«Борис Зон. Актёр, режиссёр, учитель»

14.02.2009, 13:30 Культурный слой

Борис Вульфович Зон - первый постановщик Евгения Шварца. Первый педагог, принесший в ленинградскую театральную школу систему Станиславского. Зон вывел на сцену Николая Черкасова. Под руководством Зона начинали работу в театре актеры Павел Кадочников, Николай Трофимов, Зинаида Шарко, Алиса Фрейндлих, режиссеры Зиновий Корогодский и Лев Додин.

Лев Лурье: В январе этого года исполняется 110 лет со дня рождения Бориса Вульфовича Зона. Эту фамилию знают сейчас немногие, но всем театральным людям она прекрасно известна. Зон – это человек, который создал ленинградскую театральную школу. Когда в 1936 году, здесь, на Кировском проспекте, архитектор Фомичев построил дом для деятелей искусств, одним из первых получил в нем квартиру именно Борис Вульфович. Тридцать лет он жил в этом доме, и все тридцать лет он был важнейшим человеком в театральной жизни нашего города. Вот об этом мы сегодня и будем рассказывать.

В тридцатые годы Борис Вульфович Зон – один из самых успешных театральных режиссеров и педагогов Ленинграда. В неполные сорок лет он заслуженный артист республики, орденоносец, профессор Ленинградского театрального института. Кроме того, у Зона обширные связи в столице. Его двоюродный брат Генрих Ягода – главный чекист страны. Троюродный – прославленный соратник Ленина Яков Свердлов. Борис Вульфович открыл множество звезд, среди них Николай Черкасов и Борис Чирков – любимые артисты Сталина. Зон абсолютно лоялен к власти, но далек от политики. Его жизненное кредо – владеть ремеслом и служить театру. И до поры до времени кажется, что честное служение искусству принесет успех при любой власти.

Леонид Мозговой, выпускник мастерской Б.В.Зона 1965 года: Он был живой человек, все отдавший театру. Вот у меня в дневнике написано: «БВ (так мы его называли) на занятиях сказал: “Ради театра стоит испортить себе жизнь”». Он сбоку приписывает: «Надеюсь, вы это понимаете?». Я в то время был влюблен в свою одноклассницу, свою будущую жену. Я подумал, что ни за что не смог бы разорвать наши отношения. Пишу: «Ну, может быть, не стоит окончательно портить себе жизнь?». Он мне пишет: «Милый, Вы ничего не поняли!».

В театр Бориса Зона привело исключительно его природное упрямство, а не семейные традиции или связи. Он родился 24 января 1898 года в городе Сызрани, в семье интеллигентной, но далекой от искусства. Борис Зон с детства грезит театром, но родители не разделяют увлечения сына. Они надеются дать ему более серьезное ремесло. Зона отправляют учиться в Москву, где он поступает в Коммерческий институт, а затем на юридический факультет Московского университета. Но уже через год, наряду с учебой в университете, Зон тайком от родителей начинает посещать занятия известной театральной студии Федора Федоровича Комиссаржевского.

Лев Додин, выпускник мастерской Б.В.Зона 1966 года: Был такой очень крупный режиссер и теоретик, брат Веры Федоровны Комиссаржевской. Его школа достаточно мало нами изучена, но, видимо, это было очень жесткое, во многом формализованное и рационалистское обучение.

В 1918 году, не окончив ни Университета, ни студии, Борис Зон уезжает из Москвы. В постреволюционной России возникает множество молодых театральных коллективов – ярких, новаторских, свободных от классических форм. Зон колесит по стране с передвижными труппами. Пробует себя, экспериментирует. В 1920 году с одним из таких театров он приезжает в Петроград. Здесь происходит встреча, навсегда изменившая его жизнь. Борис Зон знакомиться с Александром Брянцевым, основателем первого в стране театра для детей.

Лев Лурье: В 1922 году здесь, в бывшем здании Тенишевского училища, открывается новый неслыханный театр – Театр юного зрителя. Театров для детей не было в Европе. Они не существовали и в дореволюционной России. В этом самом ТЮЗе, впервые, в роли царского спальника в пьесе «Конек-Горбунок» по Ершову, выходит на сцену Зон. Он же преподает детям театральное мастерство и ставит с детьми, с детской студией, спектакль «Том Сойер». Вот эта театрально-педагогическая деятельность и становится главной в творчестве Бориса Вульфовича Зона.

