«Государственная позиция в области культуры»

14.03.2008, 14:45 Открытая студия

Британцы тратят на культуру много, государство - мало, английская культура процветает. Россияне тратят гораздо меньше на походы в театр или кино, государство – почти ничего. Российская культура всё ещё жива. Успеем ли мы спасти народное достояние? И справимся ли без господдержки?

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гость в Петербурге: директор Эрмитажа и заместитель председателя Совета при Президенте РФ по культуре и искусству Михаил Борисович Пиотровский.

Гость в Москве: советник президента по культуре и секретарь президентского Совета по культуре и искусству, народный артист России Юрий Константинович Лаптев.

Ника: Совет президента по культуре и искусству, звучит здорово, но вот роль Совета? Вы – советники или вы можете принимать какие-то решения, рекомендовать к принятию?

Пиотровский Михаил Борисович: Как я понимаю Совет при президенте: первое – это возможность президенту встретиться с деятелями культуры, выслушать их проблемы и обсудить некоторые вопросы, связанные со стратегией. Затем принимаются решения, решения принимает уже президент, дальше даются президентские поручения по тем или иным вопросам. Из достижений Совета по культуре: Совет был среди тех, кто помог созданию канала «Культура», по рекомендации Совета создавался детский канал и многое другое. Плюс в Совете есть рабочие группы, в которых мы в течение последних лет обсуждали много разных законов, собирали людей, которые заинтересованы в изменении законов, введении новых: законы об автономных предприятиях, проблемы фольклора, проблемы сохранения народных промыслов и др.

Ника: Люди привыкли к тому, что есть специальное Министерство культуры, но у Вас, у Совета свои какие-то полномочия. Вы независимы от министерства, можете спорить с министерством?

Лаптев Юрий Константинович: Вы правильно понимаете. В этом и преимущество Совета, т.к. это не чисто бюрократическая, в хорошем смысле слова, организация, а Совет, который может аккумулировать мнения очень компетентных людей, которые пользуются большим доверием в обществе, и формировать тот спектр вопросов, которые требуют внимания. Совет, рабочие группы и Президиум Совета работают с Министерством культуры, с Федеральным агентством, с другими ведомствами. Здесь не пересекаются функции, а идёт и помощь в решении каких-то вопросов, и где-то расставляются акценты.

Звонок телезрителя: В любом обществе культура несёт идеологическую нагрузку, поэтому должна дотироваться со стороны государства. При советской власти эта дотация была достаточно значительной. В настоящее время можно привести множество примеров, когда государство полностью отказывается помогать искусству культуре. Так, был закрыт Уральский казачий хор, губернатор объяснил это тем, что у Свердловской области нет бюджета на содержание этого хора. Или, например, в интервью 5-му каналу директор нашей филармонии сказал, что искусство не должно жить на дотации, оно должно быть самоокупаемым. Никогда культура и искусство не могут быть самоокупаемыми. И ещё: культура – это не только культурные центры Москва и Петербург. Раньше в самой захудалой деревне Дом культуры нёс определённую нагрузку по воспитанию, по поднятию культурного уровня населения. А сейчас даже в нашем городе Дома культуры в этом плане бездействуют, всё свелось к дискотекам и пр.

Ника: Обратимся к статистике. Вас удивляет, что люди не тратят на культуру? Как это понимать: нам жалко, мы не ходим?

Пиотровский Михаил Борисович: Привыкли к тому, что очень много бесплатно. Иногда бывает обидно, когда говорят, у вас очень дорогие билеты в музей, в то время как тут же идут в кино, где билеты в 10 раз дороже, это как бы нормально. Но я бы хотел сказать 2 вещи, которые мне кажутся очень важными: первое, когда мы говорим – спасать культуру. Культуру, вообще-то, спасать не надо, с ней более или менее всё должно быть в порядке, всё-таки это культура, а мы – букашки. Мы любим говорить: спасаем, возрождаем, встанем с колен – ни на каких коленях мы не стояли, у нас бывали разные периоды жизни, проблемы, но никогда униженного положения ни у России, ни у русской культуры не было. А очень важно – как говорим, так потом и думаем. Второе: говорим о государственной поддержке культуры. Никакая не поддержка – это обязанность государства. У государства есть несколько важнейших обязанностей, и среди важнейших – сохранение культурного наследия, культуры, дальнейшее её развитие, передача другим. Тут, даже право государства распоряжаться несколько ограничено тем, что это нужно всё передавать другим. И вот когда мы говорим – обязанность, совсем другой начинается разговор. Вот этими обязанностями государство может поделиться, общество, ведь богатые люди – это общество, может взять на себя часть этих обязанностей у государства, чтобы государство не полностью распоряжалось, и не всегда была у него возможность всю идеологию сегодняшнего дня навязать культуре. Это важное соотношение, а не просто, кто больше даст. И когда люди идут и платят за билет, они дают культуре возможность не просто развиться, а также определённую независимость свою защитить. Это очень важно.

Ника: Можно ли кратко сформулировать государственную позицию в плане культуры?

Лаптев Юрий Константинович: Хочу начать немного с другого. То, что такой большой интерес к культуре, судя даже по звонкам в студию, даже у тех, кто не работает в этой сфере, говорит о том, что люди готовы обсуждать и принимают это близко к сердцу. Я думаю, что это хороший показатель того, что культура – неотъемлемая часть нашей жизни. Второе: приведённая статистика, может быть, не совсем объективна, потому что мы сравниваем стабильное положение в Европе по многим аспектам, и сравниваем нашу статистику, которая сейчас, наверное, отражает развитие нашего общества на новой ступени. У нас есть исторический опыт: когда были доступные цены в театры, музеи, на концерты, была широкая сеть библиотек и других учреждений культуры, которые в последнее время для бюджета россиянина достаточно чувствительны. К сожалению, экономическая составляющая во многом тоже влияет на ценовую политику. Не секрет, что приезжие звёзды мирового уровня ставят её если не самой основной задачей своего выступления, то одной из составляющих. И когда билеты достигают просто астрономических цен, и тогда вопрос, называть ли это мероприятие культурной акцией. Если говорить о политике государства в большом смысле, я думаю, что здесь видны те стремления, подчас нестандартные подходы, чтобы смягчить переход к новым формам и хозяйствования, и экономическим в области культуры, надо вспомнить президентские гранты. Грант не может заменить просто развитие самой отрасли, и финансовое положение в отрасли. Сами учреждения культуры сегодня должны находить какие-то формы. Ждать, что придёт сверху, как это было раньше полностью финансирование, наверное, утопично. Мы должны воспитывать и находить новых руководителей учреждений культуры, которые могут эффективно руководить процессом, позволяющим данному учреждению культуры жить и развиваться, не меняя профиль, не ущемляя целей, ради которых создано это учреждение.

Звонок телезрителя из Владивостока: Я бы разделил тему на 2 части. Первая: матерятся детки уже в детских садах, и эта тема никого не затрагивает. Родители сдали ребёнка в детсад и надеются на него. А молодёжь считает мат рабочим языком. А второй аспект – библиотеки. У нас серый дом – мэрия, к нему примыкает библиотека имени Фадеева, влачит жалкое существование, в основном сдаётся под офисы.

Звонок телезрителя из Ярославля: У меня такой вопрос: все картины, иконы, имущество, которое находится в музеях, - это является государственным имуществом. И поэтому государство, в принципе, обязано за это сохранять, вносить деньги, платить, реставрировать, для того, чтобы будущие поколения могли всё это увидеть. Второе: в Ярославле первый русский театр драмы и комедии, и он остался без финансирования областного бюджета. Спрашивается, а почему государство этот вопрос не поднимает? Не несёт ответственности?

