«Юбилей Виталия Мельникова»

30.04.2008, 14:45 Открытая студия

«Мама вышла замуж», «Семь невест ефрейтора Збруева», «Отпуск в сентябре», «Старший сын»…. Все эти и многие другие фильмы снял режиссёр Виталий Мельников. В преддверии юбилея знаменитый режиссёр у нас в гостях, да ещё и в компании с Виктором Мережко!

В нашей программе принимают участие:
- кинорежиссёр и сценарист, народный артист России Виталий Вячеславович Мельников
- киносценарист и режиссёр, заслуженный деятель искусств Виктор Иванович Мережко
- народная артистка России Людмила Васильевна Зайцева.

Мельников Виталий Вячеславович:
Меня не покидает чувство удивления, потому что ещё, совсем недавно я был молодым начинающим «кадром» на Ленфильме, а сейчас я уже аксакал, и от меня, кроме воспоминаний, больше нечего и ожидать. Так полагается. И кроме того, у меня с юбилеями много разных путанных обстоятельств связано. Дело в том, что я родился 1 мая, и по утверждению моей мамы, в тот самый волнующий момент, когда я объявился, вдруг послышались крики «ура!», звуки оркестра и пение какого-то революционного гимна. Больница была на площади, и шли репетиции первомайского парада. Таким образом, как говорила мать, начал я хорошо. Но были и печальные обстоятельства. Дело в том, что это были 30-е годы, а моя мать была учительницей, а Пасха соседствует с Первым Мая, и всегда возникали всякие скользкие ситуации. Учителя должны были идти впереди, должны были обязательно заниматься антирелигиозной пропагандой. И был ещё и совет, который решил, что в целях усиления антирелигиозной пропаганды лучше бы новорожденного назвать как-нибудь красиво, современно. Подумали и решили, что меня нужно назвать Первомай: Первомай Вячеславович, это было бы ничего, но всё испортила моя родная бабушка. Пока шло обсуждение, она просто выкрала меня, увезла в церковь, и меня крестили.

Ника:
Можно ли назвать Виталия Вячеславовича классиком, и что входит в это понятие?

Мережко Виктор Иванович:
Абсолютный классик. Вот читали список фильмов, снятых Мельниковым, сколько там тех фильмов, которые мы знаем и любим! Работать с Мельниковым стремились все наши выдающиеся актёры, все. Он открыл Зайцеву, он открыл Гундареву, Ефремов у него с радостью снимался, Петренко, Борисов, Даль, Леонов… Боярского он, по сути, открыл в «Старшем сыне». Вот такой цветник. Вообще, он хитрый человек. Родился позже Ленфильма, и сразу 1 мая. Невысокий, вроде простоват на вид, но там столько глубины, таланта и принципиальности! Ведь, учтите, что этот господин никогда не участвовал ни в каких интригах Союза кинематографистов, он абсолютно чистый человек. Это у нас очень редко случается.

Ника:
Вы сегодня много о себе интересного узнаете.

Вопрос телезрителя:
Я знаю, что ещё в середине 90-х годов Вы начали снимать исторические фильмы. А с чем это связано, неужели нет историй интересных в нынешней жизни?

Мельников Виталий Вячеславович:
Дело в том, что я принялся за исторические фильмы как раз тогда, когда началась перестройка. Тогда впервые появилась возможность сделать фильмы не о борьбе классов, а просто о людях, которые имели счастье или несчастье руководить нашей страной. И вообще, историей людей хотелось бы заниматься, а не историей классов и всякими политическими делами. И как только появилась такая возможность в начале перестройки я сразу же попробовал сделать целую серию фильмов, связанных с историей становления российской государственности, благо что на наших глазах за окном и вершилась история. Я решил заняться историческими фильмами по принципу: прежде чем поспешать вперёд, нужно иногда оглядываться назад и знать своё прошлое, чтобы не изобрести ненароком велосипеда.

Мережко Виктор Иванович:
Виталий Вячеславович снял фильм о самом, пожалуй, загадочном царе России – Павле Первом. Там блистательный Сухоруков. Мечта каждого творческого человека – прикоснуться к той великой загадке Павла – мастеру удалось.

Ника:
Это же страшно – прикасаться к чужим загадкам…

Мельников Виталий Вячеславович:
Выяснилось, когда я влез в это историческое кино, и не мог отсюда выбраться много лет, потому что за одним историческим фильмом у меня появился следующий, потом появилась идея – сделать трилогию, которая объединяла 18-й век, самый яркий, самый красивый, самый сложный век нашей истории. И вот только сейчас я заканчиваю перемонтаж своих предыдущих картин, я связываю 3 картины. И сейчас это, наконец, объединится как трилогия.