В двадцатые и тридцатые годы искусство для детей гораздо меньше подвержено цензуре. Поэтому оно интереснее и талантливее того, что делается для взрослых. В Ленинграде работает знаменитая детская редакция Лениздата во главе с Самуилом Маршаком и самый сильный детский театр страны – брянцевский ТЮЗ. На спектакли для юных зрителей с удовольствием ходят не только дети, но и взрослые. В 1924 году Борис Зон ставит здесь свой первый спектакль, а вскоре становится ведущим режиссером ТЮЗа.

Лев Лурье: Зон находил молодых и неизвестных и делал из них знаменитостей. Вот так он обнаружил Николая Черкасова и Бориса Чиркова в одной из ленинградских театральных студий и поставил для них спектакль «Дон Кихот». Чирков – Санчо Панса, а Черкасов – рыцарь печального образа. Через несколько лет Черкасов и Чирков – это звезды советского театра и кино. Евгений Шварц – никому не известный молодой драматург - ставит свою первую пьесу «Ундервуд» именно у Зона. Был страшный скандал, пьесу сняли за идеологические ошибки, но с тех пор Шварц входит в театральную жизнь города.

В конце двадцатых годов на волне антисказочной политики устанавливаются жесткие репертуарные нормы для детских театров: ставить не более одной классической пьесы в сезон, сказки на сцене исключить. Первую советскую сказку «Ундервуд», поставленную Борисом Зоном по пьесе Евгения Шварца, запрещают. Зон не бунтует, он приспосабливается. Ставит несколько агиток о роли пионерии в успехах пятилетки и коллективизации деревни. Под этим прикрытием Зон протаскивает на сцену пьесы «Клад» Евгения Шварца и «Зеленая птичка» Карла Гоцци. В эти же годы случайно в его руки попадает стенограмма последних занятий Станиславского в одной из московских студий.

Лев Додин, выпускник мастерской Б.В.Зона 1966 года: Он был так потрясен открытиями Станиславского, что поехал встречаться с ним в Москву. В то время Станиславский вел отшельнический образ жизни.

Константин Сергеевич Станиславский проявил к молодому режиссеру снисхождение и даже, в виде исключения, разрешил присутствовать на занятиях своей студии.

Лев Додин, выпускник мастерской Б.В.Зона 1966 года: Будучи одним из самых знаменитых режиссеров Советского Союза, Зон каждую неделю садился на поезд «Красная стрела» и ехал в Москву, чтобы присутствовать на занятиях студии Станиславского. Так было четыре года до смерти Константина Сергеевича.

Тем временем в ленинградском ТЮЗе назревает крупный скандал. Вокруг Бориса Зона, ведущего режиссера, группируются все сильнейшие актеры и драматурги театра. Те, кто не попадает в когорту избранных, образуют противоположный лагерь. В результате в 1934 году ТЮЗ раскалывается надвое. Зон создает театр, который называется Новый ТЮЗ. К нему уходят наиболее талантливые представители старого ТЮЗа и лучшие выпускники его студенческого курса. Среди них будущие звезды театра и кино Павел Кадочников и Борис Блинов.

Лев Додин, выпускник мастерской Б.В.Зона 1966 года: Это был настолько яркий выпуск, что он стал основой труппы для популярнейшего театра страны. Сегодня ни один театр не может сравниться по популярности с Новым ТЮЗом тех времен. В шестидесятые годы так же известен был «Современник», впоследствии – «Таганка».

Новый ТЮЗ быстро становится самым модным в Ленинграде театром. Борис Зон обласкан и критиками, и властями. Он удостоен ордена «Трудового Красного знамени». Зон пишет статьи, в которых славит сталинскую Конституцию 1936 года, поддерживает закрытие театра Мейерхольда. Казалось, чистки тридцатых годов обойдут Зона стороной. Но в 1937 году арестовывают его двоюродного брата, могущественного Генриха Ягоду, затем родного брата – известного ленинградского адвоката Александра Масин-Зона.

Помогать семье врага народа – занятие крайне опасное. И Борис Вульфович никогда не упоминает о судьбе репрессированных родственников. Даже в кругу близких учеников он неизменно демонстрирует преданность власти и лично товарищу Сталину.

Александр Белинский, выпускник мастерской Б.В.Зона 1950 года: Он действительно верил в Сталина. На выпускном вечере, когда мы сидели и пили водку, он вдруг громко сказал: «Вы поняли, что такое Сталин?».

В 1941 году Зон выпускает свой третий студенческий курс. Его ученики должны пополнить блистательную труппу Нового ТЮЗа. Но в июне 1941 года начинается война, и театр эвакуируется в Новосибирск. Многие артисты уходят на фронт или покидают ТЮЗ ради более хлебного кинематографа. Театр рушится на глазах, но Борис Зон полон планов и надежд. Он возродит ТЮЗ, как только вернется из эвакуации. Но в Ленинграде Зона ждет новый удар: его театр решено закрыть.

Александр Белинский, выпускник мастерской Б.В.Зона 1950 года: Это случилось в 1945 году. Я был на закрытии. Играли «Тартюфа», вдруг я увидел плачущего Зона, я проводил его домой.

Зон очень тяжело переживает закрытие своего театра. Работа с другими коллективами не складывается и, начиная с 1945 года, Борис Вульфович полностью посвящает себя ремеслу, которое более всего ему удается, -- театральной педагогике.

Лев Додин, выпускник мастерской Б.В.Зона 1966 года: Его педагогический метод был удивителен. С одной стороны, была требовательность, с другой – индивидуальный подход к каждому ученику.

Зинаида Шарко, выпускница мастерской Б.В.Зона 1951 года: Он воспринимал нас как собственных детей. Кроме нас у него ничего не было. Если сейчас педагоги обычно «урывают» времечко для студентов, то Борису Вульфовичу не надо было «урывать»: он только нами и занимался.

Алиса Фрейндлих, выпускница мастерской Б.В.Зона 1957 года: Это так важно, когда мастер держит учеников под своим крылом. Он интересовался нами: тем, что мы читаем, о чем говорим.

Профессор Зон – признанный мастер набора. Его выпуски самые результативные в институте. Многие ученики Зона становятся звездами театра и кино: Павел Кадочников, Николай Трофимов, Эммануил Виторган, Леонид Мозговой, Зиновий Корогодский, Александр Белинский, Лев Додин.

Алла Прохорова, выпускница мастерской Б.В.Зона 1957 года: Я была высокая и худая, стеснялась этого, кукожилась как-то. Борис Вольфович как-то подозвал меня после занятий и сказал: «Носи каблуки!». Я стала носить каблуки, появилась совершенно другая осанка, новое самочувствие!

Леонид Мозговой, выпускник мастерской Б.В.Зона 1965 года: Хотели отчислить Наташу Тенякову: у нее якобы было плохо с голосом. Зон, увидев в ней талант, отстоял ее. Он защитил и Алису Фрейндлих, которую тоже хотели выгнать из-за плохой дикции и неподходящей внешности. Он сказал: «Если ее отчислят, я уйду из института!». Представляете, какое отношение!

Зинаида Шарко, выпускница мастерской Б.В.Зона 1951 года: Он всегда за нас болел. Зон мог пойти к какому-то преподавателю и сказать: «Неужели вы поставите четверку такому талантливому человеку! Ваш предмет вспомогательный, для него главное – актерское мастерство. Не портите человеку диплом! Надо пятерку ставить». Ставили пятерку.

Лев Лурье: Борис Зон был человек очень осторожный. Жил он в страшное время. Брата расстреляли, родственники его были враги народа. Зон в политику не лез и избегал всяких разговоров на темы, которые могли показаться хоть как-нибудь опасными. Но политика, так или иначе, коснулась и его. В 1949 году начинаются гонения на так называемых, космополитов, то есть, собственно, на евреев. Через два года его, успешнейшего педагога театрального института, выгоняют с работы. Один из его студентов, Рубен Агамерзян, будущий театральный режиссер, пишет в стенгазете института заметку о том, что театр наконец избавился от таких гадких космополитов, как Зон. Зон остается без работы. Год он перебивается в этом театре – театре имени В. Ф. Комиссаржевской, а в 1953 году его выгнали и из этого театра и объявили, что никакой работы в Ленинграде и в Москве у него не будет.

Лев Додин, выпускник мастерской Б.В.Зона 1966 года: Он перенес очень тяжелые, голодные годы. У него не было ни работы, ни особых сбережений.

Александр Белинский, выпускник мастерской Б.В.Зона 1950 года: Его поддерживал и спасал Николай Константинович Черкасов. Он не давал ему остаться на улице. Но в те годы даже его авторитета было мало. Зону также помогали его ученики Борис Петрович Чирков, Клавдия Васильевна Пугачева.

В феврале 1953 года Зону ясно дают понять: самое большее, на что он может рассчитывать, – это маленький театр на периферии. Однако через месяц умирает Сталин. О борьбе с космополитами забывают. Уже в апреле 1953 года Николай Черкасов и Леонид Макарьев добиваются восстановления Бориса Зона в должности профессора театрального института. Зон не собирается сводить счеты с клеветниками и обидчиками. Он снова занят только студентами, и снова ему нет равных в мастерстве открывать и воспитывать таланты.

Алиса Фрейндлих, выпускница мастерской Б.В.Зона 1957 года: Талант Зона-педагога был известен всем. Поэтому, когда мы заканчивали институт, нас уже звали во многие театры сразу. За зоновскими учениками охотились главные режиссеры.

Зинаида Шарко, выпускница мастерской Б.В.Зона 1951 года: Потом он нами гордился! Он все наши спектакли смотрел. Я помню, он пришел на «Три сестры». Когда я вышла, Зон сказал мне: «Да, «Три сестры», а две-то - мои!».

В шестидесятые годы Борис Зон – признанный мэтр театральной педагогики, заведующий кафедрой актерского мастерства. Годы советской власти отложили отпечаток на его биографии, но они не смогли изменить ни образа жизни, ни привычек профессора.

Лев Лурье: Почти тридцать лет прожил Борис Вульфович Зон со своей женой Ниной Александровной Старк, представительницей древнего дворянского рода, в трехкомнатной квартире на Кировском проспекте. Квартира была заполнена антикварной мебелью, которую Зон собирал. В одной комнате только мебель эпохи Павла I, в другой – обстановка времени Александра I, а в третьей – Николая I. Обед, завтрак, ужин искуснейшим образом сервировались, в его доме не было ни пылинки. Он был модник и франт. Ему шили костюмы лучшие портные Ленинграда. Это была буржуазная жизнь в социалистическом Ленинграде.

Алла Прохорова, выпускница мастерской Б.В.Зона 1957 года: Его элегантные костюмы серого цвета всегда на нем сидели идеально. А бабочка была его фирменным знаком.

Александр Белинский, выпускник мастерской Б.В.Зона 1950 года: Зон обожал обувь. У него дома была целая выставка сапог. Конечно, он был настоящий барин. Он никогда не пил, не был охотником вкусно поесть. Но обожал женщин!

Лев Додин, выпускник мастерской Б.В.Зона 1966 года: На любую он приходил одетым парадно и празднично. Казалось, что он всегда был в приподнятом расположении духа. Эту подтянутость обеспечивало его отношение к искусству, которое было для Зона не просто профессией, а образом жизни.

Только один раз в жизни Борис Зон позволил себе прийти на занятия небритым и в помятом костюме. 30 мая 1963 года после продолжительной тяжелой болезни умерла его жена Нина Александровна Старк.

Ариадна Кузнецова, выпускница мастерской Б.В.Зона 1957 года: После кончины Бориса Вульфовича мне посчастливилось прочесть его дневники. Каждая запись начиналась у него со странных ремарок: «день без тебя – второй», «день без тебя – пятнадцатый», «день без тебя – шестьдесят четвертый». Сначала я не могла понять, что это означает. Оказалось, речь шла о его покойной жене Нине Александровне.

Летом 1965 года Борис Зон выпускает последний в своей жизни актерский курс. Следующий набранный им курс закончит институт под руководством другого мастера. Но свой дипломный спектакль студенты посвятят Борису Зону. Они сыграют «Орфея» Теннеси Уильямса, в память о великом педагоге, хотя сам Зон мечтал о другом посвящении.

Лев Лурье: Зон придумал такой педагогический прием: у него курс учился все время на одной и той же пьесе, для того чтобы поставить потом дипломный спектакль. И вот в 1965 году он начинает работать над «Тристаном и Изольдой». Этот средневековый роман превратила в пьесу Александра Бруштейн. Зон давно мечтал это поставить. Студенты занимались «Тристаном и Изольдой». И вдруг Зон узнает, что без его согласия этот спектакль начал ставить другой педагог на другом курсе. Он был необычайно огорчен. В июне 1966 года на фоне этих огорчений с ним случился удар, и его не стало.

В архиве петербургского телевидения хранится уникальная пленка. Это киноверсия дипломного спектакля последнего актерского курса Бориса Зона. Единственная дошедшая до нас работа великого мастера и его учеников.

Лев Додин, выпускник мастерской Б.В.Зона 1966 года: На похоронах было очень много людей. Я один из немногих выпускников нашего курса знаю, где он похоронен. Я бываю у него почти каждый год. Это мой духовный отец. Если мне что-то удалось, то это благодаря ему во многом.

Лев Лурье: Это лестница театрального института, которая всегда будет помнить Зона, своего лучшего, наверное, преподавателя актерского и режиссерского мастерства. Настоящего мастера. Человека того поколения, которое сформировалось до революции, а работать должно было уже при коммунистическом режиме. Несмотря на все неприятности, сложности, стараясь не влезать в интриги и в политику, эти люди честно несли просвещение, несли мастерство, связывали дореволюционное с революционным. Традиции ленинградской театральной школы в значительной степени заложены именно Зоном.


Комментарии

Комментирование закрыто