«Таможня»

07.02.2008, 14:45 Открытая студия

Кому таможня даёт добро? Почему мы не можем просто так привезти картину Рембрандта из-за границы? Почему мы вынуждены платить огромные пошлины и стоять часами на границе?

Ответы на эти вопросы вместе с руководством таможни мы ищем в программе "Открытая студия".

В нашей программе принимают участие:
первый заместитель начальника Управления по таможенному контролю Северо-западного таможенного управления, полковник таможенной службы Александр Николаевич Гетман
заместитель руководителя Федеральной таможенной службы РФ Татьяна Николаевна Голендеева
руководитель Адвокатской конторы Алексея Куприянова, почетный адвокат России, Алексей Анатольевич Куприянов.

Ника:
Объясните нам, пожалуйста, какова главная задача таможни? У вас довольно большие полномочия, но за чем вы должны следить в первую очередь?

Гетман Александр Николаевич:
Задачи Северо-Западного таможенного управления принципиально не отличаются от задач в целом всей федеральной таможенной службы и задач иных региональных управлений. Безусловно, это, прежде всего, экономическая безопасность страны.

Ника:
Почему именно экономическая безопасность?

Гетман Александр Николаевич:
Значительная часть бюджета (в частности, если брать 2006 год, то это было порядка 45%) формируется за счет платежей, которые взимают таможенные органы. Поэтому, безусловно, это наша приоритетная задача.

Ника:
Согласно статистике в Северо-Западном таможенном управлении трудится около 12 тысяч человек. И, значит, за последний год каждый принес в казну государства примерно по 51 миллиону рублей. Действительно такие у вас обороты?

Гетман Александр Николаевич:
Да. В 2007 году каждый день работа Северо-западного таможенного управления приносила в бюджет 1 миллиард 600 миллионов рублей.

Ника:
Татьяна Николаевна, объясните нам, простым гражданам, что бы было со страной, если бы не было таможни?

Голендеева Татьяна Николаевна:
Вы прекрасно понимаете, что таможня есть во всех государствах, причем история таможни насчитывает не столетия, а даже тысячелетия. С того момента, когда человечество создало такой институт, как государство, как только появились границы между государствами, – то появились и пограничники, появились мытари( так в те времена их называли на Руси) и появились таможенные службы, которые стоят на страже, в первую очередь, экономических интересов России. Но я бы хотела обратить внимание на то, что в дном из посланий наш президент сказал, что для фискалов, то есть налоговых и таможенных службы, самоцелью должен быть не сбор таможенных платежей в федеральный бюджет (хотя. безусловно, это важнейшая наша функция), а мы должны соответствовать законодательным мерам, чтобы обеспечивать перемещение товаров, пересечение границы физическими лицами в правовом поле в рамках того законодательства, которое в России существует.

Вопрос телезрителя:
Мы любим отдыхать в Финляндии и часто пересекаем границу. Я думаю, что эта проблема знакома всем: мы теряем огромное количество времени в очередях. И самое неприятное ощущение, которое мы испытываем на границе,– это когда у таможни пересмена. Все закрывается и в течение получаса машины постоянно подъезжают и накапливается пробка, а сотрудники таможни медленно передают друг-другу дела. Где-то в половине девятого вечера и с утра. Такого мы не видели нигде в мире, чтобы все закрылось, и люди передавали дела. По-моему, с этим надо как-то разобраться, и второй вопрос - касательного бумажного декларирования. Декларирование автомобилей на временный выезд мне совершенно непонятно. Для чего это делается, тем более, что все машины пробиваются по базе таможенниками и вносятся в базу выезжающих – въезжающих? Зачем же это накапливание макулатуры, если это только дополнительно занимает время?

Вопрос телезрителя:
В середине сентября родственники супруги отправили посылку через морскую транспортную компанию и сообщили по телефону, что выслали. После этого через 2 – 2,5 недели мы тоже собрали небольшую посылочку, отправили им. Им уже дошла, а к нам ни слуху – ни духу.

Ника:
А вы проверяли, она пересекла границу посылка?

Вопрос телезрителя:
А мы даже не знаем, где, у кого узнавать.

Ника:
Сначала начнем с вопроса о границе. Вы у нас отвечаете за Северо-Западный округ, вам и отвечать.

Гетман Александр Николаевич:
Вопрос очень актуальный. Мы в последние годы в Северо-западном таможенном управлении уделяли достаточно большое внимание решению проблем пересечения грузовыми транспортными средствами границы, прежде всего, на участке российско-финляндской границы. В этом году один из приоритетов, который мы сами для себя поставили – это навести идеальный порядок на пассажирском направлении, это касается и воздушных пунктов пропуска и автомобильных. Проблема пересменки, действительно, есть. Но от пересменки никуда не деться, потому что одна смена заканчивает работу, другая должна приступить, поэтому определенное время это занимает.

Ника:
Но это получается практически час, потому что у вас пересмена пол часа, потом у пограничников пересмена еще пол часа. А нельзя ли как-то совместить ваши пересменки.

Гетман Александр Николаевич:
На самом деле, мы стараемся решить эту проблему со всеми контролирующими органами, поскольку пересменок не только у пограничников, но у нас на границе есть еще и фитосанитары, и ветеринары, и другие службы – порядка семи контрольных служб – так что мы стараемся эти процессы синхронизировать. Пока без шероховатостей не обойтись.

Ника:
А есть на западе пересменка?

Гетман Александр Николаевич:
Я уверен, что есть, потому что там также сменный график работы, смены должны закончить свою работу, и передать дела смене, которая заступает. Я думаю, что там не так остро это проявляется, поскольку такого количества контрольных служб, как на российской стороне, нет ни у кого.

Ника:
А по поводу бумажной декларации.

Гетман Александр Николаевич:
У нас, в соответствии с действующими правилами, транспортное средство подлежит обязательному письменному декларированию. Что касается сути, я бы, наверное, обратил внимание, что, прежде всего, это направлено на предотвращение незаконного ввоза транспортных средств на территорию РФ.

Ника:
А что, это массовое явление ввоз незаконных средств, что надо так серьезно за этим следить?

Гетман Александр Николаевич:
Нет. Дело в том, что, как раз письменное декларирование выезжающих транспортных средств направлено на предотвращение. То есть это мера административного барьера. при наличии декларации, которую мы оформили на выезд, при въезде у нас минимум вопросов к выезжающему транспортному средству. Прошу понять правильно, если это не делать, тогда мы будем практически каждую выезжающую машину проверять с точки зрения того, что оно, действительно, стоит на регистрационном учете в РФ, поскольку я напомню, что у нас достаточно высокие ставки таможенные пошлины действуют на ввоз легковых автомобилей, это проблема, действительно, очень актуальная.

Ника:
А почему европейские страны совершенно не волнует, какую машину ты вез. Почему такое ощущение, что Россия чего-то боится в этом вопросе?

Голендеева Татьяна Николаевна:
Мы все с вами наблюдаем. это достаточно широко обсуждается в СМИ, что последний 2006 – 2007 год называют бумом автомобильным для России. Видимо, в ближайшие годы сборка иномарок будет достаточно широко осуществляться и в России, но пока иномарки, в большинстве своем, представленные на наших дорогах – это автомобили ввезенные, и ввозятся они разными путями. Я думаю, что многие из вас видели такие репортажи о том, каким образом попадают автомобили в России. Вы знаете проблемы дальнего Востока, Японские подержанные иномарки, которые, так называемые, конструкторы, когда машины в разобранном виде поступают к нам на определенных судах, потом собираются, не понятно каким образом легализируются на территории России. Совсем недавно была очень актуальная телевизионная передача о том, что из практически металлолома собираются автомобили в Прибалтике, в Латвии и Литве. Вы, наверное, тоже видели передачи, когда в рамках природных катаклизмов в Европе, проливные дожди машину заливают, никому они не нужны, внешне не определишь, какого они качества и они поступаю на рынок России. По сути дела из-за этого бума считается, что Россия переварит и проглотит любой металлический хлам, от чего Европа уже давным-давно отошла. Мы говорим, что эти автомобили, которые утонули, они уже в Европе никому не нужны, а для России все сойдет.

Ника:
То есть, мы должны знать, что Россия еще не остаточно цивилизованная страна, что бы вводить какие-то либеральные законы.

Голендеева Татьяна Николаевна:
Да, поэтому я думаю, что мы, как граждане России, заинтересованы в том, чтобы экология у нас была чистая, чтобы машины у нас были такого уровня, не хуже, чем в Европе.

Ника:
Скажите, когда дело касается льготного транспорта, например, везут машины для инвалидов, почему они все равно подлежат обычному декларированию, обычной пошлине? Есть какие-то льготы для такого вида транспорта?

Голендеева Татьяна Николаевна:
Конечно, есть. Дело в том, что в России существует достаточно много таможенных льгот, которые предусмотрены законом о таможенном тарифе, налоговым кодексом и, естественно, все благие социально значимые проекты обозначены в нашем законодательстве. Таким образом, достаточно много товаров медицинского назначения, медицинской техники, к кои относится транспорт для инвалидов, имеют определенные льготы. Кто этой темой интересуется, может отдельно поинтересоваться и в Интернете, и в определенных подборках нормативных о том, что, для того, чтобы получить эту льготу, необходимо представить определенные нормативные документы, в том числе из Комитета Соцздравразвития о том, что, действительно, это транспортное средство для реабилитации инвалидов и т.д. Поверьте, таможня стоит на страже государственных интересов. Когда у нас в обыкновенную малолитражку поставят носилки и буду позиционировать, что это у нас скорая помощь. Такие случаи не так редко бывает. Это не просто какая-то отдельная бюрократия, а для того, чтобы пользовались льготами те организации и участники, которые, действительно, законно имею право на получение данных льгот.

Гетман Александр Николаевич:
У нас в Северо-западном регионе тоже отмечаются такие факты, когда в силу видимо незнания законодательства, физическое лицо везет обычную стандартную машину с автоматической коробкой передач и при этом говорит, что наличие автоматической коробки передач свидетельствует о том, что эта машина необходима ему, как инвалиду, но, к сожалению, это не является основанием для предоставления льготы и таможенные органы самостоятельно эти льготы не предоставляют.

Ника:
То есть, без наличия бумаг каких-то вы даже не будете разбираться?

Гетман Александр Николаевич:
Естественно. Мы проводим проверку на предмет соответствия заявленных льгот требованиям действующего законодательства.

Ника:
Алексей Анатольевич, что вы можете добавить по поводу льготных машин и хотелось бы получить ваш комментарий по поводу часто потерянных посылок, недошедших до нас.

Куприянов Алексей Анатольевич:
По поводу автомобилей. Татьяна Николаевна совершенно правильно описала процесс получения этих льгот и освобождения, но совершенно не сказала о позиции ФТС по поводу того, а что инвалиды должны с ними делать потом. Оказывается, федеральная таможенная служба придерживается того мнения, что инвалид обязан на своем автомобиле ездить до полной утилизации. Значит, люди, которые получили льготу, любую льготу, сначала это было полное освобождение от таможенных платежей, потом это стало освобождение только от пошлины НДС, акциз инвалиды стали платить, потом и это отобрали, остался только НДС, потом ужесточили порядок получения этой льготы, с этим трудно спорить. Если бы были злоупотребления, с этим можно было согласиться. Очень сложно стало ввести эти автомобили инвалидам, но ввозят. и, действительно, настоящие инвалиды, колясочники и т.д. ввозили такие автомобили и, естественно, через 5, через 7, кто-то через 4 года решил их продать, а в ПТС стоит «отчуждение без разрешения таможенной службы запрещено». Обычно, сначала через 3 года, потом даже стали через год эти разрешения давать. Понятно. что инвалиду нужны достаточно новые автомобили, потому что он не может на них ездить 15 лет. Был срок 7 лет установлен государством, потом 5 лет, это адекватно, потому что потом требуется ремонт и т.д. Значит, они пошли в таможню и их всех до единого завернули. Ко мне обращались общества инвалидов, потом эти общества инвалидов обращались и в ГД, и заместитель председателя Государственной Думы, Пехтин от Единой России обратился к руководителю федеральной таможенной службы с просьбой этот вопрос разрешить. Это льгота или это не льгота? Это ничем не кончилось, это все в процессе. Федеральная таможенная служба ответила, что, таким образом, в настоящее время положение подпункта Б соответствующего приказа с 2003 или 2004 года, с введением нового таможенного кодекса не действует. Поэтому теперь автомобиль можно только сдать в утиль.

Ника:
И не дай Бог заработать на нем деньги…

Куприянов Алексей Анатольевич:
То есть, он продать автомобиль не может. Более того, если посмотреть это письмо. то сейчас будут ловить и прежних и требовать доплаты, потому что здесь написано, что это распространяется на всех. Но главное, что здесь абсолютно грубейшая ошибка, потому что таможенный кодекс на отношения, возникшие до его принятия не распространяется, об этом говорится в ст.4. А здесь прямо говорится, что до определенного времени было можно, а теперь нельзя.

Ника:
Александр Николаевич и Татьяна Николаевна, я подозреваю, какой будет ваш ответ. Измените закон, и мы будем действовать по закону?

Куприянов Алексей Анатольевич:
Я думаю именно так. Есть положение о федеральной таможенной службе, п.5.1, который говорит, что таможенная служба вносит в правительство РФ проекты федеральных законов, нормативных правовых актов и т.д. Если получилась такая ерунда, а я как юрист вам заявляю, что это ошибка таможни и ничего менять не надо, но если таможня стоит на своем и это уже известно 3 года, за это время можно уже было изменить…

Ника:
То есть, вы предлагаете таможенной службе проявить какую-то инициативу в этом вопросе.

Куприянов Алексей Анатольевич:
Конечно, они обязаны заявить.

Ника:
Татьяна Николаевна, как часто вы пользуетесь инициативой вносить поправки в законы?

Голендеева Татьяна Николаевна:
Вы абсолютно правильно сказали в самом начале, что измените закон и мы будем действовать по-другому. Вы знаете, что любое правовое государство заинтересовано в том, чтобы его граждане были законопослушны. Вспоминая недавнее выступление Медведева, он говорил, что у нас в России с этим проблемы. я думаю, что все заинтересованы в том, чтобы в действиях таможенника любого ранга, как можно меньше было субъективизма. а как можно больше педантичной бюрократизации, со ссылкой на определенный пункт приостановления правительства, закон и т.д. Официально заявляю, что та проблема, которая существует, я думаю, она требует внимания, она соответствует той букве закона, которую мы администрируем и реализуем. дело в том, что к предоставлению льгот у нас есть такое понятие определенное в таможенном кодексе, условный выпуск товаров, связанный с целевым его назначением. Хотя мы тоже от этого несколько страдаем, поскольку ясности в этой части нет и это касается не только автомобилей, ввозимых для инвалидов. Это касается предоставления льготы для бизнеса, который ввозит товар в уставный фонд предприятий. Когда мы эту льготу предоставляем на технологическое оборудование, а потом проходит энное количество времени и, когда собственник хочет или продать или сдать в утиль данный товар, мы просто не знаем, что делать. на сегодняшний день, эта проблема касается многих направлений деятельности таможни и мы тоже заинтересованы в том, чтобы в этой части была ясность. Эту проблему надо решать комплексно в рамках порядка предоставления льгот. Несмотря на то, что это проблема не одного года, мы не нашли ту грамотную формулировку, которая позволит внести изменения в таможенный кодекс, чем мы и намерены заниматься в 2008 году, чтобы в одночасье решить все проблемы, а не так узко.

Ника:
Александр Николаевич, короткий комментарий по поводу посылок.

Гетман Александр Николаевич:
Здесь видимо таможня еще свою роль не сыграла. Здесь я бы рекомендовал найти перевозчика.

Ника:
На таможне может застрять посылка?

Гетман Александр Николаевич:
Таможня не является неким органом, который самостоятельно перемещает товары или контролирует их перемещения, в том смысле, что эти товары доставляются до адресата. Здесь проблема, я считаю, в том, что надо узнать у перевозчика, где находится этот товар. Это можно узнать либо у российского представителя иностранного перевозчика, либо попросить отправителя, чтобы он поинтересовался в своей стране.

Ника:
Да, я знаю, что отправитель может запросить, это все отслеживается. Я однажды искала посылку.

Вопрос телезрителя:
Когда отменят драконовские пошлины для пересекающих границу чаще 1 раза в месяц?

Ника:
Совершенно абсурдная ситуация. Человек который второй раз едет и купил ребенку детские носочки и шоколадку, с него могут потребовать оплатить 30% стоимости, правильно?

Гетман Александр Николаевич:
Совершенно правильно.

Ника:
Но такого даже в Советском союзе не было, согласитесь?

Гетман Александр Николаевич:
Вы совершенно правильно понимаете. что при повторном пересечении в течение месяца, действительно, ставят вопрос уплаты пошлин и налогов в отношении ввозимых товаров.

Ника:
Ну, вы же отличаете челнока от обычного человека, который в дьюти фри купил конфеты.

Гетман Александр Николаевич:
Я думаю, что в целом, эта норма была установлена для борьбы с челночным бизнесом, который наносит безусловный вред российской экономике, но, тем не менее, конструкция решения, принятого правительством такова, какова есть и мы обязаны ее исполнять.

Ника:
Татьяна Николаевна, вы согласны, что это какая-то глупость просто? Дело доходит до абсурда. Могу сказать честно, что автомобильная таможня так себя не ведет, а в Пулково попасть, бывают рейсы, когда начинают трясти чемоданы и люди в гневе начинают выбрасывать свитера, которые они купили, детские игрушки, еще что-то. потому что их заставляют заплатить 30% стоимости. Ну, глупость же! Извините за такое резкое слово, это не в ваш адрес, а в адрес Думы.

Голендеева Татьяна Николаевна:
На сегодняшний день, в соответствии с действующим законодательством. любое физическое лицо может переместить товаров стоимостью 65 тысяч рублей, весом 50 кг, раз в месяц. смею вас заверить, что в европейских странах эта беспошлинная квота значительно меньше. Я знаю, что в Европе авиационным транспортом 500 долларов, а железнодорожным 200 долларов. В Китае беспошлинный ввоз 400 долларов. Наши 65 тысяч, по нынешнему курсу доллара, это порядка более 2 тысяч 600 долларов. то есть, у нас очень либеральные до сих пор подходы в законодательстве относительно беспошлинного перемещения.

Ника:
Но согласитесь, что люди сейчас очень много путешествуют и много ездят по работе, но человек это не в состоянии отследить. Ну человек купил что-нибудь в подарок, а если он приличный мужчина, то купил или не купил и надо будет ему платить на таможне. То есть дело доходит до абсурда. как вы посоветуете себя вести в данном случае?

Голендеева Татьяна Николаевна:
Здесь вопрос больше не о квоте, а о частоте перемещения. Я знаю, что идет много жалоб относительно определенных профессий. Журналисты, моряки, летчики…

Ника:
А депутатов-то, наверное, не досматривают. Вози носочки детские, сколько хочешь!

Голендеева Татьяна Николаевна:
Депутатов досматривают ни сколько не меньше, если не больше. Любую норму законодательства мы должны иметь возможность администрировать. Поэтому получается так, что это перемещение 1 раз в месяц, оно, действительно, не очень четко сформулировано. поэтому надо думать, но еще раз говорю, что мы должны иметь то законодательство, которое можем администрировать. Сейчас наши таможенники частоту перемещения могут отслеживать только по тем отметкам, которые ставят пограничники в паспорте. Пока другого не придумано. Если есть какие-то дельные идеи, то мы готовы их рассмотреть и выйти с предложением внесения изменения в соответствующее постановление.

Ника:
Я однажды ходила по таможенникам и говорила: «Друзья, я через неделю снова поеду за границу. Я ничего не купила, поставьте мне где-нибудь штамик, который засвидетельствует через неделю другой таможенник, что я у вас чистая совершенно проехала». Они меня не поняли. Я могу такой штампик потребовать?

Голендеева Татьяна Николаевна:
Заверяю вас, что это выход из положения. Он не очень популярный, достаточно тяжеловесный, но для того, чтобы доказать, что вы пересекали границу в течение месяца несколько раз, но товара на 65 тысяч привезли только один раз, вы вправе. Ничего не везете, подали декларацию и там написать, товара не перемещаю. Это будет документом, который вам позволит на следующий ваш приезд получить эту беспошлинную квоту.

Ника:
Алексей Анатольевич, совет ваш. В Пулковской таможне летит рейс Милан – Санкт-Петербург. Выходит дама в шикарной шубе, она приличная женщина, таможенники говорят ей, что на ней шуба, она, скорее всего, новая, потому что сейчас идет большой сейл в Италии, будьте любезны, оплатите эту шубу, потому что у вас еще куртка в чемодане. Как человек должен действовать? Хотя все уже грамотные, все бирки все срезали, ценники, чеки порвали и выкинули, но это же нарушение моей личной свободы?!

Куприянов Алексей Анатольевич:
К сожалению. здесь получается та же ситуация. Если добросовестный человек пересекает границу, получается, что он должен был это предвидеть и задекларировать вывоз шубы. на самом деле, человек имеет право и себе что-нибудь купить там. И эта шуба – не проблема, проблема в том, что на границе лицо, пересекающее границу, у нас всегда виновато. Оно всегда под подозрением. К сожалению, так часто и случается, но далеко не всегда. Проходя таможню я ничего обычно не везу, но проходя таможню, пограничника, я почему-то чувствую себя виноватым. Человек, когда идет мимо представителя власти наоборот должен думать, что чувствует себя защищенным, а у нас наоборот, обидно иногда. С точки зрения адвоката могу сказать, что, если к вам предъявляются неправильные претензии, обратитесь к адвокату и адвокат вас защитит в суде при необходимости.

Ника:
Александр Николаевич, вводится электронное декларирование через интерне товаров, это касается только каких-то больших перевозчиков, больших грузов, то есть обычные граждане пока этой системой не могут воспользоваться.

Гетман Александр Николаевич:
Электронная форма декларирования – это одна из четырех форм декларирования, предусмотренная действующей редакцией таможенного кодекса и, безусловно, она касается только внешне-торгового оборота. К частным лицам, которые перемещают какие-то предметы для личного пользования, это не имеет отношения.

Ника:
И Интернет нас никак не спасет, я никакие документы заранее не могу никуда заслать. Насколько грузоперевозчики привыкли к этой системе и насколько она их устраивает?

Гетман Александр Николаевич:
Могу сказать, что у нас растет большое количество таможенных постов, где можно применять эту электронную форму декларирования. К концу 2007 года до 35 таможенных постов мы этот показатель довели. У нас на Северо-западе 122 таможенных поста, а 35 – это там, где достаточно большие объемы внешне-экономической деятельности и мы предоставляем эту возможность. Мы уже и в этом году несколько таможенных постов включили и так же они готовы принимать. Мы готовы, надо, чтобы и бизнес был готов и имел такое желание.

Вопрос телезрителя:
Скажите. пожалуйста, сколько человек в России работают челноками?

Гетман Александр Николаевич:
Сложно ответить, но, я думаю, мы все помним те недалекие годы, когда челночный бизнес был одним из основных источников существования достаточно большого слоя интеллигенции, который остался без работы, рыночная работы была развита. Сейчас, конечно, масштабы уже не те. В Северо-западном регионе, учитывая, что у нас границы со странами Евро Союза, где товары относительно дорогие, эта проблематика не настолько остро стоит.

Ника:
Татьяна Николаевна, ваше отношение к челнокам?

Голендеева Татьяна Николаевна:
Крайне отрицательное. Дело в том, что, действительно, как сказал Александр Николаевич, в 1990-е годы эта деятельность кормила очень многих, когда разваливались заводы, когда не было работы и т.д. По сути дела, челночный бизнес в какой-то степени позволил создать первоначальный капитал для многих наших предпринимателей, для малого бизнеса и т.д. На сегодняшний день наш рынок достаточно наполнен товарами разного уровня, разного качества, которые поступаю на рынки России достаточно цивилизованно. Но, тем не менее, на сегодняшний день, этот самый примитивный челночный бизнес он все-таки характерен для Дальнего Востока. На сегодня не получается создать такие барьеры для того, чтобы ввести это в цивилизованное русло. Совсем недавно была снижена весовая квота с 50 кг до 35 кг. Мы устали бороться с этим нецивилизованным бизнесом, который в огромных масштабах сконцентрировался на территории России и по сути, поступающий совершенно не законно. За данные грузы, которые поступают в больших количествах, не платятся таможенные платежи, а это вовсе не для личных целей грузы, а коммерческие грузы. Я считаю, что это большое зло, с которым надо бороться и законодательными и административными мерами, которыми мы занимаемся.

Вопрос телезрителя:
Имеет ли право моряк, если он находился в рейсе менее месяца привозить вещи, потому что на таможне во Владивостоке пояснили, что, если работа связана с загран рейсами, то моряк не имеет право перевозить ничего, кроме личных вещей и законные 35 кг ему не положены.

Вопрос телезрителя:
Хотели из Лондона привезти подарок друзьям, картину, но нас напугали, что ее надо обязательно отправить на экспертизу, чтобы признали, что это не культурная ценность, потому что с культурными ценностями у таможни совершенно особая история. Почему такие сложности?

Ника:
По поводу моряков.

Гетман Александр Николаевич:
Ну, моряки – это обычные российские граждане, на которых распространяется в полном объеме, здесь такая же действует норма, в течение месяца 1 раз 35 кг в пределах 65 тысяч рублей – это его полное право.

Ника:
Татьяна Николаевна, ваш комментарий по поводу ценных вещей, которые можно ввозить. Правда ли, что надо обязательно иметь экспертизу?

Голендеева Татьяна Николаевна:
Если речь идет о культурных ценностях, то это, действительно так. Есть определенные нормы законодательства, которые предусматривают, что культурные ценности должны ввозиться на территорию России и вывозиться с территории России при разрешении определенных уполномоченных органов в лице Минкультуры. Мы администрируем то законодательство, которое имеет место быть в России в рамках защиты наших национальных интересов, поэтому нас нужен документ, подтверждающий, что это не та ценность, которую запрещено вывозить с территории России. Да, действительно, такая мера существует.

Ника:
Жалуют музейщики, говорят, что они на каком-нибудь аукционе покупаем дорогущую картину, возвращаем какого-нибудь Айвазовского, везем на Родину в наш музей, с нас еще таможня берет пошлину. Может, здесь тоже надо какую-то инициативу уже в Госдуму заслать, потому что не все везут для себя. Есть люди, которые, действительно, возвращают культурные ценности родине.

Голендеева Татьяна Николаевна:
Я с вами полностью согласна, что в последнее время наши состоятельные люди занимаются в рамках благотворительности, покупают очень дорогие культурные ценности, которые раньше были вывезены за границу, вы знаете, это и картины, и яйца Фаберже, и т.д., поэтому на сегодняшний день мы с большим пониманием, как граждане и патриоты страны, это приветствуем и с удовольствием поддержали законодательную инициативу относительно того, что, в случае, если этот ввоз осуществляется, это возмездная сделка, если будет какая-то передача нашим музеям, то мы бы с удовольствием поддержали эту инициативу, но опять же, надо грамотно сформулировать, потому что на этапе таможенного оформления это выглядит как обыкновенная возмездная сделка определенных товаров, которые имеют определенную стоимость.

Вопрос телезрителя:
У меня была ситуация, я летом ратамаживал автомобиль из Финляндии. Я сам почему-то не смог растаможить автомобиль и был вынужден обратиться к фирмам, которые на территории таможни или около таможни, их очень много. Общение с ними оставило довольно мерзкое ощущение, но сам я непосредственно не мог это сделать. Почему такая ситуация? Какие-то ЗАО, ООО, которые за свои услуги отнюдь не дешево берут, во-первых, а во-вторых, почему я именно с ними должен общаться, почему я сам не мог растаможить?

Вопрос телезрителя:
У меня ребенок, который страдает эпилепсией. Мы регулярно ездим в Финляндию и у меня вопрос, у меня ребенок должен постоянно применять противоэпилептические препараты и препарат я вожу всегда с собой, например Виланиум(?) для купирования приступов, если, не дай Бог, он возникнет острый. Я всегда заполняю декларацию, всегда вожу с собой рецепты… Какие мне нужны документы и справки для пересечения?

Гетман Александр Николаевич:
Давайте начну с лекарств. Я думаю, что лицо, которое пересекает таможенную границу имеет право провозить с собой лекарства, которые ему необходимы по жизненно-важным показаниям. Безусловно, должны быть какие-то рецепты, возможно, медицинские документы, которые позволяют нам установить эту связь.

Ника:
То есть, в данном случае, дама, у которой есть проблемы с ребенком, она должна всегда иметь при себе рецепт или какую-то бумагу от врача? Что вас должно удовлетворить?

Гетман Александр Николаевич:
Во-первых, если ребенок имеет показания к применению этих лекарств, то право ввоза этих лекарств имеет ребенок, а не третье лицо.

Ника:
То есть разрешение должно оформляться на ребенка?

Гетман Александр Николаевич:
Естественно, все документы должны быть на ребенка. То есть, какое-то медицинское заключение, которое подтверждает, что ему, действительно, необходимы данные препараты.

Ника:
И по поводу посредников, ответьте.

Гетман Александр Николаевич:
Естественно, обратившийся гражданин имеет полное право на то, чтобы задекларировать автомобиль самостоятельно, не прибегая к услугам никаких посредников.

Ника:
Ну, очевидно, это намного сложнее?

Гетман Александр Николаевич:
Конечно, это требует знания всех тонкостей таможенного законодательства, знания правил составления документов, их подачи, то есть, определенных специфических знаний. Поэтому, если человек самостоятельно готово заниматься этим, то никто не вправе ограничить его в желании самостоятельно декларировать автомобиль.

Ника:
А почему через посредника получается лучше? Это значит, что он как-то дружит с таможней, без очереди будет идти? Мы же заинтересованы, чтобы это было быстрее. Но тогда это будет дороже. У есть вас какие-то связи с посредниками? Это похоже на ситуацию, когда мы оформляем заграничные паспорта через турфирмы.

Гетман Александр Николаевич:
Да, по аналогии здесь то же самое. Можно паспорт оформить самостоятельно, а можно не тратить время на очереди, на заполнение документов и доверить это турфирме. То же самое и здесь. Есть определенный институт посредников, таможенные брокеры, которые на платной основе оказывают услуги. Они, естественно, более квалифицированны и знают все тонкости.

Ника:
Татьяна Николаевна, я могу ошибаться, но у меня такое ощущение, что на какой-то из встреч, кажется, Путин, как раз поднимали проблему частных посредников вокруг федеральной таможенной службы. Или это нормальная и законная ситуация?

Голендеева Татьяна Николаевна:
Я вас заверяю в том, что наше таможенное законодательство, которым мы руководствуемся, во многом соответствует мировой практике и особенно законодательству Евросоюза. И институт таможенного брокера, который обозначен в нашем таможенном кодексе, существует в околотаможенном бизнесе всех стран. Ведь занятия внешней экономической деятельностью, естественно, сопряжено с определенными расходами.

Ника:
Что вы посоветуете людям, которые сталкиваются с вещами недопустимыми или непонятными им в общении с таможенной службой? Куда жаловаться?

Гетман Александр Николаевич:
Во-первых, я бы всем рекомендовал, совершая ту или иную экономическую операцию, в том числе и совершая частные поездки, ознакомиться с действующим законодательством. Я думаю, что после того, как вы все это посмотрите – многие вопросы отпадут.

Ника:
Я однажды зашла на ваш сайт. Там столько всяких актов, что заблудиться можно.

Гетман Александр Николаевич:
Надо уметь ориентироваться. Что касается обжалования действий должностных лиц таможенных органов, то, естественно, вы их можете всегда обжаловать в вышестоящем таможенном органе, в том числе и в Северо-Западном таможенном управлении.

Ника:
А много жалуются у нас?

Гетман Александр Николаевич:
Я бы не сказал, что это носит массовый характер. Если в двух словах, то пассажирскому направлению мы в этом году планируем уделить самое серьезное внимание, чтобы взаимоотношения таможенника с лицом, пересекающим границу, было максимально корректным.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке