«Российские киностудии»

19.02.2008, 14:45 Открытая студия

В России больше 600 киностудий – но это не значит, что с кино все вопросы решены. Если в Свердловской студии и на «Мосфильме» всё в порядке, то судьба «Ленфильма» под большим вопросом.

Судьбы киностудий в России мы обсуждаем в программе «Открытая студия».

В нашей программе принимают участие:
генеральный директор киностудии Ленфильм Вячеслав Николаевич Тельнов
кинорежиссер, заслуженный деятель искусств России Сергей Олегович Снежкин
режиссер, генеральный директор киностудии Мосфильм Карен Георгиевич Шахназаров.

Ника:
Скажите, разве людям обязательно знать, на какой студии было сделано кино?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Разумные люди, конечно, смотрят, какая марка. Мосфильм, Ленфильм, это бросалось в глаза и будет бросаться. Все-таки знак качества.

Ника:
Знак качества, как марка хорошего автомобиля?

Снежкин Сергей Олегович:
У меня даже автомобильных прав нет. Но я точно помню, что при советской власти никто не ходил на Одесскую студию, не ходили на фильмы «национальных» студий. Было две студии: Мосфильм и Ленфильм.

Ника:
А помните, была шутка, что Хичкок попал на киностудию Довженко и сказал: «Какой ужас!». Теперь эти студии теперь остались за рамками Российской Федерации. Но у меня вопрос к Карену Георгиевичу, связанный с премьерой вашего нового фильма «Исчезнувшая империя». Если, с вашего позволения, название фильма приблизить к нашей сегодняшней теме, можно ли сказать, что большие государственные киностудии – это тоже, своего рода, исчезнувшая империя?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Я бы так не сказал. Во всяком случае, Мосфильм –точно не исчезнувшая империя, это развивающееся производство. Хотя люди всю жизнь сначала интересовались актерами, на втором месте были режиссеры, а потом уже киностудии. Даже я интересуюсь лишь отчасти, где сделана та или иная картина. На самом деле, это не всегда принципиально. Тем более, я прекрасно понимаю, что в современных условиях, картина вообще может делаться на 5 студиях одновременно. В одном месте сниматься, в другом месте делать монтаж, в третьем еще что-то заказывать. Сегодня совсем другая ситуация. Поэтому сам факт марки студии скорее имеет значение для специалистов, а не для зрителей. Но никакого здесь урона для студий я не вижу. Это нормально, это правильно. Было бы хуже, если бы люди не интересовались актерами.

Ника:
У меня душа болит за большие и знаменитые отечественные киностудии…Но, может, я зря мучаюсь?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Думаю, за какие-то студии, наверное, должна болеть. Я слышал с Ленфильмом какие-то нехорошие дела. И я поддерживал своих питерских коллег в их стремлении отстоять студию. Мне кажется, это абсолютно правильно. А что касается Мосфильма, на сегодняшний день, слава Богу, у нас все более или менее в порядке. Есть сейчас и частные студии активно развивающиеся. Это тоже хорошо.

Ника:
Вячеслав Николаевич, ваше мнение, почему мы говорим о том, что Ленфильм надо сохранить? Зачем? Давайте мы его попилим, сделаем 585 маленьких студий и ладно, и повесим логотип Ленфильма в каком-нибудь музее киноискусства?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Это уже будет совершенно другая студия. Спасибо всем тем людям, с чьей помощью нам удалось приостановить приватизацию Ленфильма. И моральная составляющая, что же будет завтра со студией –была самой главной проблемой, когда я пришел. Завтра определилось. мы отложили приватизацию, теперь все от нас зависит.

Ника:
Мосфильм, Ленфильм: есть для вас магия места?

Снежкин Сергей Олегович:
Да, и это то место, которое способно производить бесконечно. Это уже метафизическая категория, которую нашим чиновникам не привить никаким шприцем. Я думаю, что многоуважаемый Карен Георгиевич Шахназаров через много-много поколений войдет в историю отечественного кино, как человек, который сохранил Мосфильм. Он войдет в историю как режиссер, но господь его возблагодарит именно за студию. Да, сейчас Карен Георгиевич говорит про множество всяких студий, но он же не допустил распилки Мосфильма и знал почему. Именно потому, что это место на Мосфильмовской улице способно производить кино, а мелкие студии – не способны. Извините, за хамское сравнение, но у меня возникает такой образ большого мясокомбината Микояновского и мелких подпольных, где таджики неизвестно из чего давят сосиски. Это та же логика.

Вопрос телезрителя:
Я слышал, что Одесская киностудия была не очень хорошей как и другие киностудии наших бывших республик. Это было мое детство, и я помню, что Одесская киностудия делала хорошие приключенческие фильмы, а азиатские республики ставили хорошие сказки. Это была профильность.

Вопрос телезрителя:
Неужели нельзя собрать какие-то деньги и организовать акционерное общество, чтобы поддержать Ленфильм. Нельзя такой студии лишать Ленинград. Мы воспитывались на этом кино. Меня возмущает, неужели нельзя это здание оставить в ведении Ленфильма, и наоборот помогать. Вы не правы, когда говорите, что на марку киностудии не обращают внимание. Для меня всегда: если Ленфильм, то тепло на душе и праздник.

Ника:
Сначала по профильности. Сегодня же возможна профильность киностудий?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Нет, наверно.

Ника:
Я так понимаю, что в Одессе снимали приключения, потому что там море.

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Сейчас студии делают все: и детское кино, и дебюты, и приключенческое, и коммерческое кино. Студия должна быть универсальной.

Ника:
Но у нас была специализированная киностудия им. Горького: только детского и юношеского творчества?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Да.

Ника:
Карен Георгиевич, скажите, сегодня многим кажется, что студии им. Горького уже и не существует. Чем она занимается?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Она существует, это акционерное общество и, насколько я знаю, у нее тоже достаточно серьезные проблемы. Если говорить о Петербурге, то для меня совершенно очевидно, что Ленфильм может снимать любую продукцию, просто не может быть такой город, как Петербург, с мощной самобытной кинематографической школой остаться без студии. Тогда школа умрет. Надо понимать, что сегодня студия –залог существования всей петербургской школы, славы и гордости нашего отечественного кино, и, слава Богу, что сейчас, пусть поздно, но спохватились. Эта студия должна быть государственной, ей надо помогать, каким-то образом привести в нормальное состояние. Она должна быть современной, высокотехнологичной и способной решать самые современные задачи в самых разных жанрах. Пусть это будут комедии, детские киноленты, что угодно, пусть даже сериалы… Это уже другой вопрос.

Ника:
Хочу напомнить, что 30 апреля киностудия Ленфильм будет праздновать свое 90-летие. Скажите, когда грянул гром? Сколько лет назад нарушилась стабильность киностудии Ленфильм?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Где-то лет 8 назад Мосфильм и Карен Георгиевич пошли одним путем, а Ленфильм пошел другим. Как выяснилось, Мосфильм пошел правильным путем, сохранил свою коллекцию и, оказывая услуги съемочным группам, инвестировал в свое производство.

Ника:
Карен Георгиевич, объясните зрителям, что произошло? Была государственная киностудия, которую вы не позволили никому трогать и не дали ничего приватизировать?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Да, мы тогда выступили против акционирования. И, кстати, в этом нам помогла Валентина Ивановна Матвиенко, которая тогда занималась культурой, была вице-премьером правительства и очень много помогала Мосфильму. Мы тогда выступили против акционирования, причем не требовали у государства ни денег, ничего, мы просто сказали, что, если будет акционирование, то у Мосфильма есть риск перепрофилироваться, как сейчас это с Ленфильмом происходит.

Ника:
Наверняка приходили какие-то люди с большими деньгами и предлагали «давайте мы у вас вот это купим…»?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Ну, да, приходили, были всякие мысли, и казино построить, и торговый центр, в общем, как обычно. Я думаю, что тут никаких новостей нет. Тогда Мосфильм и мосфильмовцы энергично выступили против, и нам пошли навстречу. Президент Путин тогда приезжал на Мосфильм лично.

Ника:
Но почему у вас все получилось, а у нас нет?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Я не знаю. Может быть, какая-то другая концепция была у питерских кинематографистов.

Ника:
Как вам кажется, что было ошибкой? Из-за чего Ленфильм сегодня испытывает проблемы? Всем ведь казалось, что бизнес, капитализм – это хорошо?

Снежкин Сергей Олегович:
Все ошибки, которые происходят в нашей Богом спасаемой стране, имеют имя, отчество и фамилию. Ошибки персонифицированы. Вы спросили, когда грянул гром… Я, например, о том, что студия начала распродаваться, узнал в кафе Ленфильма за чашкой кофе. А то, что гром грянул, нынешний генеральный директор узнал только тогда, когда пришел на должность и начал заниматься делами. Это было месяца 2 назад.

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Пришлось сразу решать очень важные вопросы. Тогда можно было студию потерять буквально в недели две.

Ника:
Но ведь речь сегодня не в костюмах и павильонах? Правду ли говорят, что вся битва идет именно за землю?

Снежкин Сергей Олегович:
Вы поймите такую простую штуку: мы, в данном случае такие же трухлявые костюмы, которые никому не нужны. Если бы завтра кто-то купил эти павильоны, то вышибли нас вместе с этим реквизитом, мы не интересны для этих людей.

Ника:
Что здесь можно сделать?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Ну, сейчас удалось, во-первых, приостановить приватизационные процессы. Есть план развития киностудии…

Ника:
Меня пугает слово приостановить. Приостановить – это значит, мы оттянули проблему.

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Приватизацию еще никто не отменял. Карен Георгиевич тоже знает, что, спустя какое-то время, ему предстоит этим тоже заниматься. Не знаю. как он это будет делать. Но таков указ президента. У них есть светлая идея о том, что вся культура не должна быть государственной, она сама должна развиваться, как Макдоналдс. То есть, это закончится тем, что Эрмитаж – это нормальный пятизвездный отель. И с какого перепуга в центре города висят какие-то картины? Дайте им возможность – и они это сделают. Поверьте мне.

Ника:
Карен Георгиевич, то есть вы приватизацию просто оттянули? У нас у всех есть такое мнение, что потом оно само рассосется, но пройдет 5 – 10 лет и что будет?

Шахназаров Карен Георгиевич:
У нас сейчас не совсем та ситуация. Мы сейчас в списке стратегических предприятий. Я никогда не отрицал акционирование, как один из экономических инструментов. В ситуации, когда студия Мосфильм находится в приличном состоянии, а киноиндустрия на подъеме, гипотетически через 5 – 7 лет будет принято решение, что Мосфильм должен сохраниться как студия. Это будет не так опасно, как это было у нас 5 – 6 лет назад, и как сейчас у Ленфильма, когда любой инвестор, скорее, гостиницу построит, чем будет развивать студию. Хотя, с третьей стороны, я должен вам сказать, вера в приватизацию она несколько наивна, потому что главное на рынке не собственность, а конкуренция. Вот главный рычаг рынка. Приведу пример, итальянская студия в Италии, сплошь приватизированной стране остается государственной. Не случайно такую важную часть киноиндустрии итальянской не приватизируют. Это государственная студия и директор ее назначается премьер-министром Италии. Так серьезно там все поставлено. Я считаю, что такие студии как Мосфильм и Ленфильм должны быть государственными. Это гарантия того, что каким-то образом не случится непоправимое и они не будут перепрофилированы или уничтожены, ведь это залог развития отечественной киноиндустрии.

Вопрос телезрителя:
Как вы считаете, известны ли российские киностудии на Западе? Если да, то какие?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Мосфильм и Ленфильм.

Ника:
Но сейчас существует масса студий. Так, на 2006 год было уже 600 производящих киностудий, пусть и с малыми мощностями. Спрашивается, зачем большие студии, когда есть много маленьких?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Во-первых, большая студия – это кинофабрика.

Ника:
Получается нечестно. Мы при Мариинском театре создадим много маленьких театриков и все они будут петь на сцене Мариинского театра?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Это оказание услуг. Мосфильм, Ленфильм – это кинофабрика, где мелкие киностудии могут получить те или иные услуги.

Ника:
То есть, это нормально, если мы будем относиться к киностудии, как кинофабрике.

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Сейчас киностудия оказывает услуги 40 картинам одновременно. Это приличное количество.

Шахназаров Карен Георгиевич:
Тут произошла путаница. Если распутать то, что вы говорите, это не студия, это кинокомпания. Во всем мире они называются кинокомпании. Это компании, которые занимаются проектами. Они делают художественные проекты, они ищут инвестиции, а есть студи, собственно, Ленфильм, так же как Парамаунт – это студия. Ленфильм и Мосфильм это студии, хотя, например, мы называемся концерн. Ну, решили в 1990-е годы, что нам надо изменить это название, надо столько бумаг переписать, что мы никак не решимся. Но, по сути, студии есть две, это Ленфильм и Мосфильм, а все остальное – это кинокомпании.

Ника:
Что есть в студии такого, чего никогда не будет в компании?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Все есть. Производство – это студия, а кинокомпании – это, как правило, 4 стула, приличный офис, сейф, где лежат печати, бумаги и деньги. Работать-то кинокомпания приходит либо на Ленфильм, либо ан Мосфильм. Ну, сейчас появились частные, например, «Невада» в Питере. Но они тоже работают непосредственно на Ленфильме и на Мосфильмие.

Ника:
Нам всегда казалось, что киностудия – это там, де все снималось, где работали редакторы, где получали зарплату в кассе актеры… Вы сейчас вот так легко можете отдать творческий процесс кинокомпаниям?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Понимаете, так работает весь мир. Это совсем другая ситуация, чем в советское время и, думаю, ничего плохого в этом нет.

Ника:
Герман где снимает? На Ленфильме. Должна ли киностудия сама производить хотя бы один фильм в год?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Я расскажу, как происходит у нас на Ленфильме. Есть продюсерские кампании, где получают услуги на киностудии Ленфильм. И есть собственное производство.

Ника:
А зачем вам собственное производство? Вы тешите свои творческие амбиции?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Нет. Не творческие амбиции. Во-первых, приятно заниматься продюсерским делом. Хочется, чтобы фильмы выходили «Ленфильмовские», с нашим брендом. У нас на следующий год – выпуск восьми фильмов. Из них три – дебюты собственного производства.

Ника:
Сергей, вам все равно, будете вы в своей кампании выпускаться или вамтоже под брендом Ленфильма приятнее?

Снежкин Сергей Олегович:
В свое время председатель Совета Федерации, Миронов пришел на студию и Алексей Юрьевич Герман сказал, мы все хотим вернуться на Ленфильм. Вот эти пять стульев, сейф, три печати и бесконечная беготня за деньгами, эта суета… В этой стране нормальных, любящих кинопроизводство продюсеров человек 5 – 6. все остальное, поверьте мне, мелкое, пафосное, амбициозное ворье. А создается 300 картин, вот и представьте, кто создает эти картины, зачем и почему. Можно бесконечно говорить о том, какой должна быть студия, но у меня только один вопрос: этому государству нужна идеология? Любому государству – нужна. Любой кампании нужна идеология. Вообще искусство, культура – это идеология. Идеологию никогда не создаст студия с тремя стульями. Ее создадут Мосфильм и Ленфильм. Они для этого должны существовать, и государство поэтому должно их содержать и кормить, ведь что сейчас у нашей страны есть все, нет только одного – смысла жизни. А смысл жизни ей даст театр, который сейчас уничтожают, эти две студии и заведение на Дворцовой площади, под названием Эрмитаж. Мы создаем смысл жизни нашего народа, нашей страны. И советская власть подлая, но не глупая, это понимала. Поэтому она держала на контроле этот процесс, поэтому каждый этап создания фильма смотрели 38 глаз, и доносилось в обком.

Ника:
Карен Георгиевич, у вас где трудовая книжка лежит? Там Мосфильм написано?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Да, конечно.

Ника:
А вы хотели бы, чтоб она всю жизнь на Мосфильме лежала или в какой-нибудь компании «Ромашка»?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Конечно, хотел бы, чтобы на Мосфильме.

Ника:
То есть, вы согласны с Сергеем Олеговичем?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Абсолютно.

Вопрос телезрителя:
Я хотела сказать, что судьба российского киноискусства зависит еще от проката. Некоторые фильмы надо непременно посмотреть в кинозале, а не дома на DVD диске.

Снежкин Сергей Олегович:
Это большая беда. Гигантское количество кинокартин до зрителя не доходит. Слава Богу, сейчас премьера у Карена Георгиевича, но это единичный случай.

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Это все связано: и кинопрокат, и производство…

Снежкин Сергей Олегович:
Это такая странная советская фабрика, которая делает мебель, которая никому не нужна.

Вопрос телезрителя:
У нас когда-нибудь будут нормальные телефильмы, хорошие, где есть одна – две серии. Нас заполонили сериалами, которые по 100, 150, 200 серий, как Санта-Барбара. Их можно смотреть до бесконечности. Наверно, с пяти лет и до пенсии.

Ника:
Много сериалов снимается на Ленфильме?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Ни одного сериала не снимается. Мы оказываем услуги компаниям, которые их снимают.

Ника:
Арендуют многие? Насколько сериалы вам выгодны как заказчики?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Много снимают. Выгодны с экономической точки зрения.

Ника:
Карен Георгиевич, насколько сериалы спасают ваш бизнес?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Без сериалов сегодня невозможно. Это большая часть киноиндустрии и представить себе киноиндустрию сегодня без сериалов просто нельзя. Потом, многие сериалы сегодня снимаются одновременно, снимается и фильм, и сериал, это стал такой взаимопроникающий процесс. Другой вопрос – качество. Наивно полагать, что при такой массовой продукции можно иметь постоянно хорошее качество. Хорошее качество – это вообще редкость. Хороший фильм – редкость, хороший – сериал редкость.

Вопрос телезрителя:
Не считаете ли вы, что все студии боятся приватизации из-за того, что держатся за землю и за архивы, а как только студия становится акционерным обществом, она теряет свое право на фильмы, фильмотеку и архивы, что и составляет ее достояние?

Вопрос телезрителя:
Что бы вы не пустили снимать на территории киностудии?

Ника:
Начнем с последнего.

Снежкин Сергей Олегович:
Контрреволюцию и порнографию.

Тельнов Вячеслав Николаевич:
То, что не запрещено законом, то приветствуется. Это кинобизнес. Если люди просят дать им камеру или свет, я не должен бросаться читать их сценарий …

Ника:
Карен Георгиевич, вы можете кого-то не пустить к себе?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Да. У нас была одна история: компания проводила конкурс детей, обещали что-то, брали с людей деньги. Оказалось, просто дурили… Порнографию не пустил бы, фашизм. Все, что запрещено законом.

Ника:
Что касается прошлого киностудий: кому сейчас принадлежат архивы? Насколько они вам нужны?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
В отличие от Карена Георгиевича, Ленфильм свои архивы в свое время продал «Медиамосту» и, насколько я знаю, в 2009 году планируется возврат коллекции, сейчас просто возникли юридические проволочки в этом направлении.

Ника:
Реально вернуть? Вообще киностудии нужны ее фильмы?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Это составляющая часть…

Снежкин Сергей Олегович:
Вам дети нужны, не только потому, что радуют ваш глаз...

Ника:
Карен Георгиевич, мосфильмовский фонд, правда, ваш? Как вам все удалось его сохранить 10 лет назад?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Мы сохранили фильмофонд и благодаря этому мы реконструировали, модернизировали Мосфильм, ведь государство нам с 1991 года ни копейки не дало.

Ника:
То есть, вам платят за показ?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Ну, мы брали и в начале, но сейчас этот доход занимает 25%. При чем, мы платим столько налогов государству, сколько стоит вообще наш фильмофонд сегодня. Процентов 75% нашего дохода идет от нашей непосредственной деятельности, от производства. Когда мы начинали, у нас не было другого источника. Именно благодаря фильмофонду мы средства, которые зарабатывали, вкладывали в реконструкцию студии, модернизацию.


Ника:
Вячеслав Николаевич, вы на этой должности 5 месяцев. Говорят, вы уже и деньги где-то научились находить, долго искали?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Да нет. Собственный резерв. Самое главное – это моральная составляющая. Люди были неуверенны в завтрашнем дне, жили сегодняшним днем. Естественно, работали на себя. Где-то месяц – два пришлось работать с коллективом. Сейчас в разы увеличилось оказание услуг, на сегодняшний день студия рентабельна, много арендаторов, мы даже зарабатываем какие-то деньги, вкладываем в ремонт и даже технику. От Карена Георгиевича мы отстаем на 5 лет. Если я скажу, что через пол года, через год у нас будет что-то такое происходить – я слукавлю. Есть концепция развития киностудий, которая рассчитана на 5 лет, которая сейчас одобрена в администрации города, есть цифры, сколько надо вкладывать в Ленфильм и где-то через 5 лет это будет конкурентоспособная новая киностудия, находящаяся на Каменноостровском 10.

Вопрос телезрителя:
Меня зовут Антон. Мне кажется, что киностудии подобные Ленфильму и Мосфильму должны быть, безусловно, государственные, потому что есть некоторые некоммерческие фильмы, которые не приносят большого дохода, например, документальные фильмы, какие-то социальные фильмы, программы, которые, безусловно важны и интересны государству и обществу, но коммерческим структурам они не интересны. Они убыточны сами по себе, но важны в каком-то моральном, социальном аспекте.

Ника:
Ну, в принципе, пока вы коммерческая структура, вы думаете о бизнесе, о рейтинге, как продать… Что, все эксперименты с творчеством возможны, только если есть какая-то государственная поддержка?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Существует система государственной поддержки. В федеральном агентстве мы получаем деньги и на дебюты…

Ника:
Не секрет, что едут снимать не только к нам, сколько народу снимает в Белоруссии! Когда нужны хорошие мощности, павильоны, натура, едут в Чехию. Вы допускаете, что может вырасти частная большая киностудия?

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Может вырасти. Сегодня прочитал в Интернете о том, что Шансов подписал указ о создании в Нижнем Новгороде студии, которая будет конкурентоспособна аж Голливуду. Но пока ни одной частной студии не построено, и говорить не о чем.

Ника:
Карен Георгиевич, вы боитесь конкуренции лет через 10? Понастроят частных огромных студий с павильонами?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Я не боюсь. Дело в том, что мы развиваемся постоянно, в достаточно жесткой конкурентной борьбе. Должен сказать насчет Белоруссии: едут не из-за студии, там просто очень низкие зарплаты. Во всем мире, взять тех же итальянцев, – если государство дает деньги, то киношнников жестко ограничивают. Вы не можете взять и уехать, вы должны эти деньги тратить дома, вы должны брать итальянских специалистов. А у нас государство может дать господдержку и, пожалуйста – можешь ехать. Я считаю, что все сегодня можно делать в России. и качественно это не уступает никому, но, если у человека есть тайная мечта пожить а отеле Редиссон в Лондоне, то что тут поделаешь...

Ника:
Раньше же любили все на море снимать, что ни сценарий, все на Черное море едут. Как вам кажется, может не стоит ждать милости от природы, а как-то провоцировать решение этой проблемы? Может потребовать от правительства решения? Все равно это пороховая бочка!

Тельнов Вячеслав Николаевич:
Да, безусловно. Хотя форма собственности ОАО, которая сейчас на Ленфильме, – это очень удобно.

Снежкин Сергей Олегович:
Не знаю, насчет требовать. Мы все время хотим объяснить: дело не в нас, дело в следующих поколениях. Я хочу, чтобы наш народ идентифицировал себя не через американский тупой кинематограф, а через наш.

Шахназаров Карен Георгиевич:
Мне кажется, что все уже делается. Ленфильм отстояли, другое дело – что надо это все узаконить. Кто-то может быть и акционерным обществом, кто-то может быть государственным, но мне кажется, что рискованно отправлять такие важные студии в культурной традиции в свободное плавание. Они должны сохраняться в рамках государства.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?