«Я – начальник, ты – дурак»

01.04.2008, 14:45 Открытая студия

Почему мы любим или не любим своих начальников, почему так часто не складываютя взаимоотношения между начальниками и подчиненными. Эту сложную и многогранную тему обсуждаем сегодня в программе.

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гости в Петербурге:
- доктор экономических наук, генеральный директор управляющей компании «Севзаппром» Александр Семенович Утевский;
- психолог, доцент кафедры клинико-физиологической дисциплины Института специальной педагогики и психологии Алексей Юрьевич Петюков.

Гость в Москве: главный редактор журнала «Максим» Александр Маленков.

Ника: Может быть, Бог с ним, что он профессионал так себе, главное, что он человек хороший.

Утевский Александр Семенович: Это, наверное, российская традиция, потому что в России всю жизнь мечтали о добром царе, что монархия – это хорошо, все остальное – это плохо, и России необходим добрый царь. Если будет добрый царь, то все будет хорошо. В то же время, как царей-реформаторов и царей, которые максимально много сделали для России, как Петр Первый, который отнюдь не был добрым и душевным человеком и который, в основном, все, что он внедрял, он внедрял жестко, силовыми методами и т.д. Поэтому здесь то противоречие, которое каким-то образом любой начальник должен разрешить, что же все-таки важнее.

Ника: И надо ли начальнику заниматься такой ерундой, думать о том, любят меня подчиненные или не любят…

Петюков Алексей Юрьевич: Это совершенно не принципиально, мне, в первую очередь, вспомнилось некрасовское: «Вот приедет барин, барин нас рассудит». Наверное, школа – это самое первое место, где у нас появляется начальник в виде учителя и потом модель, которую мы имеем в школе, которую переживаем в отношениях с учителями, мы переносим в дальнейшую жизнь. Если первые учителя – это, в основном, женщины, то, иногда и мужчины выбирают себе начальников женщин. При женщинах значительно легче косить под дурака и говорить, что я ничего не понял, и уходить от ответственности. А тогда подчиненному очень выгодно находиться в таких взаимоотношениях с начальством, чтобы сказать: «Я старался, а ничего не получилось». Душевный человек все-таки женщина.

Ника: Александр, вы сами начальник, ваш взгляд на эту проблему?

Утевский Александр Семенович: Я начальник небольшого коллектива, человек 25, но это тяжелый случай, потому что это коллектив творческих людей. Я считаю, что сила любого начальника, конечно, в его коллективе и умении подобрать людей. Не важно, любят тебя твои подчиненные или не любят, уважают или не уважают, но если ты заставил их оставаться в этом коллективе и работать как команда, значит, ты хороший начальник.

Ника: Неужели вам не хочется, чтобы подчиненные вас любили?

Утевский Александр Семенович: Знаете, это не на первом месте. Внутренний ребенок во мне говорит, что хочется, конечно, чтобы все всех любили, всем было весело, но как профессионалу, мне важнее результат. А когда все слишком всех любят, то результат страдает. Получается такой междусобойчик, все делают друг другу поблажки, а иногда нужен здоровый элемент стресса и конфликта. Должна быть такая специя в коллективе. Есть такая фраза: «Покажите мне сплоченный коллектив, и я вам гарантирую, что они снимут плохой фильм». То есть, если коллектив немножко кипит и бурлит, то это продуктивный коллектив.

Ника: Есть ли какой-то идеальный портрет подчиненного? Кажется, что подчиненный – это такой Молчалин, он всегда с согнутой спиной, всегда говорит елейные льстивые слова…

Утевский Александр Семенович: На самом деле, идеальный портрет подчиненного примерно равен идеальному портрету начальника, поскольку это единое целое. Вообще, в последнее время, сейчас очень не в моде профессионализм, но даже если посмотреть на нашу Государственную Думу, законодательный орган, то самое лучшее быть спортсменом, а еще лучше – спортсменкой. Причем, в этом варианте управление принимает принцип головоломки. Я просто предлагаю нашим зрителям вспомнить кубик Рубика. Весь мир увлекался собиранием этого кубика, так вот, если мы возьмем этот кубик, если взять руководство организации, то руководителю достаточно знать эту красную грань, как аллегорию, и создается у всех впечатление, что руководитель знает все остальные пять граней, а на самом деле, остальные пять граней – это его коллектив. Если есть сплоченная команда, если каждый из заместителей и других сотрудников знает остальные 5 граней, то все получается нормально, если, наоборот, за примером далеко ходить не надо - в Ленинградской области Пикалевский глиноземный завод. 45 лет отработал на глиноземе и на целом ряде еще продуктов. Вот он переходит в собственность «Базылцемента», там великолепный менеджмент, прекрасные инженеры. И вот «Базылцемент» принимает решение: закрываем все и делаем там цемент. В результате, страдает огромное количество народа, там грядут серьезные сокращения, в дураках остаются все, в том числе жители Ленобласти. Это выпадет примерно 500 миллионов рублей.

Петюков Алексей Юрьевич: Это очень серьезная проблема, о которой сейчас сказал Александр Семенович, это правда, что всего знать невозможно. И одна из наших глубочайших психологических установок, которая называется уверенность в своей правоте. Я прав и все. Можно так сказать: выбью глаз назло теще, а глаз выбью себе, пускай зять у нее будет кривой. То есть, ни себе, ни людям. Очень часто мы попадаем в такие жизненные ситуации, мне плохо, другим плохо, всем вместе еще хуже. Давайте представим, что мы все плывем в одной шлюпке, мы с Александром Семеновичем на носу, вы на корме, у вас пробоина, вы активно вычерпываете воду, а я говорю: «Эх, повезло нам, что пробоина с их стороны», но шлюпка-то у нас одна. Пожалуй, профессионализм руководства психологический, инженерный заключается в том, что люди понимают необходимость кооперации. Кубик – это наглядное и конкретное руководство. Да, мы подчиненные, мы дураки, но в русской сказке дурак всегда выигрывает.

Утевский Александр Семенович: Вообще, задача руководителя – быть петухом. Выслушать всех и из кучи навоза выклевать жемчужное зерно, тогда и начальник не дурак, и подчиненные не дураки.

Маленков Александр: Понимаете, идеальный коллектив должен состоять из специалистов разного профиля, во главе которых стоит человек, не являющийся специалистом. И более того, крайне вредно, когда он начинает вникать в профессиональные нюансы своих подчиненных. Это называется микроменеджмент и это прямая дорога в сумасшедший дом для этого начальника. Грамотно делегировать полномочия и уметь оценивать результат, это то, чем должен заниматься начальник. Понимаете, я не художник, не фотограф, при этом я должен оценивать работу своих отделов, фоторедакторов, иллюстраторов, фотографов. Я оцениваю конечный результат. Я не знаю, как он достигается.

Ника: А не буде ли это поводом для ваших подчиненных сказать: «Да он же ничего не понимает сам»? Когда человек профессионально понимает, что он выше вас в данной области, это может быть поводом для высокомерия.

Маленков Александр: Я всегда говорю, что не знаю, как ты добьешься результата, который нужен мне, я не художник, но нарисуй мне, пожалуйста, так, чтобы мне было от этой картинки страшно или весело, чтобы она была гламурная или готическая, чтобы производила впечатление эмоционального взрыва. Я заказываю конечный результат, а уже как добиваться этого – это дело узкого специалиста. И начальник, который имеет в голове конечную картину и заставляет своих подчиненных эту картину создать, точно так же, как режиссер, не являясь ни актером, ни оператором, ни декоратором, тем не менее, говорит, что им надо делать, но не говорит как. Этот режиссер является идеальным начальником. И никогда узкий специалист не возомнит себя главнее человека, который руководит всем процессом. Понимаете, дойдя до уровня начальства, доходишь до некоего уровня некомпетентности. Ты уже не обязан разбираться в нюансах.

Ника: Некомпетентность – это нормальное состояние?

Утевский Александр Семенович: Абсолютно нормальное.

Ника: Так, а чем же этот человек лучше меня, когда он сидит и руководит? Я подчиненная такая компетентная и профессиональная, а он ничего не понимает в этом.

Утевский Александр Семенович: Он понимает понемножку во всем, в чем-то глубоко, а в чем-то понемногу. А высококомпетентный человек в узкой отрасли понимает только в этой области и ни в чем другом, поэтом он руководит узким направлением, а не процессом вообще.

Ника: Он хотя бы один предмет должен знать очень хорошо?

Утевский Александр Семенович: Безусловно. Управление, как таковое, это наука.

Звонок телезрителя: Как лучше себя представить начальнику, мне летом на работу устраиваться. И второе, как адаптироваться в новом коллективе, потому что мне ужасно страшно, потому что мне кажется, что все будут только под меня подкапываться и я самая молодая буду, меня выживать будут…

Звонок телезрителя: Я звоню из Челябинска. Через месяц я отдаю ребенка в детский сад и выхожу на работу. Я на это место работы устраивалась, будучи в положении. Таких как я, очень много, но чтобы ситуация разрешилась к обоюдному удовольствию и просто замечательно, как у меня, таких единицы. Не ругали, не критиковали, не игнорировали, мне создали такие комфортные условия, очень человечные, очень душевные, и я спокойно доходила до декрета, родила ребенка, и теперь в июне меня ждут на работу. При этом мне предлагают новую должность с повышением заработной платы. У нас очень профессиональный коллектив, очень комфортный, очень человечный и сам руководитель, что называется «человечный человек».

Ника: Поздравляем вас, можем за вас только порадоваться. Был вопрос к психологу по поводу приема на работу. Хочется же нравиться коллегам по работе, новому начальству, гостям, которые пришли в студию…

Петюков Алексей Юрьевич: Безусловно, и человеческие отношения очень важный фактор.

Ника: А что важнее, человеческие отношения или профессионализм?

Петюков Алексей Юрьевич: Я бы не ставил вопрос или - или. Я бы говорил, что надо сочетать и человеческие качества, и профессиональные. Более того, уже доказано, что очень важно, как человек проявляется в жизни, такие он имеет результаты. Если человек говорит, что боится, что его не примут, что все будут мне завидовать, что я молоденькая, что меня будут отторгать, то в конечном итоге, это и получится. Кто чего боится, то и случится. Но если человек понимает, что всего знать невозможно, важно для адекватной самооценки, для уверенности в себе, быть уверенным в способности к выбранной деятельности. Даже, например, в своей профессиональной области я точно знаю, что я не все знаю. Если у меня возникает какая-то новая потребность, я могу в этом разобраться и повысить свой уровень профессионализма. Плюс очень важно иметь потребность в личностном росте, развитии, учиться и учиться и применять эти знания на практике. Цена знания – ноль, до тех пор, пока не принято решение эти знания использовать. Курильщики прекрасно знают, что эти знания вредят здоровью, но не осознают. Подчиненные прекрасно понимают, что у них хорошее образование. Но если они его не применяют на практике… Английскими учеными доказано, что для карьерного роста важнее всего являются два качества: это открытость ко всему новому и доброжелательное отношение к людям. Профессионализм занимает третье место.

Ника: Что-то у меня есть подозрение, что это какая-то английская теория, вам не кажется так, Александр Семенович?

Утевский Александр Семенович: Если говорить о руководителе, то должно быть два основных качества, это требовательность к подчиненным и забота. Нужно строить такую систему, чтобы у подчиненного на работе всегда было хорошее настроение, чтобы он приходил на работу с хорошим настроением, зная, что здесь о нем заботятся. Это могут быть и социальные дела, это может быть и помощь в лечении близких, в образовании ребенка и т.д. Это пришло еще с тех советских времен, когда директор на заводе был Бог, царь и воинский начальник. Считалось, что директор должен сделать все. Но то, что происходило и то, что происходит – это постоянная забота о людях и в то же время требовательность. Сегодня все работают в системе акционерных обществ. Демократия в акционерном обществе заканчивается на собрании акционеров. С момента, когда кончилось собрание акционеров, кончилась демократия и начинается авторитаризм.

Ника: Саша, вот вы более молодое поколение, вам не кажется, что топ-менеджер – это уже не тот добрый начальник, который заботится? Вам не кажется, что, действительно, что-то уже поменялось в психологии начальников новой волны?

Маленков Александр: Я так не думаю, потому что элементарно, если подчиненные не довольны, если они высококвалифицированные специалисты и им не комфортно на этой работе – они уйдут от этого начальника. И в итоге, если все разбегутся – это будет провал. В любом случае стимулирование работников играет огромную роль.

Ника: То есть, начальник понимает, что он без подчиненных далеко не уедет?

Маленков Александр: Конечно. Я хотел бы поднять еще один аспект, мы совсем не говорим о такой вещи, как личные отношения между начальником и подчиненным. Как должна быть велика эта дистанция, должна ли она быть и как мы вообще отнесемся к личным отношениям и служебным романам.

Улица Омск: У нас в организации сменился руководитель, нового уже представили нашему коллективу, мы пытаемся всячески ему помочь, где-то что-то подсказать, а коллеги говорят, что мы предатели. Что делать?

Улица Омск: Сейчас пошла мода на различные тренинги, и нас в принудительном порядке на 2 дня увозят загород на различные семинары. Скажите, от этого есть какая-то польза или это очередное веяние?

Улица Петербург: Я работаю в компании, где очень часто проводятся корпоративные мероприятия, но дело в том, что проблема состоит в том, что я не знаю, как себя вести после этих корпоративных мероприятий с начальством.

Ника: Зачем мне с этим коллективом дружить? На шашлыки ездить, Новый год отмечать?

Утевский Александр Семенович: Корпоративные праздники, наверное, нужны. Но, на мой взгляд, они нужны раз в год. Этого вполне достаточно. Мероприятие не должно быть принудительным - кто хочет, тот идет. Как правило, нормальный дружный коллектив на такие мероприятия собирается. Когда девушка спрашивает, как себя вести после корпоратива, это зависит от того, как она себя вела на корпоративе.

Ника: Приятельские отношения с начальством на корпоративе предполагают приятельские отношения после корпоратива?

Утевский Александр Семенович: Нет. Кончился корпоратив – снова Иван Иванович. Что касается тренингов и семинаров в выходные дни, вряд ли мы можем ответить на этот вопрос. На него должна ответить девушка, которая задавала вопрос. Если этот тренинг что-то дал – это хорошо, если он просто отнял выходной день, то это плохо. Никаких однозначных ответов нет.

Петюков Алексей Юрьевич: Я работаю со многими фирмами и могу сказать, что чаще бывает обязаловка и толку никакого. Есть успешные компании, которые своих сотрудников на тренинги посылают по конкурсу, они добиваются.

Ника: Что от меня требуется, чтобы я хорошо вела работу в рамках тех уникальных знаний, которые знаю или чтобы мы еще все тут дружили?

Петюков Алексей Юрьевич: У нас есть миф о равенстве, нам хочется всегда быть равными. Раз в год может быть ситуация, когда уборщица может потанцевать с генеральным директором, но на следующий день он уже Иван Иванович.

Ника: Александр, ваше мнение по поводу корпоративной культуры? Может, у нас в студии просто поколение другое?

Маленков Александр: Есть же такие мероприятия, которые называются заграничным словом «тим-билдинг». Когда берется не очень большой коллектив, человек 30, люди, которые привыкли являться функциями друг для друга, вот это та девочка, которая принимает у меня бумажку на ресепшене, а это тот молодой человек, которому я звоню в конце месяца уточнить отчет о нашем финансовом положении. Ты его знаешь, ты ему киваешь в столовой и не более того. Потом вас вывозят на природу, заставляют прыгать в мешках, падать с деревьев, вы таскаете вместе тяжести и, конечно, как это бывает, узнаете друг друга по человечески. После этого, конечно, эти все взаимодействия в коллективе приобретают смазку. Вы начинаете общаться как люди.

Ника: А может быть такая ситуация, что вам этой девочке проще сказать: «Так быстро встала и принесла», сложнее бывает управлять командой, когда мы все такие друзья…

Утевский Александр Семенович: А сколько семейных конфликтов после этого?

Маленков Александр: Как правило, тим-билдинг эффективен для работников одного уровня. Это просто чтобы сплотиться, чтобы был командный дух. Что касается корпоративов, этого праздника непослушания, когда вся иерархия рушится и можно запросто подойти к любому, это тоже полезно, и я сторонник более простого и фамильярного западного отношения, когда все называют друг друга по именам и на «ты». Это не мешает эффективности работы, но барьеров меньше.

Ника: Давайте от корпоративных вечеринок перейдем к служебным романам. Лично ваше отношение к служебному роману. Я понимаю, что есть роман с начальником, а есть просто у ваших подчиненных роман, и они все в романе и мешают работать. Ваше отношение?

Маленков Александр: Знаете, я приветствую это все и в рамках своего коллектива, и вообще. Жизнь довольно скучна, в общем и целом, и что потом вспоминать, если не это. Если люди относятся к этому с головой, и нет разбитых сердец и исковерканных судеб…

Ника: А если есть? Роман-то это потом разбитые сердца.

Маленков Александр: Значит это уже не роман, это уже, значит, судьба. Это мы не можем контролировать. А вот такой игривый градус в коллективе способствует и когда он заканчивается, отношения всегда лучше и проще с этим человеком, если у тебя с ним что-то было, с ним проще договариваться.

Ника: Ой, тонко! Я однажды Константина Райкина спросила о том, как он, как главный режиссер, относится к роману в театре. А он сказал, что театр жив, пока в нем есть романы. Но театр – это творческая история, а так вообще вся работа по боку пойдет.

Утевский Александр Семенович: Я, во-первых, стараюсь всего этого не замечать…

Ника: То есть, не надо все это обсуждать.

Утевский Александр Семенович: Но по моему опыту, когда кончается роман начинается конфликт. И тогда, как правило, один уходит. Потому что, как правило, служебные романы не распадаются сами собой. Люди повстречались полгода, не знаю, что между ними было, в конечном итоге, кто-то выступает инициатором прекращения этого романа. Начинается конфликт, который дурно влияет на результаты работы. Поэтому, как правило, на моей практике, один из них уходит.

Петюков Алексей Юрьевич: Вопрос очень интересный, надо четко понимать, зачем ты пришел на работу. Как сказала одна студентка, которая пришла к нам в институт получать второе высшее образование: «Первый раз шла учиться в институт – замуж выходить», поэтому чему училась, не знает. Разошлась, случился конфликт, второй раз она пришла учиться в институт, получать образование и выходить замуж, но уже не в институте. На работу приходят работать и, в первую очередь, если говорить о корпоративной культуре, то не так уж много фирм и компаний у нас сразу спрашивают, каковы ваши ценности и показывают свои ценности, ради чего они работают. Есть одна фирма, у которой слоган такой: «Мы несем светлое в жизнь», лампочки выпускают электрические. Этот слоган на меня так подействовал, что я стал в свой подъезд лампочки электрические вкручивать. То есть, какова ценность, что человек несет. Если он идет крутить романы – не будет результатов на работе, а деньги платят за результаты.

Утевский Александр Семенович: Я прекрасно понимаю Александра, потому что он работает в творческом коллективе, там свои правила игры, свои ценности, свои методы. И, наверное, то, что сказал Константин Райкин, больше перекликается с тем, что сказал Александр, чем с тем, что говорим мы, потому что я имею в виду коллектив, работающий в реальном секторе экономики. У меня за плечами 6 тысяч работающих…

Ника: Вообще, как известно, худой мир лучше доброй ссоры. Плохонький роман лучше ссоры в коллективе.

Утевский Александр Семенович: Ну, вообще, не буди лихо, пока оно тихо.

Маленков Александр: Понимаете, особенно, если в коллективе нет перекоса в мужскую или женскую сторону, есть здоровый баланс… я не согласен, что люди приходят на работу работать. Сейчас люди приходят на работу жить.

Ника: Какой вы мудрый начальник.

Маленков Александр: Потому что не остается времени ни на что другое. Если всерьез работать – это никогда не 8 часов с перерывом на обед, это ты пришел рано, а вернулся домой только поспать. Понимаете, тогда есть результат, но тогда всякие маленькие радости человеческие, их тоже приходится делать в рамках рабочего дня.

Ника: Саша прав, потому что мы огромное количество времени проводим на работе.

Утевский Александр Семенович: Знаете, я грешен. На 7-м году директорства я взял для себя за правило, я работаю ровно 8 часов, я никогда не работаю в выходные, никогда не задерживаюсь и поддерживаю такие же отношения в своем коллективе. Если человек за 8 часов не способен решить все свои вопросы, значит, он не на своем месте. Значит, его нужно на ранг понизить, чтобы он успевал.

Петюков Алексей Юрьевич: Я работаю с творческими коллективами и с глянцевыми журналами том числе. Разные бывают коллективы. Знаете, у меня домработница когда-то говорила: «У меня такая хорошая стиральная машина, так хорошо стирает, аж белье рвет». Так вот в одном из «глянцев» говорят: «Мы так хорошо сейчас делали номер, дизайнеры 40 часов не спали, зато как сделали». А другой «глянец» прекрасно укладывается в 11 часов.

Интернет-вопрос: Сегодня работа – это образ жизни?

Интернет-вопрос: Молодому начальнику 24 года, он смакует этот статус, самоутверждается за счет коллектива. Вчера все были одной большой компанией, друзьями, а сегодня это уже иерархия. Как быть? Как поставить человека на место?

Интернет-вопрос: Работаю у папы в фирме, помог устроиться, но работать невозможно, потому что папа-начальник объективно оценить меня не может. Хочу уйти, но боюсь трудностей, потому что путь на первую работу был облегченный.

Ника: Попросим про молодого начальника ответить Александра.

Маленков Александр: Когда я 6 лет назад пришел руководить журналом «Максим», я был моложе многих своих подчиненных, но вопрос решился легко. Я настолько четко знал, что я хочу, у меня была конечная идея в голове, и я просто всем объяснял, как это сделать. Соответственно, как только тебя воспринимают как профессионала, как человека, знающего, что нужно делать, вопрос возраста забывается моментально. Если ты об этом не думаешь, то и через 10 минут все остальные об этом перестанут думать. А вот про дружбу вопрос сложный, брать друга к себе в подчиненные или идти к другу в начальники – это верный способ испортить дружбу. На всю жизнь потом останется эта ситуация.

Ника: Как с родственниками быть? Для коллектива это же сложно, надо быстро подружиться с женой, а то она быстро все мужу начальнику расскажет.

Утевский Александр Семенович: Для коллектива это красная тряпка всегда. На самом деле, я категорический противник того, чтобы родственники работали в подчинении, никогда себе этого не позволял…

Ника: А если этот родственник лучше, чем другой специалист, которого вы возьмете с улицы?

Утевский Александр Семенович: Вы никогда не сможете к своему родственнику отнестись объективно. Как своих детей, вы считаете, что они самые лучшие, самые умные и требуете от них гораздо больше, чем требовали бы с племянника.

Ника: То есть, им же хуже? Мы их замучаем?

Утевский Александр Семенович: Конечно.

Петюков Алексей Юрьевич: А я категорически не согласен. Никто не отменял семейного бизнеса. И кому доверять, как ни близким родственникам. Конечно, требования будут завышены. Должно быть четкое разделение, сейчас работа, а сейчас родственные отношения. Вопрос, что важно.

Утевский Александр Семенович: Окружающие никогда не поймут. Я всегда говорил, что если хочешь потерять друга – возьми его на работу.

Петюков Алексей Юрьевич: А я веду бизнес с друзьями и все пока хорошо.

Звонок телезрителя: У меня была такая ситуация на работе, что начальник себя неадекватно вел с подчиненными, по-хамски с ними обращался, кричал, оскорблял и ничего не помогало. Мы проводили с ним беседу, он какое-то время себя сдерживал, может, неделю. И опять начиналось все с начала. Я ушла. Хотела узнать, как быть в такой ситуации сотрудникам?

Звонок телезрителя: Скажите, сейчас много отставных военных находится на руководящих должностях. Критерием отбора на руководящую должность было высшее образование. Высшее образование военным было получено, допустим, 20 – 25 лет назад. То есть, это образование я уже за высшее не считаю. Почему инженер не может руководить подводной лодкой, а командир подводной лодки может руководить производством?

Звонок телезрителя: Мне 25 лет, я работаю во вновь открывшейся стоматологической клинике и являюсь там главным врачом. Я молодой руководитель и управляющий. По рекомендации коллег с предыдущего места работы меня туда не пристраивали. Директора с уважением относятся к тому, что я делаю, им все нравится, клиника активно развивается, но проблема в том, что сотрудники, которых не я нанимала, тот персонал, который уже был до моего прихода, они не воспринимают меня, не смотря на то, что они видят, что в клинике произошли улучшения. Я полгода на этом месте и с трудом что-то меняется.

Утевский Александр Семенович: Вы не торопитесь, все решит время.

Ника: Марк Захаров говорил, что артисты хорошие люди, но не надо к ним спиной поворачиваться, они как тигры, съедят.

Утевский Александр Семенович: Ну, я сам стал директором завода очень рано. Я из Саши превратился в Александра Семеновича как-то сам по себе. Я никого не одергивал, это все пришло само. Вы делаете нужное дело и делаете его правильно. Нужно проявить выдержку и все придет. Не устраивайте конфликтов. Если вы профессионал, ставите правильные задачи, идете по правильному пути их решения, то ваши подчиненные скоро убедятся в том, что вы по праву занимаете это место, и все придет на круги своя.

Ника: Давайте обсудим проблему хамства. Все хотят доброго начальника…

Петюков Алексей Юрьевич: Хамство, в первую очередь, не от большого ума. И вообще, когда нас не устраивают партнеры по бизнесу или в семье, то есть три пути. Сначала мы пытаемся поменять начальника, как там проводились воспитательные работы. Потом мы пытаемся подстроиться сами. Если ничего не получается, то лучше уйти и сэкономить свое время. Далее, по поводу высшего образования, полученного 25 лет назад. Цель высшего образования не напичкать человека знаниями, а научить системно мыслить. Если человек получил высшее образование, он видит систему и мыслит системно. И не важно, военный он или нет.

Ника: Если мы получили высшее образование – это не повод говорить, что мы можем кем-то руководить.

Утевский Александр Семенович: Когда мы говорим о командире подводной лодки, который руководит каким-то производством и какой-то конторой, то, наверное, дело не в том, что он командир подводной лодки, а в том кто он, способен он управлять людьми или нет. Производство – это не армия. Нужно уметь выслушать людей, принять их мнение.

Ника: Все равно нам хочется нравиться нашему начальству, потому что в этом залог нашей стабильности. Как с этим быть?

Маленков Александр: Конечно, как бы ты ни отдавал себе отчет, в том что, может быть, ты на этой работе не на всю жизнь, и вообще это ерунда, все равно с детства в нас заложено, что есть некое высшее существо и, конечно, тебе хочется разговаривать с начальником, чтоб он тебя позвал и поговорил. Когда ты сам становишься начальником, ты этого не чувствуешь. Ошибка многих молодых начальников в том, что он не хвалит своих подчиненных. Если плохо, они их ругают, а если хорошо, то ничего не говорят.

Ника: Большой дефицит сегодня умных начальников.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?