«Российская мода»

14.02.2008, 14:45 Открытая студия

Что мы понимаем под модой? Сможем ли отличить «прет-а-порте» от «от кутюр»? Каковы особенности национальной моды? Могут ли наши модельеры конкурировать с западными?

Эти вопросы мы обсудим в День Святого Валентина с Валентином Юдашкиным. Не останется в стороне и его новая коллекция военной формы для российской армии.

В нашей программе принимает участие:
модельер, народный художник России, член-корреспондент российской академии художеств, кавалер искусства и литературы Французской республики Валентин Юдашкин.

Ника:
Так сложилось, что уже не первый год в Петербурге именно в этот день свою новую коллекцию показывает Валентин Юдашкин. Но скажите, почему именно этот день?

Валентин Юдашкин:
Так получилось. Мы попали в Петербург в первый раз именно в этот день, это был для нас новый праздник, милый, симпатичный. Мы ведь любим праздники даже чужие, и чем праздник добрее, тем это, наверно, лучше. Поэтому мы сегодня здесь. Я рад, что имею возможность, хотя бы раз в год, увидеть петербургскую публику, моих многочисленных друзей, которые живут здесь и показать самые новые свои работы.

Ника:
Давайте разберемся в терминологии.

Валентин Юдашкин:
Когда много лет назад я приехал, мы как раз впервые показывались во Франции, в Париже. И это было новое слово, так же как и слово «винтаж», которое сейчас многие не понимают. Haute Couture – это уникальная одежда, уникальная одежда от автора, от художника, который ее создавал. Это как если бы он писал портрет, рисовал картину, лепил скульптуру. То есть –уникальная авторская одежда, которая сделана фактически в одном экземпляре и на 80% вручную.

Ника:
Если я правильно помню, вы специалист в истории моды. И насколько я знаю, в начале ХХ века магазины только начинали входить в моду. До этого все приходили к портнихе лично и там шили. Ни у кого не было готовых платьев, а потом начали появляться магазины. Сейчас люди привыкли к тому, что все платья у нас готовые, И мало кто может себе позволить и имеет время шить. Так чем ваше готовое платье отличается от моря готового платья, которое висит по всем магазинам, если они вообще чем-то отличаются? Я не имею в виду конкретно ваше…

Валентин Юдашкин:
Конечно, отличаются. Во-первых, платья. Мы же начали с haute couture, то есть с уникальных студий, ателье, которые разрабатывают уникальную одежду. То есть, мы ищем, творим и только самые лучшие идеи адаптируются уже на фабриках. После этого мы начинаем работать уже с большими кампаниями, с производствами, с текстильщиками, чтобы эту идею адаптировать, чтобы экономически выгодно использовать, чтобы был хотя бы небольшой поток, и люди смогли увидеть эту одежду не только в журналах и на подиуме, но и в магазинах и бутиках. Есть разные категории цен, и, казалось бы, у одного и того же «имени» почему-то цена где-то дешевле, экономичнее, разные города и страны в производстве одежды. Мы видим, что появляется именная одежда в Китае и в Турции, что уж говорить о Франции и Италии. То есть, это большая работа компании, которая имеет свою политику, свое лицо и свои планы на бизнес.

Вопрос телезрителя:
Я всю жизнь проработала закройщиком и всю жизнь шила для населения. Я работала в Петергофе. Но вот посмотришь модели Юдашкина, они какие-то неприемлемые и заоблачные, надо больше работать для населения, тогда мы вытесним этот заграничный рынок.

Ника:
Что вы имеете в виду, для обычных людей?

Вопрос телезрителя:
Для пожилых, полных. Очень мало моделей, даже в журнале Burda, одну – две модели можно найти, и все.

Валентин Юдашкин:
Ну, это большой вопрос, но мало кто знаком с нашей массовой продукцией. Потому и телевидению, и журналистам, хочется, конечно, увидеть самую красивую, необычную картинку. А готовая одежда мало кого интересует, потому что она продается в магазинах, поэтому мы делаем не только обычную одежду, но мы также производим около 50 – 70 тысяч джинсовых изделий. И мы рассчитываем на молодежь как в огромнейшей России, так и в странах ближнего зарубежья…

Ника:
А готовая одежда, платья у вас до какого размера?

Валентин Юдашкин:
До 54 размера.

Ника:
А по возрасту? Насколько взрослый человек может позволить себе что-то? На какой возраст вы ориентируетесь?

Валентин Юдашкин:
До 50, скажем так. Но, все-таки, женщина за последние 15 – 20 лет стала намного моложе. Мы это видим. Возраст – это состояние души. Женщина изменилась, она стала более спортивной, стала больше себя любить, относиться к себе иначе. Мы говорим не только о тех препаратах, которые появились на рынке и стали доступны. Просто женщина стала за собой следить, ходить в спортивные клубы, отходить от плиты, думать о фигуре. А мы стали иначе есть, мы теперь думаем об органичной кухне, не хотим есть много жирного, хотим нормально выглядеть. Мы даже иначе отмечаем домашние праздники, нет такого, как это было раньше. Плюс, мы наелись. Мы стали более разборчивы. И женщины, конечно, стали менять свои размеры. И за последние 10 лет изменилась даже размерная сетка. Так что 10 лет мы убрали точно. В этом помогает, конечно, одежда. Что говорить о женщинах, если мужчины изменились. Мы не могли раньше увидеть мужчин в розовом галстуке, розовой рубашке, сиреневом свитере. Раньше это было вообще непонятно. В ярко красных брюках… Сейчас это все стало возможным, мы видим на улицах города, это не молодые мальчишки, это мужчины, которые хотят быть подтянутыми, они больше времени проводят в фитнесс клубах, у парикмахеров и требовательны к себе, порой, больше, чем женщины.

Вопрос телезрителя:
Меня волнует вопрос свадебных платьев, какие тенденции сейчас прослеживаются в плане свадебных нарядов?

Вопрос телезрителя:
Сегодня многие магазины представляют продукцию ведущих мировых брендов, но даже, не смотря на их высокую цену, мы зачастую можем получить только невысокого качества подделку. Посоветуйте, как же мы можем отличить их от оригинала?

Ника:
Есть ли мода на свадебные платья?

Валентин Юдашкин:
Конечно, есть мода. Очень много новых технологи, тканей, но все-таки свадебное платье для девушки остается мечтой. Есть два момента в жизни, это платье выпускное и свадебное платье. Я думаю, конечно, здесь безгранична ваша фантазия. Ваша свадьба, ваши подружки, ваши пригласительные билеты, как накрыт ваш стол, мы сейчас стали иметь такой свадебный сервис, есть организаторы по свадьбам, но, главное, лично мой совет, остаться в свадебном платье очень молоденькой и чтобы вы это запомнили навсегда. Не нравятся мне свадебные платья, которые дают лишний возраст, огромнейшие, большие прически, очень фундаментальное отношение. Юность, наверное, самое главное в этом. Кто выходит несколько раз замуж, там советы, наверное, несколько иные.

Ника:
А как вы относитесь к фате?

Валентин Юдашкин:
Фата, диадемы, венки, разные украшения в волосы и цвет, не только белые, у меня были случаи и нежно голубые платья, кто-то даже выходил в черном, а жених был в белом. Я думаю, что свадьба – это целое шоу, которое вы, в первую очередь, устраиваете для себя, на всю жизнь, хотелось бы, чтобы эти фотографии вас радовали, вы их открывали и вспоминали, как это было у вас отлично.

Ника:
Есть люди, которые хотят потом свадебное платье к обычной жизни или это платье, которое надо положить в сундук, внучкам потом показать…

Валентин Юдашкин:
Я, наверно, за вторую часть, чтобы показать. но платье должно быть, если есть возможность, новое, твое, потому что счастье напрокат не бывает.

Ника:
Вы, как профессионал, на что надо смотреть, на строчки?

Валентин Юдашкин: Много вопросов, я говорил с нашими адвокатскими компаниями, сейчас нашли подделку, которая идет в Китае, в Нью-Йорке, это приятно до тех пор, пока вещи хотя бы соответствуют качеству. Если не обижаю потребителя и это не влияет на имидж кампании, на имя кампании, то еще на что-то мы можем закрыть глаза, но когда это ужасного качества, вещи не соответствуют ни идее, ни понятиям моды, ужасная ткань, плохо сшито – это ужасно, потому что каждый раз нам приходится оправдываться перед потребителями, перед теми людьми, которые нам поверили и отдали за эту вещь деньги.

Ника:
Не секрет, что многие модные дома, они могут быть сшиты в Китае, но при этом могут быть качественными. То есть, то, что вещь сшита в Китае, еще не означает, что она поддельная.

Валентин Юдашкин:
В первую очередь, это аутентичность и авторство и художника, сейчас очень популярные вещи я видел во многих странах мира, многие западные кампании пошивают у нас, именитые кампании, которые делают первые линии, уникальные. Главное, это борьба с контрафактом, чем чаще мы занимаемся, если в кино, в музыке эти вопросы подняты, то мы всегда отличались тем, что мы шили поддельные Левис, Вранглер и многие это носили, это были наши южные республики, юг России. Сейчас я занят работой с контрафактом.

Ника:
Мы слышали, что у нас даже есть контрафактный хлеб.

Вопрос телезрителя:
Скажите, когда же у нас, наконец-то, будут наши журналы мод? Мы шьем, очень многие женщины у нас шьют, с удовольствием шьют. мы хотим журналы с выкройками! Зачем журнал без выкроек?! Он не нужен. Мы смотрим на этих красивых, милых дам, это все замечательно, но купить мы не можем, а сшить хотелось бы.

Валентин Юдашкин:
Во Франции есть целая система, обращаются в дома мод, они после своих коллекций, не в этот же сезон, но на следующий сезон они продают выкройки, можно купить пакет лекал, они обращаются в дома мод и есть женщины разных фигур, они для себя адаптируют и многие хотят шить сами и быть индивидуальными, поэтому такой вопрос есть. я могу обрадовать вас, есть такие большие кампании, как российские, так и интернациональные. которые в своем пакете начинают иметь не только западные имиджевые глянцевые издания, а, конечно, открывают и собственные. Я думаю. что сейчас много модных изданий российских начинают адаптироваться, они нам больше понятны, более интересны… Но пока они не выживают, потому что пока все живут за рекламные бюджеты западных кампаний. Есть большие холдинги, которые могут себе позволить открывать собственные российские имиджевые журналы глянцевые и, думаю, за этим будущее. Мы так хотим все быстро. Нужна ваша любовь, если вы поможете, о них будут больше знать, тогда мы получим свой очень сильный блок художников.

Вопрос телезрителя:
На сегодняшний день у нас многие политические деятели выглядят haute couture, например, Герман Греф и его знаменитые галстуки. но, к сожалению, на мой взгляд, не все могут похвастаться достаточно гламурным видом. как вы оцениваете общий внешний вид наших политиков?

Ника:
Нравится ли вам скучный голубой галстук господина Медведева?

Валентин Юдашкин:
Во-первых, он не скучный, он стильный, хороший шелковый галстук. Дело даже не в этом. Я считаю, что как для политика, для ведущего, для журналиста важно, чтобы услышали его, а не рассматривали. То, что он в хорошем костюме и то, что идет посыл информации, которую хочет дать нам политик, я думаю, что мы должны его услышать. если он оденется очень красиво, ярко, гламурно, модно, то первые 5 минут мы будем рассматривать, часы, запонки… Приятно, что нам нравится, как одеты наши политики, они одеты достойно, скромно.

Ника:
Самое интересное, что нам не нравится, когда они плохо одеты, когда женщины плохо одеты…

Валентин Юдашкин:
Я думаю, что сейчас мужчины выглядят достойно своему возрасту, своему занимаемому положению и, я думаю, что мужчин-то встречают не по костюму и даже не по галстуку. Он должен быть одет скромно…

Ника:
А вообще осталась поговорка, что встречают по одежке?

Валентин Юдашкин:
Я считаю, что да. Потому что для меня, в первую очередь, так как я застал то время тотального дефицита и проблем, когда уникальные учителя, профессора, врачи с фундаментальным образованием остались за той чертой, они не могли себе позволить купить новый костюм или поменять галстук, и их осудить надо было по костюму – это ужасно. Поэтому у меня взгляд, наверно, остался именно тот, потому что для меня очень важно, что в глазах, какой язык, что идет изнутри и насколько человек эмоционален и интересен, потому что все остальное потом.

Вопрос телезрителя:
На днях прошла информация, что в Чечне, по решению Рамзана Кадырова ввели чуть ли не обязательные платки для всех женщин. как на ваш взгляд, как для человека, который занимается модой профессионально, вы делаете моду в нашей стране, разумно ли сейчас вводить какие-то политические установки или даже госзаказ в плане моды или она должна все-таки жить по своим собственным законам никому не подчиняясь.

Вопрос телезрителя:
Вы известны, как достаточно камерный модельер. Будут ли у вас какие-то общедоступные, широкоформатные бренды, которые будут доступны широкому кругу потребителей? Если да, то какие именно планируется провести бренды этой весной и летом?

Валентин Юдашкин:
Я, как человек путешествующий по миру, я был во многих странах и мусульманских, и иудейских, и очень интереснейших буддистских, везде есть национальный костюм. Люди этим гордятся, они гордятся и религией, корнями, традициями национальными. Ты приезжаешь в Дубаи, у меня много клиентов оттуда и продаем многие европейские вещи там. Когда, например, ко мне на примерку приходит девушка, одетая полностью в черное, а внутри у нее одеты джинсы, отличная майка. она за рулем машины, она приезжает в Париж, раздевается и соответствует европейскому уровню жизни. Давайте будем толерантны, очень спокойны. я думаю, что моде – это как музыка, как кино, если оно интерес но, оно будет внутри каждой девушки, женщины и это будут свои вещи. То, что происходит внутри, я думаю, что если есть такие традиции, то надо носить платок. Что касается брендов, я могу сказать одно, уже два года мы делаем линию Юдашкин Джинс. Это экономичная линия, которую любит молодежь, она очень объемная, форматная, где можно купить уличную одежду, куртки, джинсы, рубашки. Мы открываемся по всей стране. Есть новая линия Юдашкин Коллекшн Джинс. Она чуть-чуть дороже. Я люблю джинсы. Это очень удобная и комфортная одежда.

Ника:
Я обратила внимание, что люди, которые еще помнят Советский Союз, мы подсажены на эту любовь к Западу. Мы хотим чего-то импортного. Я знаю молодых людей сейчас, которые носят отечественную одежду и нет в этом ничего такого.

Валентин Юдашкин:
Как-то Москвичи или Петербуржцы отличаются от европейца или американца? ничем, потому что вся молодежь одета так же, как одеты и в Нью-Йорке, и в Милане, у них одна музыка, один сленг. Если это трендово, модно, комфортно и доступно – им все равно где это сшито.

Вопрос телезрителя:
Какая мода сейчас существует для мужчин от 20 до 30 лет? На данный момент одежда, которая на вас это ваше производство или чье-то другое?

Валентин Юдашкин:
Начну с последнего вопроса. Конечно, все, что я ношу от часов до майки, свитера, джинсов – это все собственного производства. что касается второго вопроса, как должен быть одет мужчина, это то, ч чего я начал, что мужчины сейчас у нас более актины в моде. Это от того, что очень много мужчин сейчас стало работать в офисах, поэтому офисный стиль, менеджерский стиль – это, естественно, костюм, костюм остается в моде, так как мы стали больше работать у компьютеров и больше времени проводить в офисах, то, конечно, галстук уходит больше в официальную одежду. Изменился стиль пятницы, потому что многие работают в пятницу и субботу, он более casual, то есть уже разрешено придти в свитере, джинсах, майке, чтобы быть более комфортным. Плюс, мужчины стали носить больше светлых оттенков, бежевый, белый, в этом сезоне много оливкового, есть лимонные оттенки, более яркие, для отдыха. И круизные оттенки – темно-темно синие. Оттенки темной ночи, вместо черного мы предлагаем темно синий.

Ника:
Скажите, было ли что-то для вас, когда вы начинали делать военную форму, что-то для вас особое? Это же особая история костюма… Было ли что-то, о чем вы никогда не задумывались?

Валентин Юдашкин:
Наверное, большое спасибо министерству обороны, в первую очередь, потому что для нас были открыты все музеи, были доступны уникальные экземпляры книг, материалов. Мы увидели этап великой русской армии. Мы взяли в основу, что-то от Суворова, что-то от советского времени, был цвет, были кителя. Уникальные вещи, парад победы, когда вышел Жуков, эти вещи, они очень важны. Современный молодой солдат должен ощущать эту форму, он должен красиво выглядеть…

Ника:
Ну, галифе с сапогами-то красиво же было!
Валентин Юдашкин: Галифе с сапогами осталось только у роты почетного караула.

Вопрос телезрителя:
Почему форму мы собираемся шить на основе отечественных и тканей, и производств, а для модных дефиле мы берем импортные ткани и фурнитуру?

Вопрос телезрителя:
Как можно выглядеть в ногу с модными тенденциями женщине с пышными формами?

Вопрос телезрителя:
Сейчас у нас в России baby boom, нонет журналов детской моды с такими же выкройками, чтобы детям что-то сшить.

Ника:
Есть детские модные магазины, такие дорогие, что просто ужас! По поводу отечественного, сегодня у вас показ, коллекция называется Елизавета. я так понимаю, что это будет что-то чрезвычайно красивое, но ведь импортное?

Валентин Юдашкин:
Мы многие ткани делаем по собственным эскизам в разных странах мира, но отшивается и производится это только у себя дома. Мы не можем себе позволить делать уникальные коллекции где-то, это наше и ноу-хау, и наши технологии, мы делаем дома. Женский ассортимент, как и женщины очень изменчив, им хочется сегодня цветочка, завтра василечка, завтра не розовый, а голубой… Я надеюсь, что мы все-таки поставим наши лучшие фабрики, потому что есть опыты работы наших многих текстильных кампаний от Иваново до Вологды, кто знают и умеют работать с текстилем, шелковые комбинаты тоже есть. Если мы сейчас говорим о моде, значит, мы экономически готовы. Если нам поручили переодеть армию, у нас была куча проблем экономических, сейчас мы уже можем думать о внешнем виде. Мы счастливые люди, потому что еще 10 лет назад мы не могли об этом мечтать вообще, нам не хватало этого, на это не было денег. Это очень показательный шаг, по поводу формы, люди захотят шить у себя дома, ставить фабрики и открывать.

Ника:
По поводу пышных форм еще раз скажем?

Валентин Юдашкин:
Главное не думать об этом. Все зависит от внутреннего состояния. У меня масса подруг хорошеньких, полненьких, они очаровательны и красивы, но они уверены в себе. Поэтому можно надеть то, что может надеть и худенькая…

Ника:
Но чтобы не быть посмешищем…

Валентин Юдашкин:
Ощущать себя надо во всем и не гнаться за журналами мод, оставаться стильной и понимать, куда одевать эти вещи.

Вопрос телезрителя:
Что касается женщин пышных форм, я отношусь к ним. Много лет женщины шили для своих семей, для самих себя. все известные модельеры создают вещи своими руками, это очень престижно и купить такую вещь считается престижным в обществе. почему в последнее время, и как изменить это сложившееся мнение, что, если женщина что-то создала своими руками, сшила для себя, считается пределом бедности. Как изменить это мнение?

Вопрос телезрителя:
Я участник войны, ленинградского фронта, легендарной дороги жизни, инвалид. Помогите мне, пожалуйста, заказать где-то бархатный костюм для праздников, для орденов, для медалей. У меня такой был, но уже старый стал. А я бы хотела из черного бархата, я 54 размера, помогите мне, пожалуйста.

Валентин Юдашкин:
Скажу специально для вашей программы, раз уж я гость и мы с компанией БТК групп, – так вот мы для вас сделаем ко Дню Победы костюм. Оставьте, пожалуйста, телефон, мы вам поможем, вы получите костюм к 9 мая, покажете потом, расскажете и приедете в гости. Оставьте ваши координаты, все будет в лучшем виде.

Ника:
Спасибо. Я не знала, что будут такие просьбы в эфире. И теперь по поводу первого вопроса.

Валентин Юдашкин:
Фантастически, что вы умеете шить. Вам должны позавидовать многие, стесняться этого нечего. Сейчас не то время, когда мы начинали индустрию моды, когда не было ни куска ткани, ни материалов. ни пуговицы. Сейчас для вашего творчества – масса возможностей. Покупайте ткани, фантазируйте, шейте, вы будете индивидуальны и не найдете ни одну похожую вещь и все подруги будут вам завидовать.

Ника:
Этот год для вас особенный, юбилейный?

Валентин Юдашкин:
20 лет дому. Все началось в1988 году.

Ника:
То есть, при советской власти. Скажите, насколько лично для вас изменилось время в отношении моды? Вот 20 лет назад, открывая дом, о чем вы думали?

Валентин Юдашкин:
Во-первых, мы все жили одной жизнью … Начиналась новая журналистика, новая жизнь, собственные предприятия, собственные кампании, об успехах мало кто думал. Думали, как выжить. Хочу сказать огромнейшее спасибо публике, потому что тогда мы не знали, что такое бизнес. Мы не понимали, что на этом можно делать деньги. Так что все это только благодаря любви, мы ведь на были тогда деловыми людьми, да и сейчас все так и не поставлено на этот уровень. И спасибо вам за эти годы, потому что только любовь и вера ваша дали возможность создавать коллекции.

Ника:
Вот уже 20 лет у вас работа заключается в том, что вы должны нас удивлять, каково это?

Валентин Юдашкин:
Тяжело. И еще что удивительно, что за эти годы изменилась экономика. Когда я получал звание Народного художника, которое мне вручал Владимир Владимирович, , я понял, что мы в 1988 году не могли и думать, что у нас и государство и общество обернется к моде, и мы будем себя достойно чувствовать на международной арене.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?

Открытая студия

Почему на наших дорогах так часто гибнут люди? Помогут ли суровые законы уменьшить число аварий? Как строить действительно безопасные магистрали? И что мы сами можем сделать, чтобы сохранить свою жизнь в пути?