«Мобильный телефон»

05.02.2008, 14:45 Открытая студия

Мы просыпаемся с ним и засыпаем, обедаем тоже с ним, он знает про нас всё… Он проводит с нами большую часть времени… Кто ОН? Речь идёт о мобильном телефоне.

Учёные до сих пор спорят о его безопасности. Дело не только в физическом, но и в психологическом здоровье – мы давно зависим от наших мобильных спутников.

Мобильный телефон – прогресс и удобство или опасность и всего лишь прихоть? На эти вопросы ищем ответ во вторник в программе «Открытая студия».

В нашей программе принимают участие:
специалист в области информационных технологий и безопасности мобильной связи, профессиональный журналист, известный эксперт и аналитик Максим Сергеевич Букин
директор Центра электромагнитной безопасности, заместитель председателя Российского национального комитета по защите от неионизирующих излучений, кандидат биологических наук Олег Александрович Григорьев.

Ника:
Скажите, что такое неионизирующее излучение?

Григорьев Олег Александрович:
Это другое название электромагнитных полей. Как раз таких, которые излучают сотовые телефоны.

Ника:
Скажите, а вы сами активные пользователи мобильной связи?

Букин Максим Сергеевич:
Да. 4 мобильника, мобильный модем, мобильный ноутбук. Иначе в нашем мире уже мало.

Ника:
Зачем человеку 4 мобильника?

Букин Максим Сергеевич:
Безлимитный, рабочий, частный, для приватных звонков.

Ника:
То есть, если мы сегодня обсуждаем тему «мобильный телефон: друг или враг», то уже в начале программы можно поставить плюсик напротив «друг»?

Букин Максим Сергеевич:
Враг – вряд ли. Это – друг, помощник, хороший инструмент.

Ника:
Олег Александрович, насколько вы активный пользователь мобильной связи и как вы относитесь к ней: положительно или отрицательно?

Григорьев Олег Александрович:
Ну, сказать, что я очень активный пользователь мобильной связи – я не могу, но да, у меня есть и сотовый телефон, и коммуникатор. И использую я их практически ежедневно. При этом я соблюдаю те элементарные правила безопасности, которые основаны на моих знаниях и которые необходимо соблюдать всем при использовании телефонов.

Ника:
Вы согласны с тем, что о правилах безопасности надо много говорить, ведь мы о них меньше всего задумываемся, когда покупаем мобильный телефон?

Григорьев Олег Александрович:
Безусловно. Это одна из основных тем. о которой надо говорить о которой уже говорят во всем мире.

Вопрос телезрителя:
Я звоню из Бородинского. На меня зарегистрировано 4 телефона, которыми пользуемся мы: я, моя больная жена и моя любимая теща. Но когда я зарегистрировал два последних телефона, началась такая интересная вещь. На каждый мой телефонный звонок, на каждый звонок жены, звонок тещи постоянно приходило в ответ сообщение, где отслеживались все звонки. Сообщение с номера 0525. Я на Мегафоне.

Ника:
Что вам писали?

Вопрос телезрителя:
«К вам поступил сигнал от такого телефона». Потом пришли сообщения, «не принятый звонок» и сообщениями забит весь телефон, приходится в день стирать по 18 сообщений.

Вопрос телезрителя:
Неважно, какое излучение производит мобильный телефон, опасность в другом: телефон – накопитель информации и потерять сам по себе аппарат – это уже смерти подобно. Потому что восстановить информацию, номера телефонов. фото, видео, то, что на диктофоне – просто невозможно.

Вопрос телезрителя:
Почему в России не занимаются производством мобильных телефонов? Ведь спрос на них был бы высок, а цена намного ниже.

Ника:
Максим Сергеевич, по первому звонку.

Букин Максим Сергеевич:
Судя по тому, что я услышал, телефонный номер, состоящий из 4-х символов – это номер контент-провайдера. Нас, судя по всему, смотрит кампания Мегафон. По особенностям договорных отношений между контент-провайдером и оператором – спам запрещен, то есть, несанкционированная рассылка каких-либо услуг, если абонент засекает за этим контент-провайдера, ему достаточно написать заявление в абонентскую службу, которое будет рассмотрено. а контент-провайдер получит по шапке, вплоть до отключения.

