо ты середнячок, как все, либо ты яркий. Редко, но уже, к счастью, стали звучать голоса, которые говорят о том, что жизнь не или-или, а и, и, и… и можно быть блестящим, авторитетным специалистом в одной области, например, в астрономии, и абсолютно средним в светском этикете. Это зависит от человека. Как человек проявляется. Иногда спрашивают, есть ли волшебное слово в нашей жизни? Есть. Осознание. К знаниям мы относимся традиционно, как к навешенному чему-то сверху и редко согласуем свои действия с сознанием.

Ника:
А как быть с детьми, когда они все в одинаковых панамках, на одинаковых горшках…

Петюков Алексей:
Очень важный момент. Лауреат премии Мира, врач миссионер Альберт Швейцер говорил так, что неправда, когда говорят, что пример является важным средством влияния. Пример является единственным средством влияния. Ребенку важно показывать пример. Что видит ребенок? Ребенок видит, как мама делает уборку квартиры, потом в изнеможении падает на кресло и говорит: «Я устала» и у ребенка формируктся мысль, что критерием успешности труда является усталость. Убирает игрушки, устал и говорит: «Я устал», мама говорит: «Но ты не убрал игрушки!», а он говорит: «Ну, я же устал». И это идет потом долгие годы. У нас по-моему даже песня есть такая про страну, где критерием труда является усталость. Надо формировать критическое отношение к своему труду и постепенно подводить ребенка к тому, что именно конкретные ощутимые, измеримые результаты являются мерилом его успеха, а не разговоры.

Ника:
Лисси, если взять в пример эту девочку – этот комплекс отличницы или это люди перфекционисты? То есть комплекс вроде со знаком плюс? Если им необходимо, чтобы все было идеально, разве это плохо?

Лисси Мусса:
Это ужасно, потому что это жить не дает. Ты не живешь, когда у тебя такой комплекс, ты выслуживаешься неизвестно перед кем, ты стремишься быть лучше, причем, самое интересное, что, когда выясняется, для чего ты это делаешь, человек уже сам не может этого объяснить. У меня есть обширная оздоровительная программа, она называется: «Сделаем из тушки фигурку», там я с этим сталкиваюсь постоянно, что у женщин успех громадный, потрясающий, здоровье выравнивается, вот, они добились чего хотели, но нет счастья, потому что им все равно этого не хватает, потому что они должны быть самые лучшие.

Ника:
А если у человека не очень хорошо с фигурой, нос у него там... надо врать? Говорить, что ему хорошо…

Лисси Мусса:
Не надо. За внешние недостатки человек прячет целую кучу комплексов других. Когда это выправляется на программе, люди понимают, что это было их маской, они прятались за это, чтобы не делать что-то. Что касается девочки, мне очень хочется ответить на этот вопрос. На самом деле, это, конечно, ошибка родителей. Потому что и они чересчур серьезно к этому относятся. Это все нужно превратить в игру. Ты не победил, зато посмотри, сколько ты приобрел.

Ника:
Алексей, бывает, что мы кокетничаем и говорим, что надо на диету садиться, а сами себя так любим толстенькими, маленькими, а есть, когда, действительно, очень серьезно. Вот как превратить в игру, если человек, действительно переживает по этому поводу.

Алексей Петюков:
Это интересный вопрос, касающийся принятия себя. Был однажды фильм, рассказывающий, как у одной актрисы, нос, простите, был поперек лица, но когда ей сделали пластическую операцию – пропало все, обаяние, и человек потерял себя. Принимать себя – это вопрос сложный. Все равно будет какая-то часть себя, которая не нравится. Здесь была затронута еще одна важная тема – это тема родителей и родительских ошибок. К сожалению, родители сами являются жертвами своих комплексов и они продукты своих родителей. Да, игра – это, конечно, очень хорошо, но при этом самая грубая ошибка – это игра в поддавки. У меня много родственников, родственники – это особая «статья», у меня есть свои комплексы по поводу родственников, и, думаю, ни одна психология никогда не опишет эти отношения. К примеру, у меня есть мой двоюродный племянник, и его отец, соответственно, мой двоюродный брат – мастер спорта по теннису. И вот сын учится играть в теннис, жена говорит: «Поддайся ему, проиграй», а он говорит: «Нет Никогда. У ребенка не должно быть мысли, что у мастера спорта по теннису может выиграть восьмилетний ребенок просто так». Хочешь выиграть – занимайся.

Ника:
Ребенок может вообще перестать играть с папой. Что за удовольствие от игры? Это сплошной комплекс.

Петюков Алексей:
Есть удивительная вещь, я когда-то читал книгу одного японца «После трех уже поздно», где он описывал, как детей в Японии обучают играть на скрипке. Когда в огромных шикарных концертных залах 7 – 8 летних детей выводят в концертных платьях или концертных фраках со скрипкой с настоящей, не с четвертиночкой и под овации они просто кланяются, чтобы запомнить это ощущение, чтобы пережить ощущение успеха. И потом десятилетия человек готов пиликать на скрипке, чтобы вернуться к этому ощущению.

Вопрос телезрителя:
Скажите, может ли оптимизм помочь в борьбе с комплексами?

Петюков Алексей:
Да, оптимизм однозначно может помочь.

Ника:
Оптимист думает, что когда-нибудь я похудею, или он должен думать, что я и так лучше всех?

Петюков Алексей:
Вы правы, оптимисты очень плохие реалисты и видят мир, мягко говоря, искаженно, но живут дольше, в отличие от пессимистов и в гармонии с собой. При этом, если у девушек нет комплексов, то у мужской половины населения явно есть комплекс по отношению к девушкам. У мужчин есть комплекс блондинок и комплекс рыжих волос. Мужчины считают, что рыжие волосы – это 50% успеха у женщин и это тоже комплекс.

Ника:
Скажите, а жизнь без комплексов, так ли она радостна для окружающих? Есть известная программа, ее ведет певица Лолита Милявская, мы можем ей восхищаться, она появляется в открытых декольтированных платьях, я иногда смотрю и думаю, что не надела бы такое облегающее платье ни за что. Но, может быть. наши недостатки раздражают людей вокруг? Называется «возьмись за ум, похудей, постригись»…

Лисси Мусса:
Наши недостатки раздражают только нас. Когда трет ботинок или болит зуб, он натирает мне, он у окружающих не болит. Я, может быть, для них не очень интересна, потому что я в этот момент погружена в себя и в этот момент разминаю ногу или баюкаю свой зуб, но, на самом деле, дискомфорт-то только у меня.

Ника:
А Алексей не очень согласен с вами, по-моему.

Петюков Алексей:
Да, я, мягко говоря, не согласен. Извините, если у вас комплекс послушать громкую музыку в 2 часа ночи…

Ника:
Какой же это комплекс?! Это дурная привычка, это другое воспитание.

Петюков Алексей:
Тут сложно говорить о воспитании. А вам вот хочется создать радость для соседей. Это может очень мешать и раздражать.

Лисси Мусса:
Есть чудная актриса Крачковская, представить себе, что она похудела, стала стройной балеринкой… Она кого-то раздражает когда она полная?

Петюков Алексей:
Знаете, кому нравится поп, кому – попадья, а кому – попова дочка. То есть, кого-то всегда будет раздражать.

Ника:
Хуже всего. Если тебя интересует конкретный человек, а ему нравятся худые.

Вопрос телезрителя:
Россияне очень закомплексованные люди и причина этого в том, что у нас словосочетание без комплексов ассоциируется с распущенностью и с развязностью.

Вопрос телезрителя:
Подруга ходит на тренинги по нейро-лингвистическому программированию, закупает книжки «Как стать миллионером», «7 шагов к успеху», достойные ли это средства для борьбы с комплексом неудачника?

Петюков Алексей:
Безусловно, как мы говорим, так и живем. У россиян, однозначно, есть комплекс загадочной русской души, но это комплекс, который мы холим и лелеем. Мы его любим. И, как противоположность, без комплексов – это распущенный, развязный человек, поведение которого травмирует окружающих. Если говорить по науке, то это просто-напросто психопат. Психопатия – это проявление характера, которое травмирует окружающих.

Ника:
Алексей, а что касается книжек. У вас есть книги, у Лисси есть книги, вы их пишете, искренне веря?

Петюков Алексей:
Не только искренне веря, что это поможет людям, знаете, есть еще комплекс денег, за книги платят гонорары. Не надо на это закрывать глаза.

Ника:
Можно ли избавиться от ошибок, читая книги?

Петюков Алексей:
Можно, но надо помнить 2 простые вещи, что мы делаем либо благодаря комплексу, либо вопреки комплексу. Один из знаменитейших комплексов называется материнский комплекс. Мы делаем что-то или благодаря тому, что нам дали матери (либо в процессе воспитания, либо своим примером), либо строго вопреки. Я знаю реально существующую семью, где была мать алкоголик, реальный алкоголик. И есть две сестры двойняшки, одна стала алкоголичкой и говорила, а что вы хотите при такой матери, а вторая стала профессором математики, вообще не употребляющая алкоголь, говоря: «Я насмотрелась». Одна уже умерла, спившись, другая процветает до сих пор.

Ника:
По поводу книг, Лисси, можно ли, действительно, отбросить комплексы, читая книги, в том числе ваши рекомендации.

Лисси Мусса:
Можно. Человек читает книги для какого-то духовного движения. Другое дело, насколько он воспринимает информацию, потому что можно что-то принять к сведению, а можно благодаря этим книгам измениться. Я пишу книги, стараясь максимально подробно описать, как можно измениться. Я и книг-то начала для этого писать. Я искала путь, как выйти из своих ловушек, комплексов и т.д. и везде натыкалась на фразу полюбите себя.

Ника:
Есть хорошее выражение: «Полюби меня сереньким, беленьким меня всякий полюбит»… мне нравится.

Лисси Мусса:
Это не правильное выражение. Нет. Я как раз пишу о том, как побелеть. Когда ты сам себя белого полюбишь – тебя все полюбят.

Петюков Алексей:
Не полюбят. Конечно же нет.

Лисси Мусса:
Это просто очевидно, когда человек начинает сам себя любить…

Ника:
Алексей, а вы почитайте…

Петюков Алексей:
Мне в детстве вбили комплекс, что я плохо читаю. Я до сих пор медленно читаю. Лисси, я вот не умею рисовать и уверен, что я не научусь рисовать. Я кроме айсберга ничего не могу нарисовать.

Лисси Мусса:
Если есть желание, я научу любого. Это, может быть, больно будет.

Ника:
Лисси, а зачем любого учить рисовать? У нег с осознанием того, что он может нарисовать, что какая-то уверенность в жизни появится?

Лисси Мусса:
Понимаете, у меня, честно говоря, в какой-то момент. Когда я случайных людей учила рисовать, возникла такая мысль, что рисовать, на самом деле, умеют все, так же, как кушать ложкой, оказывается, точно так же все умеют писать. Стоит стопор такой, комплекс, что я не творческий человек, я этого делать не умею. У меня на занятиях на второй день все плачут и говорят: «Лисси, я только вчера узнал, как это называется, а ты с меня требуешь, как с художника». Так, всем положить инструменты, девочки, смотрим на меня внимательно, вы все умеете рисовать!

Вопрос телезрителя:
Я хочу вернуться к тому, о чем вы говорили чуть ранее, по поводу того, что все комплексы идут из детства, особенно, наши любимые и уважаемые родители стараются нам навязать кучу комплексов. Например, моя мам, которая с детства заставляла не высказывать свое мнение вслух, в школе мне все время влетало за то, что я с учителями спорил, когда мое мнение не совпадало, правда ее за это вызывали каждую неделю к директору, но, ничего не поделаешь. Вот и рождается у меня такой комплекс и я не могу от него избавиться, что, получается, я такой образованный, не дурак, у меня есть свой взгляд на все и умный человек, а получается, нельзя высказывать свое мнение, нельзя показывать, что ты умный. Какое-то горе от ума, комплекс Чадского. Может быть, это покажется вам дико смешно, что у меня такой комплекс, но я не знаю, что с ним делать, как с этим бороться.

Ника:
А есть комплекс Чадского?

Петюков Алексей:
Да, конечно. «Горе от ума», не понятно почему, но в советские времена убрали эпиграф от «Горе от ума», где говорится «Судьба проказница, шалунья распорядилась так сама, что глупым счастье от безумья, а умным горе от ума». Кто-то из редакторов закомплексовал и это убрал. Так вот по поводу книжек, чтения, комплексов и родителей, «не высовывайся», это от того, что приняли родители для себя и в каком психологическом состоянии находились они. Если человек находится в открытом психологическом состоянии, то не важно, что читать, озарение может придти при чтении инструкции к какому-нибудь лекарству, либо к бытовой технике, а не только про личностный рост.

Ника:
Существует серьезная проблема: есть люди, которые настолько закрыты в своей раковине, что у них, действительно,возникают серьезные проблемы с общением, они не знают, где найти эти книжки, они, может, даже не понимают, что это для них значит, что можно с этим бороться. Они начинают уходить в какие-то секты, в какие-то непонятные теории… Мы знаем людей, которые не просто интроверты, а интроверты «в кубе». Это же тяжело, и такихлюдей надо вытаскивать?

Петюков Алексей:
Людей, действительно, надо вытаскивать, но опять же, если человек хочет. Любопытная вещь, что фанатизм – это крайняя степень подсознательного безверия. Когда человек не верит на уровне подсознания, то на уровне сознания этот человек постоянно себя накручивает и доходит до фанатизма. Честно говоря, это уже не клиенты психологов, это клиенты психотерапевтов и психиатров. Любопытно, но по данным статистики, каждый третий человек в западном мире невротик, а комплекс – это основа невроза, а каждый десятый – психотик.

Вопрос телезрителя:
Жена хочет новорожденному сыну дать имя Фока. Я переживаю, что над ребенком все будут смеяться и в детском саду, и в школе, но жена при этом настаивает, говорит, что сейчас есть мода на старорусские имена. Как быть?

Петюков Алексей:
Как корабль назовешь, так он и поплывет. Может быть, жене почитать детскую книжку про капитана Врунгеля и подумать. Я знаю, как хотели назвать девушку Петрарка в послеродовом периоде, но назвали Александра. Надо понимать, как многие вещи могут определить дальнейшую судьбу. Это очень сильная вещь.

Вопрос телезрителя:
Ваша московская гостья говорит, что не всем надо худеть, а если это «идея-фикс» и очень хочется избавиться от лишних килограммов, что она сможет посоветовать?

Лисси Мусса:
Хочется – худейте. Я могу порекомендовать свою программу, называется «Сделаем из тушки фигурку». Другое дело, ¬– чтобы сразу вы не тратили время зря, определитесь. Зачем вам это надо. Потому что тот, кто просто начинает худеть без конечной цели, когда он достигает цели – ему становится только сложнее. Поэтому сразу возьмите себе ученическую тетрадь и напишите, что вы хотите получить, к чему вы стремитесь, какая ваша цель, что вы будете делать, когда похудеете? Не просто «буду носить одежду меньшего размера», а чем буду заниматься. Надо привыкнуть к мысли, что вы изменитесь, изменится не только фигура, изменится отношение к миру. Отношение к окружающим. Пока вы едите то, что вы едите, пока общаетесь с теми, с кем общаетесь, пока вы ведете какой-то определенный образ жизни, вы такая, какая вы есть сейчас. Как только вы измените все-все, то есть питание, образ времяпрепровождения, то изменится и внешний вид. Это закон.

Ника:
Мы вот говорим о том, что надо пытаться либо с этим что-то сделать, либо наплевать и полюбить себя беленькой, серенькой, в крапинку, но ведь есть серьезная проблема, есть еще комплексы неудачников. Все равно сказку про Золушку нам в детстве вбили, мы думаем, что придет этот принц…

Петюков Алексей:
Придет, только он придет к другим!

Ника:
Если вспоминать фильм «Смешная девчонка», мы же прекрасно понимаем, что Барбара Стрейзанд, как была в чем-то смешной и нелепой, так и осталась смешной и нелепой. Ей просто повезло, что этот мужчина ее полюбил, правильно? Но бывает комплекс, что к нам никогда не придет никакой принц, он никогда не увезет нас ни в какой замок, и мы это прекрасно знаем, и но мириться с этим невозможно.

Петюков Алексей:
Так вот хочу сказать, что придет. Только придет к другой, как правило. От этого не легче будет, не легче до тех пор, пока человек не будет делать то, что называется проявляться для других людей. Пока человек сидит в своей скорлупе и ничего не делает для кого-то другого, когда он не вкладывает в отношения, тогда он как бы находится в шапке-невидимке. А Барбара Стрейзанд действовала, она вылезала на сцену…

Ника:
У нее талант был, оттудавсе ее обаяние, красота…

Петюков Алексей:
Кстати, слово обаяние ассоциируется с нахальством. Обаятельные люди нахальны.

Ника:
Обаятельные люди не красивые, но милые люди.

Петюков Алексей:
И в тестах есть вопрос: «Обладаете ли вы внешними особенностями, о которых нельзя сказать однозначно, портят они вашу внешность или украшают?». Я, кстати, на одном из семинаров спросил: «например, мой нос», мне сказали, что, однозначно, портит, а мне кажется, что очень украшает.

Ника:
Лисси, как вы считаете, ведь есть мечты, которые, к сожалению, не достижимы никогда, в силу того, где мы живем…

Лисси Мусса:
Есть, все мечты достижимы, абсолютно!

Петюков Алексей:
Нет.

Ника:
Нет.

Лисси Мусса:
Да. У кого точно ничего не получится… Здесь разговор пошел шире, все зависит от того, где человек будет счастлив, человек будет счастлив внутри себя, это не зависит ни от Москвы, в Москве миллионы несчастных людей, это не зависит от счастья, счастье все равно внутри. У кого получается все? У того, кто действует, кто к своей жизни относится творчески, кто говорит: «Я строю свою жизнь». У кого не получается ничего? У того, кто сидит и ждет, что сейчас придет принц, фея, то есть, придет кто-то большой, главный и даст мне то, мне, маленькому забитому комплексами… При этом мы сидим на диване, сложили ручки, собираем слезки и говорим, что никто не идет и ничего мне не дает. Поэтому я набираю людей и везу их рисовать, поэтому я набираю людей и выпускаю с ними книги и я уверена, нет неталантливых, есть комплекс серенького человека. Как только человеку просто показать, что он умеет делать, у него сразу все получается. Другое дело. Что он к этому не готов. Очень мало кто готов к переменам.

Ника:
Я часто обращала внимание, что мои коллеги, которые работают на телевидении, часто думают, что надо в Москву, там центральные каналы, там жизнь … Это неприятно. Журналисты со всей страны пытаются поехать в Москву, потом я подумала, почему нет такой проблемы в Америке. Сидит Опра в Чикаго и совершенно не убивается по тому поводу, что она не работает в Нью-Йорке или в Лос-Анджелесе. Там нет такой проблемы. У нас она какая-то надуманная.

Петюков Алексей:
Вы абсолютно правы. Мы знаем, что хорошо там, где нас нет. Конечно, не надо рваться в деревню, в глушь, но Москва – это такой же миф, как ожидание прекрасного принца. Не все цели достижимы. Не долетит человечество до звезд, но земную жизнь этими иллюзиями испортить можно.

Ника:
Так что делать? Не тешить себя иллюзиями?

Петюков Алексей:
Надо понимать, что это способ избегания реальной жизни и это один из видов психологической защиты. Куда легче сидеть мечтать о том, что человечество долетит до звезд, чем заниматься собой. Как правило, люди решают проблемы других людей, когда не хотят заниматься своими.

Вопрос телезрителя:
Самый распространенный комплекс – это комплекс неполноценности, потому что все мы в той или иной степени считаем себя неполноценными.

Вопрос телезрителя:
Мой будущий избранник живет в Петербурге, а я пока живу в Тюмени. Приезжала в Петербург, чувствую себя ужасно не комфортно, как непрошенный гость. Боюсь, что в большом городе себя реализовать не смогу. Это комплекс провинциала?

Петюков Алексей:
Комплекс провинциала. У меня такой комплекс. Я родом из Ленинградской области, причем я считаю, что именно этот комплекс меня продвинул в жизни, мне было к чему стремиться, мне необходимо было доказывать себе и другим, что я могу. Все зависит от установки. Если человек говорит, что он не может, то он, в конечном итоге и не сможет.

Ника:
Комплексы – это когда мы чего-то стесняемся, носа, фигуры, того, как мы себя ведем… а здесь якобы какие-то особые люди живут, а мы вот такие маленькие и говорим не всегда правильно…

Петюков Алексей:
Это и есть оправдание. Человек, который декларирует, что все в жизни зависит от меня, лишается возможности оправданий. Если человек завышает свою планку, то есть у него завышенный уровень притязаний, то, когда что-то не получается, можно обвинить обстоятельства. Сказать, что я провинциальный, у меня нет достаточного образования, не те родители, в конце концов, условия жизни не те, и тут очень тяжело лишиться оправданий.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?