Пиотровский Михаил Борисович: Маленьких музеев не бывает, все музеи очень важны, все они играют громадную роль в своём обществе, в котором они живут. Музеи сейчас заменили Дома культуры и очень многое, много культурной активности происходит сейчас именно в музеях, вплоть до каких-то праздников, детских и взрослых. Что касается денег. Всё-таки надо понимать, денег от государства можно получить больше, если ты сам их умеешь зарабатывать. Сколько раз мы получали увеличение нашего бюджета для Эрмитажа, когда мы приносили такие бумаги с проектами, и люди, принимавшие эти бумаги говорили, вот, мы видим проекты и мы знаем, что они умеют зарабатывать. И мы добавляем к тому, что они зарабатывают. Это тоже способ увеличить финансирование, когда показываешь, что делается. Когда библиотека сдаёт помещение в аренду – она отдаёт часть здания, чтобы содержать всё остальное. Способы разные. Активность стимулирует государство, оно, видя активность, умение заработать, добавляет средства, чтобы вы могли больше заработать, правда, потом придёт и отберёт то, что вы заработали.

Ника: Ну, хорошо, когда можно полбиблиотеки сдать под офис, ну хорошо бы ещё книжек купить, туда поставить и читальный зал сделать. Есть ситуации, когда люди не могут сами помочь себе?

Лаптев Юрий Константинович: Я думаю, что это очень плохо, когда библиотека сдаёт под офисы свои помещения. Я благодарен за звонок из Владивостока. 2 важных вопроса были подняты. Ненормативная лексика детей. Безусловно, то, что семья снимает с себя подчас ответственность за то, что делают дети, что говорят, что читают, где находятся. Это упущение, которое необходимо срочно преодолеть, никакая инстанция не может заменить то, что происходит в семье. У нас был год русского языка. Кто прислушался к этому? У нас сократилось количество зуммеров в телеэфире? У нас исчезла эта лексика с театральных подмостков? Нельзя всё время говорить: государство должно. Да, государство ответственно и за сохранение, и за развитие культуры. Но это дело и каждого из нас. Если мы приходим в театр, и нас не смущает ненормативная лексика, и мы никак не реагируем – это тоже наша позиция. Другой вопрос по библиотекам. Очень показательно. Ведь подчас говорят: библиотека рушится, это безобразие, туда надо дать денег. А мы понимаем, какая сейчас должна быть библиотека, чтобы туда пришли люди? Наверное, не только покрасить стеллажи, привести фасад в порядок. Видимо, надо подумать, какие формы созвучны сегодняшнему дню и интересны. Тогда это можно развить. Если администрацию той же библиотеки устраивает это положение, то сколько бы ни красили эту библиотеку, сколько бы ни вкладывали туда средств, она будет находиться в том же плачевном состоянии, если не по форме, то по содержанию.

Ника: Михаил Борисович, Ваш комментарий к вопросу о том, что случилось в музее с научными сотрудниками. Этот вопрос будет разрешён?

Пиотровский Михаил Борисович: Я думаю, что вопрос будет разрешён, в частности, я думаю, что мы употребим тот механизм, который есть у нас в рабочих группах в Совете при Президенте. В штатных расписаниях учреждений культуры должны быть научные сотрудники. Если это опять филология, если мы убираем слово, то и науки не будет, в этом мы уже убедились, потому что не будет права платить деньги, финансировать. А без науки культура такие учреждения и как музей, и библиотеки большие – это учреждения научные. Они создают, вот у нас государственное имущество, но из него создаётся культурный продукт, без научной деятельности он не может быть создан. Это, всё-таки, не индустрия услуг, это не шоу- бизнес.

Ника: Вас забыли, где там, в экономразвитии?

Пиотровский Михаил Борисович: Нас не забыли, нас специально убрали. Министерство здравоохранения и соцразвития, они, понятно, наукой не занимаются Они говорят, всё про научных сотрудников вам напишут в Министерстве науки, но к Министерству науки мы не относимся, мы подчинены Министерству культуры, поэтому нужно бороться за то, чтобы это было вставлено обратно. На самом деле, у нас есть опыт, это должно быть.На всякие государственные инициативы мы должны отвечать своим мнением, не кричать потом: ах, нас убили, ах, нас ограбили, ах, не то построили! Мы должны предъявлять всякие альтернативы и сразу в ответ на все эти вещи. И мы свой Устав не утверждаем эрмитажный до конца, потому что нет науки. Мы написали десятки писем, часть уже дошла, куда надо. Написали свои предложения, которые будем отстаивать, и так будут делать все музеи, мы вовремя спохватились. На самом деле в этом нет ничего страшного, это вот интерактивная связь между государством и культурой. Мы на них влияем, они на нас.

Ника: Я, кстати, заметила, что у нас деятели культуры, как мы их называем, особенно люди с именами, они, наверное, единственные в стране, кто сразу начинает возмущаться и требовать. Неудобные эти деятели культуры, согласитесь, Юрий Константинович?

Лаптев Юрий Константинович: Возмущение деятелей культуры, наверное, это очень позитивная позиция, но главное, чтобы под возмущением были ещё какие-то практические потом ходы, а не только эмоции, как подчас бывает. Тем более, что о культуре говорить очень выгодно, здесь можно найти много точек, с которыми будут согласны все вокруг. А вот предложить выходы, предложить пути – это конструктивный разговор. И ещё мне кажется, что мы говорим о роли государства в поддержке культуры. Для того, чтобы не сотрясать воздух, не повторять сто раз одну и ту же проблему, которая может появляться, общество должно выработать те критерии, те нормы культуры, которые должны быть. У нас есть критерии, нормы медицинские, мы знаем, что на определённое количество населения у нас должно быть энное количество поликлиник, стационаров, аптек и т.д.

Ника: А культуру можно уложить в эти нормы? Как это будет выглядеть? Как количество предоставленных услуг? Как?

Лаптев Юрий Константинович: Если мы будем всё время говорить, что культура – это сфера услуг, мы далеко не уедем.

Ника: Вот! Вот я и боюсь приближения к медицине!

Лаптев Юрий Константинович: Культура – это то, что формирует общество, тем более она формирует общество на завтра и на послезавтра. Ведь отношение к воинской обязанности – это культура, уважение стариков – это культура, сохранение памятников – это культура, терпимость к религиозным конфессиям – это культура, это то, что является фундаментом, и по состоянию этого фундамента оценивается и само общество. Поэтому эти нормы мы должны иметь, мы должны точно знать, сколько у нас должно быть музыкальных школ, школ искусств, филармоний, театров, библиотек, клубов, чтобы региональные местные власти знали, что они не просто меценаты или благодетели этих учреждений, а они обязаны предоставить максимально удобные режимы для их существования. И ещё: мы должны точно знать, что мы хотим от культуры, потому что всегда говорится: дайте денег, и всё будет в порядке. Не будет хорошо, пока мы не поймём, на что потрачены эти деньги, и какой результат мы от них получим.

Улица Петербург: Меня интересует судьба Кронштадтского морского собора, насколько я знаю, его передали епархии. И мне интересна судьба музея, который там был, и начнётся ли там реставрация, и какова дальнейшая судьба этого собора?

Улица Петербург: Уже не один год Рязанский кремль, историко-архитектурный музей-заповедник борется за то, чтобы его не отдавали в ведение Рязанской епархии, а музей оттуда просто выселяют. Вот зачем всё это делается и почему?

Вопрос телезрителя из Нижнего Новгорода: У нас с культурой, вроде бы, всё в порядке, у нас около 10 театров, они популярны, на гастроли театры выезжают очень редко – денег нет. Единственный театр, который очень популярен за рубежом – это Театр оперы и балета имени Пушкина, репертуар и артистов этого театра знают и любят в Китае, во Франции, в Италии. На ура идёт балет «Щелкунчик». У остальных театров, к сожалению, нет возможности, и большое пожелание у всех руководителей театров, чтобы департаменты, комитеты культуры им помогали. Свои вопросы задаст пресс-секретарь Театра юных зрителей Диана Царбаева: Планируется ли дальнейшее финансирование театров и, в частности, гастрольной деятельности, поскольку у нас есть, что показать. Мы скоро едем на гастроли в Могилёв, к сожалению, это единичный случай, хотелось бы , чтобы таких было больше. И второй вопрос связан с финансированием развития культурной сферы среди учащихся, поскольку сейчас очень мало культурных программ по развитию учащихся, а это сегодня очень необходимо.

Ника: По поводу гастрольной деятельности театров. Поездка театра на гастроли – это очень хлопотное и дорогое дело, не у всех есть возможность. Можно ли претендовать на какой-то грант государственный?

Лаптев Юрий Константинович: Есть ряд грантов, которые именно выделяются на конкретные проекты, это не только гастрольная деятельность, это может быть для съёмок лучших спектаклей репертуара. Насколько я знаю, в прошлом году получал этот грант Пермский театр. Этот спектр довольно большой. Федеральное агентство имеет определённый бюджет на эту статью, другое дело, что не все театры федерального подчинения.

Ника: А вот театр региональный имеет право подавать заявки на федеральный грант?

Лаптев Юрий Константинович: Я думаю, да, потому что подаётся проект, который интересен и может быть поддержан. С другой стороны, сейчас, т.к. это затратная деятельность театра, надо находить интересы, которые могут совпасть у коллег: например, это могут быть встречные гастроли, когда договариваются или 2 региона, или крупные города. В Москве очевидны гастроли, когда Большой театр приезжает в Мариинский, а тот приезжает в Большой. Таким образом, идёт снижение финансовой составляющей, и не прекращается сам театральный процесс. Этот спектр трудный, но он осуществляется. Идёт поддержка и за счёт спонсорских средств.

Ника: Теперь следующие вопросы. Я не знаю, кто конкретно знает судьбу Кронштадтского собора, но вот музейное дело и религиозное. Я только прошу зрителей правильно нас понять, мы никак не пытаемся покушаться на епархию, на церковь, но, тем не менее, вы как музейщик, относитесь к тому, что это, к сожалению, очень частая история?

Пиотровский Михаил Борисович: Это не частая история, это очень серьёзный больной вопрос у нас сейчас в стране и в культуре. Кронштадтский собор, с ним, я думаю, будет всё в порядке, и с собором, и с музеем, только нужно будет приложить усилия и тем, и другим. Вопрос деликатный и острый, потому что сейчас постоянно раздувается эта проблема, музей сталкивают с церковью, как будто ни у музея, ни у церкви других проблем нет. Это сильно политизировано, у меня тут есть один документ. На самом деле мы должны найти правильные рецепты, точнее, они есть. Дело в том, что музеи и церковь одним и тем же примерно занимаются. И когда в стране, например, 80 лет практически нет церкви, то из музеев люди узнают, кто такой Христос, ещё знают, а кто такой святой Павел – это они узнавали десятилетиями в Эрмитаже у картины Веронезе, и многое другое. И поэтому одна цель, и нужно максимально противодействовать тому, чтобы нас как-то разделяли и противопоставляли друг другу. А рецептов 2. Один прямо связан с нашей сегодняшней темой. Государство грабило церковь, оно сейчас другое, но всё равно это его ответственность. И государство не должно за счёт музеев возвращать долги. Оно должно возвращать церкви и восстанавливать, и давать музеям тоже нормально существовать. Короче, из церкви музей должен переехать в совершенно готовое для функционирования здание, как это было сделано, прекрасный прецедент, с историческим архивом. Помните, сколько мы за него воевали. Делали правильно, построили здание, оно может функционировать, и тогда только архив переехал. Так и должно делаться, даже прописано в документах. Нужно искать компромиссы. Есть многие вещи, которые государство может возместить: не только здания, оно может заказать новые иконы для церкви, если они не чудотворные, то всё равно, какие. А то – восстановим справедливость, уберём музей.

Ника: Часто бывает, что если бы там не было музея, то неизвестно ещё, что бы со всем этим стало.

Пиотровский Михаил Борисович: Да, там, где музей – музей спасает, поэтому в более или менее приличном состоянии церковное здание. Но тут много компромиссов и решений. Я могу огласить один постоянно больной эрмитажный российский вопрос – рака Александра Невского. Её спас Эрмитаж, причём 2 раза, один раз, когда доказал, что это памятник искусства, его не переплавили, как иконостас Казанского собора; второй раз Эрмитаж отдал часть своих дублетов серебряных монет, чтобы его опять отобрали в переплавку. Спасли, сохранили. Это памятник русского ювелирного искусства. Там на самом деле не так много серебра, за 5 миллионов долларов можно сделать абсолютно хорошую, точную копию, которую освятить и поместить в церкви. Там не обязательно, чтобы она была 18-го века.18-й век останется в музее.

Звонок телезрителя из Пскова: У вас заявлена тема «Культура и государство». Что государственные чиновники, которые должны влиять на культуру, они не влияют. Конкретно по Пскову: у нас в Пскове драматический театр похож на сельский клуб периода 20-30 годов. Несколько раз обращались к губернатору Кузнецову, его ответ: для меня важнее сделать котельные, чем заниматься культурой.

Ника: Хороший вопрос. Как быть? Действительно, когда тебя постоянно по голове бьют: ЖКХ, котельные давайте, жилья не хватает и т.п. Всегда культура где-то там. Она сама выживет, в конце концов, да?

Лаптев Юрий Константинович: Здесь срабатывает некий стереотип. Во-первых, мне хочется вступиться за губернатора и сказать, что перед зимой котельная должна быть, действительно, в полном порядке. В любом случае, даже в анонсе сегодняшней программы, то культура прошла после проблем финансовых, после ещё каких-то проблем. Выработался определённый стереотип, что культура – после того, когда убран урожай, починены котельные и всё остальное в порядке. Если мы поймём, что культура может помочь починить котельные и собрать урожай. Это стратегическая задача. И второе – это общественная активность. Я убеждён, что в Пскове патриоты своего театра и своего края, я думаю, могут найти способ акцентировать внимание губернатора к проблемам театра.

Ника: Извините за провокационный вопрос. Вы говорите – сломать стереотип. Могу ли я предположить, что советник Президента по культуре может попасть к Президенту, не обязательно выстаивая в очереди после советника по финансам, после ЖКХ и т.д.?

Лаптев Юрий Константинович: Можете предположить. Я Вас даже не буду в этом переубеждать, потому что бывают вопросы, во-первых, не ставятся в очередь.

Интернет-вопрос от режиссера Сергея: В России очень мало строится театральных площадок, гораздо выгоднее построить гипермаркет или торговый центр, где будет работать ещё и кинотеатр и приносить прибыль.

Интернет-вопрос: Есть вопрос от Максима, которому друзья из Германии рассказали, что у них культура во многом поддерживается с помощью самых разных общественных фондов. Максим спрашивает, сможет ли такая система прижиться в России.

Интернет-вопрос: На английском языке. Пишет иностранец, он знает М.Б. Пиотровского. Он спрашивает: ваше понимание, ваше определение культуры в принципе.

Пиотровский Михаил Борисович: Есть очень короткое, абсолютно точное определение культуры: ненаследуемая память поколений. Это вещь, произведённая человечеством, и не наследуемая в генах, почему так важно сохранять, держать и передавать.

Ника: По поводу театров, фондов, как вы прокомментируете?

Лаптев Юрий Константинович: Я думаю, все формы хороши, которые эффективны. Самое непродуктивное – когда мы будем делать что-то как где-то. Россия имеет огромные традиции в поддержке культуры, благодаря которым мы и имеем ту культуру, которая есть. У нас был императорский Эрмитаж, у нас был императорский Русский музей, Оружейная палата, Исторический музей, огромное количество древлехранилищ, образованных в монастырях. У нас была Дирекция императорских театров, которая позволила сделать наш репертуарный театр одним из самых выдающихся. Советская система тоже была уникальна, когда 100% поддерживалось и наследие. Сегодня происходит и смена поколений, и смена ментальности. Ведь, если говорить откровенно, все хотят получать как при социализме, а тратить как при капитализме. Мы всё равно выработаем определённые методы, тем более, что уже видны те контуры и направления, которые позволят нам развиваться. Не стоит ставить вопрос, может ли фонд сохранить театр или что-то, Наверное, какой-то фонд может сохранить определённое учреждение культуры – и замечательно. А в целом мы должны вырабатывать эффективную систему, которая задействует всё: и финансы, и приложения сил и воли.

Звонок телезрителя: Я, может быть, внесу диссонанс в обсуждение вопроса о государственной поддержке культуры. Государство создаёт все учреждения, в том числе и учреждения культуры, для того, чтобы эти учреждения поддерживали эту власть. А если учреждения культуры хотят быть независимыми, работать без цензуры, то нелепо, наверное, ждать поддержки от государства. Сейчас общество хочет самовыражаться. Почему все хотят поддержки от государства, если не хотят его поддерживать?

Ника: Ваше мнение?

Пиотровский Михаил Борисович: Две вещи: государство и его обязанности – это не обязательно конкретная власть. Государство создано людьми, обществом для того, чтобы оно выполняло определённые функции. А рядом ещё есть принуждение, власть и всё остальное. Второе: да, кто платит, тот заказывает музыку, но если вам платят много многие, то тогда вы можете выбирать, под какую музыку плясать или плясать под собственную музыку. Это и называется здоровым плюрализмом, в том числе и финансовым. Если существует определённый режим, созданный определённым обществом, у него свои идеи, оно поддерживает эти идеи. Культура может их поддерживать, может не поддерживать, может быть в оппозиции, как угодно. Соответственно и плата больше или меньше. Но самое главное – не думать о том, исполняешь ли ты волю властной бюрократии, или волю государства. Государство – это отражение нашего общества. Все мы, музеи, культура – служим обществу, и общество нас содержит. И меценаты – это общество, и государство – это общество, и человек, который покупает билет – это общество. Вот обществу мы обязаны служить. Каждый понимает это по-своему, но музеи, я думаю, ещё дают такой рецепт, что такое наше общество, наша культура, национальная традиция и национальная идея, потому что никакой другой национальной идеи кроме культурного наследия, которого надо быть достойным, у нас нет.

Ника: У нас, по-моему, спорт сейчас – национальная идея. У нас культура осталась национальной идеей?

Пиотровский Михаил Борисович: Безусловно, сохранение культурного наследия и есть наша национальная идея. А спорт – это часть культуры.

Ника: Почему культура не может стать пятым национальным проектом, как об этом часто говорили: давайте мы культуру сделаем национальным проектом. Почему президент сказал – нет?

Лаптев Юрий Константинович: Я лично противник того, чтобы культура становилась национальным проектом. Национальный проект – это форма, которая имеет своё начало и завершение процесса. Культура не может иметь завершение, это не может выходить. Если где-то можно сделать прорыв: в экономической сфере или ещё где-то. Культура – это процесс, требующий ежедневного, очень серьёзного, не всегда моментально дающего результат, труда. Это процесс, который должен идти планомерно осознанно. Надо совершенствовать те формы, которые сейчас есть, и делать их более эффективными.

Ника: Я думаю, что когда люди говорят о национальных проектах, они просто видят, что сейчас на поликлиники или ещё на какие-то сферы деньги идут. Надежда маленьких библиотек и театров, находящихся далеко от Москвы, Петербурга, на то, что им дадут деньги, может исполниться? Дадут им деньги?

Лаптев Юрий Константинович: Я думаю, деньги появятся. Мы живём в обществе, которое приобретает некоторую стабильность, которое имеет очень хорошие перспективы. Но, как сказал Михаил Борисович, не надо ждать, когда деньги дойдут, надо стараться эти деньги зарабатывать, тем более что форм сейчас очень много. Ведь сейчас, если деньги выделяются, то на деятельность учреждения культуры, а не на конкретное задание.

Ника: Как вам кажется, новый избранный президент будет так же регулярно с вами встречаться и заседать в вашем Совете по культуре?

Пиотровский Михаил Борисович: Поскольку есть положение о Совете, то будет так же.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?