«Фонограмма»

23.01.2008, 14:45 Открытая студия

Вы купили билет на концерт любимого артиста и…вдруг выясняется, что он поёт под фонограмму! Как быть? Кто возместит моральный ущерб? А если билет стоил больших денег, и звезда приехала из-за океана?

Будут ли нещадно карать за фонограмму в России? Тем более что пока у нас в стране только однажды музыкальный коллектив оштрафовали за фальшивое пение….

Кого именно? Об этом подробнее в нашей программе.

В нашей программе принимают участие:
музыкальный продюсер Бари Каримович Алибасов
депутат московской городской думы, певец, рок музыкант Андрей Аркадьевич Ковалев.

Ника:
Барии Каримович, может, зря мы бунтуем? Пусть люди приходят, чтобы услышать качественный звук и посмотреть на красивых людей, которые поют красивым голосом, правда, не своим?

Алибасов Бари Каримович:
На самом деле зря, потому что надо искать не следствие. Фонограмма – это лишь следствие, причина – совсем в другом. Надо задать себе вопрос, почему сегодня используется фонограмма? Почему фонограмму сегодня выгодно использовать, эти условия создают не сами артисты, а кто-то создает ситуация, когда артист часто вынужден петь под фонограмму. Я предлагаю разобраться в причинах, а не в следствии. На сегодняшний день, полностью загублена музыкальная индустрия России. Ее, собственно, никогда не было, потому что это был шоу-бизнес, это мерзкое слово, которое я искренне ненавижу, и оно отражает ту абсурдную ситуацию, которая существует в современной российском (я боюсь называть это музыкальной индустрией) – в шоу-бизнесе.

Ника:
Андрей, как вы считаете, мы сейчас говорим о том, что невозможно решить в нашей стране?

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Мне кажется, что уже давно пора что-то делать, потому что фонограмма – это обман, мошенничество, она приведет к такой ситуации, когда мы отучим зрителя вообще понимать, что такое живой звук. Когда вы приходите в залы – посмотрите, какая энергетика! Шевчук, Кинчев – это огромное удовольствие. Или вы приходите, а на экране какие-то клоуны в цветных декорациях шевелят губами. Какое удовольствие от этого получают зрители? Мы таким образом потеряем зрителя. Более того, наши молодые певцы и певицы, группы на этом учатся. Можно же так легко схалтурить, схалявить и получить свой гонорар. И огромное количество продюсеров на этом зарабатывают, на вас, дорогие телезрители, зарабатывают большие деньги, набивают свои карманы, обманывая вас. Поэтому, дорогие телезрители, не ходите на фанерные концерты, а если уж пришли и вас обманули, то требуйте возврата денег и моральной компенсации.

Вопрос телезрителя:
Я звоню из Челябинска. Мое мнение таково, что в определенных случаях фонограмма бывает оправдана, например, на больших городских праздниках, когда звук может быть испорчен, поскольку на большую городскую аудиторию транслируется не все номера, а в некоторых в живых концертах номер просто предполагает активные движения, танец вместе с подтанцовкой.

Ника:
Так, может быть, не танцевать тогда? Дело певца все-таки не танцевать, а петь.

Вопрос телезрителя:
Я с вами согласна. Я очень ценю живой звук и, насколько мне известно, ни один оперный певец, ни один джазовый исполнитель никогда не позволяет себе выступать под фонограмму. Но, к сожалению, на сегодняшний день ситуация такова, что под фонограмму на сцену лезут все кому не лень, с хорошим голосом или с плохим, или как это было с группой «Мираж» или группой «Стрелки», где, насколько я знаю, было множество составов. Конечно, хотелось бы слышать живой звук, видеть хорошее качественное исполнение. И хочу сказать комплимент Андрею Ковалеву. Если я ничего не путаю, то, по-моему, это он записал песню с Катей Лель. Катя мне очень нравится, и песня очень душевная.

Ника:
А вы уверены, что Катя поет не под фонограмму?

Вопрос телезрителя:
Не уверена, но, насколько я знаю, у нее очень хорошая школа, она занималась со Львом Лещенко, и этот человек вряд ли может привить дурные навыки.

Алибасов Бари Каримович:
Во-первых, только что звонившая девушка не права. В свое время Паваротти был уличен в том, что он в Венской опере пел под фонограмму, правда, он заплатил за это около миллиона долларов штрафа. Что касается исполнительства под фонограмму в нашей стране, я еще раз повторю, эти условия для исполнителей создали, в первую очередь, законодатели. Во-первых, уничтожена музыкальная индустрия, покупать гитары не нужно. Музыкальная индустрия в России уничтожена именно потому, что законодатель не принимает соответствующих законов, стимулирующих развитие музыкальной индустрии. Главный закон, допустим, во всей мировой музыкальной индустрии запрещает совмещение самых разных отраслей этого бизнеса, то есть, PR-компании не имеют право заниматься гастролями исполнителя, менеджер не имеет право заниматься, скажем, деятельностью агента исполнителя. В Америке за это дают 25 лет тюрьмы, потому что это монополизация рынка. То есть, если вы занимаетесь пиаром артиста, и вы же его издатели, потому что у вас собственная звукозаписывающая кампания, кроме того вы еще у него антрепренер или импресарио, потому что у вас своя импресарская контора, то вы сосредотачивает в своих руках всю деятельность исполнителя. В результате, исполнитель превращается в раба. У нас в музыкальной индустрии где процветает рабство, в первую очередь, потому что все исполнители, так или иначе, принадлежат какому-то там, так называемому, продюсеру (ненавижу это слово), и значит, полностью подавлены. Продюсер пиарит артиста по телевидению, потому что сегодня телевидение взяло на себя главную функцию в шоу-бизнесе, а такого не может быть в мире, телевидение должно заниматься телевидением. А у нас телевидение сегодня и пиарит артиста, и прокатывает артиста, записывает его альбом и занимается его менеджментом. Это невозможно! Если бы такое происходило в Америке, то эта кампания получила бы, как минимум, 400 лет тюрьмы. У нас нет антимонопольного законодательства, поэтому сегодня телевидение взяло на себя функции организации шоу-бизнеса. Скажите, если вы рабовладелец, вы дадите возможность исполнителю, чтобы исполнитель хорошо чувствовал себя на сцене. Они получают-то копейки. Нет денег, потому что музыкальная индустрия в России уничтожена. Деньги отнимают у артистов все телевидение, потому что мы платим безумные деньги за эфиры, деньги отнимают СМИ, потому что за это платить надо, деньги отнимают радиостанции, потому что за это платить надо. Нет у артистов денег, они нищие, а тем более, если артист-раб у какого-то продюсере, он вообще копейки получает. И ни один продюсер никогда не поставит хороший оркестр сзади, не поставит антураж, не поставит звук, у нас нет звукорежиссеров в стране, а хороший звукорежиссер мог бы стоить около тысячи – полутора за концерт. Их нет вообще в природе. Именно поэтому законодатели заставляют артистов петь под фонограмму, потому что до сих пор не принято антимонопольное законодательство, которое существует в современной музыкальной индустрии во всем мире, которое способствует развитию рациональной массовой культуры.

Ника:
Бари Каримович, то есть, поскольку у нас нет антимонопольного законодательства, бедные несчастные девочки вынуждены петь под фонограмму? Но ведь им нравится петь под фонограмму. Вы думаете, они рвут на себе волосы и говорят, дайте мне спеть живьем, дайте мне хороший микрофон?

Алибасов Бари Каримович:
Я с вами совершенно согласен. Дело в том, что сегодня у нас на сцене, в мерзком шоу-бизнесе не артист главный! По законодательству главный – некий дядька, который называется продюсером, то есть рабовладелец, и он не заинтересован в том, чтобы взять талантливого исполнителя на сцену. Это не в его интересах, потому что талантливый артист будет пытаться самореализоваться. Он будет чувствовать массу неудобств из-за того, что не может себя реализовать. Поэтому берут середнячков. Да, у них есть какая-то способность, и они рабски готовы выполнять волю продюсера, а талантливых людей в нашей стране так много! Я недавно выбирал для моего российско-американского проекта исполнителей и посмотрел 7 тысяч молодых девчонок и ребят. Я был просто шокирован количеством талантливых людей, и их не пускают на сцену и никогда не пустят. У нас в стране, где живет 140 миллионов человек, всего 3,5 тысячи исполнителей в музыкальной индустрии. В это же время, скажем в Англии, где в 2 раза меньше население, исполнителей более 50 тысяч. Именно законодатели поставили заслон перед талантливой Россией, перед талантливыми мальчишками и девчонками и они никогда не попадут на сцену, потому что попадут только единицы, которые готовы рабски выполнять волю, так называемого, продюсера.

Вопрос телезрителя:
Почему же наши поп звезды поют под фонограмму, а те же рок-звезды выходят и поют без фонограммы? Недавно я смотрела концерт Фредди Меркури, он собрал стадион и пел без фонограммы. У нас что, очень мало талантливых людей, которые поют нормально? В Интернете есть просто позорная запись Филлипа Киркорова. Вот я хочу ходить на концерты и слушать… И пусть будут какие-то провалы у человека, но он споет, без фонограммы. А вместо постановочного шоу, я могу купить диск и послушать, и не платить такие бешеные деньги. Мне просто жалко людей, которые платят деньги за то, чтобы посмотреть на своего кумира.

Ника:
Андрей, вы как раз законодатель. Бари Каримович говорил, что во всем виноваты законодатели, а продюсерам не обязательно соблюдать закон… По поводу фонограммы есть закон о защите прав потребителей. Но почему вообще никто не обращает внимания на этот закон?

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Какие еще нужны законы для того, чтобы петь вживую? Вот я всю жизнь пою вживую и буду петь. У нас сейчас тур в поддержку альбома «Слава России», 69 городов, по 4 – 5 концертов подряд. Ничего, нормально, справляюсь. Девушка правильно сказала, почему рокеры-то всегда вживую?!

Ника:
Часто эстрадники сетуют на то, что они не могут петь без фонограммы, потому что плохая техника, плохие микрофоны, а я все думаю, как же бедный товарищ Шевчук мотается по городам со своей техникой?

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Стоимость затрат на аппаратуру в зависимости от стоимости гонорара того же Филлипа Киркорова составляет копейки. Поставить хороший звук и сцену стоит, допустим, 25 тысяч долларов. Но для того, чтобы подготовить живое исполнение надо еще 1,5 тысячи долларов, то есть барабаны и гитарные комбики – все. А то, что Киркоров не уважает себя, как артиста, когда выступает под фонограмму, я с этим соглашусь.

Ника:
Давайте поясним зрителям, потому что всегда, когда идет речь о фонограмме, возникает проблема плюса и минуса. То есть, так называемая, минусовка – это когда живой голос и сопровождение музыкальное, частично или полностью звучат под фонограмму, а плюсовой – это когда именно голос, а артист только рот открывает. Так, может быть, запретить навсегда хотя бы плюс?

Алибасов Бари Каримович:
Сегодняшняя мировая музыкальная индустрия – это синтетическое искусство. То есть бесконечное многообразие звуков в концерте. Причем звуки сегодня звучат в «Dolby Surround». Исполнение – это искусство, которое требует самых современных технических средств. Девушка говорит, что слушала в Интернете Киркорова. А я хотел бы посмотреть на Диму Хворостовского, который бы у нас по стадиону пробежал бы от одних ворот к другим, или Поваротти – что было бы с его голосом? Не существует сегодня способов справиться с физиологией человека, которые бы заставляли его бегать по стадиону и еще чисто петь. А Киркоров оет при этом, раз в Интернете запись появилась. Вот так он и поет, потому что бегает по стадиону, как футболист, а сверху звучит чистая фонограмма.

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Есть огромное количество альтернативных рок-групп, которые прыгают, скачут, поют – и все отлично.

Алибасов Бари Каримович:
Я еще раз хочу сказать, сегодня законодатели поставили мощные барьеры для талантливой молодежи!

