«Новые правила дорожного движения»

26.03.2008, 14:45 Открытая студия

С 1 января правила дорожного движения ужесточились. Что изменилось? Водители стали внимательнее на дорогах? Или теперь вы просто чаще напоминаете пассажирам справа, что нужно пристёгивать ремень безопасности?

Какие проблемы исчезли, а какие обострились? Особое внимание автомобилистов к нашей теме во вторник.

В нашей программе принимают участие:
заместитель начальника отдела дорожно-патрульной службы Санкт-Петербурга, полковник милиции Алла Эрнестовна Коробчинская
председатель движения автомобилистов России Виктор Валерьевич Похмелкин
прокурор республики Татарстан Артем Юрьевич Николаев.

Ника:
Если говорить об автолюбителях, то кажется, что, как и раньше никто ничего не боялся, так и не будет бояться?

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Не согласна с вами. Транспортные потоки стали слишком сложны, пробки по утрам и по вечерам достали уже весь город. Скажите, чем должен в это время заниматься инспектор? Нарушителем? Нет. В первую очередь, он должен заниматься распорядительными и регулировочными действиями. И я не сомневаюсь, что именно этим он и занимается. А вот если ситуация чуть-чуть проще, у него есть возможность обратить внимание на тех, кто нарушает правила. Но если правило нарушают 100 человек, то всех 100 он не остановит. А если их нарушают тысячи, то, дай Бог, чтоб он хоть одного оформил.

Ника:
Мне кажется, что вы даете какую-то спасательную лазейку в руки автолюбителей, что у нас есть пробки, тесно, не проехать и, если мы еще будем все соблюдать полосность, то вообще никуда не уедем. Так бывает, честно?

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Мы с вами не должны закрывать глаза на реальность ситуации, мы должны видеть ее такой, какая она есть, и давать достаточно трезвую оценку. Не может здесь быть двойной оценки, двойной морали. Мы видим, что нарушают правила, понимаем, почему нарушают, но понимаем и то, что основная причина – это правовой нигилизм. О нем и будем говорить.

Ника:
Это одна из любимых тем в нашей программе. О чем бы мы ни говорили.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Потому что именно эта причина приводит к ДТП.

Ника:
Виктор Валерьевич, как вы прокомментируете ситуацию? Вы сами за рулем и вы видите, что народ-то не очень испугался повышения штрафов и новых санкций.

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Никакое наказание, никакое ужесточение в тех условиях, которые сегодня существуют, с валом нарушений не справятся и даже не с валом нарушений, а с валом ДТП, прежде всего. Менять нужно всю систему. Кто у нас вообще отвечает за установку дорожных знаков? Это самый главный вопрос, потому что очень многие нарушения появляются потому, что знак установлен неадекватно или наоборот, там, где он должен быть, его нет… Не знаю, как у вас, а в Москве, например, не хватает около 5 тысяч знаков приоритета. Это по официальным данным и никто не шевелится для того, чтобы эту проблему закрывать и на этих перекрестках, как правило, больше всего машин бьется. При всей значимости наказания, не оно играет решающую роль в борьбе с правонарушениями. Что касается правового нигилизма, конечно, он имеет место. Но правовой нигилизм граждан – всегда следствие правового нигилизма государства. Самые главные нигилисты – государственные органы, их представители и тем, как они ездят на дорогах, как они соблюдают или не соблюдают правила и тем, какие правила они устанавливают.

Ника:
То есть, вы считаете, что если однажды перекрыть этот перекресток, остановить эти 100 машин, начать оформлять документы, чтоб вообще весь город встал, может быть, все подумают, что лучше второй раз не попадать в эту ситуацию?

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Я как раз имел в виду не это. Когда первым грубейшим нарушителем является машина ДПС, или с милицейским номером, или машина с мигалкой, это – яркий пример правового нигилизма. В Москве это очень и очень распространенная вещь. Естественно, что рядовые водители берут пример с власть имущих.

Ника:
Алла Эрнестовна, вы хотели нас познакомить с какими-то цифрами?

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Безусловно, потому что всех интересует вопрос о том, как же повлияло ужесточение штрафов на ту ситуацию, которая складывается на дорогах. Я захватила с собой свежие данные о состоянии ДТП в Санкт-Петербурге и Ленобласти на сегодняшний день. С 1 января, то есть, то ужесточение, которое произошло 2-м этапом… Дело в том, что изменения в 3 этапа проходят. Первый этап был 11 августа, второй 1 января и следующий будет с 1 июля. Естественно, что сейчас всех интересует нынешний этап, то есть, по штрафам с 1 января. У нас получается, что в прошлом году за этот период, у нас было 1920 ДТП в Санкт-Петербурге с пострадавшими. Сейчас -1605. Минус 315 погибших, минус 367 раненых. Такие вот цифры. Это Санкт-Петербург. По Ленобласти тоже наблюдается снижение, пусть и не такое значимое: по ДТП на 24 случая, по погибшим на 18%.

Ника:
Виктор Валерьевич, насколько я знаю, вы в разных интервью говорили, что есть некие объективные факторы, которые влияют на цифры и нельзя безусловно верить этому снижению.

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Знаете, я ожидал гораздо большего снижения. Любой юрист и криминолог, занимающийся правонарушениями, знает эту закономерность. Любое ужесточение наказаний дает кратковременный эффект. Примерно 3 месяца – пол года. Здесь этот эффект очень незначительный, потому что сокращение минимальное. Его, действительно, можно объяснить целым рядом других причин, а вообще, смотреть, конечно, надо по итогам года, может, даже двух лет. Мой прогноз, запомните мои слова, что ничего это не даст. Что все восстановится и, может быть, даже картина ухудшится. То есть, в сложившихся условиях без воздействия на другие факторы, наказание способно дать только кратковременный эффект. Кроме того, давайте возьмем такую причину, как сокращение количества погибших. Почему не берется во внимание то, что у нас с тало больше хороших, качественных автомобилей? Уже второй год мы наблюдаем, что иномарок, которые гораздо лучше защищают водителя и пассажира, ввозится в страну и покупается в стране больше, чем отечественных машин, а в этих машинах люди гибнут меньше. Почему этот фактор никак не учитывается? Почему все списывается только на одно, вырывается 1 элемент, которые существует и, в зависимости от этого, делаются выводы. Хотя снижение должно было быть гораздо более существенным и то, что оно такое незначительное, показывает, что это ужесточение никак не работает.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Нужно учитывать и тот фактор, что растет транспортный парк, причем растет настолько, что не говорить об этом невозможно. Потом, мне бы хотелось напомнить, вы ведь сами принимали эти законы…

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Я как раз голосовал портив этих законов. Отвечает тот, кто голосовал за. Я выступал против концепции этого закона, за отдельные поправки, мы сегодня будем о них говорить, я не то, что несу ответственность, но я их вносил сам. Но само ужесточение, в таком виде в каком оно проведено, я не поддерживал и не поддерживаю.

Ника:
Давайте посмотрим трезво. Как вам кажется, люди стали больше пристегиваться, не стали меньше говорить по телефону? По-моему, все равно болтают сплошь и рядом и, к сожалению, только половина стала бояться пересечения двойной сплошной?

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Да, выездов на встречную полосу стало меньше. Я последнюю статистику выездов на встречную полосу не отсматривала, но по итогам двух месяцев, число ДТП по этой причине сократилось на 17% только по Санкт-Петербургу. Потом, мы же ездим с вами по улицам, видим, что на встречную полосу, особенно на трамвайные пути и далее, выезжает все-таки гораздо меньшее количество нарушителей. Да, они есть, безусловно, это никто не скрывает, но их меньше. И вот еще на какой момент мне хотелось обратить внимание. Мне кажется, очень неплохо, что закон вступает в силу в 3 этапа. Мне кажется, что он очень интересно принят в этом смысле. То есть, привыкание к ужесточению идет постепенное. Отреагировали на одно снижение, на второе, а самый сложный и значимый для всех этап – это третий, который вводится с 1 июля 2008 года, тот, в котором ГИБДД будут применять видеофиксаторы. Имеющийся опыт зарубежных стран показывает, что это очень влияет на умы автомобилистов, может быть, больше, чем все остальное вместе взятое.

Ника:
Виктор Валерьевич, ваше наблюдение, как человека, сидящего за рулем. Чего стали бояться все-таки люди?

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Я не заметил, что страхи. С ремнем, я бы не стал связывать это со страхом, просто началась какая-никакая пропаганда. Мы все, каждый из нас пытаемся пропагандировать ремень, показывая его значимость. Это. в конце концов, сказывается. Люди понимают, что надо пристегиваться. Опять таки, стало больше хороших машин, которые, извините, не позволяют водителям без каких-то хитрых приспособлений ездить. Это очень хорошо, это правильное усовершенствование. Что касается наказания, ну, очень легко его избежать. любой адвокат способен подсказать, вот вас остановили, вы говорите, что только сейчас отстегнулся для того, чтобы с вами поговорить и пойдите докажите без тех же видеокамер, что я ездил не пристегнут. Здесь как раз наказание меньше всего работает. Что касается встречки – согласен. Здесь я был одним из инициаторов поправок в эти нормы. Я считаю, что выезд на встречную полосу в целях прямого, лобового движения – одно из самых опасных нарушений должно влечь безальтернативное лишение прав. Наверное, здесь как-то эффект наказания сработал, хотя в то же время, мы развели это с выездом на встречную полосу, который не связан с попутным движением, а связан с разворотом. с поворотом налево, с объездом препятствий и здесь мы лишение прав исключили. Это, как раз, как мне кажется, позволило и ужесточить наказание в отношении наиболее злостных нарушителей и более объективно отнестись к тем, кто в силу каких-то вынужденных обстоятельств допустил это нарушение.

Ника:
Здесь, что касается двойной сплошной, мне кажется, что часто люди, во-первых, сами не читали правила, они не понимают, в каких случаях у них отберут права, а в каких случаях у них штраф большой и, к сожалению, сотрудники ГИБДД тоже этим пользуются, они начинают стращать тем, что сейчас права отберут. Есть такая ситуация?

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Конечно, есть. Весь вопрос, а кто собственно должен разъяснять новые права? 40 миллиардов рублей с федерального бюджета выделено на федеральную программу повышения безопасности дорожного движения.

Ника:
А кто должен разъяснять?

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Исполнитель той программы, МВД. За эти деньги можно было такое разъяснение организовать.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Не только МВД…

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Все деньги поступают туда, а уж это я как бывший депутат Госдумы знаю очень хорошо. Поэтому разъяснения могли и должны быть даны значительно раньше, чем это было сделано.

Ника:
Сотрудник, который останавливает нарушителя, он ему должен разъяснять правила?

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Естественно, он ему рассказывает, за что он его остановил. Это нормальная житейская ситуация. Инспектор объясняет водителю, что тот сделал неправильно и что за это полагается. На практике, помимо того, что он рассказывает на словах, это же еще все фиксируется в документе. Если не понял со слов, то все прочитал в протоколе, а если понял со слов и согласился, то и протокола не будет, будет постановление квитанция.

Вопрос телезрителя:
Как вы думаете, может, стоит штрафовать водителей в зависимости от их доходов, как это делается на Западе? Штраф – это процент от уровня дохода.

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Я думаю, что в наших условиях это невозможно или это будет очень несправедливо и неправильно. Во-первых, потому что нет нормальной шкалы легальных доходов в стране. Очень много доходов, которые не учитываются, это раз. Во-вторых, есть принцип равенства граждан перед законом, почему более бедные люди могут позволить себе более опасную езду, потому что их за то же нарушение будут менее строго наказывать. Может быть, мы к этому когда-нибудь и придем, но для этого надо достигнуть хотя бы уровня Финляндии, и экономического, и социального, и правового, и культурного. Тогда можно ставить этот вопрос.

Вопрос телезрителя:
У меня 15-летний стаж вождения. Я выступаю за увеличение штрафов, потому что я заметил, что на трассе стало, действительно, меньше нарушений связанных с обгоном через сплошную, двойные сплошные… Я считаю, что это связано с увеличением штрафов. Надо как в Европе сделать, поднять их на такой уровень, что, если ты хочешь кого-то обогнать, нарушив соответствующие правила дорожного движения, то ты уже должен изначально знать, на что ты идешь, что если тебя остановят, то будь добр.

Ника:
Вот сейчас уже повысили штрафы, вы говорите, что видите, что люди меньше рискуют, а зачем еще повышать?

Вопрос телезрителя:
Меня несколько раз останавливали за сплошную, бывало, торопился, еще что-то, сейчас, когда штрафы большие я еду и задумываюсь, надо ли мне… Лучше я 5 – 10 минут потрачу, чем я заплачу 3 – 4 тысячи штрафа. Господин Похмелкин говорит про иномарки, я смотрю, ездят и иномарки и дорогие машины, едут друг за другом…

Вопрос телезрителя:
Я звоню из Иркутска. Вы говорите, во сколько раз сократилось количество нарушений связанных с выездом ан встречную полосу, но вы не говорите, во сколько раз выросли взятки. В ¾ России дорог просто нет, невозможно навести порядки там, где нет дорог. Согласитесь, что эти штрафы, на Садовом кольце – это одно, а где-то в Мурманске – это совсем другое, это разные суммы и нельзя их сравнивать.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Странным образом он продолжил ту мысль, которую начал вести первый звонящий. Повысить штрафы, действительно, очень мало. Нужно поменять психологию, в первую очередь, психологию участников дорожного движения. Мы все фактически участники дорожного движения, водители, пешеходы, мы привыкли нарушать в общей своей массе, поэтому одних штрафов, конечно, не достаточно. Должна быть сумасшедшая разъяснительная работа, должны быть какие-то новые формы и методы. Мы еще даже не догадываемся и не думаем, какие. Я полагаю, что есть смысл посмотреть на какие-то западные формы, с которыми мы не сталкиваемся. Мне кажется, что даже СМИ есть смысл ввести цикл передач, которые бы разъясняли, что противоправное поведение на дорогах – это не хорошо. Может быть, не так бы сильно это сказалось, как штрафы, но сказалось бы. И рано или поздно, этот шажок привел бы к каким-то правильным последствиям.

Ника:
Есть шутка, что границу легче переходить в толпе. Когда 100 машин нарушают, уже все едут. Здесь, к сожалению, очень много проблем, которые надо параллельно все равно решать.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Мне кажется, что в те передачи, которые идут по СМИ, как правило не приводят человека к правильному поведению на дороге, они не внушают ему эту мысль. Никогда мы не задумывались над тем, как построить наше общение с горожанами так, чтобы по окончании передачи ему не захотелось нарушать правила. Нет у нас такой идеи, потому что мы никогда не думали о том, что получение права на управление – это не только право на управление, это еще и ответственность перед основными участниками движения, перед обществом в целом. Об этом мы не задумывались. Мы очень много говорим о штрафах, мы не меньше говорим о взятках, мы говорим о плохих дорогах и об отсутствии знаков. Мы не говорим об одном, о сознании человека. Когда мы начнем говорить о его сознании, я думаю, что будут шаги в правильном направлении.

Ника:
Виктор Валерьевич, люди правы, что штрафы для людей в Москве и для людей в Москве или каком-то небольшом городе – это разные деньги бывают, а когда плохая дорога…

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Я хотел бы ответить человеку, который говорил, что увеличение штрафов привело к тому, что реже стали выезжать на встречную полосу. Александр, читайте закон. Никаких штрафов сейчас в этой части статьи нет. За выезд на встречную полосу без уважительной причины в целях обгона, например, лишение прав автоматически от 3-х до 6 месяцев безальтернативно. Здесь применено самое жесткое наказание и оно, конечно, работает. Когда, извините, за такое нарушение вы можете лишиться прав, понятно, что водители начинают осторожнее ездить. Не все, но многие. Теперь по поводу осознания. Где-то год назад была информация, что начальника дорожной полиции Израиля уволили с работы за превышение скорости. Если бы господин Кирьянов, водитель, который недавно сбил девушку в центре Москвы, подал бы в отставку после того, как это случилось, вот это было бы для правового воспитания граждан самым лучшим эффектом. Но самый отрицательный эффект имело то, что он не подал в отставку, и более того, начали с пешеходами после этого бороться, на нее бедную валить, что она куда-то вышла в неположенное место. Хотя нарушение его было очевидно совершенно. Давайте с этого начнем. Давайте, законы будут соблюдать, прежде всего, те, кто обязаны за ними следить и какую-то моральную ответственность нести. С их сознания. Тогда можно будет требовать и со всех остальных водителей. Я только об этом и говорю. Увы, после такого поведения начальника ГИБДД, никакого уважения к этой служба в целом у подавляющего большинства граждан, конечно, нет. Я сужу об этом по многочисленной почте, которая ко мне приходит, по той дискуссии, которая была в Интернете, да и сам, как гражданин и человек, я не плохо отношусь к господину Кирьянову, он вполне нормальный, но в данном случае, уж случилось такое, обязан подать в отставку, просто обязан, и продемонстрировать стране, что он с уважением относится к закону и правилам, которые сам же и разрабатывал. Он этого не сделал и тем самым сильно уронил и без того не высокий авторитет своей службы.

Ника:
А водителя то уволили?

Похмелкин Виктор Валерьевич:
А я не знаю, что на счет водителя. Это совершенно отдельный вопрос и меня это мало волнует, потому что когда это водитель начальника ГИБДД – отвечает всегда высокопоставленный пассажир. Всегда отвечает он. Он обязан был взять на себя это.

Ника:
Представлю еще одного собеседника, который ненадолго подключается к нам из Открытой студии в Казани, это первый заместитель прокурора республики Татарстан Артем Юрьевич Николаев. Скажите, вы же автомобилист?

Николаев Артем Юрьевич:
Да.

Ника:
Немного частных наблюдений, вы замечаете, что люди стали аккуратнее ездить?

Николаев Артем Юрьевич:
Да, это было сразу заметно, особенно, после введения изменений с 1 января. Ситуация на дорогах первое время несколько удивляла, потому что больше порядка было. Я согласен с уважаемым депутатом, ко всему человек привыкает и не исключено, что через некоторое время ситуация опять станет на то же русло, что и была раньше, когда будут нарушать поголовно и везде.

Ника:
Но, все-таки, мы вас пригласили, как представителя прокуратуры, потом что интересно, когда штраф был раньше 100 рублей, доволен ты или нет, согласен или нет – это была одна история, а когда сейчас ужесточилось наказание, люди чаще начали обращаться в суд и далее, соответственно в прокуратуру, заниматься отстаиванием своих прав?

Николаев Артем Юрьевич:
Ну, делать какие-то выводы или анализы рано, так как прошел еще незначительный промежуток времени, потому что необходима статистика на продолжительный период времени, на протяжении года или даже больше. Жалобы такие поступают, мы их рассматриваем и стараемся принимать законные решения. Что хотелось бы отметить, здесь идет спор о том, надо ли увеличивать штрафы. Все прекрасно понимают, что, для того чтобы навести порядок на дорогах надо провести огромное количество мероприятий и увеличение штрафов – это все-таки тоже тот шаг, который тоже необходимо сделать для преодоления этого пути. Без этого никак не обойтись.

Ника:
Виктор Валерьевич, может быть. у вас есть опыт? Как вы советуете поступать людям которые не согласны с новыми штрафами? Как можно доказать переехал, не переехал, хорошая была видимость или плохая, в спорных вопросах в суд? Чаще люди стали ходить в суд?

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Знаете, есть несколько способов обжалования. Можно в вышестоящее подразделение ГИБДД, вышестоящему начальнику, можно в прокуратуру обращаться, можно и нужно в суд обращаться, в любом случае, мой горячий совет, если вы, действительно, столкнулись с произволом, если вы считаете, что действия ваши квалифицированы не правильно, что вас привлекают к ответственности незаконно, можно и нужно спорить. Действующее законодательство наше не самое совершенное, но оно все-таки дает некоторые возможности для защиты своих прав. Требуйте обязательно занесения ваших слов, или сами записывайте ваше несогласие в протокол и отстаивайте свою правоту. И еще. мы ввели поправку о том, что, если нет споров о том, что было допущено нарушение и за это нарушение следует штраф, то есть, если вы с этим согласны, требуйте, чтобы никакого протокола не было, чтобы вам выписали постановление квитанцию – это гораздо более простая, быстрая процедура, а очень часто сотрудники ГИБДД, желая получить от вас деньги наличными, начинают говорить, что сейчас будут составлять протокол, а это долго, это может быть минут 40 и намекает, что можно решить вопрос по-другому, так вот, если вы не спорите с нарушением, если вы готовы заплатить штраф – требуйте немедленно выписать квитанцию со всеми реквизитами, закон это предписывает сотрудникам ГИБДД, платите штраф и разъезжайтесь быстро. Любая затяжка здесь со стороны сотрудника, если вы не возражаете портив оценки вашего нарушения, любая затяжка незаконна.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Я, конечно, согласна с этим. Но я когда слушаю Виктора Валерьевича, я просто рот открываю. У него всегда виноват сотрудник ГИБДД, что бы там ни случилось, что бы не было. Остановлюсь на постановлении о квитанциях, они и прежде работали, это не ново. Упрощенное производство существовало с 2002 года, с 1 июля и работало оно в полный рост. Единственное, что потолок был 100 рублей. Да, действительно, с 1 января этот потолок снят. Поэтому, действительно, если водители были согласны, а таких случаев было не так мало, как кажется, то выписывалось постановление-квитанция, единственное, что штраф, как и в случае постановления, оплачивался в сбербанк. Это было, это есть, это будет, я надеюсь.

Вопрос телезрителя:
Хочу рассказать вам историю, которая произошла с моим водителем, он ехал из Уфы в Челябинск. По дороге там горная местность, серпантин, ехал он за Камазом, летела грязь, пошел на обгон, не увидев знака, потому что лобовое стекло все было грязное, с Камаза грязь летела. Его остановили сотрудники ГАИ, потребовали на месте сначала 3 тысячи рублей, но, в связи с тем, что у него не было таких денег, написали протокол о лишении, с выездом на встречную полосу…

Ника:
Попросили 3 тысячи в виде чего? Просто дай три тысячи и отпускаем?

Вопрос телезрителя:
Да, говорят, что за трешку решим на месте. Денег таких у него не было, написали протокол с лишением ан 4 месяца. Неделю назад, я сам ехал по этой же трассе, ехали мы долго, там везде стоят знаки, что обгон запрещен или сплошная линия разметки. Ехали мы друг за другом на протяжении двух часов. Все это время сплошная. Ехали, останавливали сотрудники милиции, ГАИ нас всех пятерых и последнего сначала к себе в машину посадил, потом говорит: «Вы все его обогнали. Будем писать протокол». Мы начали возмущаться, потому что на протяжении двух часов мы ехали друг за другом. Закончилось все тем, что мы, 5 машин начали возмущаться. Последний сказал, что его вынудили так сказать. Инспекторы нас просто отпустили.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Во-первых, конечно, в любой службе, в любом обществе, в абсолютно любых учреждениях есть люди порядочные и люди не порядочные. Но обсуждать, я думаю, мы сейчас будем не это. Дело в том, что решение о лишении не принимает инспектор. Это общее заблуждение огромного количества водителей. Решение о лишении принимает только судья. Да, инспектор фиксирует правонарушение, оформляет должным образом все процессуальные документы. задерживает водительское удостоверение, выдает временное разрешение, которое дает возможность следовать дальше и управлять в течение 2-х месяцев транспортным средством, а вот виновен или нет данный конкретный водитель определит судья, который, как мне кажется, беспристрастен и который может рассмотреть все материалы дела в полном объеме.

Ника:
У меня вопрос к прокурору, Артем Юрьевич, когда мы подаем в суд на сотрудника ГИБДД, потом что мы не согласны с его действиями, они сказали, что 5 машин обогнали, те говорят, что не обгоняли… Во-первых, с одной стороны, должностное лицо, с другой стороны, обычный водитель. Есть ли у обычного водителя презумпция невиновности, а во-вторых, кого можно привлекать в свидетели, а если свидетелей нет, то как доказать свою правоту?

Николаев Артем Юрьевич:
Начну с вопроса, кого можно привлекать в качестве свидетеля – любое лицо, кто был свидетелем этого происшествия. Одно дело, что в дальнейшем будет проверено, заинтересованное ли это лицо, является ли оно близким родственником или нет и соответствующе ли дана оценка показаниям этого свидетеля. Естественно, приоритет отдается должностному лицу, если составляется протокол, значит, фактически, признается, что правонарушение имело место. Рассчитано на то, что все-таки должностное лицо у нас добропорядочное и составляет протокол в соответствии с теми объективными обстоятельствами, которые были совершены нарушителем.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
презумпция невиновности, безусловно, существует. Но я бы хотела добавить. Бывают места, где по сто нарушений в одном месте, скажите, зачем 101-е инспектору выдумывать, если вот они реальные сто? Поэтому по факту нарушения он, действительно, останавливает водителя, который нарушил. У него нет нужды вменять в вину водителю то, чего он не совершал, потому что вот картинка, которую мы видели меньше часа назад.

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Конечно, в любой системе есть люди порядочные и не порядочные. Я низко кланяюсь сотрудникам ГИБДД, которые добросовестно несут свою службу, но надо сказать, что, так как построена сегодня вся система организации дорожного движения, она толкает на взятки, на поборы сотрудников ГИБДД. Здесь надо проявлять мужество для того, чтобы этому сопротивляться и это преодолевать. Кстати, одна из главных причин – это очень низкая зарплата, за что несет ответственность государство. Я полагаю, что такого рода факты, когда имеет место злоупотребление достаточно часты. В законе действует презумпция невиновности любого гражданина, которому вменяется в вину административное правонарушение и самого факта протокола явно не достаточно. Должны быть приложены некие доказательства. Хорошо, если это данные видеосъемки, нет вопросов. Вот госзнак, машина въехала под знак, обогнала, это представлено в суд – нет проблем. Сам с этим сталкивался, в таком случае никаких вопросов не возникает, но когда это слово инспектора против слова водителя, то должна работать презумпция невиновности и никакой презумпции добропорядочного должностного лица закон не знает. Это порочная судебная практика. Поэтому, каждый работник ГИБДД должен обязательно озаботиться доказательствами вины правонарушителя. Водитель имеет право на защиту и, соответственно, предъявляет любые другие доказательства, которые опровергают факт совершения нарушения.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Никто не спорит, но протокол является доказательством по делу…

Ника:
А если я не подписала протокол, потому что мен не нравится, что там написано. Как быть дальше в суде?

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Там есть место для того, чтобы написать почему вы не согласны. Возьмите лист бумаги и напишите все свои соображения, у вас есть возможность оспаривать это как вышестоящему должностному лицу, так и в суде. Никаких проблем в этом нет. Но я бы хотела сказать, что, несмотря на то, что видеофиксаторы у нас в том виде, в котором они приняты законодательно вводятся с 1 июля, тем не менее, в течение последних лет у нас все больше и больше в оснащении тех приборов, которые фиксируют правонарушения. Мы столкнулись с очень интересной вещью. Я думаю, что для многих это будет любопытно. Нарушителю показывают его нарушение, которое заснято и он говорит, что он все равно этого не делал.

Вопрос телезрителя:
Лучше стало на дороге. Пристегиваться стало 75% водителей. Чтобы стало совсем хорошо нужно еще ужесточить наказание.

Ника:
Ужесточить наказание хочет тот, кто сам соблюдает ПДД.

Вопрос телезрителя:
Пешеходные переходы без светофора и регулировщика бессмысленны.

Вопрос телезрителя:
Инспектор на месте нарушения не говорит, что грозит лишение прав.

Вопрос телезрителя:
Пешеходы безответственные и оштрафовать их практически невозможно. Зачем все сваливать только на водителей?

Вопрос телезрителя:
Иногородние номера по-прежнему остаются приманкой для ГИБДД и эти машины останавливаю чаще.

Вопрос телезрителя:
Сейчас очень много начинающих водителей не профессионалов, которые правил толком не знают.

Вопрос телезрителя:
Едины ли все штрафы для участников движения на дороге, например, водителя, разговаривающего по мобильному телефону инспектор ДПС останавливает однозначно, но почему же он не реагирует на водителя, предположим, трамвая или троллейбуса, разговаривающего по тому же мобильному телефону.

Вопрос телезрителя:
Ехала в маршрутке, реальный случай. На переднем сидении рядом с водителем оштрафовали за не пристегнутый ремень.

Вопрос телезрителя:
Как оформить квитанцию на штраф за нарушение в другом регионе? Большие проблемы с тем, чтобы расплатиться и забыть про этот штраф.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Начну с последнего. Дело в том, что, теоретически, можно заплатить абсолютно по всем реквизитам в любом отделе Сбербанка, но на практике мы, действительно, сталкиваемся с тем, что в наш финансовый отдел люди обращаются с тем, что они не могут заплатить штраф, скажем, наложенный даже по реквизитам Новгородской области. я думаю, что операционист в Сбербанке, действительно, может быть, не знает всего этого, но там всегда ест старший, есть старший смены, к нему всегда можно обратиться с этим и он точно подскажет, что нужно сделать. потому что реквизиты, естественно есть в постановлении-квитанции. А в Санкт-Петербурге и Ленобласти все значительно проще. У нас уже при совершении административного правонарушения водителю вручается заполненная квитанция, в которой есть все реквизиты и идентификаторы. То, что оштрафовали людей в маршрутке за не пристегнутый ремень – это правильно.

Вопрос телезрителя:
По габаритам не подхожу, езжу на иномарке, а ремень не застегивается. Как быть?

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Хотелось бы ему посоветовать похудеть, но это не очень корректно. Я думаю, что он решит эту проблему.

Ника:
Виктор Валерьевич, как вы прокомментируете? Удивительно, что люд всегда видят, когда кто-то плохо едет и не обращают внимания на себя. Я сегодня ехала на работу, передо мной какой-то товарищ на Мерседесе, к сожалению, у нас это не штрафуется, он открыл дверь и начал какие-то бумажки выбрасывать на Каменноостровском мосту, еще что-то. Я даже пожалела, что нет службы, куда бы позвонить и нажаловаться на него. Может быть, нам нужна служба, знаете за границей люди сами увидят, они быстро позвонят и скажут, что есть нарушитель. Может, нам нужна такая служба?