Ника:
Согласитесь, что мобильный телефон – это носитель информации. То есть приятное изобретение человечества. Вы согласны?

Букин Максим Сергеевич:
Полностью. Дело в том, что там достаточно часто содержится очень много конфиденциальной информации, видеоснимки, видеозаписи, которые очень бы не хотелось показывать. Единственное правило безопасности оставлять 2 пин кода. Первый пин код на включение аппарата, второй пин код на свою собственную сим карту и регулярно, по возможности, делать резервное копирование. У многих современных телефонов очень маленькая карта памяти, достаточно вставить ее в ноутбук, слить всю информацию и какая-то часть ее останется, если мобильный телефон будет утерян. Конечно, можно взломать два пин кода, но проще переформатировать все тем людям, которые телефон этот скупает. Телефон будет потерян, информация прочитана не будет.

Ника:
Правильно ли мы можем предположить, что телефон, по сравнению с нашим обычным телефоном или с нашей Интернет почтой, нашим гуляньем по Интернету – вещь наиболее не безопасная и не закрытая. Телефон достаточно легко вычислить, прослушать, прочитать…

Букин Максим Сергеевич:
Телефон очень легко прослушать государственным органам власти, для которых создана система оперативно-розыскных мероприятий. Но, это право собственно нашего регулятора этим заниматься, а частнику прослушать телефон своего соседа можно только с использованием достаточно дорогостоящей техники, либо по вибрации оконных стекол, для этого, опять же, нужно очень много денег.

Ника:
Ваш комментарий по поводу того, что нет русских телефонов. Хотя, зачем нам русские телефоны?

Букин Максим Сергеевич:
Нет элементной базы. У нас практически нет электроники бытовой, которая производится в России, на российской элементной базе. Сотовый телефон – достаточно сложная, дорогостоящая штука, если создавать все с ноля. Проще купить все в Азии, в Корее Южной и собрать. Но даже для этого сложновато у нас это делать. Некоторые концерны пытаются, но очень слабо. Бессмысленная задача.

Вопрос телезрителя:
Находясь в машине, излучение от телефона происходит в закрытом пространстве, отражается от автомобиля. насколько это вреднее? Может, не стоит вообще разговаривать по мобильному телефону в машине?

Ника:
Я однажды ехала в машине и когда у меня зазвонил телефон, водитель меня чуть на мосту не высадил, с криками Выходите! Выключите телефон! Это опасно! все равно, что вы находитесь внутри микроволновой печи. насколько справедливы наши опасения?

Григорьев Олег Александрович:
Ну, это, мне кажется, через чур. Безусловно, происходят искажения, образуются места локальной концентрации электромагнитного поля внутри салонов, но ситуация принципиально гораздо более опасна для разговаривающего человека этой электродинамической связью трубки с головой и с головным мозгом, то есть, то, что человек непосредственно имеет возле своей головы – это гораздо более серьезно и гораздо более опасно, чем то, что образуется в каких-то углах или каких-то локальных местах салона автомобиля.

Ника:
Что вы посоветуете? Я понимаю, что болтать за рулем вообще не хорошо, но, в принципе, насколько в машине надо реже пользоваться, даже если мы стоим припаркованные?

Григорьев Олег Александрович:
В машине, если человек регулярно использует телефон в машине, то целесообразно все-таки установить внешнюю антенну, на которую выводится все электромагнитное излучение полностью из салона и разместить ее по центру крыши. Это место, которое наиболее защищает всех пользователей в салоне автомобиля.

Ника:
У меня такое ощущение, что этого не практикует никто вообще.

Григорьев Олег Александрович:
Ну, я с вами не согласен. Особенно, те люди, которые используют несколько телефонов. Особенно те люди, которые используют несколько телефонов, очень часто, я не знаю, как в Питере, в Москве есть и 2 антенны торчит, и 3, и 4. Такая ситуация встречается.

Ника:
Максим Сергеевич, у вас есть на машине антенна. если вы пользуетесь 4-мя телефонами сразу.

Букин Максим Сергеевич:
Нет, я просто не знаю, какой туда подключать, как только я туда сажусь… На самом деле, ситуация следующая, человек, который разговаривает по мобильному и едет – он опаснее, чем пьяный. У него реакция крайне замедлена, очень сильно замедлена. На самом деле, разговор за рулем может забрать, как свою жизнь, так и тех, кто рядом.

Ника:
Не случайно закон сейчас запрещает. Или вы имеете в виду, что автомобильные гарнитуры нас не спасают в данном случае?

Букин Максим Сергеевич:
Не сильно спасает, потому что внимание человека сильно рассевается.

Вопрос телезрителя:
Я слышала, в Европе существует небольшое устройство, которое как брелок подвешивается к мобильному телефону и поглощает 99% вредного воздействия. Почему их нет в России?

Вопрос телезрителя:
Сейчас много новых телефонов, появились смартфоны, чем больше в них напичкано, их вредность меня интересует. Я слышал такое понятие, как коэффициент поглощения. В Интернете пишется, что он указывается в США на телефонных трубках. А у нас в России есть такое?

Букин Максим Сергеевич:
В свое время Остап Бендер продавал песок от того, чтобы керосиновые лампы не взрывались. Его спрашивали, зачем это, это же бесполезное занятие, на что он говорил: «Ну они же точно не взрываются». Наклейка – это абсолютная фикция.

Ника:
Почему?

Григорьев Олег Александрович:
Я абсолютно согласен, что все эти наклейки, пирамидки, все это фикция. они ни коим образом не изменяют характеристики электромагнитного поля. Мы проводили испытания десятков вариантов этих изделий, абсолютно ничего не изменяют. Это единственно способ заработать легкие и актуальные деньги. Относительно второго вопроса, про удельный коэффициент поглощения. Действительно, на коробках телефонов в США указывается величина удельного поглощения. Она указывается и в инструкциях, которые прилагаются к телефонам, которые продаются у нас, в нашей стране. Но дело в том, что это величина, которая не используется в гигиеническом нормировании в нашей стране. В принципе, на нее можно ориентироваться при выборе телефона, но в реальности, условия облучения при использовании сотового телефона совершенно не соответствуют этому значению. Как условную единицу, ее, конечно, можно использовать.

Ника:
Они больше, меньше, опаснее?

Григорьев Олег Александрович:
Ну, это значение характерно для работы телефона в максимальных, наихудших условиях, это когда телефон выходит на полную мощность излучения. Дело в том что телефон при работе работают на разных интенсивностях. То есть, при установлении связи с базовой станцией он выходит на максимум излучения. Это наиболее опасный режим. После того, как он устанавливает связь с базовой станцией, как правило, он сбрасывает интенсивность до минимума, который поддерживает, обеспечивает остаточное качество связи, это может составлять 10% от максимальной мощности. Поэтому, сами понимаете, если в технической документации приведено значение, отнесенное к максимально излучаемой мощности, к наихудшим условиям работы, в реальности оно может и близко не подходить к этому значению. Поэтому то значение, которое приводится, его можно расценивать просто как справочное значение.

Ника:
Олег Александрович, скажите, когда телефон не выключен, но мы не говорим, он находится у нас в кармане. Насколько его выключенное состояние, вне связи, в принципе, опасно?

Григорьев Олег Александрович:
Оно принципиально менее опасно, чем разговор по телефону, потенциально может быть опасно только в том случае, если телефон кто-то в таком режиме положил под подушку, рядом с головой на ночь. То есть, в течение нескольких часов он будет периодически связываться с базовой станцией, с какой-то периодичностью будет происходить некоторое небольшое облучение в импульсном режиме.

Ника:
То есть, вы считаете, что использовать телефон как будильник вообще вещь пагубная?

Григорьев Олег Александрович:
Насколько я знаю, телефон можно отключить, но как будильник он срабатывает.

Ника:
Но мы же думаем, что нам еще среди ночи кто-то позвонит… Лучше не ждать звонков среди ночи и убрать его подальше.

Вопрос телезрителя:
Еще год назад министр связи сделал видеозвонок, используя мобильную связь третьего поколения. Мне интересно, какие есть преимущества у этой связи и когда она начнет активно использоваться в нашей стране?

Букин Максим Сергеевич:
Она используется в Санкт-Петербурге компанией мегафон. У них есть 31 базовая станция, расположенная по всему городу. Я думаю, что они в центре их поставили, так что связь третьего поколения в Питере уже есть, хотя бы формально. По скорости передачи данных видеозвонок позволяет осуществить и Скайлинк в Москве и в Питере, где у них внедрены скоростные протоколы передачи, называется ЕВДО. По остальным регионам все зависит только от того, когда операторы смогут получить присвоение частот. То есть лицензии у большой тройки. Это Мегафон, Вымпелком и МТС уже есть. Остается расчистить частоты, подвинуть военных, купить им новое оборудование для связи и после этого у нас будет 3G. Но сначала это будут крупные регионы, в Москве это будет делать трудно, у нас тут центр управления космической группировкой на Юге находится…

Ника:
Хоть в чем-то мы вас обойдем! А интересны ли вам такие телефоны третьего поколения? На практике они насколько будут полезнее, чем те телефоны, которые есть сейчас. Зачем нам видеотелефон?

Букин Максим Сергеевич:
Телефоны для сетей третьего поколения уже существуют. например, компания Нокиа, большинство терминалов, которые они производят, уже третьего поколения. вопрос в том, смогут ли пользователи использовать эти все возможность. Как только оператор им даст такую возможность, они смогут, но принципиально отличие следующее, быстрый доступ в сеть Интернет. То есть, с мобильного телефона мы сможем выходить с той же скоростью, как по кабельному подключению через любой проводной канал. Остальные все сервисы, все зависит от оператора, как он будет их продвигать. Где-то видеотелефония пользуется спросом. То есть короткие видеозвонки. но знаете, оказывается, что большинство пользователей, когда им поступает видеозвонок, предпочитают сначала посмотреть, кто им звонить, а потом окинуть взглядом, где они находятся, особенно женщины и судорожно начинают думать, может быть, мне не стоит принимать сегодня этот видеозвонок. я не достаточно хорошо выгляжу. Тут все двояко. У Скайлинка есть интересная услуга – видео наблюдение. Поставили камеру дома, с помощью мобильника можете смотреть, что там происходит, если сеть у нас хорошая.

Вопрос телезрителя:
Я нашла телефон, но он был на блоке. Пыталась я дозвониться до теле2 к которому подключен этот телефон. Я хотела найти хозяина. Мне сказали: «Мы таких сведений не даем и вы не найдете». Но, кроме как по симке там еще существует номер телефона, мне сказали, что вы не найдете, только если объявления развешивать. Объявления я развесила, но хозяин либо проходил случайно, либо как, так он у меня и лежит. Нет возможности найти этого хозяина?

Букин Максим Сергеевич:
Теоретически все возможно. У каждого телефона при его производстве туда вшивается очень длинный, но уникальный код, ИМЕЕ(?), каждый раз, когда оператор говорит, есть такой-то номер, каждый раз, когда телефон выходит в сеть, он ему кроме номера своей сим-карты сообщает еще и номер ИМЕЕ. Поэтому. по идее, поскольку у нас все сим-карты продаются только по паспорту, оператор, конечно, может сказать, кому принадлежит этот номер. Другое дело и то ему просто лень это делать. Не будет он этим заниматься. По идее, сим-карту владелец уже поменял. Он просто пришел с паспортом и сказал, что потерял. А что касается терминала, то, к сожалению, не удастся установить. То есть, можно установить, но оператор вряд ли захочет этим заниматься.

Вопрос телезрителя:
Сейчас во всем мире запрещаю разговаривать за рулем по мобильному телефону, но когда водитель разговаривает с пассажиром, это же тоже отвлекает его. Почему по мобильному телефону разговаривать нельзя, а с пассажиром можно?

Вопрос телезрителя:
В последнее время достаточно часто нам навязывают устройство хендс фри и потому как гарнитура находится достаточно длительное время в активном состоянии, действительно ли то безопасно?

Ника:
Максим Сергеевич, еще раз поговорим про болтовню за рулем. Мы ведь, действительно, очень часто едем и болтаем с тем, кто сидит справа от нас. Почему болтовня просто за рулем и слушанье музыки и болтовня по телефону – это какие-то принципиально разные вещи?

Букин Максим Сергеевич:
Человек, который сидит рядом, наблюдает дорожную обстановку. Вчера профессор Цыганков в центре высшего водительского мастерства мне сказал: «Если я еду в пробке, если я стою, если я еду очень медленно – это самое опасное движение. Я говорю: «Ребята, помолчите все в машине»». Тот с кем мы разговариваем, абсолютно не чувствует наше эмоциональное настроение. он не видит, что происходит на дороге, поэтому он нам может рассказывать какие-то очень важные вещи в тот момент, когда мы его не хотим слышать, не готовы. Поэтому вообще разговор по телефону за рулем – это смерть, прямая и бескомпромиссная. Люди бьются, влетают в заднюю часть впереди стоящей машины, улетают на встречку. При том, что ездить большинство водителей никто не учил, даже с большим стажем. То есть, это стрессовая ситуация, которая у него умножается в 10 раз. Вот и все.

Ника:
Есть какие-то исследования на этот счет?

Букин Максим Сергеевич:
В Европе очень много исследований и все они говорят, что человек за рулем, разговаривающий по телефону, обсуждающий какую-то сложную проблему, он аналогичен человеку в состоянии слабого или среднего алкогольного опьянения. Внимание рассеивается, он очень плохо тормозит на красный светофор, у него замедленная реакция, сложность с перестроениями, с парковкой понятно, все сложно.

Ника:
Олег Александрович, объясните нам, пожалуйста, с физической точки зрения, насколько эта штука, которая висит в ухе и называется хендс фри, то есть свободные руки, телефон у нас находится не в руках. а где-то отдельно. Насколько эта штука, висящая на ухе опасна, даже если мы не говорим по телефону.

Григорьев Олег Александрович:
Она не опасна. Это одно из наиболее удачных способов разрешить проблему безопасности. То есть, она позволяет убрать антенну сотового телефона от головы, от мозга. То есть вы во время разговора с использованием системы хендс фри не облучаете свой мозг. Телефон находится на удалении хотя бы пол метра от головы.

Ника:
То есть излучение идет только от самой трубки, а от этой штуки не может идти.

Григорьев Олег Александрович:
Да, излучение идет от самой трубки. Это великолепное, прекрасное решение проблемы безопасности.

Ника:
Вы в одном из интервью говорили, что лимит болтовни – это 15 минут в день. А для людей, которые очень много говорят по телефону, им надо прост часто проходить медосмотры и медицинскую реабилитацию. А что проверять надо людям, которые много говорят по телефону? голову? Уши?

Григорьев Олег Александрович:
Во-первых, серьезно проверять нужно себя тем людям, которые разговаривают больше часа в день. критически совершенно для людей, которые разговаривают больше трех часов. То есть, с высокой степенью вероятности люди могут получить некоторое расстройство центральной нервной системы, эндокринной системы, иммунной системы. Существующие модели, на сегодняшний день, которые подкреплены экспериментальными исследованиями, показывают, что при разговоре больше часа в день, приблизительно через 2 года использования телефона в таком режиме будет наблюдаться реакция со стороны иммунной системы. А проверять надо, во-первых, конечно, общее состояние центральной нервной системы, состояние сердечно-сосудистой системы, состояние крови. Конечно, специалистов, которые занимаются вопросами, связанными с воздействием электромагнитного поля на здоровье очень мало. Это относится к области профессиональной патологии. В Москве буквально в двух организациях есть такие специалисты. Есть такие специалисты и в Санкт-Петербурге, но в стране их чрезвычайно мало.

Вопрос телезрителя:
Какой стандарт CDMA или GSM наиболее опасен для здоровья?

Букин Максим Сергеевич:
Суть в том, что телефон работает в наивысших режимах излучения, если связь плохая. То есть, если установить связь с базовой станцией затруднительно. И CDMA и GSM в городе базовые станции натыканы очень часто. В городе это сложно.

Ника:
А жить рядом с базовыми станциями опасно?

Букин Максим Сергеевич:
Возвращаясь к вопросу о мобильных телефонах, чем не стабильнее связь, тем быстрее телефон разряжается, тем больше, естественно, он излучает. Очень проблемная ситуация находиться на границе, когда две базовые станции лупят примерно с одинаковой мощностью. Если частотное планирование оператора хромает… У одного оператора 2 базовые станции, когда человек находится между ними, то контроллер просто не может сказать, какая базовая станция берет на обслуживание этого абонента и телефон работает очень сильно. Вот это проблема.

Ника:
Олег Александрович, все-таки жизнь возле базовых станций, которые в городах у нас растут, насколько она опасна?

Григорьев Олег Александрович:
Здесь надо рассмотреть два аспекта. Во-первых, когда устанавливаются базовые станции, существует достаточно строгая и разработанная процедура санитарно-эпидемиологической оценки на всех стадиях. В стадии проектирования, размещения, эксплуатации, ежегодного контроля и т.д.

Ника:
Ну, контроль – это контроль, а бизнес – это бизнес.

Григорьев Олег Александрович:
Все люди, все ошибаются и смещение антенны базовой станции на пару – тройку градусов не так, как это было согласовано с проектом может, конечно, привести к какой-то неприятной ситуации, мягко говоря, для жильцов в окружающих домах, она меньше всего опасна для людей, живущих в том доме, на котором она стоит, как бы парадоксально это не казалось, потому что основой луч направлен в сторону от этого здания. Для жильцов может быть опасна ситуация, если они поднимаются на крышу, подходят близко к антенне на расстояние до 3-х метров, обхватывают, загорают там и т.д. И второй аспект, который гораздо более серьезный и на который ответа сейчас пока нет. Мы только подошли к пониманию этого аспекта. Понимаете, дело вот в чем. Количество базовых станций очень большое. Речь идет о сотнях тысяч и впервые сложилась ситуация, когда глобальный электромагнитный фон в этом диапазоне, который использует сотовая связь, прежде всего, и все остальные виды подвижной связи, он принципиально изменился. То есть, мы налицо имеем ситуацию изменения электромагнитного фона, которого не было в истории человечества и вообще эволюции живых существ. Как повлияет в эволюционном плане это, казалось бы, незначительное изменение электромагнитного фона, пока на это нет ответа.

Вопрос телезрителя:
Последнее время мне неоднократно приходилось встречать сообщения о взрывах аккумуляторов сотовых телефонов. Действительно ли существует такое явление и с чем оно связано?

Букин Максим Сергеевич:
Коллеги из СМИ очень любят такие классные жареные факты. поэтому, если аккумулятор взрывается где-то в Сингапуре, то все мировые СМИ рассказывают именно об этом. На самом деле, проблема – это, конечно, не качественные комплектующие. То есть, батарея – это монолитный элемент. Если его производить не правильно, а в какой-нибудь подворотне или гараже, то, естественно, он нагрузки не выдержит. В большинстве своем они просто тихо плавятся и ваш замечательный легальный мобильный телефон превращается в груду железа. Гарантийному ремонту это все не подлежит. Так что, если у вас мобильный телефон, который стоит денег, постарайтесь купить легальные аккумуляторы, а взрывы – это очень редкая ситуация, запредельная.

Ника:
Правду ли говорят, что во время грозы опасно пользоваться телефоном?

Букин Максим Сергеевич:
Ну, если стоять в чистом поле, с вытянутым телефоном вверх – наверное, а так – вряд ли.

Ника:
Ннесколько дней назад в Гане был случай, мальчик разговаривал по телефону ив этот момент он не отключил от розетки, то есть он заряжался. И в результате произошел какой-то скачок напряжения и он погиб. Это какой-то из ряда вон выходящий случай? Или все-таки не надо говорить по телефону, который включен в розетку?

Букин Максим Сергеевич:
Проблема с батареей. Да, она может взорваться и, если он ее держит у уха, может быть, он получил какие-то повреждения не совместимые с жизнью, либо медицинская помощь не подоспела вовремя. По идее, с хорошей батарейкой вы можете говорить сколько угодно, даже получая питание от сети. Это не страшно.

Вопрос телезрителя:
При авиаперелетах нельзя включать мобильные телефоны, тем не менее, мы часто свидетели того, как люди включают, фотографируются в самолете, опасно ли это?

Вопрос телезрителя:
Насколько металлический корпус опаснее, чем пластиковый?

Вопрос телезрителя:
Насколько вредно мужчина носить мобильные телефоны в кармане брюк?

Ника:
Вот, самолет. Максим Сергеевич, как людям объяснить, что надо выключать мобильный телефон?

Букин Максим Сергеевич:
Ситуация очень простая. Вообще, зарегистрировано очень мало случаев, по статистике Аэрофлота, когда включенный мобильный телефон служил реальной причиной того, что с самолетом что-то происходило. В самолете есть своя собственная связь, есть устройство навигации, есть огромное количество приборов, поэтому наводка, когда один телефон или несколько работает в запредельном режиме, там высота, он пытается соединиться с базовой станцией, он может навести некоторые помехи, поэтому особенно это опасно при наборе высоты и снижении. на многих линиях разрешают работать на компьютерах во время горизонтального полета. Это оправдано, ничего страшного здесь нет. Но когда самолет заходит на посадку – это критическая ситуация, поэтому мы не знаем, что может повлиять. Лучше все-таки выключать мобильный телефон, как только вы на борт сели. По статистике 20 человек из 100 забывают выключить мобильники, когда они летят.

Ника:
Ну, если они в театре забывают выключать мобильники, когда им говорят об этом 5 раз очень вежливо. А по поводу медицинского оборудования и кардиостимуляторов? Есть какая-то опасность?

Букин Максим Сергеевич:
Аналогичная ситуация. Во всех инструкциях написано, что, если вы находитесь рядом с медицинским оборудованием, которое излучает какие-то радиосигналы, выключите ваш мобильный телефон. Это не сильно страшно и не сильно вас обидит.

Ника:
А если у человека стоит кардиостимулятор? Стоит в нем.

Григорьев Олег Александрович:
Существуют тоже достаточно простые правила, которые надо выполнять. Конечно, пользоваться можно, но не следует хранить телефон в кармане, который находится рядом с сердцем или рядом с кардиостимулятором. Это основное и единственное правило. все кардиостимуляторы проходят специальное испытание на устойчивость воздействия к электромагнитным полям и сделаны так, чтобы максимально избежать такой чрезвычайной ситуации.

Ника:
И по поводу мужчин.

Григорьев Олег Александрович:
Объективно говоря, нет никаких данных, которые свидетельствуют о том, что излучение сотового телефона может оказать какое-то влияние на потенцию. То есть нет никаких ни биологических, ни физиологических предпосылок. Ранее проводились специальные эксперименты для того, чтобы выяснить, при какой интенсивности электромагнитного поля угнетается сперматогенез.

Ника:
И нашлись волонтеры?

Григорьев Олег Александрович:
Нет. Использовались животные. На баранах. Оказалось, что таких интенсивностей можно сопоставить печь СВЧ.

Ника:
А печь СВЧ вредно?

Григорьев Олег Александрович:
Если туда голову засунуть. печь, конечно, излучает, но это отдельная проблема. Если вы будете эксплуатировать печь 8 часов в день и будете стоять возле нее, конечно, там существуют утечки и это будет вредно.

Ника:
Специалисты говорят, что детям моложе 8 лет вообще нельзя давать в руки мобильные телефоны. Хотя, мы понимаем, как родители, что, если у детей есть мобильный телефон в портфеле, то это, в первую очередь, возможность для нас найти ребенка, узнать как он, что с ним, поел ли он. Но с точки зрения здоровья, что посоветуете?

Григорьев Олег Александрович:
С точки зрения родителей, это большая иллюзия, что мы можем контролировать поведение детей то, поел ли он. Что касается здоровья, санитарные правила, которые действуют в нашей стране, прямо рекомендуют ограничить использование сотовых телефонов детьми до 16 лет. В разных странах разные рекомендации и все сводятся к тому, чтобы максимально ограничить использование детьми сотовых телефонов. Связано это с тем, что влияние электромагнитного поля на растущую и формирующуюся центральную нервную систему, на формирование связи, способности к обучению, памяти, логическому мышлению, очень подвергается при воздействии сотового телефона. Существует еще один интересный аспект. Когда мы стали детально разбираться с этим вопросом и проводить интервью с детьми, как они используют сотовый телефон, оказалось, что современные дети в значительной мере используют его, как средство СМС, Интернета, общения, не используя их как телефон. В этой ситуации, конечно, опасность телефона не столь значительна.

Ника:
Максим Сергеевич, у меня есть ваша книга, которая так и называется: Мобильник. Друг и защитник или угроза свободе и кошельку. очень любопытное чтиво, я с удовольствием ее прочла. Я, если позволите приведу цитату одного западного врача, который считает, что, если бы мобильные телефоны были продуктами питания, то они никогда не получили бы разрешение на использование из-за слишком большой неопределенности относительно их безопасности. Так в результате, в качестве финала, как же нам с этой едой? Как нам быть? И кушать хочется и не полезно.

Букин Максим Сергеевич:
У федерального оператора Вымпелком была хорошая инициатива, называется «Мобильный этикет». Так вот основная мысль, что надо действовать разумно. Это прибор, который может реально облегчить жизнь человеку. Все крайние отклонения использования его в каких-то непродуктивных целях только вредят. Поэтому родители на свеем примере могут показать детям, как с этим телефоном общаться. Для всех остальных разумное использование, 90% абонентов используют его до полу часа в день. Если они не будут оставлять его рядом с головой, когда будут спать, хотя я это делаю, все будет хорошо.

Ника:
Как вы себе представляете будущее мобильных телефонов? Они будут совсем маленькими? Мягкими? Мы будем их как носовой платок в карман закладывать? Как это будет выглядеть лет через 10?

Букин Максим Сергеевич:
Достаточно просто посмотреть в Японии. Меньше они не будут, потому что сложно ногтиками набирать символы. Они останутся такими же, будет лучше дисплей, будут развиваться коммуникационные возможности. Конечно, видеосвязь будет доступна, соответственно произойдет некая трансформация ноутбука и сотового телефона в что-то подобное ультра мобильному ПК. То, что уже сейчас происходит.

Ника:
Олег Александрович, ваше мнение по поводу безопасности. Может быть, они когда-нибудь станут абсолютно безопасными, как обычные телефоны, которые мы крутили всю жизнь?

Григорьев Олег Александрович:
Ну, да. Безусловно, существуют подходы для того, чтобы оптимизировать параметры сотового телефона и по критерию безопасности. К сожалению, сейчас происходит ситуация наоборот. Сначала разрабатывается телефон, потом происходит испытание. Но подходы к оптимизации, безусловно, существуют. Что касается будущего, нам кажется, что даже возможна в принципе интеграция телефона с человеческим организмом по принципу того, как происходит интеграция со схемами, с микрочипами и со всем остальным.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке