«Новогодняя мультипликация»

11.01.2008, 23:40 Культурный слой

Еще пионер российской мультпликации Владислав Старевич ввел в анимационное кино новогоднюю тему. С тех пор эта тема была сквозным мотивом в истории росcийской анимации. О новогодних и рождественских праздниках снимали мультфильмы Дзига Вертов, Мстислав Пащенко, Александр Татарский, Гарри Бардин и многие другие выдающиеся режиссеры.

Лев Лурье: Московский прокатчик и продюсер Александр Ханжонков имел обычай начинать день с чтения утренних газет. И вот в 1911 году его внимание привлекла, казалось бы, ничего не значащая заметка о том, что в городе Ковно живет некто Владислав Старевич. Чиновник, который прекрасно делает маскарадные костюмы и регулярно получает за них призы на конкурсах. С чтения этой заметки и начинается история русской мультипликации.

Кинофабрика «А. Ханжоноков и Ко» самая мощная в дореволюционной России. Производство растет, кадров не хватает. Креативный чиновник из Ковно – то, что нужно Ханжонкову. Продюсер вызывает Старевича в Москву. И не ошибается: Старевич открывает новую линию в российской кинопродукции – анимацию. В 1913 году Владислав Старевич снимает первый российский новогодний мультфильм – «Рождество обитателей леса».

Константин Бронзит, режиссер анимационного кино: Его куклы были такого же размера, что и куклы, которые используются в современных мультфильмах. Шарнирное крепление новых кукол отличается разве что качеством самого шарнира. Сегодня в анимации легче и прочнее материалы. Но техника та же: кадр за кадром созданную куклу шевелят: щелкнули на камеру, шевельнули ручку, щелкнули на камеру, шевельнули ручку. Ничего не изменилось в XXI веке!

Владлен Барбэ, режиссер анимационного кино: Когда зрители увидели этих насекомых, шевелящихся на экране, они сошли с ума. Никто не верил, что куклы на самом деле неживые. Вечером один из самых дотошливых корреспондентов пробрался к Старевичу в номер и сказал: «У меня есть только один вопрос: вы их кормите до съемок или после?».

После революции Старевич эмигрировал во Францию, где успешно продолжил снимать кукольные мультфильмы. Он умер в своем домике под Парижем в 1965 году. Александр Ханжонков испытал в России множество напастей и умер в нищете и безвестности в сентябре 1945 года. Оба кинодеятеля в создании советской мультипликации участия не принимали. Тем более что советские мультфильмы обязаны выполнять не столько развлекательную, сколько воспитательную роль.

Лев Лурье: В двадцатые годы советская власть отменяет не только Рождество, но и Новый год. Отныне Новым годом считается 7 ноября (первый год от революции, второй, третий и т. д.). В детских песенниках того времени были такие стихи:

Дед рождественский с мешком,
Был ты чтим когда-то!
А теперь тебя смешком
Встретят все ребята!

Детям ты втирал очки,
Говоря о боге.
Только мы не дурачки –
С нашей прочь дороги!

Ничего о Новом годе на экранах не появляется. Исключение составляет фильм великого Дзиги Вертова «Советские игрушки».

Дзига Вертов – документалист, автор хрестоматийной картины «Человек с киноаппаратом». Но мало кто знает, что он - и основоположник советской анимации. Первый мультфильм, снятый на территории нового государства – СССР, - «Советские игрушки» Дзиги Вертова. Агитка о борьбе новых людей с пережитками «старого мира».

Александр Дерябин, историк кино: Я не думаю, что Вертов сознательно ориентировался на какого-то мультипликатора. Скорее здесь источники следует искать не в области кинематографии, а в области графики, в области плаката. Взять хотя бы «Окна РОСТА» и газетные карикатуры. Не случайно Вертов называл свои анимационные работы не мультфильмами, а мультипликационными шаржами.

Елка – это такой относительно счастливый финал. После аллегорической битвы пролетариев и буржуев должен быть какой-то happy end. Когда враги уже побеждены, они перестают быть страшными, они становятся смешными, как игрушки. Священнослужители, проститутки, буржуи уменьшаются в размерах и превращаются в игрушки, которые развешиваются на новогодней елке.

В 1936 году Сталин неожиданно реабилитирует Новый год и елку. Теперь это главный праздник советских детей. Необходимо снимать как можно больше новогодних мультфильмов.

Лев Лурье: Иосиф Сталин был трудоголик, он работал до глубокой ночи. Чтобы снять напряжение, он после заседаний обычно шел в просмотровый зал вместе с членами Политбюро. Любил смотреть комедии. Особенно ему нравились мультфильмы Уолта Диснея, в частности «Три поросенка». Он вместе с Молотовым, Кагановичем страшно смеялся, сравнивал этих поросят между собой, шутил. Ему, конечно, хотелось, чтобы и советские мультипликаторы выпускали такое же веселое, жизнерадостное кино.

1933 год, Москва. На Первом всесоюзном совещании по кинокомедии выдвигается лозунг: «Даешь советского Микки Мауса!». Советская анимация должна полностью подстроиться под эстетику Диснея. Диснеевская короткометражка «Мастерская Санта-Клауса» 1932 года. Такие мультфильмы должны стать образцом для советской новогодней анимации.

В советском мультфильме «Дед Мороз и Серый волк» есть и диснеевская пластика, и по-американски жесткий сюжет. Но с идеологическим подтекстом. Американский добродушный Санта-Клаус хохочет над детскими письмами и готовит подарки. А нашему Деду Морозу не до того: он борется с вредителями. Главный враг народа – Серый волк. В финале Дед Мороз проявляет политическую близорукость – отпускает задержанного Волка на свободу. Но горбатого могила исправит: Волк снова пытается помешать детскому празднику. И Дед Мороз поступает по-чекистки – замораживает вредителя насмерть. На дворе тридцать седьмой год.

Георгий Бородин, историк анимационного кино: В мультфильме «Дед Мороз и Серый волк» волк, конечно, немножко похож на кулака, вредителя. Тогда все время обсуждались вопросы воспитания и роль мультипликации в воспитательном процессе. Какой должна быть современная детская сказка, в 1937 году еще было не очень ясно. Пытались, видимо, образ врага в виде Волка протащить. В сказке должен был быть образ врага, присутствующий в действительности.

И все же советские мультфильмы даже в самое суровое время не ограничивались политграмотой для детей. Одновременно с мультфильмом «Дед Мороз и Серый волк», в том же 1937 году, выходит картина Вячеслава Левандовского «Серебряный дождь». Здесь нет ни политических нравоучений, ни эстетики Диснея. Мультфильм в то время проходит незамеченным. А сегодня он признан новым словом в мультипликации.

Георгий Бородин, историк анимационного кино: Даже в середине и в конце пятидесятых годов на «Союзмультфильме» мультипликаторы не могли достичь того уровня, какой был в довоенные годы у Левандовского. Он был крупнейшим режиссером кукольных мультфильмов.

Лев Лурье: 1950 год для нашего искусства – мрачный год. В театре лучшие режиссеры выгнаны, идут пьесы Корнейчука, Сурова, Сафронова (этих драматургов сейчас никто не помнит). Все правильно, выверено, направлено на борьбу с космополитизмом и американским империализмом. И вдруг на экраны выходит веселый, прелестнейший мультфильм, который называется «Когда зажигаются елки».

Творческую группу мультфильма «Когда зажигаются елки» возглавляет режиссер Мстислав Пащенко, один из основоположников ленинградской школы мультипликации. После войны мультипликационное производство сосредотачивается в Москве, и Пащенко переезжает в столицу.

Георгий Бородин, историк анимационного кино: По уровню, по подходу к качеству Пащенко был безусловно ленинградцем. Вообще, Пащенко был режиссер номер один в этот период на «Союзмультфильме». Например, у многих режиссеров снег падает не очень аккуратно, скажем так. У Пащенко цикловое движение снега сделано так, что ни одна снежинка не дрожит и не пропадает, не исчезает с экрана. Такой чистоты не достигал, пожалуй, ни один режиссер.

«Когда зажигаются елки» - одна из первых работ Федора Хитрука. Позже он станет классиком отечественной анимации, создателем знаменитого Винни-Пуха. В этом фильме Хитрук работает над образом Снеговика.

Музыку к мультфильму написал молодой композитор Карен Хачатурян. Он начал свою карьеру именно в мультипликации.

Карен Хачатурян, композитор: 1949 год был очень скверным временем для музыки. Я кончил консерваторию и был совершенно без куска хлеба, без всякого заработка. Так получилось, что меня вдруг позвали на «Союзмультфильм». Я ухватился за это, потому что нужны были средства к существованию.

Андрей Хржановский, режиссер анимационного кино: Я помню фильм «Когда зажигаются елки», потому что в его озвучании принимал участие мой отец, как и в озвучании многих других фильмов. Он играл звуковую роль плюшевого медвежонка, как затем играл ежей и всяких добродушных персонажей, что было отчасти свойственно и его характеру.

Георгий Бородин, историк анимационного кино: Это первая удачная новогодняя сказка, которая заложила какой-то канон новогодней мультипликации. Канон изображения Деда Мороза, канон степени осовременивания новогоднего материала.

Картина «Когда зажигаются елки» открывает блестящий период советской мультипликации. После 1956 года анимация становится жанром, который мало зависит от цензуры. Потому что власть просто не удостаивает мультипликаторов особым вниманием. Пусть спокойно копошатся в своих эскизах и фазах.

Андрей Хржановский, режиссер анимационного кино: Официально говорили, что мультипликаторы – это волшебники, это замечательные люди. Им флаг в руки! Только пусть они будут немножко в сторонке, потому что ковыряются, год работают, а получается десятиминутный фильм. Конечно, у них нет многотысячных массовок, нет рупора, с помощью которого можно распоряжаться этой массовкой. Нет больших финансовых возможностей.

Лев Лурье: В шестидесятые и семидесятые годы мультфильмы по телевизору не смотрели. Сначала телевизоров было мало, а потом они появились, но были чернобелыми. Ходили в кинотеатры на сборники мультфильмов. Сеансы были обычно утренние, билет стоил десять копеек. Чтобы посмотреть эти мультфильмы, стоило прогулять школу. Дети рассаживались, шуршали конфетами, стреляли из рогаток. А потом механик включал проектор, и начинался сеанс!

Постепенно анимация из кинотеатров переходит на телеэкран. Появляется даже новое понятие – «телевизионная анимация». Именно в этом жанре работает Александр Татарский – автор «Пластилиновой вороны», сериала «Следствие ведут колобки», знаменитой заставки к передаче «Спокойной ночи, малыши!» и мультфильма «Падал прошлогодний снег».

Владлен Барбэ, режиссер анимационного кино: Татарский первым сломал стереотип анимационного монтажа, подхода к анимации как таковой. У него все ритмично, нет пауз, их не должно быть. Как кончилось действие, начинается следующее, следующее, следующее. В этом заключается фирменный знак Татарского. Татарский никогда не работал по бумажке. Нас учили, что должен быть режиссерский сценарий, раскадровка. Не было у Татарского раскадровки, а если и была, то в виде каких-то зарисовочек. Не было у Татарского сценария. Это в том числе вытекало из его характера, потому что Татарский не мог пятнадцать минут высидеть на одном месте. Он был очень подвижным, он все время нас заводил, шутил, рассказывал какие-то байки.

Лев Лурье: Советские дети, в общем, не знали, что такое Рождество Христово, куда пришли волхвы, что такое ясли. Эта чудесная история прошла мимо них. Перед школьниками плясали Дед Мороз, Снегурочка, зайцы и разные другие языческие существа, измышленные советскими детскими писателями. И только в девяностые появляется наконец мультфильм, который так и называется, - «Рождество». Снял его Михаил Алдашин, ученик знаменитых мастеров – Норштейна, Хитрука и Назарова.

Михаил Алдашин, режиссер анимационного кино: Конечно, я сам толком ничего не мог нарисовать для этого фильма, поэтому я и художника позвал, поэтому материалы собирал по всей истории искусства. Вы никогда не обращали внимания, каким взглядом смотрит ангел на Деву Марию в «Благовещении» Леонардо? Это очень существенно. Все эти детали, жестики, кустики, звездочки. Звезды я вообще по всей истории искусства собирал. Я их просто срисовал. Художница обвела аккуратно. И мы сделали эту звезду, которая переливается. Мы практически ничего не придумали.

Константин Бронзит, режиссер анимационного кино: Это гениальная работа – почему? Потому что Алдашин, как настоящий художник, не опустился до банального пересказа сюжета, а нашел настоящие человеческие детали, и это перестало быть схемой.

В девяностые годы Рождество снова становится праздником, который отмечают по всей России. После Нового года обязательно празднуется Рождество, а традиционные две недели новогодних праздников все чаще называются рождественскими. Границы между рождественской и новогодней мультипликацией стираются. Подобно Старевичу, автору мультфильма «Рождество обитателей леса», Гарри Бардин в своей тоже кукольной картине «Чуча» показывает условный зимний праздник. И уже неважно, Рождество это или Новый год. В «Чуче» нет ни Деда Мороза, ни волхвов, а есть тоска по празднику детства, ностальгическая музыка Гленна Миллера и нелепая няня, сделанная из подушки.

Гарри Бардин, режиссер анимационного кино: Я помню по своему собственному детству: иногда ждешь от Нового года гораздо большего, а потом огорчаешься первого января, что что-то не случилось, или Дед Мороз не то принес. Это сочетание ожидания и огорчения от подарков: гости одинаковых мишек принесли.

Константин Бронзит, режиссер анимационного кино: Тема одиночества ребенка. Это важно, это близко и родителям, и детям. Ребенок очень часто ощущает себя покинутым в современном мире. Он находит в этой кукле, которая, как в сказке, оживает, настоящего друга. Так развивается у него тема одиночества ребенка, которая всегда актуальна.

Лев Лурье: Рождество и Новый год – детские, семейные праздники. Но взрослые, как показано в фильме «Чуча», имеют обыкновение их приватизировать, о детях забывать. Но никогда не забывают о детях мультипликаторы. Со времен Владислава Старевича и до Гарри Бардина каждый год они дарят детям свои подарки.


Комментарии

Комментирование закрыто