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Нам нужен просто единый орган, который бы отвечал за безопасность дорожного движения. Сегодня у нас 7 нянек. С ГИБДД нельзя спрашивать за состояние дорог или за качество автомобиля, а это все имеет отношение к безопасности дорожного движения. В Америке есть национальная администрация по вопросам безопасности дорожного движения с подчинением президенту и она решает все вопросы. У нее и полномочия и ресурсы… У нас такого органа нет. У нас есть только межведомственная комиссия, в которой 7 нянек, как я уже сказал, то есть, 7 ведомств. И отсюда, как мне кажется, та безответственность и подчас неразбериха, которая имеет место в организации дорожного движения. Люди ведь это чувствуют и все вопросы, которые они ставят, они все оттуда. Они пытаются ставить проблемы, но не могут понять, кто же их должен решать. Мы начали со знаков, давайте знаками и закончим, потому что я пытался разобраться, кто в Москве отвечает за установку знаков и не смог, потом что, на самом деле, нет нормативного акта о дорожных знаках, его нет в природе, ни закона, ни подзаконного акта, а мои попытки пробить это через Думу или через правительство до сих пор успехом не увенчались, от этого отмахивались. подумаешь, какие-то там знаки, а на самом деле, не с кого спросить за то, что знак установлен или не установлен должным образом. Этим всем и надо заниматься, а когда нам говорят про штрафы, штрафы и штрафы, нас уводят от этих очень важных и жгучих проблем. Штрафы – это важное дело, но дело последнее, когда решены все остальные вопросы, а у нас все поставлено с ног на голову, поэтому, конечно, давайте будем соблюдать, но мы не будем соблюдать, пока не будут решены все эти проблемы, которые ставят наши уважаемые телезрители.

Ника:
Я понимаю, что, когда люди совершают уголовные преступления и неоднократно попадают в места заключения, мы называем их рецидивистами и, соответственно, к ним там ужесточение статей и т.д. Есть люди, которые просто регулярно нарушают эти правила движения. Может быть, здесь надо что-то менять, потому что все помнят этот печальный случай, который недавно был в Нижнем Новгороде, человек 11 раз был оштрафован за очень серьезные нарушения, в конечном итоге, его не лишили прав, дело закончилось страшной аварией с гибелью многих людей. Есть ведь такие люди. Надо, может, к ним уже какие-то уголовные статьи применять?

Николаев Артем Юрьевич:
Дело в том, что в административном кодексе есть статьи, которые предусматривают наказание в отношении лиц неоднократно совершивших те или иные правонарушения. Какие либо дополнительные… Этот вопрос надо обсуждать, смотреть, анализировать и, может быть, есть необходимость решать вопрос об уголовной ответственности. В настоящий момент у нас есть уголовная ответственность за совершение ДТП с причинением тяжкого вреда здоровью или смерти потерпевшего. В остальных случаях пока только административная ответственность. Естественно, есть смысл разграничить.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Вы подводите к тому, что у нас было, но продержалось не очень долго. Это называлось Бальная система. Тогда, действительно, повторность правонарушений могла повлечь очень серьезные последствия. И, действительно, аварийность была намного меньше именно в тот период, пока существовала повторность. Как только ее отменили…

Ника:
Я знаю, что сотрудники ГИБДД ратуют за то, чтобы вернули бальную систему. Как вам кажется, кто не хочет возвращать бальную систему?

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Мы ратуем за то, чтобы аварий было меньше, а это тот самый способ, о котором мы знаем, который апробирован и который, действительно, влиял на дорожную ситуацию, поэтому мы ратуем.

Похмелкин Виктор Валерьевич:
Я ничуть не против более жесткой ответственности за повторность, но как это должно быть? Не инспектор с дыроколом должен это решать, а создать нормальную компьютерную систему учета нарушений, на основании которой вы будете привлекать к ответственности в суде или в соответствующем подразделении ГИБДД, но не на месте. Я был против восстановления этой бальной системы, а другую не захотели. Почему-то гораздо более сложную систему учета налогоплательщиков создали, а здесь значит, на сможем, хотя огромные деньги выделяются. Невозможно по компьютеру определить нарушал человек правила раньше или нет. Это абсурд для России 21 века.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Виктор Валерьевич вспомнил ту систему, которая была 30 лет тому назад, а я говорила о той, которая была в 1997 год. Не было компостеров. Вводили в компьютер…

Ника:
Много людей в результате жаловались ан то, что в компьютер попадали нарушения, которые не совершали. Доказать сложно.

Коробчинская Алла Эрнестовна:
Доказать очень просто. Нужно просто поднять соответствующие материалы, потому что это все подкрепляется документами. Все что есть в базе, есть в документах. Это достаточно просто.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке