«Энергетика»

06.02.2008, 14:45 Открытая студия

Да будет свет! Но в каком виде? Как обстоят дела с энергетикой в России, за какие способы получения энергии голосуют граждане, а за какие государство? Стоит ли передавать эту отрасль в частные руки?

Эти проблемы мы обсуждаем в среду в прямом эфире программы «Открытая студия».

В нашей программе принимают участие:
председатель Комитета по энергетике и инженерному обеспечению Администрации Санкт-Петербурга Александр Витальевич Бобров
директор Департамента электроэнергетики Министерства промышленности и энергетики РФ Вячеслав Михайлович Кравченко.

Статистика:
Всероссийский центр исследования «Общественное мнение» провёл опрос: как люди оценивают состояние электроэнергетики в России? Результаты следующие: когда людей спросили, какие отрасли энергетики нужно развивать в первую очередь, то на 1-е место россияне поставили альтернативные источники, за экологически чистые способы получения электричества – 35%; потом идёт атомная энергетика, гидроэнергетика. А станции, работающие на угле и мазуте оказались на последнем месте.
Кроме того, 69% опрошенных считают, что именно государство должно в целом контролировать и производство, и подачу электроэнергии, и только 14% высказались за частные предприятия. Ещё россияне отметили, что состояние электроэнергетики стало гораздо стабильнее.

Ника:
Вы согласны с мнениями жителей России?

Бобров Александр Витальевич:
Позиция администрации города такова, что компании в области передачи тепловой либо электрической энергии – это монополии, то есть они должны находиться под контролем государства. В прошлом году мы купили блокирующий пакет акций Ленэнерго и будем его увеличивать. Мы будем вести речь о создании сетевой компании. А с точки зрения источников генерации –это, скорее, область применения частного капитала.

Ника:
А то, что жители на первое место поставили экологически чистые, альтернативные источники энергии?

Бобров Александр Витальевич:
У нас в Петербурге энергетика, в основном, основана на газе, это относительно экологически чистые станции. И для нас, в первую очередь, представляет интерес привлечение инвестиций в реконструкцию. Это как раз обеспечит передачу этих объектов, продажу этих объектов в частные руки.

Ника:
Вячеслав Михайлович, Ваши комментарии к проведённому опросу?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Должен признать, что мнение населения очень точно отражает последние тенденции в электроэнергетике. Мы, действительно, сейчас уделяем большое внимание развитию альтернативной электроэнергетики, атомной энергетике, вообще чистой энергетике, более экологичной, более эффективной. Что касается частной или государственной генерации, то под контролем государства остаётся монополия – это передача электрической энергии. А что касается контроля в генерации, то под контролем государства находится 2 крупнейшие генерирующие компании, это гидрогенерирующая компания и атомная генерирующая компания. В совокупности это порядка трети выработки электрической энергии. Я думаю, что этого вполне достаточно. Остальная генерация, по нашему убеждению, должна быть частной.

Вопрос телезрителя:
Скажите, пожалуйста, вот объявлено с Нового года повышение тарифов на электроэнергию на 17%. Это что энергетики нам в дома ввёртывают лампочку Ильича? Сервис разве изменился?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Как Вы знаете, у нас тарифы устанавливаются для населения один раз в год, с 1.01 и до 31.12. Увеличение тарифов вызвано объективными причинами, в первую очередь, ростом цен на топливо: на газ, на уголь и т.д., на все компоненты, связанные с производством электроэнергии. Мы полагаем, что 17% - это цифра вполне обоснованная. В целом тарифы для населения контролируются государством, они соответствуют макроэкономическим показателям, заложенным в программе социально экономического развития страны. Здесь существенных отклонений нет.

Ника:
Но каждый год по 17% - это не дорого?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Не думаю.

Ника:
И тем не менее. Если мы посмотрим на электросети, которые как паутина, покрывают всю страну, то, выходит, что сейчас происходит разделение: сети останутся в ведении государства, но сбытовые компании должны перейти в частные руки. Не приведёт ли лишение РАО ЕЭС монополии к повышению стоимости электроэнергии? Одно дело, когда всё предприятие отвечает за весь процесс, а другое дело – когда за пуговицы будут отвечать одни, за строчку и пришив рукава – другие. Это спровоцирует повышению цен или нет?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Нет. Скажем, наличие или отсутствие РАО ЕЭС России объективно не связано с повышением цен на электричество. Это объективная реальность, обусловленная многими факторами. Не секрет, что у нас цены растут на все виды топлива, это объективно. А энергетика в данном случае является зависимой стороной, прежде всего от цен на топливо. Второе: в настоящее время и на период до 11-го года цены на электроэнергию в той или иной степени будут подлежать государственному регулированию. С 2011 года цены на генераторную электроэнергию будут полностью свободными. Государством будут регулироваться только тарифы на передачу электроэнергии по электрическим сетям вне зависимости от класса напряжения, а также регулироваться сбытовые надбавки, гарантирующие поставщиков. Все остальные элементы, которые будут входить в конечную стоимость для потребителя, по ценообразованию будут являться свободными.

Ника:
Какова ответственность федеральная и региональная? За что отвечают регионы?

Бобров Александр Витальевич:
Федеральное правительство является владельцем 75 % акций Федеральной сетевой компании, т.е. оно отвечает за развитие единой энергосистемы, за связь между регионами. Это, прежде всего, развитие атомной энергетики, развитие гидроэнергетики, которые являются стабилизирующими и влияющими на рынок электроэнергии в стране. А мы ответственны за коммунальную энергетику, т.е. производство тепловой энергии для нужд населения, за её доставку и за распределение электрической энергии. Здесь и новые потребители, и тарифы на энергию, все это устанавливается на уровне регионов, и занимаются этим комитеты по тарифам субъекта Федерации. Мы утверждаем инвестиционные программы предприятий, действующих в регионе. Для чего, собственно, и нужен тариф: чтобы обеспечить возвратность привлечённых средств. Чтобы у нас развивалась энергетика, чтобы строились новые ТЭЦ, чтобы реконструировались сети, для всего этого надо давать возможность предприятиям занимать на рынке деньги. Соответственно, они должны иметь возможность их возвращать. Другого источника как тариф для этого не существует. Второй источник – это, безусловно, прямые государственные инвестиции, которые могут несколько снизить темп роста тарифов. У нас правительством города принято решение: мы вкладываем существенные средства в развитие сетевого комплекса, т.к. понимаем, что только за счёт тарифа они не смогут реализовать свою программу. А городом в ближайшие 3 года будет инвестировано более 12 миллиардов рублей в строительство объектов. Это снизит давление на тариф, его рост. Аналогично мы будем, я думаю, решать вопрос и по тепловым сетям. Это тоже проблемная часть энергетики, поскольку у нас централизованная система распределения сети. Многие годы должным образом не эксплуатировались, только последние несколько лет выделяются значительные средства на реконструкцию. Здесь тоже государству необходимо сейчас выделить средства на то, чтобы привести их в порядок.

Ника:
Скажите, если взять такой большой регион как Петербург, за последние 5-10 лет насколько увеличилось потребление – в разы, или немного, на 10-15 %?

Бобров Александр Витальевич:
Мы предполагаем, что за 10 лет, начианая с 2005 года, потребление электроэнергии увеличится на 70%, тепловой энергии – в 1,5 раза. Это обосновано генеральными схемами теплоэлектроснабжения, принятыми правительством. Потребление энергии за прошлый год в Петербурге росло темпами, самыми высокими в стране, даже выше, чем в московском регионе, больше 4% был прирост потребления за год. Это вызвано ростом коммунально-бытового потребления, развитием промышленности. Но это нормальное явление. Если бы мы больше внимания уделяли экономии ресурсов, это было бы совсем хорошо. Но экономия ресурсов – это как раз вещь, связанная со стоимостью ресурсов. Как только стоимость электроэнергии, либо топлива будет расти – люди начнут стремиться экономить.

Ника:
Вячеслав Михайлович, а если посмотреть на всю страну: у нас есть регионы, которым вполне достаточно того, что они сейчас имеют? Может, есть избыток электроэнергии? Или растущий дефицит – ситуация характерная для всей страны?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Это характерно для всей страны, к сожалению. Несколько лет назад у нас большая часть регионов была самодостаточна, некоторые регионы энергоизбыточными, например, Тюмень, до недавнего времени Москва и Московская область, поскольку Мосэнерго покрывало регион полностью. Сейчас можно говорить о том, что уже временами возникает дефицит. Например, была неприятная ситуация по Тюмени в связи с аварией в начале января на станциях; Москва уже перешла от избыточности к дефициту, Иркутская область этой зимой достигла своего исторического пика производства и потребления электроэнергии, т.е. у неё запас прочности кончается. Эта проблема в целом характерна для всей страны. Именно поэтому наибольшую активность мы пытаемся проявить в ближайшую пятилетку, когда на развитие энергетики будут брошены колоссальные ресурсы, заданы наибольшие темпы роста по вводу новых объектов генерации.

Вопрос телезрителя:
У меня, может быть, глобальный вопрос. Мне интересно, для жилых домов планируется ли подпитка от солнечных батарей. Говорят, солнечные батареи работают даже через тучи?

Ника:
Мы бы всё равно не ушли от разговора об альтернативных источниках. Возможны в Петербурге солнечные батареи?

Бобров Александр Витальевич:
В Петербурге солнечные батареи – это нереально. Даже на юге те технологии, которые существуют сегодня в области преобразования солнечной энергии в электрическую, пока ещё имеют низкий КПД. Лидер в этой области – это Испания, США, где есть ненаселённые области, с высоким количеством солнечных дней в году. Там строятся крупные объекты. Но это, скорее, поддержка существующих источников. В нашей стране это можно реализовывать в районах резко- континентального климата, например, Восточная Сибирь. Но нам надо ждать новых технологий, новых материалов.

Ника:
Это называется ещё, по-моему, возобновляемые источники, природные, солнце, ветер, вода. Вот ветром многие пользуются, Германия, Дания. У нас смотрите, такие штормовые предупреждения, ветер чуть крыши не сносит. Может, нам уже пора поставить какие-то такие приборы?

Бобров Александр Витальевич:
Мы просчитывали экономику таких установок, и всё-таки считаем, что пока нам надо вкладывать средства в традиционную энергетику, это более эффективно. В Западной Европе такие технологии субсидируются государством. Те, кто производит энергию чистыми технологиями, получают государственную поддержку. Это влияет на то, что там эти технологии развиваются. У нас на сегодня более актуальна реконструкция тех источников, которые есть, строительство новых источников на газе. Это просто экономически выгоднее.

Ника:
Вячеслав Михайлович, Ваше мнение по поводу возобновляемых источников. Может, есть в нашей стране районы, где это можно вводить, хотя, наверное, это очень дорогая история?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Да, это очень дорогая история. У нас в балансе энергетики страны доля энергии, вырабатываемой на таких источниках, составляет менее 1-го процента. У нас стоят ветровые установки в Калининграде, в Калмыкии, но здесь мизерные объёмы, солнечная энергетика у нас не распространена, это носит исключительно частный характер, когда на юге на домах ставятся солнечные панели. Более или менее у нас имеет развитие приливная энергетика, т.е. используется энергия прилива и отлива, и геотермальная, это Камчатка и Север – Мурманская и Архангельская области. Но понятно, что у них чётко ограниченный регион действия.

Ника:
Если в Дании порядка 20% получают энергию за счёт ветра, просто потому что у них нет альтернативных источников?

Бобров Александр Витальевич:
В основном, да, потому что нет иных источников, проблемы с ресурсами, отсутствуют газ, уголь и другие природные ресурсы.

Ника:
Мы – страна, имеющая богатые ресурсы, и мы используем сначала их, так?

Бобров Александр Витальевич:
Да. Цена в розницу на газ для населения в той же Дании, приблизительно в 6-7 раз выше, чем у нас. Поэтому там, с учётом того, что государство оказывает помощь тем, кто производит экологически чисто энергию, там это вполне применимо.

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Согласен, но нужно ещё исходить из следующего: нетрадиционная энергетика, во-первых, очень зависима, второе – она достаточно существенно изменяет режим работы энергосистемы как таковой. Полагаю, что с развитием традиционной энергетики, необходимо вкладывать средства в развитие нетрадиционной электроэнергетики, это очень важно.

Ника:
Может, её можно использовать в частных целях? В перспективе?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
То, что эти источники могут использоваться как резервные – это несомненно. Это один вариант. В любом случае, это дело не ближайшего будущего.

Вопрос телезрителя:
Почему в Америке бензин стоит дешевле, чем у нас?

Ника:
Мы должны этот вопрос соотнести с нашей темой. Мы живём на газе, Вы сказали. А что насчёт нефти?

Бобров Александр Витальевич:
Основа энергетического баланса города на 98% - это природный газ. Бензин – это топливо для автотранспорта. Почему он у нас дороже, чем в Америке? Во-первых, я не уверен, что он дороже, наверное, надо посчитать правильно. Во-вторых, у нас разные марки бензина, в-третьих, это рыночная позиция. Цены на бензин государство не регулирует, если есть спрос, отсюда и предложение. В Западной Европе бензин дороже, чем у нас.

Ника:
А вот использование мазута – это тоже резервные источники? Или есть регионы, где нет устойчивого употребления газа или гидроэнергетики, как у нас?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Да, это резервный вид топлива, как основной он используется очень редко. Это районы Крайнего Севера и к ним приравненные, это касается локальной энергетики. Некоторое время назад Киришская станция работала на мазуте, сейчас её перевели на газ. Были времена, когда снег покрывался чёрной сажей. Во всех своих разработках мы исходили из того, что во всех крупных городах энергетика должна быть по максимуму чистой, т.е. это либо тепловые станции, которые расположены в городах, это либо газовые станции, либо угольные.

Вопрос телезрителя:
Вопрос у меня простой: со всех высоких трибун большие и маленькие начальники говорят: нехватка мощностей, надо экономить и т.д. А посмотрите, что вокруг! До сих пор 99%, наверное, пользуемся лампами накаливания, изобретёнными в 19 веке. Сейчас магазины завалены энергосберегающими лампами китайскими, польскими и турецкими, которые уже тоже сегодня – вчерашний день. Но даже они, которые продаются у нас, не выдерживают никакой критики, выходят из строя при частом включении – выключении. Уже давно изобретены лампы на светодиодах. Неужели нельзя запустить их в массовое производство? Это будет очень большая экономия в масштабах страны.

Бобров Александр Витальевич:
Это очень правильный вопрос. В США принят законодательный акт, который предписывает полностью к 2015 году отказаться от ламп накаливания, это государственная политика, это экономия электроэнергии. Наверное, это тот путь, которым надо идти и нам. Надо создавать новые мощности и одновременно экономить.

Ника:
А вот в генеральной схеме в Петербурге вы учитываете не только увеличение мощностей, а и экономию?

Бобров Александр Витальевич:
Мы учитываем снижение удельного потребления на метр площади и электрической и тепловой энергии. Мы считаем, что этот процесс будет стимулироваться. В этом мы рассчитываем на Правительство РФ, поскольку это должно решаться, наверное, не на уровне города.

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Вопрос абсолютно правильный. И направление для решения задачи тоже правильное. Не знаю, пойдём ли мы по пути США в виде запрета на использование ламп накаливания, но при разработке новых технических регламентов мы будем делать упор на энергосберегающие технологии. Что же касается подделок китайских и пр., то здесь один совет – покупайте качественные вещи. А что касается ламп, в основу которых положены светодиоды, сейчас, к сожалению, эта технология достаточно дорогая, чтобы запускать её в массовом порядке.


Ника:
Позвольте Вас процитировать, Вячеслав Михайлович, Вы сказали, что у нас по стране низкий кпд у электростанций. Почему? Электростанции уже относятся к прошлому? И надо строить иные системы? Что Вы имели в виду?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Имел в виду именно это. Я не могу сказать, что они невыгодны. Все станции, которые введены в строй до начала 90-х годов, они уже отработали свой ресурс, по-хорошему они сейчас приносят только прибыль. Энергетика – это вообще достаточно выгодный бизнес, не надо этого скрывать. А то, что у нас низкое кпд, это было обусловлено следующим: очень дешёвые энергоресурсы, справедливая цена на них начала устанавливаться только сейчас. Это первое. Второе: нужно быть объективными - к сожалению, из-за этой дешевизны энергоресурсов наши технологии в энергетическом машиностроении отстали. На Западе коэффициент полезного действия энергоустановок выше, как на угольных, так и на газовых станциях. Пример: если на Западе сейчас фактически повсеместно используются газотурбинные установки, то у нас в наличии газотурбинных установок на объектах электроэнергетики можно по пальцам пересчитать.
Разница в кпд – 15-20%.

Бобров Александр Витальевич:
СССР был одним из пионеров разработки парагазовых технологий. Сейчас на Западе практически все станции строятся на парагазе, т.е. это максимальное использование теплоты сгорания газа. У нас таких станций – единицы. Первая, вошедшая в строй – Северо- западная ТЭЦ под Петербургом, сейчас построено ещё несколько, а все остальные станции – это старые, с низким кпд. Старые станции отработали по 40-50 лет, но ничего вечного нет.

Вопрос телезрителя:
Инженер-электрик из Петербурга: удивлён заявлениями о недостатке электроэнергии в промышленных центрах. В советское время работали все заводы, например, в Петербурге. Сейчас там склады, офисы. При всех работающих заводах всем хватало электроэнергии. Неужели бытовые приборы, установленные сейчас в квартирах, больше потребляют, чем ранее действующие заводы?

Бобров Александр Витальевич:
К сожалению, это так. Мы превзошли уровень 90-го года, и сейчас основной потребитель в энергобалансе – это население, коммунально - бытовые потребители. Они съедают всё. Более того, изменился график потребления, теперь у нас другие пики потребления. Это ещё дополнительные проблемы для энергосистемы, поэтому всё как во всём мире.

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Могу это только подтвердить.

Вопрос телезрителя:
Только что затронули вопрос электронных приборов, по рейтингам энергопотребления на первом месте стоят самые простые приборы: кондиционеры, холодильники, утюги. Один из вопросов, точнее, это мнение. Когда мы говорили об атомных станциях, если у нас не хватает энергии, наши зрители рекомендуют строить атомные станции в Подмосковье, на Рублёвке, а не в регионах, где и так помойка. Ещё один, очень частный вопрос. Зачастую в бытовой сети колебания напряжения возможны от 200 до 265 вольт. Как определить качество электроэнергии и кому предъявить претензии, если напряжение не соответствующее? И вопрос более общего характера. Сейчас много пишут в Интернете о том, что в Сочи при подготовке к Олимпиаде выяснилось, что теплосети изношены, обеспечивать энергию нечем. Это правда или просто попытка больше привлечь денег на организацию Олимпиады?

Ника:
А есть понятие «качество» электроэнергии?

Бобров Александр Витальевич:
Конечно. Должна соблюдаться частота около 50 герц. Вопрос в другом. У нас в ряде районов стоят старые подстанции, есть объекты, построенные ещё в 30-е годы прошлого века, где просто не было аппаратуры, позволяющей регулировать частоту. Эта проблема будет решена с реконструкцией энергосистем, которая сейчас идёт. Новые подстанции оборудованы всеми достижениями. Скачки напряжения связаны с плохим качеством электрической сети, связаны с неправильным распределением, например, мощности в домах по фазам, это сплошь и рядом. Внутридомовые сети перегружаются, потому что плохо сделан проект, либо самостийно люди превышают разрешённую нагрузку.

Ника:
А что по поводу Сочи можно сказать? Насколько там серьёзная ситуация или это шантаж местных властей?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Конечно, это не шантаж, поскольку власти исходят из того, какое количество объектов в 2014 году должно быть построено, и какая у них будет энергоёмкость. Если сравнить возможности Краснодарской энергосистемы сейчас и 2014 года, действительно, необходимы новые генерирующие и сетевые мощности. Можно спорить, сколько нужно ввести мегаватт, но тенденция на лицо. Энергопотребление в регионе – одно из самых высоких в стране.

Ника:
Скажите, ведь есть генеральная схема развития страны на 10-15 лет. Хорошо, когда в Сочи известно, здесь будут строиться олимпийские объекты, можно просчитать. Насколько вам удаётся просчитывать, вообще, развитие регионов? А то построят там какой-нибудь гигантский завод, а не будет энергетической возможности. Как вы договариваетесь со всеми?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Нами сейчас разработана генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020-го года, в которой показано наличие основных объектов генерации. Туда включена вся атомная генерация, фактически вся гидрогенерация и крупные объекты тепловой генерации мощностью свыше 500 мегаватт. Это все объекты, которые определяются на федеральном уровне, также указаны сети, всё, что составляет основу единой энергосистемы страны. Вслед за генеральной схемой свои схемы развития энергетики должны разрабатывать регионы. Они указывают размещение более мелких объектов для нужд региона. Знаю, что во многих регионах к разработке таких программ приступили и даже приняли, например, в Петербурге.

Ника:
А вот интересно, на каком этапе ответственность переходит на регион? Могут быть такие вещи, что город или регион собрался что-то строить или провести какую-нибудь Олимпиаду, и Вы скажете – у нас такой возможности нет , мы вынуждены вам отказать. Такое возможно?

Бобров Александр Витальевич:
Теоретически может, если будут такие волюнтаристские решения приниматься, не связанные с нормальным планированием. Но в городе как раз всё по-другому. Сначала Правительством города был утверждён генеральный план развития города до 2015 года с перспективой до 2025года, где определены зоны жилищного и промышленного строительства, где будет основной прирост мощности. После этого мы приступили к разработке генеральных схем: в прошлом году утверждена схема теплоснабжения, электро- и водоснабжения, водоотведения, т.е. основные ресурсы, необходимые для развития территории, и, более того, они между собой увязаны. Одна схема у нас осталась важнейшая – это генеральная схема газоснабжения. Мы с Газпромом закончили разработку газоснабжения города в ноябре, и сейчас занимаемся согласованием с Газпромом, потому что схема подразумевает существенный прирост потребления газа городом, поэтому надо согласовать с планом в целом по стране. С принятием этого документа, мы считаем, у нас будет завершена программа развития инженерно- энергетического комплекса города. Естественно, мы увязаны с Федерацией, мы работаем в тесном контакте с РАО ЕЭС, Министерством, все наши проекты естественно учтены и там, на федеральном уровне.

Вопрос телезрителя:
Тамбовская область: У меня торговая палатка, я плачу по фактическому расходу электроэнергии. Там есть 2 пункта: регулируемая и нерегулируемая электроэнергия. Если у меня написано, что я должен израсходовать 50 КВт, если я их не израсходовал, то с меня берут даже больше денег чем, в случае если я перерасходовал.

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Вопрос понятен, но никак не думал, что это коснется вас. Подобные правила применимы к более крупным потребителям. Да, сейчас потребитель оплачивает в цене электроэнергии есть 2 составляющих: регулируемая и нерегулируемая. А то, что Вас наказывают за перерасход, то, я думаю, что Вам нужно внимательно посчитать правила работы розничного рынка и ещё раз уточнить условия договора с вашей сбытовой компанией.

Ника:
Ваш совет?

Бобров Александр Витальевич:
Совершенно согласен. Я думаю, это слишком маленькая нагрузка на одну палатку, чтобы требовать выполнения таких серьёзных ограничений по недобору нагрузки. А что касается регулирования, то с 1 января 15 % электроэнергии – по свободным ценам.

Ника:
Что делать человеку: обратиться в соответствующий комитет, департамент или Министерство по энергетике?

Бобров Александр Витальевич:
Наверное, в тарифный орган по энергетике.

Вопрос телезрителя:
На дальневосточном регионе – значительный недостаток энергоресурсов. Тепло – это локальные рынки, электроэнергия – это масштабное. Также китайцам планируется передавать очень большие мощности. За счёт чего будет это строиться, за счёт нашего удорожания тарифов или всё-таки за счёт строительства новых мощностей?

Ника:
Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию: Дальний Восток и Китай.

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Если речь идёт о планах по экспорту электроэнергии в Китай, то точно не за счёт региона и роста тарифов. Естественно, это будет осуществляться за счёт вновь вводимых объектов генерации. Планы по Дальнему Востоку серьёзные, и предполагается введение очень больших объёмов мощностей. Эта политика никоим образом не будет направлена на ухудшение состояния населения в регионе.

Ника:
Когда Вы говорите о будущем, то имеете в виду 3-5 лет или гораздо больший срок?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Начиная с 3-х лет.

Вопрос телезрителя:
Зритель спрашивает, может ли он на дачном участке поставить генерирующую установку и торговать энергией?

Бобров Александр Витальевич:
Для себя – пожалуйста, но торговать – вряд ли.

Ника:
А что, это у нас запрещено законом?

Бобров Александр Витальевич:
Если он хочет выдавать электричество в сеть, нужно получить технические условия сетевой компании, получить разрешение на присоединение. Это с качеством сети, которое у нас в садоводствах, вряд ли возможно.

Ника:
Александр Бобров считает, что та система, которая построена была в советское время, она лучшая в Европе. А как Вы считаете? Есть ли такая идеальная страна, где нет никаких проблем с электроэнергетикой?

Кравченко Вячеслав Михайлович:
Не уверен. Тому, как это организовано в России, просто нет аналогов. Мы единственные и уникальные. Для такой огромной страны, это самая надёжная система. Сравнивать, по-хорошему, не с чем.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?