Мережко Виктор Иванович:
А признайся, Павел Первый не беспокоил тебя?

Мельников Виталий Вячеславович:
Помогал, причём очень активно. Особенно Витя Сухоруков, человек очень эмоциональный, а значит, и суеверный, он постоянно, пока мы снимали «Бедного Павла», посылал благодарность и Павлу, чтобы тот продолжал нам помогать. И так оно и было.

Мережко Виктор Иванович:
Не срывались съёмки, объекты не летели, погода нормальная, да?

Мельников Виталий Вячеславович:
Более того, скажем, надо было снимать какую-то огромную сцену на плаце. Мы не знали, каким образом нам из этого положения выйти, потому что за один день надо было снять гигантское количество метров плёнки, одеть огромное количество народу, и кроме того, у нас вдруг не пошёл снег. В предыдущий день шёл снег, и всё было хорошо. Половина парада – снежная , а половина – нет. И вдруг в тот же самый момент, когда нам казалось, что придётся отложить гигантскую съёмку, снег повалил хлопьями, замечательными, кинематографическими. Или надо было снимать строящийся Михайловский замок, мы не знали, как это сделать. Вдруг выяснилось, что отдан был срочно приказ перед 300-летием города, начать ремонт Михайловского замка, и более того, освободили фундамент. Таким образом, возникла полнейшая иллюзия строящегося замка. Ну что, помогал нам Павел? Помогал.

Мережко Виктор Иванович:
Я хочу сказать 2 слова. Чем ещё хорош Мельников: он открывает имена. Например, Людмила Зайцева, народная артистка, Наташа Гундарева, к сожалению, уже покойная. Я помню, как начинался «Здравствуй и прощай».

Ника:
Я хочу представить гостью, подключившуюся к нам в Открытой студии в Москве: Людмилу Васильевну Зайцеву, народную артистку страны.

Зайцева Людмила Васильевна:
Христос Воскресе, дорогие товарищи!

Мережко Виктор Иванович:
Виталий приехал в Москву, и стали искать, кто будет играть Шуру. И ассистентка посоветовала: есть такая девушка кубанская, красивая, она сейчас вне театра, её пригласили на пробы. К нам приходили девушки красивые, расфуфыренные, а она пришла в каком-то драном пальто или шубке какой-то, села на краешек стула. Ну такая вся скромная, такая стеснительная! И когда она ушла, Виталий говорит: «Она!». И второй случай был. Когда мы с Ленфильма смотрели со 2-го этажа, и увидели, как ты переходила Кировский проспект. Ты там устроила такой спектакль, как ты, сельская тётка, не можешь перейти проспект, мы рыдали.

Зайцева Людмила Васильевна:
Ну я же артистка! Это для вас было, для пущей убедительности.

Ника:
Людмила Васильевна, какой режиссёр Виталий Вячеславович? Он суровый? Кричит?

Зайцева Людмила Васильевна:
Какой режиссёр? Хороший режиссёр. Посуду не бил, за артистами не гонялся, за артистками тоже. Мне кажется, что он-то человек не лёгкий, хотя с огромным чувством юмора и смешливым отношением к жизни. У него хорошая режиссёрская рука. Он очень точно знает, что именно этот артист должен играть эту роль. Мне многие говорили, что ну что вот Мельников взял Аллу Мещерякову на Ксению, например, а почему не ты играла, почему ты посоветовала Аллу, или ещё там что-то. Я всегда говорила, Мельников знает, кого на кого брать. У Мельникова по блату сняться невозможно. Если у него нет роли для меня, значит, нет, но если есть небольшая роль, как это было и в «Царевиче Алексее», и в последней картине, он пригласит. Напрашиваться к Мельникову на роль, пользоваться знакомством, тем, что мы в какой-то мере ходим друг к другу в гости – это бесполезно.

Вопрос телезрителя:
Я когда-то жила в Ленинграде, снималась в массовках на Ленфильме. Обожаю творчество Виталия Мельникова Хочу спросить: вот прекрасный фильм «Отпуск в сентябре», почему он так долго пролежал на полке? Что крамольного нашли в этом фильме?

Вопрос телезрителя:
У нас в Омске много кинотеатров появляется, у них богатый репертуар, и половина фильмов – это отечественные, российские. Но всё равно омичи испытывают некоторую ностальгию по тому, что смотрели раньше: 10, 15, 20 лет назад.

Вопрос телезрителя:
Виталий Вячеславович, мы очень любим Ваши фильмы. Хотелось бы узнать, как Вы пробивались в Москве, когда всё только начиналось? Ведь мы знаем, что Вы не коренной москвич. И второй вопрос. Сейчас снимается очень много фильмов и сериалов про войну. Почему столько много?

Мельников Виталий Вячеславович:
Начну с Москвы, так смешнее. Я, действительно, вырос в Сибири, а когда окончилась война, я решил, что должен ехать во ВГИК и стать кинематографистом. До этого я мальчишкой часто крутил динамку в кинопередвижке. Я решил, что должен быть директором картины, я думал, что это самый главный человек в кино. И с таким запасом знаний о кино я прибыл в Москву и показал там свой школьный аттестат. Дело в том, что этот аттестат был написан, во-первых, от руки, а во-вторых, на оборотной стороне бумаги от консервной банки, потому что там просто не было бумаги. И когда увидели этот аттестат, на обороте было написано: «муксум в томате», аттестат схватили, потащили в приёмную комиссию. Я и не знал, что там сидит Эйзенштейн, Юткевич, Герасимов – это мне было всё равно. Сидят какие-то дяди, очень богато одетые. По просьбе Эйзенштейна я рассказал фильм, который вечно крутил на кинопередвижке. Это был боевой киносборник №7. Я пересказал этот фильм, который крутил ежедневно, с ужасающими подробностями. Я смотрю, один из этих людей вдруг заволновался, забегал по комнате, выяснилось, что это Юткевич, режиссёр этой картины. Растроганный Юткевич взял меня на свой курс, и кроме того, Эйзенштейн только что придумал новую теорию – воспитывать молодых режиссёров с нуля. И я оказался идеальным претендентом.

Ника:
Вопрос ко всем. Откуда берётся это желание – поехать и заниматься кино? Есть люди, которые выросли в семье известных кинодеятелей, мы из знаем сегодня. Вот откуда у Вас взялось? Что Вы, Виктор Иванович, знали про кино?

Мережко Виктор Иванович:
Я по корням хуторянин, из Ростовской области. Кинопередвижка - то же самое. Не знаю, хотелось быть артистом, потом захотелось сочинять сценарии. Почему? Ну, наверное, какая-то божья милость была. Я был помешан на этом деле. Закончил один институт, не стал работать, поступил во ВГИК. Это трудно объяснить.

Мельников Виталий Вячеславович:
Самозванцы мы с тобой, Мережко!

Зайцева Людмила Васильевна:
У меня примерно также как и у Вити Мережко. Я тоже родилась на хуторе, только в Краснодарском крае. У нас тоже была передвижка, где крутили кино. И единственная связь с большой жизнью, с Москвой, со страной был, конечно, через эту передвижку, поэтому желание быть похожей на Ладынину, Орлову… Индийское кино у нас обожали, все рыдали, мой любимый герой, например, был Сергей Гурзо. Трудно объяснить, откуда появляется желание вырваться из этой жизни. Видимо что-то было внутри, что нужно было реализовать.

Ника:
Про «Отпуск в сентябре» давайте ответим, который многие по-прежнему называют «Утиной охотой», как и называется пьеса Вампилова.

Мельников Виталий Вячеславович:
Отчего этот фильм 8 лет никому не показывали? Время было такое, и всё, что хоть мало-мальски было похоже на правду, всё, что заставляло человека задумываться, старались отвлечь от этого. Такие фильмы старались не показывать.

Ника:
Даль вообще не увидел этого фильма, или видел фрагменты?

Мельников Виталий Вячеславович:
Дело в том, что все признавали, что картина хорошая, но тут же придумали: сейчас не то время, нам нужно обождать немного, через несколько лет мы покажем картину. И вот мы ждали. Это была телевизионная картина.

Ника:
А вот что касается военной темы? Девушка пыталась про войну сказать. Сейчас идёт возвращение интереса к Великой Отечественной войне. Может, оно отчасти, коммерческое, но, в основном, оно искреннее, потому что появляются хорошие фильмы. Как Вам кажется, почему сейчас пошла такая новая волна?

Мельников Виталий Вячеславович:
Я понимаю, почему возрождается интерес к войне, к этому времени. Потому что слишком много было рассказано неправды или полуправды об этом времени. И когда сейчас мы смотрим на это время новыми глазами, зритель хочет узнать правду. Одна из картин, которая сделала прорыв – это , конечно, фильм Ростоцкого и Васильева «А зори здесь тихие». С этого пошёл прорыв. А дальше – романтизация, сомнения. Другое поколение – ребята не воевали. Чем дальше мы будем уходить во время, тем больше будут переосмыслять советскую власть, 17 год, 20-е годы – это конфликтное время, время, которое будет интересно всегда.

Ника:
Возвращаясь к фильму «Отпуск в сентябре». Когда мы смотрели его в то время, иногда даже раздражал этот совковый быт, как мы сейчас говорим, был очень понятен, это было везде: такие же квартиры, столы, кепки, бутылки, ну всё такое. Прошли годы – и сейчас на это смотришь с ностальгией. Эпоха. И то же самое по отношению к фильмам «Здравствуй и прощай» Вы согласны?

Мережко Виктор Иванович:
Недавно показывали «Маленькую Веру». Вроде тот самый страшный быт, а картина прекрасная.

Зайцева Людмила Васильевна:
Ну что значит, ностальгия? Просто мне кажется, что каждый творец выбирает во времени каждый своё. Кто-то и сейчас, может быть, продолжает снимать некие неправдивые истории. У Мельникова очень точное чувство правды и чувство времени, у него своё отношение к людям. И прекрасные сценарии у Мережко – это тоже очень важно. Поэтому когда я сейчас смотрю на это, думаю, люди были более открыты, жили сообща, жизнь была на виду, и в этом была своя прелесть. Мы это сейчас потеряли, мы зарешёчены, у нас у всех кодовые замки, кто-то роется в помойках. Много грустного появилось в нашей жизни, хотя и много, наверное, хорошего. У меня есть ностальгия по старым картинам, я с наслаждением смотрю все фильмы Мельникова, и не потому я это говорю, что хочу сделать комплимент, у него нет ни одного прокола. Я посмотрела фильмографию, ну я не знаю, какой фильм мне неинтересно было бы посмотреть.

Вопрос телезрителя:
Наталья: У нас люди смотрят достаточно простое кино, а если заходит речь о режиссёрах- постановщиках, то таких режиссёров, как Феллини, Антониони, Тарковский ставят всегда на первое место. Почему это так?

Мережко Виктор Иванович:
Я считаю, что вот эту ступень высоты выстраивают не зрители, а критики, киноведы. Зритель и киновед – это совершенно разные понятия. Киноведы могут хвалить ту картину, которая и не стоит того. Зритель голосует деньгами и ногами. Можно любить «Кубанских казаков», когда страна вся шла смотреть, а критики её ненавидят до сих пор почему-то. Вот маленький пример.

Ника:
Сложно снимать кино для всех. Можно, конечно, ради шутки, взять и снять такой «арт-хаус»: всё непонятно, очень красиво. Вот Вы никогда не снимали таких фильмов.

Мельников Виталий Вячеславович:
Я стараюсь осторожно относиться и ко всем оценкам, и к анализу причин, потому что дело-то достаточно сложное. Действительно, и Феллини, и Антониони – великие режиссёры, никто ведь с этим не спорит, верно? Но я, например, пытаюсь ориентироваться на зрителя.

Мережко Виктор Иванович:
Виталий, ну, например, «Начальник Чукотки» - одна из любимых картин русского народа. Как, почему? Время революции, вроде простая история, но Миша Кононов, твоя работа режиссёрская вдруг сделала революционную историю любимой картиной всего народа.

Мельников Виталий Вячеславович:
Случайно.

Вопрос телезрителя:
Мы все обожаем фильмы Мельникова, а вот самого Мельникова я впервые вижу на телеэкране. Ну как так можно, ведь на его фильмах мы воспитывались, мы взрослели, мы состарились уже. Давайте нам почаще встречи с господином Мельниковым! Я хочу ему пожелать крепкого здоровья, благополучия ему лично и всей его семье и друзьям, и пусть он творит, творит, творит! А мы будем смотреть.

Ника:
Вы хотите пиариться? Или мы заслушаем стороны?

Мельников Виталий Вячеславович:
Я не властен, я не могу влиять на события. Что я должен делать?

Ника:
Я знаю, что Вы никогда не переживали по этому поводу. Почему?

Мельников Виталий Вячеславович:
Как почему? В силу врождённой скромности и такого провинциального представления о скромности. Я стараюсь не мозолить глаза народу, а просто заниматься своим обычным делом, как все: токарь, слесарь, пекарь.

Мережко Виктор Иванович:
Но кино всё-таки публичная прфессия.

Ника:
А режиссёр – публичная профессия?

Мережко Виктор Иванович:
Безусловно. Режиссёра Сергея Соловьёва знают в лицо, Сокурова в лицо знают. К этому можно относиться по-разному. Мельников же упрям как эта булыжная мостовая, его же не заставишь.

Ника:
Вот мы не всегда об этом помним: актёры становятся нашими любимыми актёрами, не потому что они много снимаются и играют, а именно после хороших фильмов. Нельзя полюбить актёра в плохом фильме. Вы согласны?

Зайцева Людмила Васильевна:
Я абсолютно согласна с этим. А к вопросу о пиаре – я очень понимаю Виталия Вячеславовича, который абсолютно скромный человек и воспитан Августой Даниловной и в какой-то мере, советской властью, и, вообще, что выпячиваться-то. Самое главное – какая работа. А то ведь некоторые на экране крутятся день и ночь, а в результате что? Хотя обидно, что фильмы любят и знают, а режиссёра нет. Может, теперь, благодаря 5-му каналу, положение изменится.

Мельников Виталий Вячеславович:
Мельников в России как Иванов.

Вопрос телезрителя:
Вопрос, связанный с недавней забастовкой американских сценаристов: Есть ли в России такое организованное сообщество сценаристов? Если оно есть, чем живет, какие проблемы?

Мережко Виктор Иванович:
К сожалению, нет такого сообщества. Сценарист – сегодня это очень востребованная профессия, особенно из-за сериалов, ищут деньги, ищут хороших режиссёров, ищут хороших продюсеров, всё.

Ника:
Мы так понимаем, что Вам союз с Виктором Ивановичем союз не очень понравился, потому что Вы с ним работали, а Виктор Иванович сам начал снимать кино. Поссорились что ли? Шучу.

Мельников Виталий Вячеславович:
Нет, отчего же. У нас распределились обязанности: он себе пишет и пишет, а я себе снимаю и снимаю, и у нас совершенно замечательные отношения.

Мережко Виктор Иванович:
Августа Даниловна – это мама го, она долго жила, и слава Богу. Была очень гостеприимная женщина, и очень жёсткая. Виталий её очень любил, и Тамара тоже.

Ника:
Мама фильмы сына любила смотреть?

Мельников Виталий Вячеславович:
Нет, у неё была такая позиция: сын знает, что делает. Но видно было, как ей хочется, чтобы всем понравилось, это чисто материнское, куда уж тут денешься.

Интернет-вопрос телезрителя:
Илья написал, что люди должны знать фильмы, а не как выглядит режиссёр. Огромное достоинство быть талантливым, но не растиражированным Из Волгограда Василий: «Семь невест ефрейтора Збруева» стали определяющим фильмом в выборе моей собственной невесты, весьма удачно, живём вместе 30 лет. Вопрос от Татьяны: потрясающее чувство юмора, как удается найти ту грань, чтобы заставить человека и плакать , и смеяться? Это само собой приходит на съёмочной площадке, или какие-то усилия приходится затрачивать, заранее всё придумано?

Ника:
Вот если за минуту можно объяснить.

Мельников Виталий Вячеславович:
Разве щекотать_ другого действенного способа я не знаю. Если серьёзно, наверное, просто вот такой характер, Мережко подсказывает правильно: таким родился. Не могу сказать, как это возникает. Когда я отбираю актёров для картины, даже если она драматическая, если я обнаруживаю, что у артиста плохо с юмором, я держусь в сторонке. Если нет юмора, значит, человек не вполне ощущает многогранность жизни, он как слепо-глухонемой. Чего-то они не понимают.

Ника:
Сколько раз заставлял Вас сценарий переписывать, Виктор Иванович?

Мережко Виктор Иванович:
Немного. Была совместная работа, что-то дописывалось, переписывалось. Тем более, что Виталий всегда поджимает под себя материал, даже если это чужой сценарий. И это правильно.

Ника:
А хорошо себе самому быть сценаристом?

Мережко Виктор Иванович:
Это плохо, потому что он слеповат в результате.

Ника:
Людмила Васильевна, Вы уже видели «Агитбригада «Бей врага», скажите что-нибудь зрителю, многие ещё не видели.

Зайцева Людмила Васильевна:
Я счастлива, это надо посмотреть, потому что это хорошее, нормальное, народное кино, это сделал Мельников. Это тонкий фильм, как и всё, что делает Виталий Вячеславович. Вы получите большое удовольствие.

Мережко Виктор Иванович:
Мне остаётся пожелать моему другу, родственнику – он крёстный моей дочери, здоровья, а остальное – голова светлая, режиссёрская рука сильная, дай Бог ему ещё лет 15 поснимать, и всё в порядке!

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке