«Смена профессии»

13.02.2008, 14:45 Открытая студия

Никогда не говори никогда! Сегодня вы – стоматолог, а завтра можете стать актёром. Возможность поменять свою жизнь есть всегда, главное, прислушиваться к себе! Но к сожалению, невероятно трудно взять и решиться на смену жизненного пути, ведь от ошибок никто не застрахован.

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гость в Петербурге: музыкант, народный артист России Александр Яковлевич Розенбаум.

Гость в Москве: продюсер, режиссер Юрий Грымов.

Гость в Третьей студии: психолог, доктор психологических наук, автор книги «Творчество и конфликт» Рада Михайловна Грановская.

Я хочу понять, о каких людях мы будем сегодня говорить, о смелых или счастливых?

Розенбаум Александр Яковлевич: Оптимальный вариант, если бы смелые оказались счастливыми. Но не всегда так бывает.

Ника: Для начала, нужна смелость для того, чтобы сделать этот шаг?

Розенбаум Александр Яковлевич: Конечно, потому что переменить круто свою судьбу – это требует решительности, требует смелости, особенно, если человек уходит из какой-то серьезной профессии, которая давала ему уважение, которая давала ему заработок и т.д. Так было у меня, я знаю еще много других людей из других ВУЗов, кстати, из медицинского института мои многие товарищи ушли в другие творчества. Нужна смелость. Если это делается не в 22 года, а, получив образование, отработав, уйти в зрелом возрасте, имея семью, имея обязательства перед обществом, перед родными и близкими – это не просто.

Ника: Как вы считаете, может быть, судьбу вообще нельзя обмануть? Может быть, судьба в том и заключается, что этот поворот должен был случиться в жизни?

Грымов Юрий: На самом деле, мне кажется, что поворот, конечно, случится, но я сторонник того, что надо очень внимательно слушать себя. Если ты с собой находишься в балансе, все будет нормально. Касаемо выбора профессии, мне кажется, что очень важная вещь, даже на примере Саши, если бы он не любил свою первую профессию, если бы он не помогал людям, он бы не смог идти дальше. Я противник того, что сегодня молодой человек работает и думает, вот лет через 5 я буду о-го-го какой, а пока я буду плевать в тарелку, будучи официантом, ничего мне не будет. Ты любишь то, чем ты являешься сейчас, на 100%. А потом ты идешь выше и меняешься. Ни в коем случае не надо мечтать о каких-то супердостижениях в будущем. Достижения сегодня и сейчас.

Ника: Вот это интересно, потому что мне казалось, что бывают варианты, когда люди разочаровываются в том, что они делают.

Звонок телезрителя: Я в свое время закончила Ленинградский инженерно-строительный институт и потом стала композитором, а с Сашей мы в свое время в театре создавали худсовет. Я хочу подтвердить, что нужно не бояться изменять свою жизнь. Это очень трудно, даже если тебя не поддерживают близкие, если ты чувствуешь в себе эти силы, надо обязательно изменить и постараться в своей новой профессии добиться того, чего ты хочешь.

Ника: Но вы же не знали, что вам удастся в своей профессии добиться успеха.

Звонок телезрителя: Абсолютно не знала. Я уже защитила диссертацию, ждала кандидатские и все мои близкие, родители были настолько против! Первая ставка - 5 рублей за концерт! Но было настолько велико желание!

Звонок телезрителя: Я много лет занималась музыкой и параллельно работала администратором в стоматологии, и сейчас очень хочется идти на стоматолога, хотя высшее образование у меня музыкальное. Но в 30 лет кардинально менять что-то очень страшно. Учиться предстоит много. Только под 40 лет стать стоматологом… Могут родители с 3-х лет определить направление своего ребенка, желание ребенка? Я думаю, что, начиная с 3-х лет надо его в разные творческие кружки пробовать.

Розенбаум Александр Яковлевич: Нужно верить в то, что ты сможешь там добиться успеха. Ты должна положить все силы. Во-первых, никогда не поздно. Что такое в 30 лет начать жизнь, тем более, человек долго отработал в стоматологии. Да обязательно идите в стоматологический институт, в обязательном порядке заканчивайте его и в 40 лет, если вы будете гениальным стоматологом, у вас вся жизнь впереди. Какие могут быть сомнения по этому поводу! Обязательно! Что касается детей, у всех родителей какие-то мысли по этому поводу. Кто-то считает, что нужно с пеленок давать в уши ребенку Бетховена и Битлз, кто-то считает, что сам. Давать какие-то изначальные посылы, наверное, нужно. Наверное, нужно, чтобы звучала хорошая музыка в доме, наверно нужно детям читать хорошую литературу, включая русские и прочие другие народные сказки. Это повышает общий уровень ребенка, общий интеллект его.

Ника: Вы занимались музыкой с пяти лет, Юра с детства рисовал. Может быть, действительно, в любом случае, дело, которое мы выбираем потом – это дело, которое мы когда-то попробовали?

Грымов Юрий: На самом деле, если вы обратите внимание, в детстве мы все очень творческие. Все дети. Все рисуем, поем и т.д. Потом почему-то это уходит и люди превращаются в других людей, более технически настроенных. Мне кажется, что очень надо бережно относиться, я не большой сторонник сильно направлять детей. Я согласен с Сашей, что нужно дать максимально широкое образование. Моему ребенку 11 лет и я хочу показать ей максимально много всего. Влиять, кем она будет, врачом, художником или инженером, мне кажется, что это так ответственно!

Грановская Рада Михайловна: С одной стороны, я согласна, а с другой – нет. Дело в том, что очень часто родители, направляя ребенка, пытаются реализовать то, что у них самих не вышло или наоборот получилось очень хорошо. Очень часто мама хотела петь, не вышло, и она хочет, чтобы пел ребенок. Это первое. Так что не обязательно советы родителей подходят ребенку, а второе, что надо сказать – оптимальное время выбора дальнейшего пути – это 13-14 лет. Это самое хорошее время.

Ника: Получается, что-то с людьми случается в 20-25 лет.

Грановская Рада Михайловна: Может случаться, когда угодно, но чем старше, тем труднее менять курс. Завязаны мы. Нужно больше мужества. Я хотела бы обратить внимание на готовность к труду в этом направлении. Сейчас, к сожалению, очень многие хотят раз, два и в дамки. Но, на самом деле, высоты не достигаются разом. Есть такой анекдот, как один молился, крестился, жег свечи, а Бог ему не помогал. Тогда он взмолился, отчего же так?! А Бог ему сказал: «Ну, сделай же что-нибудь». Вот я смотрю на эту Фабрику звезд, и мне просто дурно становится. Понимаете, те, которые что-то хотят, имеют желание, это уже плюс. Не все имеют. Но после этого предстоит долгая и трудная дорога, связанная с выбором достойных учителей и уважением к аудитории, что тоже сейчас очень сильно пострадало.

Улица Петербург: По поводу достижения целей. Я в детстве хотела быть актрисой, а мне бабушка говорила, что мне надо быть врачом или швеей, с практической точки зрения. В итоге, к старшим классам я подумала и решила, с финансовой точки зрения, пойти учиться в архитектурный университет, быть архитектором. Когда я доучилась, я поняла, что это не совсем мое. Что в этой профессии я высот не достигну, и меня заинтересовал костюм, пошив и дизайн костюма. Сейчас я дизайнер костюма. А вообще, детская мечта моя сбылась, я в итоге все равно была актером и поняла, что мне это очень интересно, но тоже не совсем для меня.

Ника: Многие девочки хотят быть актрисами, это же правда?

Розенбаум Александр Яковлевич: Конечно.

Ника: Получается, Юра, что не каждая наша мечта быть ведущей, актрисой, кстати, никогда не мечтала быть телеведущей, но надо различать наше желание, просто мечту быть знаменитой с возможностью. В чем разница?

Грымов Юрий: Разница в том, что у меня дочери 11 лет, она тоже хочет быть актрисой. Я пытаюсь объяснить, что мы успеем, туда - мы успеем. Давай чего-нибудь поднакопим. Кстати, к разговору о творческих профессиях: недавно Совет по культуре при Совете Федерации меня поразил своей мудростью. 15 лет эту историю пробивали, что наконец-то в творческие ВУЗы можно будет поступать позже и это будет второе бесплатное образование. Это гениально. Потому что можно будет получить второе образование, как второе. Человек поработал врачом, а потом - режиссер, поработал токарем, а теперь хочет быть писателем. Наконец-то. Качество будет потрясающим, потому что есть о чем говорить. Саша же поет про свою жизнь, про свои ощущения, а не придуманные ребята из Фабрики, которые поют песни продюсеров.

Ника: Давайте разберемся в психологической составляющей. Александр Яковлевич, вы были хорошим врачом, вы были на своем месте, вы получили образование и профессию, которую любили. Что же такое свербело в душе, что вы взяли и ушли из этой профессии, и насколько вы были уверены, что это закончится тем, чем это закончилось? Может быть, вы бы по клубам и ресторанам до сих пор играли.

Розенбаум Александр Яковлевич: Я занимался музыкой с 5 лет. Я любил и люблю, и не оставлю любовь к медицине. Но до тех пор, пока музыка была хобби – это совмещалось. Как только музыка стала второй профессией, она стала занимать большое количество времени, и я стал чувствовать, что я нужен большему количеству людей, а не только товарищам на кухне или своим студентам в аудитории. Когда появились концерты какие-то, как только я почувствовал, что это становится второй профессией, надо было выбирать. Я ненавижу дилетантизм. Правильно сказала Рада Михайловна, трудиться надо. Без труда не выловишь и рыбку из пруда. Много сил нужно отдавать для достижения высшей цели в своей профессии. В двух профессиях ты не можешь отдать все свои силы настолько, чтобы они позволили тебе добиться рекордных высот. Нереально просто, поэтому надо было выбрать. Это было страшно, потому что в 30 лет я уходил из дипломированных достаточно квалифицированных специалистов. Я уходил в неизвестность, потому что, действительно, правильно говорила девушка, 5.50 ставка первая. Когда говорили, что Розенбаум уходил за деньгами – это ужасно смешно. Но я уходил, потому что я должен был стать генералом в своей профессии, а не полковником, потому что выше полковника не прыгнуть в двух делах, а в трех делах выше подполковника. Чем больше дел, тем меньше звание, а плох тот солдат, который не хочет стать генералом. Было сложно, но я выбрал одно дело, которому отдал всю свою жизнь, весь свой труд.

Ника: Многие вам говорили, что вы сумасшедший?

Розенбаум Александр Яковлевич: Говорили люди, но, слава Богу, моя семья абсолютно мне доверяла всегда.

Ника: Что сказала мама?

Розенбаум Александр Яковлевич: Мне ничего не говорили, я был самостоятельным человеком лет с 16, когда начал зарабатывать на хлеб. Я свои кардинальные шаги в жизни выверял сам всегда. Мама ничего, слава Богу. Отец и мать врачи, ничего мне не сказали. Я ушел, они, видимо, верили в меня. Самоуверенность и уверенность в себе – это разные вещи. Ни в коем случае нельзя быть самоуверенными, это никогда к хорошему не приходило, но уверенность в том, что ты сможешь трудом своим и определенными способностями и, конечно, тем, что тебе дал Господь, надо быть к этому готовым, надо к этому стремиться.

Ника: Юра, вот у вас была немного другая ситуация, вы сами говорили, что надо любить то дело, которым ты сейчас занимаешься, тогда вознаградится. Юрина жизнь развернулась вообще круто тоже внезапно. Вы можете сказать, что вы страшно любили то дело, которым вы занимались? Нет ведь!

Грымов Юрий: Конечно, мне это нравилось. Мне нравилось работать, я работал руками. Работал на заводе, занимался моделями, работал в конструкторском бюро, лепил из пластилина. Но потом, случайно, меня занесло в модную индустрию, просто было интересно. Это игра. Я просто сходил, меня выбрали, я был там год и вдруг я начал обращать внимание на такую профессию, что такое режиссер, человек который создает. Так шаг за шагом я начал снимать, фотографировать, постоянно рисовал.

Улица Волгоград: Скажите, как врач, смена профессии в 30-40 лет – это кризис среднего возраста или седина в бороду?

Улица Волгоград: Вы сменили профессию врача скорой помощи на барда, в таком зрелом возрасте, 33 года, и в Петербурге была уже такая сформированная община этих бардов, тяжело ли в 33 года быть новичком и сразу ли вас приняли?

Улица Волгоград: Александр Яковлевич, как вы совмещаете работу в Госдуме и исполнение авторских песен, хватает ли у вас времени на это? Есть ли кому передать свой опыт?

Розенбаум Александр Яковлевич: Про кризис среднего возраста – это смешно. Средний возраст в 30 лет? Это молодой человек, но уже поживший, который знает, что он хочет и знает, может ли он. Никаких кризисов нет, просто определенная убежденность, что ты должен делать то, что тебе предначертано и то, чего ты хочешь и где можешь добиться. А вообще, кризисы – это для слабаков. Я не знаю, что такое кризисы среднего возраста, старшего возраста. Что касается, трудно ли было пробиваться – не просто. Я не знаю личностей, более или менее значимых, которым было просто, и которых приняли бы с распростертыми объятиями и сказали, как здорово, что ты здесь, заходи к нам в круг. Более того, если тебя все хорошо принимают, значит, ты ничего из себя не представляешь, это второе. Третье, кому передавать опыт, в Госдуме я более не нахожусь и должен сказать, что я с удовольствием делал ту работу, которая мне была поручена, но, конечно, это отнимало колоссальное количество времени. Сегодня, как творческому человеку, мне стало легче, потому что у меня нет тех обязательств, которые накладывала Госдума.

Ника: Юра, я хочу уточнить по поводу профессионалов, потому что вы сами говорили, что сейчас будет отменен возрастной ценз в творческие ВУЗы, это здорово, но ведь часто бывает так, что люди не заканчивают специальных учебных заведений. Сколько людей пришло из разных профессий в журналистику, к неудовольствию тех, кто закончил журфак. На вас ведь тоже смотрели, пришел тут, хочет видите ли заниматься… Как себя вести в этой ситуации?

Грымов Юрий: На самом деле, все-таки, за профессию, за ремесло. Мы всегда учимся, этот процесс не останавливается. Мне кажется, что вопрос самообразования и поиска себя, ты всегда находишь или людей, которые на тебя влияют, или литературу или те же учебные заведения. Ты всегда учишься, это 100%. Я за профессию, потому что ремесло, я сейчас закончил новую картину, работал с американскими актерами, я поразился, что такое ремесло. Я первый раз видел американцев в работе и понял, что люди должны учиться, а талант – это от Бога. Не останавливайтесь в образовании, когда человек останавливается в образовании, он становится скучен.

Ника: Надо способность иметь талант развивать? Или человек не всегда может понять, что он талантлив? Здесь грань насколько важна?

Грымов Юрий: Я считаю, что каждый человек от рождения талантлив, 100%, но это как культурный слой земли, он очень маленький и если его не холить, не лелеять, то дождь и снег его смоют и еще потребуется 50 лет, чтобы появился культурный слой. Мы иногда наплевательски относимся к себе, не прислушиваемся к себе и совершаем такие ошибки, даже связанные с образованием. То есть, мы этого не хотим и идем не туда, куда нас тянет, а туда, куда выгодно. Всегда есть жертва, нельзя работать только за деньги. Деньги – это оплата только вашего времени.

Ника: А что вам сказали родители, они ведь тоже понимали, что на заводе стабильность у вас… Они были готовы принять ваши искания жизненные?

Грымов Юрий: Я слушал Сашу, он говорил про 16 лет, я с 16 лет тоже самостоятельный. Я с 16 лет зарабатываю деньги. Родители мне доверяли, они понимали одну вещь, что ответственность на мне, это моя жизнь. Они всегда рядом, всегда помогут, но они были мудры настолько, что не говорили: «Юра, ты не прав!». Они спрашивали: «Ты уверен?».

Ника: Рада Михайловна, все равно это ведь стресс. Все равно это такой путь не всегда понятный, вы согласны?

Грановская Рада Михайловна: Я хотела бы вернуться к словам Александра Розенбаума, что надо стремиться стать генералом. Дело в том, что девушка сказала, что бабушка советовала ей пойти туда, где можно заработать. За это время произошло столько изменений, что сейчас зарабатывают совершенно в других областях. На это не надо обращать внимание, надо стремиться стать лучшим в своей области. Мало того, из восточной философии известно, что если человек вперед думает об оплате, качество исполнения резко ухудшается. Человек должен полностью быть в своей профессии, а это в любом возрасте можно. Здесь все говорят о себе, я скажу, что я окончила сначала электротехнический институт, поработала, окончила университет как физиолог, поработала, окончила аспирантуру как психолог и до сих пор работаю, как психолог. И то, и другое, и третье, мне всё помогает.

Ника: И все-таки состояние стресса есть какое-то в человеке или это так в охотку, что уже какие-то проблемы побоку?

Грановская Рада Михайловна: Душевные проблемы, безусловно, возникают, тут уже никуда не деться, но надо понимать, отчего возникают такие душевные проблемы. Они, чаще всего, возникают от внутренней неудовлетворенности, которая не обязательно связана с профессией. Совсем не обязательно. Как люди выбирают профессию? 50% по совету родителей, 20% по совету друзей, где ближе находится какой-то подходящий ВУЗ, и только 20% уже определившись. Остальные не хуже, они просто поздно созревающие, поэтому они меняют и в 30, и в 40, и в 50 лет.

Ника: Да, но есть одна проблема, что может быть ошибка вероятна.

Грымов Юрий: Я считаю, что не может существовать паники. Вы же верите в себя и то, что вы говорите про стресс, мне кажется, что нас вообще стресс окружает, то, что вокруг нас происходит, а вот именно свое движение вперед – это не стресс, это движение. Даже если вы ошиблись – это путь вверх, надо проанализировать, только не надо паники. Верьте себе. Любовь к себе, к своим планам – это очень важно. Не может быть стрессов.

Звонок телезрителя: У меня 3 вопроса. Что вы можете сказать про назначение человека? Второе: платное образование не дает человеку выполнить свое предназначение у малообеспеченных людей. И третий вопрос, почему труд физический и умственный, а не производственный и управляющий?

Звонок телезрителя: Я из Воронежа звоню, и хотела бы повернуть немного в обратное русло вашу передачу. Я человек творческой профессии, меня с детства учили быть пианисткой, я стала педагогом, в конце концов, но я чувствую в себе тенденции научные. Мне интересно что-то по биологии узнать, по медицине. Вот Александр, скажите, могли бы вы, будучи музыкантом, стать хирургом, врачом. В обратном направлении…

Розенбаум Александр Яковлевич: Диплом мой не пропал. Я готов вернуться завтра.

Ника: Может быть, творческая сфера – это что-то проще, чем деталь точить, скальпель держать…

Розенбаум Александр Яковлевич: Делать любое дело достойно – не просто. Просто лениться, делать халтуру, халяву и ни на чем не тормозиться головой и руками, а что-то хорошо сделать требует труда, рвения, желания и многих других вещей. Поэтому, если тебя тянет куда-то в другую специфику жизни, если ты чувствуешь в себе силы и огромное желание и возможности – вперед без страха и сомнения! Хотя, бывает, особенно в зрелом возрасте, и страхи, и сомнения, и у женщин, в частности, у которых есть дети, семья и многие другие вещи.

Ника: У меня муж по образованию физик-ядерщик, защитил диссертацию по философии. Я долго со скепсисом на это смотрела, но, тем не менее…

Розенбаум Александр Яковлевич: Будучи музыкантом и доктором, я очень хотел бы стать, наверное, зоологом и егерем профессиональным. Но уже этот шаг я делать не буду, потому что у меня сейчас нет времени никакого. Желание огромное, а времени ноль. Что будет дальше, я не знаю. Может быть, через 5 лет я попрошу Юру Грымова, и мы с ним вдвоем куда-нибудь забуримся и будем там исследовать медведей, да, Юра?

Грымов Юрий: На самом деле, я тоже все больше об этом думаю, много стал путешествовать, но, на самом деле, питать себя вот этим живым и не думать, что нас окружает современный мир, в котором мы живем, это, конечно, великое. Но надо иметь такой баланс внутри, такую мощь, чтобы сесть с удочкой и быть в уединении с собой…

Ника: Был задан вопрос о предназначении, о платном образовании…

Грымов Юрий: Про платное образование, я хотел бы защитить эту вещь. Мне кажется, что платное образование – это спасение в том ключе, что вы как раз можете сами выбирать, что вы хотите. Если упирается вопрос в деньги, если вы дееспособный молодой человек, то можете заработать деньги на свое образование. То, что в России люди инвалиды есть, их 10 миллионов, они не могут получать образование, это большой грех государства, но, если молодой человек не может заработать деньги, то это вопрос к себе.

Розенбаум Александр Яковлевич: Если действительно это колоссально одаренные дети, тогда, конечно, неплохо было бы государству помочь, потому что это надежда государства, это люди, которые потенциально могут дать государству огромную пользу и огромный авторитет. Но их единицы.

Грымов Юрий: Саша, но согласись, что эти дети – это наша общая забота. Мы все, когда видим такого человека, должны все помогать. У меня таких случаев много. Можно позвонить, попросить человека, чтобы он там начал работать. Общество должно быть нацелено на то, чтобы мы помогали индивидуальности, а не порождали серость.

Розенбаум Александр Яковлевич: И еще вопрос был, почему умственная опять главная. Да хватит уже, ребята. Давайте мы уже умственному человеку, учителю, врачу, инженеру, зоологу, биологу, кинорежиссеру, давайте уже оценивать творческий труд, как его оценивают во всем мире. Хватит уже копать землю лопатой и говорить, что ты самый крутой на земле.

Интернет-вопрос: Работал хирургом, потом стал инженером. Не жалею, считаю, что приобрел интересный опыт.
Интернет-вопрос: Сейчас часто говорят о третьем секторе. Люди научились зарабатывать деньги, знают, куда их потратить, то есть, есть работа, есть семья, но чего-то не хватает. Отдушины. Не считаете ли вы, что в России мало организаций, которые бы провоцировали человека на раскрытие своих творческих способностей?

Интернет-вопрос: Дауншифтеры – это люди, которые тоже научились зарабатывать деньги, много заработали, потом в раз бросают дом, карьеру, семью и уезжают в лес и становятся лесниками, предположим.

Ника: Ну, мы все-таки о профессиях сегодня говорим…

Розенбаум Александр Яковлевич: Это уже профессия. Сидеть и ничего не делать – это, я думаю, самая тяжелая профессия.

Ника: Юра, как вы считаете, если бы у человека была отдушина, есть работа, есть семья и есть что-то, где он может этим заниматься, в танцевальный ансамбль ходить, еще что-то… Может быть это тоже выход?

Грымов Юрий: Я работаю там, где люблю, а вы говорите про хобби, оно, конечно, питает, но мне кажется, что хобби все равно питает что-то основное. Что-то основное питает. Даже если вы работаете на заводе, но любите рыбалку, значит вы в этот момент отдыхаете, все равно ради основного. Моя работа и увлечения – это одно целое.

Ника: Меня смущает, что нас сейчас люди смотрят и думают, ну, конечно, сидят Розенбаум, Юрий Грымов, Стрижак тоже не в магазине работает, им хорошо рассуждать, но есть все-таки миллионы людей, которые должны ходить на работу…

Розенбаум Александр Яковлевич: Ко мне одна девочка подошла и спрашивает: «Где вы еще работаете?», я не понял, а она: «Ну, вы же три часа побацали, надо же где-то работать!»

Ника: Как быть с этими упреками?

Розенбаум Александр Яковлевич: И грымовский труд, и мой труд, и ваш труд, и любой труд, направленный на благо человека, если он делается грамотно – это тяжелейшая работа. И хватит уже вспоминать про этих неумных людей, которые говорят, что «Ты бы лопатой покидал. Вот это труд». У меня 20 городов за месяц. Я по 8 месяцев путешествую по работе своей без дома. И у Юры такая же история, кто его дома часто видит?! И у вас. Вы здесь в студии сидите, и водитель троллейбуса пашет как негр сегодня. Те, кто хотят трудиться, те, кто хотят заработать деньги своим трудом, для того, чтобы прокормить свою семью сегодня, они все тяжело работают и не только у нас, но и за рубежом. И все эти разговоры о халяве и отдыхе потом на Гавайских островах – это все полная ерунда, с этим надо категорически завязывать.

Ника: Что бы не порождать дилетантизм в искусстве, я хочу вернуться к тому, что говорила в начале. Что это за чувство, Юра, когда я понимаю, что я хочу что-то сделать? Почему люди начинают писать, рискуя попасть в огромную армию графоманов, начинают сочинять, начинают одежду шить… Как сформулировать, чтобы наши зрители поняли: «Вот у меня этого нет. Ну, нет у меня этого. Я не должен себя мучить!»

Грымов Юрий: Мне кажется, Ника, то, о чем ты говоришь, все-таки это не мы, а мы проводники. Все равно господь как-то наделяет. Если вас распирает что-то делать, просто слушайте внимательно. Не слушайте, где выгодно, где деньги, а слушайте себя. Это ваша жизнь, другой жизни нет. Вы живете этой жизнью и вы должны чувствовать то, что происходит у вас внутри, быть открытыми этому, а не замыкаться постоянно в каких-то выгодах и правдах. Саша говорил про какую-то колоссальную работу, нет халявы, а если она есть, то она временная. Есть человек, и его нет. А если вы работаете, и работаете, прежде всего, для себя, и если мой труд оценивают люди и говорят: «Это мне нравится!», я искренне радуюсь, я с собой нахожу баланс, мне с собой должно быть комфортно, чтобы мне было не стыдно.

Интернет-вопрос: Как себя поломать, как рискнуть, самый первый шаг, что надо сделать, когда ты решаешь изменить свою жизнь?

Ника: Все равно должен быть кто-то кто первый похвалит. Или нет?

Розенбаум Александр Яковлевич: Нужно не поспать ночь, другую. Подумать, очень хорошо подумать, очень хорошо. Можно посоветоваться с теми людьми, которые желают тебе добра. Это, как правило, твои самые близкие люди, причем желательно, не подруги и друзья, а твои родные и близкие. Если они в полном соответствии с собой и с природой, с разумом, с доброжелательностью, люди с опытом, пожившие, как правило, если они тебе доверяют, они скажут: «Решай сама, мы тебе доверяем», как правило. Это основное, знать, что ты на это подвигнут, знать, что Господь тебе поможет, веровать нужно духовно, глубоко.

Ника: Юра, ведь еще важно встретить человека. Бывает, мы встречаем человека, занимающегося чем-то, это удача? Ты попадаешь в его ауру, в круг его интересов, с тобой же так было?

Грымов Юрий: На самом деле, эти люди всегда рядом, но не всегда мы их можем увидеть. Господь дает всегда возможность с этими людьми встретиться.

Ника: Это что, фатализм? Действительно, судьба?

Розенбаум Александр Яковлевич: Не совсем так. Надо с судьбой поработать.

Ника: Ничего не будет тому, кто ничего не делает.

Грымов Юрий: Когда вы говорите о бездельниках, мол творческие люди на работу не ходят, я на работу хожу каждый день. Я работаю круглосуточно, я живу этим, это моя жизнь. У меня нет разделения, работать и не работать, это моя жизнь. Это я предлагаю всем: не надо делить работу и не работу. Вы живете.

Ника: Я думаю, что надо убедить людей, что, если они занимаются чем-то и они уже не пошли туда, куда они могли пойти, то как-то не надо себя терзать, а получать удовольствие от того, что ты делаешь.

Розенбаум Александр Яковлевич: Нужно стараться делать свое дело честно, на полную катушку, при этом стараться никому не подставлять ноги и не наступать на горло, тогда ты проживешь свою жизнь, как положено.

Ника: Часто говорят: «Ну, такие маленькие деньги, что она за эти деньги будет вежливой?!» Мне кажется, когда каждый человек будет любить свою маленькую работу, то деньги будут не важны. Я всегда говорю, что, если вам сейчас платить будут меньше, вы что, фальшивее петь будете?

Розенбаум Александр Яковлевич: Нет. Как только человек из-за маленьких денег становится не вежливым по отношению к другим людям, то он не хороший человек.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?