«Жилищные проблемы»

12.03.2008, 14:45 Открытая студия

Недоступное жильё. Невозможная ипотека. Непосильные проценты. Ненормальная зарплата. Невыносимое ожидание. Неприемлемая площадь. Когда частицу «НЕ» в решении жилищных вопросов можно будет отбросить?

В нашей программе принимают участие:
- вице-президент Ассоциации риэлтеров Санкт-Петербурга и Ленинградской области, президент группы кампаний «Юринфо» Павел Дмитриевич Штепан
- генеральный директор Ассоциации «Строительно-промышленный комплекс Северо-Запада» Алексей Игоревич Белоусов
- председатель Комитета по строительству и земельным отношениям Госдумы РФ Мартин Люсанович Шакум

Графика:
Только 5% россиян планируют по данным ВЦИОМа приобретение жилья в 2008 году, приобрести квартиру, дом или дачу – ещё меньше, всего 3%.

Ника:
5% – это нормально или это мало?

Белоусов Алексей Игоревич:
Вообще-то речь идёт о среднем классе, действительно, порядка 5% - это тот средний класс, который сложился на данный момент в России. Если бы мы взяли, к примеру, средний класс в Европе, там, конечно, этот класс представлен гораздо шире, и покупают там гораздо больше.

Ника:
Соответствуют ли эти 5% количеству построенных домов? Если бы сейчас 40% кинулись, так не хватило бы ни квартир, ни домов, так?

Штепан Павел Дмитриевич:
Нет, это ведь хотели бы, т.е. проявляют внутреннюю готовность пойти на серьёзные материальные затраты, включая получение ипотечного кредита, который надо выплачивать не один десяток лет. %5 – это ведь много от 150 миллионов.

Белоусов Алексей Игоревич:
Здесь я не соглашусь с Вами: 5% - это те люди, которые имеют деньги, чтобы пойти и без всякого ипотечного кредита приобрести это жильё. А вот те, которые хотят купить, наверное, это более широкий пласт населения.

Ника:
У меня есть такие цифры: жилищная проблема стоит перед почти 60% российских семей. И 5% только готово купить! Это, конечно, грустное соотношение.

Шакум Мартин Люсанович:
На сегодняшний день спрос превышает предложение достаточно значительно. Жилья пока мы строим очень мало. Более или менее нормальным считается, когда мы строим примерно 1 кв. м на человека в год. Это цифры, на которые мы выйдем к 12 – 14 году, такая задача поставлена Президентом. И те темпы роста объёмов, которые мы показываем сегодня, говорят о том, что примерно эти рубежи будут достигнуты, хотя трудности есть. Сегодня в страну хлынул поток нефтедолларов, мы видим, что буквально за несколько лет цены выросли примерно в 5 раз. Спрос сегодня достаточно высок, он и стимулирует рост цен.

Ника:
Т.е. Вы считаете, что всё равно у людей достаточно денег, чтобы купить жильё, просто его не хватает? Я думала, что нет денег, в первую очередь, в этом-то проблема.

Шакум Мартин Люсанович:
Я ещё раз повторю, спрос значительно превышает предложение, которое есть на рынке. И за счёт этого достаточно высокие цены, экономически необоснованно высокие.

Вопрос телезрителя:
Я по поводу доступного жилья для такой категории людей, которые как бы и не молодёжь уже, но и не старики, 41 год. Инвалид Афганистана, живёт в общежитии, в котором в течение 7 лет не могут дать даже ордера. Стоит на общегородской очереди с 2000- тысячного года, т.к., к сожалению, по месту работы в течение 3-х лет, как обязаны были дать, ему площадь не дали. Оказалось, что квартира, выделенная для него, была продана. Вот сейчас на общей очереди, когда мы пришли туда, предложили ипотеку, но часть денег надо найти самим. Как может инвалид на 3 600 найти денег самим? Вот что делать этой категории людей? А их очень много. Если бы, например, уважаемые Ваши сегодняшние гости могли бы предложить какие-то программы. Во время строительства нанимать таких людей, потому что инвалидов нигде не берут, но человек вообще-то может работать: может электрику делать, заключать договора. Люди пошли бы на это и работали бы за это.

Вопрос телезрителя:
У меня вопрос: когда в Петербурге будет продлён возраст до 35 лет по программе «Молодая семья»? В настоящее время возраст до 30 лет, обещали продлить, но город не принял эту программу, только федеральный субъект принял, а город – нет. И ещё у меня вопрос: будут ли какие-то программы для сотрудников милиции, которые отработали в милиции более 10 лет?

Штепан Павел Дмитриевич:
С каждым годом город вкладывает в строительство жилья, в том числе и для такой категории граждан всё большие суммы. Только в этом году предполагается построить по этим программам порядка 560 000 кв.м жилья.

Ника:
Вы говорите о социальном жилье, или чтобы человек взял ипотеку. Проблема ипотеки в том, что всё равно надо иметь первоначальный капитал.

Белоусов Алексей Игоревич:
Мы говорим о первоначальном капитале, но существует ещё программа получения субсидий тоже из городского бюджета для строительства нового жилья, или улучшения жилищных условий. Этот человек может обратиться в Комитет по труду Санкт- Петербурга.

Штепан Павел Дмитриевич:
Я полагаю, что ипотека – это не для социально незащищённых людей. Не надо предлагать представителю нашей Администрации районной и городской инвалидам ипотеку. Объёмы строительства социального жилья, в частности, в Петербурге, растут очень хорошими темпами. Через несколько лет мы выйдем на миллион кв.м социального жилья.

Ника:
Вы имеете в виду очередь, которую мы знаем с советских времён?

Штепан Павел Дмитриевич:
Для тех, кто может участвовать своими силами. Программа предлагает: треть – из собственных накоплений, треть – тебе дают беспроцентную невозвратную субсидию, треть – кредит, который ты берёшь в банке. Если человек – инвалид, социально незащищён – это другая городская программа. Это программа предоставления бесплатного социального жилья.

Ника:
Можете ли Вы прокомментировать вопрос по поводу молодых? Действительно, ведь шла речь о том, что возраст молодых надо увеличивать, потому что до 30 лет люди не всегда готовы ввязаться в серьёзную жилищную программу. Насколько федеральные условия должны влиять на региональные?

Шакум Мартин Люсанович:
Федеральный бюджет уже принял поправки к ФЦП «Жилище», и срок увеличен до 35 лет. Но федеральный бюджет даёт только 10% от всей суммы, и примерно 30% должен платить бюджет местный. Городская Дума должна принять соответствующее решение и заложить соответствующие суммы в бюджет. Кстати, по поводу воина-афганца. Он, конечно, может и должен рассчитывать исключительно на социальное жильё, и в том числе на это выделены средства: из федерального бюджета ежегодно выделяются. Средства идут из 2-х источников, и однозначно этому гражданину должно быть предоставлено социальное жильё.

Ника:
Тема социального жилья и очередников – это отдельная, очень грустная тема. Но несколько слов: как можно стимулировать регионы строить это жильё? Землю им давать бесплатно, льготы какие-то?

Шакум Мартин Люсанович:
Во-первых, конечно, мы постоянно совершенствуем процедуру выделения земель, земли под социальное жильё выведены из-под процедуры аукциона, и сегодня мы работаем над вопросом вовлечения под эти цели земель федеральных. В первую очередь, это земли Минобороны, а также других министерств и ведомств. Готовится по этому поводу проект специального федерального закона.

Ника:
Обычной строительной фирме разве интересно строить такое жильё?

Белоусов Алексей Игоревич:
Вопрос достаточно сложный и многоплановый, потому что он уходит корнями в закон о государственном заказе, по которому целый ряд кампаний хотели бы, может, построить, но в рамках конкурсных процедур не всегда могут победить в них. И зачастую побеждают фирмы, которые не имеют соответствующей профессиональной подготовки и деловой репутации, потому что главным критерием в этом конкурсе является цена: чем меньше указал цену, тогда и выигрываешь конкурс. Если бы существовала процедура предквалификационного отбора, что, кстати, сейчас постановлением Правительства введено.Сейчас все объекты стоимостью начиная с 50 миллионов рублей будут проходить процедуру предварительного отбора. Это отсеет те фирмы-однодневки, которые пришли для того, чтобы выиграть этот конкурс, а потом предложить этот заказ другим солидным кампаниям, которые реально могут его выполнить и построить это жильё. Думаю, этот шаг, который сделало Правительство России, позволит крупным кампаниям Петербурга и России в целом более часто выигрывать в этих конкурсах и участвовать в строительстве социального жилья. В этой ситуации кампаниям точно будет интересно.

Вопрос телезрителя:
У меня тоже вопрос про жильё для молодых семей. Мы с мужем поженились 2 года назад, ему 27 лет, мы по возрасту подходим. Но муж прописан у своих родителей, и у них там достаточное количество метров на человека. А я прописана у своих, и у нас тоже достаточно, т.е. мы, вроде бы, не должны вставать на очередь. Есть ли у нас какие-то шансы поучаствовать в этой программе? Вроде бы всё хорошо и у него, и у меня, а вместе – мы снимаем жильё.

Штепан Павел Дмитриевич:
Знаете, вот в 2008 году в ряде ипотечных банков должны появиться программы, ориентированные именно на молодые семьи. Это будут ипотечные программы для приобретения нового жилья теми, кто не может встать в очередь, по объективным причинам не может попасть в программу для молодёжи. Банки готовят сейчас ряд новых предложений. Одно из них – это специальное предложениедля молодых семей, которые уже добились чего-то в жизни, имеют хорошее образование и которые готовы брать кредиты на 30-40 лет.

Вопрос телезрителя:
Вы не подскажете, почему программа «Доступное жильё для молодых» затрагивает только эту категорию граждан, а люди, которые незамужем или старше 30 лет – их эта программа не касается?

Ника:
Кстати, Вы знаете, что люди уже вступают в фиктивные браки, чтобы включиться в эту программу?

Шакум Мартин Люсанович:
Запретить им делать это невозможно. Я хочу сказать о такой важной вещи: все программы, о которых мы говорим, в том числе, это жильё для военнослужащих, жильё для молодых семей, различные льготные ипотечные программы, и в целом ипотека – это все те меры, которые стимулируют спрос. При недостаточном предложении сегодня жилья на рынке, это всё ведёт к росту цен. Сегодня объёмы этих программ не могут быть велики. Иначе мы одной рукой помогаем, а другой – задираем цены, потому что с рынка эти квартиры уходят.

Ника:
Можете дать ещё комментарий, поскольку есть ещё программа для бюджетников. Ко мне недавно обратились с вопросом: можно ли бюджетнику, живущему в Петербурге, воспользоваться региональной петербургской программой, если он работает в бюджетном учреждении федерального уровня? Эту даму выкинули из списка регионального.

Шакум Мартин Люсанович:
В данном случае всё это распределено по уровням бюджета: о федеральных заботится федерация, о работниках субъекта федерации субъект федерации. В этом есть определённая логика, согласитесь.

Ника:
Но если человек 40 лет живёт в Петербурге и работает на благо Петербурга. И всё равно – называетесь «федеральный» и идите туда, так?

Шакум Мартин Люсанович:
Есть отдельные случаи, всё это на усмотрение субъекта, надо смотреть, где он 40 лет работал, наверное, здесь можно найти какие-то решения.

Вопрос телезрителя:
Молодая семья из Иркутска, в браке 5 лет, нет возможности получить ипотечный кредит, стоимость квартир здесь примерно такая же как в столице. Если брать кредит, даже при государственной субсидии в 700 000 рублей семья должна выплачивать 30 лет по 19 500 рублей, что в принципе нереально. За однокомнатную квартиру они смогут расплатиться только к 60-ти годам.

Вопрос телезрителя:
По поводу региональной программы в Петербурге «Развитие долгосрочного жилищного кредитования», об ошибках, когда семье рассчитали субсидию по ошибке неправильно, и пришлось проходить 2-ой круг с документами, т.е. сама программа ещё работает с такими огрехами.

Шакум Мартин Люсанович:
Очень многое зависит от губернаторов, от Правительств субъектов. Есть очень позитивный опыт в Белгородской области, когда очень значительные участки, в тысячи гектаров были выделены под индивидуальное жилищное строительство на льготных условиях, была обеспечена помощь из бюджета субъекта федерации, и масса людей улучшила свои жилищные условия. Сегодня строятся тысячи индивидуальных домов в Белгородской области, это резко снизило социальную напряжённость. Я не согласен с тем, что в Иркутске цены на жильё такие же, как в Москве. И вполне там возможно на уровне субъекта проводить различные программы поддержки не очень обеспеченных граждан.

Вопрос телезрителя:
Что, если семья возьмёт ипотеку, например, на 20-25 лет, и через 8 лет они поймут, что не смогут дальше платить, смогут ли они продать квартиру, или им придётся так и выплачивать, ничего не имея, ничего не получив?

Штепан Павел Дмитриевич:
Конечно, продать из-под залога квартиру возможно, и ипотечные банки сейчас оказывают такие услуги, их предоставляют ипотечные брокеры. Единственно, если семья понимает, что у неё проблемы с возвратом кредита, они должны не ждать последнего момента, а немедленно начинать переговоры по поводу того, как из этой критической ситуации выйти. Инструменты такие есть.

Белоусов Алексей Игоревич:
Причём необязательно просто продавать, можно поменять на меньшую, на ту стоимость, которую уже выплатили, если прошло сколько-то лет.

Ника:
И всё-таки к вопросу о ценах. Очень хочется иметь большую квартиру за маленькие деньги. Закончился 2007 год, сильно выросли цены?

Штепан Павел Дмитриевич:
Цены за прошлый год выросли примерно на 40%. И если год назад в среднем по Петербургу было примерно 66 000 тысяч рублей, не разделяя на первичное и вторичное жильё. А сегодня в Петербурге, к сожалению, в среднем по цене квадратного метра перейдён рубеж 90 000 рублей за метр. И если верить тому, что прогнозировалось летом 2007 года, что Петербург к ноябрю выйдет на цены 3 804 доллара за квадратный метр, то мы практически уже сейчас весной к этому уровню подходим.

Белоусов Алексей Игоревич:
Можно немного смягчить ситуацию, потому что, если мы говорим о рынке строящегося жилья, о первичном рынке, то здесь ситуация несколько лояльнее по отношению к населению, потому что по данным нашей Ассоциации стоимость квадратного метра жилья на февраль, например, составляет примерно 78 000 рублей. Это не считая элитного жилья. Но надо сказать, что весь предыдущий год на первичном рынке рост цен на жильё был очень умеренный. Он составил всего за 2007 год 15%, что сравнимо с темпами инфляции. В этом году ситуация меняется несколько более динамично: за январь-февраль цены уже выросли на 5%. И прогнозы аналитиков говорят о том, что, к сожалению, отложенный спрос 2007 года, когда люди ждали, что цены будут падать. Этот отложенный спрос выплеснулся в 2008 г.

Ника:
Но это говорит о том, что в общем, получается, что будет там социальное жильё строить государство, помогать процентами молодым семьям, быджетникам, контрактникам. Но бюджет не резиновый. Государство может как-то повлиять на строителей? Но ведь цены растут безумно, согласитесь! Может, мы провоцируем это разговорами об ипотеке. Если государство скажет завтра, что поможет с приобретением зонтиков, представляете, сколько эти зонтики начнут стоить?

Шакум Мартин Люсанович:
Не могу с Вами не согласиться. Действительно, а есть единственный способ существенно изменить ситуацию на рынке – это строить как можно больше жилья, т.е. снимать бюрократические барьеры, больше выделять земель под строительство, активнее готовить документы территориального планирования, оказывать господдержку крупным проектам, вкладывать средства в инфраструктуру, что сейчас начинает делать государство. Но понадобится какое-то время для того, чтобы выйти на 80 – 100 миллионов квадратных метров в год.

Вопрос телезрителя:
Почему бы не создать государственную корпорацию, которая занималась бы конкретно строительством жилья? Пример хороший – Газпром, самая крупная кампания в мире теперь. Почему бы не строить жильё в таких огромных масштабах, и тогда цены соответственно упадут. Вот с моей зарплатой в 15 000 мне никаким образом не купить жильё: ни через ипотеку, ни как-то иначе.

Ника:
Если такая сумасшедшая проблема на уровне государства, реально пойти по такому пути?

Белоусов Алексей Игоревич:
Разговоры о создании такой госкорпорации ведутся давно, но они остались разговорами. Это говорит о том, что есть целый ряд и технических, и экономических сложностей в реализации этого проекта. Мне кажется, более эффективно строить частный бизнес, чем государственные корпорации.

Штепан Павел Дмитриевич:
Мне кажется, что не решить в такой огромной стране такую многогранную проблему из одной точки. Есть опыт Москвы и Петербурга, государство начало участвовать в рынке жилищного строительства, это правильно. Но это сегмент социального жилья. Жильё бизнес-класса и выше – это то, в чём может эффективно участвовать бизнес. Я с удивлением узнал, что, оказывается, Китай вышел на 1,5 кв.м в год на человека, причём за достаточно короткий срок, а жильё у них дешевле в 2-3 раза. Объёмы строительства неразрывно связаны ещё с 2-мя вещами: во-первых, с развитием малоэтажного строительства и использования новых строительных технологий. Одна из проблем – это использование старых технологий. Это – тупик. Требуются цемент, металл, А быстро нарастить мощности здесь просто невозможно. А это приводит к виткам дороговизны. Не изменив технологии не выйдем мы к 12-му году на 1 кв.м на россиянина в год.

Шакум Мартин Люсанович:
Безусловно, новые технологии нужно внедрять. Новое – это необязательно дорогое, есть, например, каркасное домостроение, которое позволяет строить дома до 5-ти этажей. Но для введения этого способа домостроения у нас сегодня много бюрократических барьеров, мало пока крупных земельных участков выделено, это строительство требует серьёзных объёмов. Это непрерывный процесс, и под комбинаты, которые будут возникать, нужны и новые материалы, мы пока их импортируем. Кроме того, в панельном домостроении ещё много резервов. Процесс идёт: ещё недавно мы строили 40 миллионов кв. м в год, это смешные цифры. У нас сложился колоссальный недострой, правильнее- неудовлетворённый спрос. Всё требует времени. Наши кампании выходят на международный рынок, привлекают миллиардные инвестиции, вкладывают их в новые технологии. Думаю, в течение 3-4 лет ситуация серьёзно изменится, мы будем строить гораздо больше.

Белоусов Алексей Игоревич:
Нужно как можно шире привлекать самые различные технологии, в том числе для малоэтажного строительства.

Ника:
Сейчас это невозможно? Или мы их привлечём, и через 3 года – бах! И жильё станет дешевле.

Белоусов Алексей Игоревич:
Для Петербурга это сложно, потому что у нас дефицит земельных участков, и каждый инвестор хочет максимально использовать каждый кв. м предоставленной земли. Построить вверх, это будет выгодно, исходя из тех цен, которые сейчас сложились на землю в Петербурге. Но для Ленинградской области эта тема актуальна и легко реализуема. Здесь просто нужно инженерно готовить большие участки территории и переходить на новые технологии: монолитное пенобетоностроение – очень эффективная технология. Например, кампания «Балтрос» в Пушкинском районе строит малобюджетное жильё по совершенно корректным ценам: дом для семьи с небольшим участком обходится для семьи 60 000 – 70 000 долларов.

Ника:
Может, вкладываться в строительство в районах поглуше, где жильё дешевле?

Штепан Павел Дмитриевич:
Но мы же живём здесь, в этом городе. Если брать длительный период, то, конечно, по мере насыщения рынка и появления новых рыночных инструментов цена стабилизируется. Мы говорим про потребление. Но большое количество покупается, потому что деньги должны куда-то вкладываться. Наименее рисковым инструментом и , наверное, единственным, к сожалению, является рынок недвижимости и новое жилищное строительство. Надеюсь, что в 2008 году Дума примет закон о строительно – сберегательных кассах. Это не только позволит снизить и уровень инфляции, но и в долгосрочном плане инициировать развитие рынка жилищного строительства во всей стране.

Ника:
Есть в ближайших планах Думы принятие закона о ссудно-сберегательных кассах?

Шакум Мартин Люсанович:
Закон внесён. Но есть опасения, что в некоторых случаях это может превратиться в очередные финансовые пирамиды, поэтому мы должны с большой осторожностью отнестись к тексту этого законопроекта.

Вопрос телезрителя:
У меня 2 сына, отстояв на городской очереди 25 лет, решили из 3-х частей купить себе отдельные квартиры, т.к. жилая площадь тогда составляла 1,68 м. Город выделил субсидию, мы накопили часть средств и решили взять ипотеку на 15 лет. Естественно банк вместо 11% накрутил 13%. И сумма за 15 лет будет составлять ровно 100%., если старший взял миллион – он за 15 лет отдать 2 миллиона. Но ещё проблема в том, что когда оформляли субсидию в 2006 году, дети заявили декларацию о том, что приобрели. Им заявили, что надо сначала заплатить 13% от субсидии, потом уже будет продолжен разговор на всю оставшуюся тему по поводу декларации. Справедливо ли это, когда выделяли, нас не предупредили. А теперь с 900 000 субсидии сын должен найти ещё плюс 13%?

Штепан Павел Дмитриевич:
Я думаю, что здесь вопрос в том, что чиновники, которые оформляли субсидию, и сотрудники банка не дали людям конкретную информацию об их затратах. И, кроме того, здесь ещё идёт речь о порядке имущественно налогового вычета, на который люди, берущие банковский кредит, имеют право. Здесь необходимо проконсультироваться либо у юриста в городских органах, либо в одной из юридических консультаций с тем, чтобы людям дли совет, как из этой ситуации выйти. Она разрешима, а о деталях надо говорить предметно.

Вопрос телезрителя:
Я 3-ю неделю хожу в Отдел учёта и распределения жилья, изучаю эти все программы. В итоге я поняла, что эти программы только для тех, кто имеет деньги. Мы с мужем, 2 инвалида, с 1981 года стоим на очереди. И у нас дочь. Мы взять ипотеку или кредит не можем, мы – пенсионеры. Дочери могут дать деньги в кредит, предположим, но квартира будет уже на мужа, а не на дочь. Я не понимаю, как нам взять деньги, чтобы мы получили квартиру? Не понимаю этой схемы.

Ника:
А что Вам говорят по поводу Вашей очереди?

Вопрос телезрителя:
Нам говорят: ничего вы не получите, вам предлагают эти программы, входите в какую-нибудь из них. Я в очереди с 81 года, а там списки тех, кто стоит с 79 года – 26 человек, 80-й – 130 человек. Я стою 280-я на очереди. Мы чувствуем, что никакой социальной площади мы не получим.

Ника:
Что касается очередей. Это какая-то очень неприличная история в государстве тянется, и людей просто бросили. Я так понимаю, что шансов там немного у дочери взять какие-то кредиты. Но это отдельная история. А что с очередниками?

Белоусов Алексей Игоревич:
С очередниками, на мой взгляд, дело обстоит не так уж плохо, как кажется нашей слушательнице. Учитывая тенденцию, которая закладывается в бюджет Петербурга, к 2010-му году город построит около 1 миллиона кв.м жилья для бюджетников, очередников. Если посчитать в количестве квартир, то это цифра достаточно большая – порядка 20 000 квартир в год. Если лет 15 назад никто не мог сказать человеку, стоящему в очереди, когда появится свет в конце тоннеля, то сейчас мы видим некие перспективы. Ведь очередь конечна, она определена в городе. Исходя из существующих темпов, можно рассчитать, сколько лет понадобится Петербургу, чтобы с этой очередью покончить.

Ника:
Вы советуете подождать или ввязаться в сложную историю кредитов?

Штепан Павел Дмитриевич:
Я думаю, что пожилым людям, наверное, надо подождать. Темпы, по которым сегодня начали развиваться жилищные программы, впечатляют. То, что не делалось 15-20 лет, наконец, делается. Для молодых людей, которые имеют образование, собственный доход, не стоит жить много лет в ожидании на чемоданах, надо стараться, надо подбирать один из вариантов приобретения жилья.

Шакум Мартин Люсанович:
Только в последние годы реально стали строить социальное жильё, и очередь двинулась. Этот вопрос начал решаться.

Ника:
Несправедливо поступают люди, которые стараются выпихивать очередников из очереди, говоря, что стоять бессмысленно. Это, по-моему, надо пресекать.

Вопрос телезрителя:
Кто имеет право на социальное жильё, предусмотрен ли его бюджетное финансирование, в частности, для военных пенсионеров?

Шакум Мартин Люсанович:
Сейчас начали выделяться значительные суммы из федерального бюджета. Минобороны выделяет участки с земель обороны, и ежегодно несколько десятков тысяч семей улучшает свои условия. Программа действует всего лишь 2 года. А очередь копилась десятилетиями. Я считаю, что достаточно быстро, в течение нескольких лет этот вопрос будет решён, учитывая, что для кадровых военных, кто сегодня служит, введена так называемая военная социальная ипотека.

Интернет:
Вопрос по малоэтажному строительству: какие перспективы видят наши гости в этом направлении, в том числе для бюджетников и для молодых учителей, учёных и просто для молодых?

Ника:
Для Петербурга это вопрос не интересный, поскольку нет малоэтажного строительства, так?

Белоусов Алексей Игоревич:
Если у нас произойдёт объединение города и деревни – Санкт-Петербурга и Ленинградской области, эта тема станет очень актуальной, и многие наши жители: и учителя, и бюджетники смогут рассчитывать в этой ситуации на получение каких-то небольших бюджетных домиков в ближайшем пригороде Петербурга.

Ника:
Давайте подведём некоторый итог. Первое: тех, кто стоит на очереди, призовём немного подождать, т.к. что-то начало двигаться. А кто колеблется: надо быстро принимать решение или надо подождать, может цены упадут, новые технологии введут. Ваш профессиональный совет?

Штепан Павел Дмитриевич:
В ближайшие 3 года цены не упадут и могут периодически расти. Но никогда в ближайшее время не будут иметь темпы ниже, чем темпы инфляции. Хочу особо отметить: тенденция развития малоэтажного строительства есть и даже в нашем городе. Тот проект, который реализован в Новой Ижоре, - 6 000 двухсемейных домов уже построено, причём стоимость кв.м не 3 000 – 3 500 долларов, а примерно 1 700 долларов за кв.м. Это – будущее для Петербурга.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?

Открытая студия

Почему на наших дорогах так часто гибнут люди? Помогут ли суровые законы уменьшить число аварий? Как строить действительно безопасные магистрали? И что мы сами можем сделать, чтобы сохранить свою жизнь в пути?