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Вранье! Нет никаких барьеров!

Алибасов Бари Каримович:
Почему антимонопольного законодательства не существует?

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Не нужно оно. Что мешает? Что мешает группе «На-На» петь вживую?

Алибасов Бари Каримович:
Да, группа «На-На» поет вживую.

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Вранье!

Ника:
Бари Каримович, мне постоянно кажется, что вас интересует антимонопольное законодательство, но вы в чем-то оправдываете фонограммный звук вместо живого голоса?

Алибасов Бари Каримович:
Есть причина и следствие. Нужно понимать, почему фонограмма возникает. Потому что артист – раб в руках продюсера.

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Киркоров – раб? Киркоров – сам себе хозяин.

Алибасов Бари Каримович:
Продюсер сегодня является главным действующим лицом в музыкальной индустрии. Ничего подобного в мире нет. Ни одна звукозаписывающая компания не заключит договор с продюсером, они заключают договор непосредственно с исполнителем и исполнитель сам несет ответственность, он набирает себе менеджеров, агентов, импресарио, пиарщиков и т.д. У нас нет этого. Андрей Ковалев может сколько угодно говорить о живых концертах, потому что он зарабатывает другим бизнесом.

Ковалев Андрей Аркадьевич:
А рок-музыканты?

Алибасов Бари Каримович:
Да нет никаких рок-музыкантов. На сегодняшний день в России отмен концертов 70%. Какие рок-музыканты?!

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Ты отстал от жизни, Бари Каримович, ты динозавр.

Вопрос телезрителя:
Меня зовут Наталья Ильинична, я из Санкт-Петербурга, организатор концертов по стране и у меня конкретный вопрос. Во-первых, я совершенно не согласна с Андреем Ковалевым. Это человек, который вообще не знает наш бизнес, потому что мне приходится организовывать концерты на дальние расстояния в стране – Владивосток, Камчатка… И вот когда ты приезжаешь в какой-то маленький поселок, люди хотят слышать артиста, особенно, видеть артиста. Они готовятся, они ждут, приезжает этот артист, и в результате нет аппаратуры, нет ничего, а работать надо, я с этим сталкиваюсь постоянно. Мы берем из соседнего поселка эту аппаратуру, пытаемся организовать как угодно, сделать что угодно.

Ника:
Подождите, то есть, аппаратура поставить диск с плюсовкой – есть, а микрофон включить, живой голос дать…

Вопрос телезрителя:
Давайте исключим этот вариант тогда с аппаратурой. Допустим артист приехал в какой-то поселок и заболел. Он что, должен повернуться и уехать? А стоимость авиаперевозок?!

Ника:
Минуточку! Наталья Ильинична, давайте представим другое: приехала балерина, сломала ногу, она же не будет танцевать. Заболел – отменяй!

Вопрос телезрителя:
Хорошо, давайте тогда посчитаем. Дорога, какие у нас авиаперевозки, возьмите хотя бы 10 человек, я катала и рок группы. В Москве – пожалуйста, там можно дать и живой звук, а по стране нельзя это сделать, потому что везде хотят и слышать и видеть артиста. И они знают, что да, артист так работает, но они все равно с восторгом ждут и надеются, что он приедет. нельзя своего зрителя так наказывать. мы же наказываем их. Москва все видит, Москва все слышит, а люди как?

Ника:
Это странно. Это мне напоминает советские времена, когда у нас был кофе Золотой ярлык, потому что настоящего кофе не было, ну дайте людям живой звук, живой голос и они будут вдвойне благодарны. Они не должны быть благодарны за то, что им привезли картонного Диму Билана, включили фонограмму и помотали этой картинкой.

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Такие люди, как эта женщина калечат зрителей, калечат звук. У меня сейчас тур 69 городов. Аппарат есть в каждом городе, было бы желание исполнять. Для того, чтобы петь под плюс и под минус разницы вообще нет никакой. Стоит аппаратура, толь микрофон включить, даже это не могут сделать. и когда они приезжают в этот бедный поселок, мне так жалко этих людей, которых за их деньги, они же платят деньги, это не бесплатный концерт, им втюхивают фальшивку, подделку. Эта женщина наживается на таких людях, вместо того, чтобы им дать акт искусства, творчества, им подсовывают этот второсортный товар. Вот и все.

Ника:
Была замечательная фраза: «пролетариат ставит перед собой реальные задачи». Друзья мои, если нет денег ехать, нет денег петь вживую, так, может, не надо этим заниматься?! Давайте в школе работать, огород копать, а то нам хочется в перьях, а перьев нет, и будем изображать неизвестно что, так же тоже не правильно!

Алибасов Бари Каримович:
Об этом и идет речь, Ника. Я как раз об этом и говорил, что индустрия музыкальная уничтожена. Поэтому никто и не ездит. Андрей к музыкальной индустрии не имеет отношения, он политик и бизнесмен, он не зарабатывает деньги трудом творческим. Это совершенно другой вопрос, на сегодняшний день, я еще раз повторяю, проблема в том, что музыкальная индустрия уничтожена, артист – раб и эту ситуацию создало законодательство. Я сейчас проехал по России с туром с группой На-На, начиная от Якутска, заканчивая Челябинском. я еще раз говорю, 70% отмен проблема финансовая, проблема экономическая. Говорит можно включить микрофон и пусть поет живьем, а где взять звукорежиссера хорошего? Звукорежиссер стоит 1,5 тысячи долларов за концерт.

Ковалев Андрей Аркадьевич:
А плюс подключать звукорежиссер еще лучше нужен.

Алибасов Бари Каримович:
Фонограмму может включать слепой, глухой и хромой, потому что включил и выключил.

Ковалев Андрей Аркадьевич:
А потом получается, как включили Орбакайте на MTV.

Ника:
Мэр Москвы, Юрий Лужков запретил исполнителям, выступающим под фонограмму, участвовать в концертах городских праздников, которые оплачены за счет города. Все возмутились, сказали, что тогда вообще не будут петь… Скажите, а если завтра мер Москвы купит замечательную технику, будет замечательная аппаратура стоять на этих городских праздниках на Васильевском спуске, сколько музыкантов придет петь в живую?

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Единицы.

Алибасов Бари Каримович:
Мы когда ссылаемся на такие имена, как Юрий Лужков, Геннадий Зюганов и еще каких-то… На самом деле, сегодня состояние музыкальной индустрии ни один политик, включая Юрия Лужкова, в реальном состоянии не знает. По статистике 70% отмен концертов, потому и отменяются, нет аппаратуры, нет возможности заплатить за аренду зала… Уже зрители давным-давно не покупают билеты заранее. В Закавказье вообще приходят на концерт за час до концерта.

Ковалев Андрей Аркадьевич:
На Кипелова продали за три дня до начала концерта билеты.

Алибасов Бари Каримович:
Я говорю о музыкальной индустрии, а не о конкретных именах.

Ника:
Андрей, сколько артистов из известных, готовы петь вживую на городских праздниках в Москве?

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Объявил, что не будет петь вживую только Киркоров, но спел на Новый Год, правда, под фонограмму. Будем разбираться.

Ника:
Хорошо, Газманов будет петь живьем?

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Отлично поет живьем. Газманов, Катя Лель, Лариса Долина, Лев Лещенко, Иосиф Кобзон и т.д. Огромное количество опытных известных звезд поют вживую и огромное количество молодежи, которое готово петь вживую, но, к сожалению, не очень пускают их туда.

Алибасов Бари Каримович:
На сегодня в России все талантливые исполнители не только готовы, любой нормальный артист хочет петь живьем, потому что любой нормальный артист хочет проявить полностью свои и талант, и качество. Еще раз говорю, они то делают потому, что на сегодняшний день, экономика этой индустрии такова, благодаря законодательству, что невозможно вообще организовать нормальный концерт по стране. Только что мы приехали, мы сейчас были в составе российской делегации, где был Путин в Софии на открытии Года России в Софии. На-На пела под симфоничкеский государственный оркестр имени Светланова живьем. Но вы понимаете, когда организует президент страны концерт, найдутся, наверное, деньги для того, чтобы поставить и технику, посадить потрясающего звукорежиссера и создать все условия. но мы говорим о повседневной жизни артиста, о его рабочем месте, которое называется Россия, а не о том, как артисты перекачивают деньги из нефти или каких-то других в свой карман.

Вопрос телезрителя:
Я слушаю мнение Бари и мне смешно слушать, как он защищает свою туфтовую деятельность. Мы жители Дальнего Востока, нам не все равно тратить деньги и слушать этих туфтовых певцов. Красивая фигура, статные движения…

Ника:
То есть, вы хотели бы, чтобы к вам приезжали артисты и пели по-настоящему под живую музыку.

Вопрос телезрителя:
Если она не может выступать и показать свое искусство, то нечего ей стоять на сцене…

Ника:
То есть, не надо думать, что люди, живущие далеко от Москвы и Санкт-Петербурга будут умирать от восторга только потому, что к ним в перьях кто-то приедет.

Вопрос телезрителя:
Да.

Ника:
Из «Открытой студии» в Нижнем Новгороде к нам подключается дирижер симфонического оркестра нижегородской филармонии, оркестра нижегородского оперного театра Ренат Рифатович Жиганшин.

Вопрос телезрителя:
Сейчас очень много различных фабрик звезд, набирают таланты, с ними занимаются очень хорошие учителя, но почему такое низкое качество?

Вопрос телезрителя:
Тошнит от звезд эстрады, у нас поют только чьи-то дочери, чьи-то сыновья и вообще дурной тон на Западе, когда продюсера знают больше, чем самого артиста, тем не менее, у нас в России происходит так.

Вопрос телезрителя:
Я поклонник Ленинградского рока. Этот стиль музыки заслужил свою любовь отсутствием фонограммы.

Вопрос телезрителя:
За фонограмму необходимо самое жесткое наказание. Те, кто могут петь живьем, пусть поют. Те, кто нет – тех в тюрьму.

Ника:
Ренат Рифатович, скажите, вам когда-нибудь приходилось аккомпанировать и выступать вместе с эстрадными певцами?

Жиганшин Ренат Рифатович:
Вы знаете, у меня была более смешная история в свое время. Я с 6 лет пел в капелле мальчиков и был один такой интересный момент, нас снимали на телевидение и сначала делали звук, а потом, естественно, в картинку. Я там пел соло в песенке Шумана, называлась она «Я маленький совенок». В один момент звук шел, а рот мой был в это время прикрыт, и потом мне весь город говорил, что я пел под фонограмму. Мне было так стыдно! И еще один момент. На мой взгляд, как бы там не было, живой звук, живое исполнение, только оно несет в себе огромную энергетику. Я был несколько раз на ряде балетных спектаклей, которые шли под фонограмму и ощущение от балета оставалось несколько скомканным. То есть, когда живой оркестр играет - это совсем другое.

Ника:
Вам когда-нибудь приходилось играть под фонограмму? Хотя бы минусовую?

Жиганшин Ренат Рифатович:
Нет. Ни разу.

Ника:
Я просто помню концерт Николая Баскова в БКЗ Октябрьский, никто, никакие камеры его не снимали. Сидел наш замечательный оркестр Станислава Горковенко и мне было жалко смотреть на скрипачей, они очень боялись, не дай Бог, не попасть по струнам, чтобы не нарушить звучания фонограммы. Это же просто безобразие! Такое унижение музыкантов с консерваторским образованием, согласитесь.

Жиганшин Ренат Рифатович:
Я, к счастью, с таким не сталкивался.

Ника:
Бари Каримович, согласитесь, издевательство над консерваторскими музыкантами?

Алибасов Б. К.:
Вы сказали несколько правильных вещей. Ни один нормальный талантливый исполнитель не хочет петь под фонограмму, как раз по этому, потому что это унизительно для человека. Второе, кто-то мне бросил, что я защищаю шоу-бизнес. Да, я защищаю шоу-бизнес. Я не фонограмму защищаю, а право исполнителя петь живьем. Вот о чем я сегодня целый день говорю, что нужно создать такие условия в отрасли этой экономики, законодательства, которые позволяют и дают возможность экономическую петь живьем. Я защищаю право исполнителя петь живьем. Сотни тысяч россиян сегодня не попадают на сцену, блистательные певцы, девчонки и мальчишки не попадают на сцену и я защищаю их право быть услышеными, я защищаю их право быть не рабами продюсеров, а эту ситуацию создало такую ситуация. Это не артист поет под фонограмму, а продюсер его заставляет петь под фонограмму, потому что это дешево, потому что надо платить ни за хороший звук, ни за хорошую аппаратуру. И почему продюсер сегодня является главным действующим лицом в России? А потому что таково законодательство. И продюсер за исполнителей подписывает все. Говорят про Фабрику звезд, почему они мало талантливы. Скажите, если два месяца взять пацана с улицы и показывать, как он ремонтирует унитаз, кто его позовет домой ремонтировать унитаз, если его буду показывать по телевизору? Можно за 2 месяца научить человека быть сантехником и позвать домой? Он же дерьмом весь подъезд затопит. Поэтому невозможно артиста сделать за 2 месяца по телевизору? Распиарить лицо можно, прокатить по стране можно, но сегодня эти исполнители забили все российские площадки, снизили уровень донельзя. Экономические условия, которые создали законодатели, не дают возможность работать супер профессионалам. Только что отменился весь тур по Дальнему Востоку, Сибири и Уралу потрясающего исполнителя, на мой взгляд, Валерия Леонтьева. 7 исполнителей отменились туры по России. Исполнители 1-й величины. Именно экономика создает такие условия. А главная проблема в экономике, что некий монополист, под названием телекомпания или какой-то продюсер полностью владеет рабом под названием исполнители и не пускает других. И эту ситуацию создали работодатели.

Ника:
Бари Каримович, вы готовите открытое письмо на имя президента, я не знаю, опубликовали вы его или нет. Вы верите в то, что такой жанр открытых писем главе государства еще может иметь какую-то силу в нашей стране сегодня?

Алибасов Бари Каримович:
Я не думаю, что это будет иметь место. Вот Андрей законодатель, но в сущности, проблем музыкальной индустрии не понимает. Этого в нашей стране, к сожалению, не понимает никто. Но массовая культура – это основа национальной идеи. Это понимали все, и древние греки, и американцы, которые создавали свою массовую культуру и таким способом влияли на всю планету. Это понимали и в советском союзе, потому что массовая культура имеет не только политическое и социальное или духовное влияние, она вообще создает народ, этнос. На мой взгляд, непонимание этой проблемы, непонимание этой задачи массовой культуры и является главной причиной, почему сегодня не инициируется законодательство, дающее возможность каждому талантливому россиянину попасть на сцену. Потому что экономика музыкальной индустрии во всем мире так организована, что они рыщут по всей стране в поисках таланта, потому что это законодательство провоцирует, чтобы отдать этот потрясающий продукт. У нас сегодня абсурд, который я не могу никому объяснить. Мы сами делаем тапочки, приносим на рынок их продавать, тапочки отдаем бесплатно и еще прилагаем 10 стоимостей. Так происходит с телевидением. Мы создаем музыку, мы создаем клип, приносим на телевидение и платим. Они эксплуатируют этот клип, на этом клипе зарабатывают, сутками идут эфиры и они еще требуют деньги еще. Это абсурд, который объяснить я моим американским коллегам не мог, и этот абсурд создает законодательство.

Вопрос телезрителя:
27 лет назад я тоже участвовал в художественной самодеятельности пи мы тогда играли без всякой фонограммы. Я хочу сказать, что аппаратура была намного хуже тогда у нас, мы делали самопальную аппаратуру. Я жил в городе Харькове и сцены там довольно приличные были, и нашей аппаратуры 200 – 400 кВт вполне хватало на зал для того, чтобы спеть. И то, что Бари Каримович говорит, что аппаратуры, якобы, не достаточно для того, чтобы обеспечить… Я не знаю… Может, в Кремлевском дворце и не достаточно, но в маленьких городах, где выступают, там вполне возможно обеспечить такую аппаратуру и выступить вживую. Все это, мне кажется, зависит от желания.

Ника:
Хочу вспомнить случай, как Святослав Рихтер, незадолго до смерти, он был уже очень в преклонном возрасте, он объехал всю страну и сознательно не возил с собой никакой свой любимый Стейнвей, он играл именно на тех пианино и роялях. которые были в этих каких-то клубах, каких-то безумных домах культуры, на разбитых. Очевидно, он как музыкант испытывал какие-то страдания, но он был такого высочайшего уровня мастер, что он мог и из этих инструментов сделать прекрасное искусство. Может, действительно, нам перестать как-то кивать на аппаратуру, а честно сказать, может, не все петь умеют? Бари Каримович, вы уверены, что вообще все эти люди петь умеют?

Алибасов Бари Каримович:
Я хочу сейчас этому парню сказать, я 22 года руководил Интегралом. По 4 концерта в день мы работали, по 4 трехчасовых концерта, в том числе и в Питере. Мы не имели представления, что такое фонограмма. На-На за всю свою жизнь не дала ни одного фонограммного концерта и при это мы еще умудряемся на любого качества аппаратуре давать хорошие шоу и хорошее зрелище. Именно потому, что у нас огромный опыт, именно по этому мы поехали в Софию и спокойно пели в сопровождении симфонического оркестра. У меня такое странное ощущение, что люди даже не понимают, о чем я говорю. Дело в том, что законодательство позволяет монополизировать артиста и сегодня под фонограмму не артист поет. Его рабовладелец хозяин заставляет петь, потому что это ему выгодно, потому что на этом он зарабатывает. Сегодня артист не является хозяином ни своего тура, ни своих концертов, ни своих фонограмм, ведь до маразма доходит, какой-то продюсер владеет голосом исполнителя и потом под этого исполнителя подставляет другого. Этот абсурд создает отсутствие того уровня законодательных актов, которые существую во всем цивилизованном мире и я сегодня защищаю право артиста петь живьем, и в первую очередь, право быть самому себе хозяином и хозяином своего творчество. А почему поют под фонограмму, я вам, доступно, по-моему, объяснил.

Ника:
Андрей, вы человек, который имеет отношение к законодательной власти на уровне Московской городской думы. Глядя в будущее, реально исполнить слова Бари Каримовича, ввести такое законодательство, чтобы все послушались, построились и все у нас было замечательно?

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Бари Каримович говорит про лицензирование концертной деятельности. А мы, наоборот, уходим сейчас от лицензии. Строительство уже не лицензируется. Зачем нагружать бизнес лишними контролями.

Ника:
Реально ли придумать закон, чтобы запретить «монополизацию» артиста?

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Конечно же, нет. Как вы проверите, первый канал или РТР организует концерт? Будет независимая концертная организация. Это сделать невозможно. Вспомните 1990-е годы, бандиты, обналичка… Но страна встала с колен и мы живем уже в другой мире, а шоу-бизнес остался там. Точно так же – обналичка и никаких налогов… Меняться должен шоу-бизнес, должны придти другие люди, но, если мы не поможем, то он так и останется там. Зрители должны перестать ходить на фонограммные концерты.

Ника:
Ваши инициативы на уровне Москвы были задушены просто в колыбели, то есть, мы можем предполагать, что любая инициатива сейчас обречена.

Ковалев Андрей Аркадьевич:
Огромное противодействие идет. Фанерщики мощной стеной выступают против любых ограничений их деятельности. Но Юрий Михайлович, надо сказать ему огромное спасибо, принял постановление и, действительно, сейчас все концерты в Москве за бюджетные деньги будут живые.

Алибасов Бари Каримович:
Скажите, пожалуйста, когда у вас болезнь и температура, вы боретесь с температурой или с болезнью? Фонограмма – это симптом, болезнь-то в другом. Лечить надо не фонограмму и бороться не с фонограммой, а лечить надо всю музыкальную индустрию и создавать такие условия, чтобы не было фанеры и эти условия легко создать.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке