«Евровидение»

26.05.2008, 14:45 Открытая студия

"Евровидение"! Мы - чемпионы, Россия победила! Делимся радостью, обсуждаем перспективы и предвкушаем конкурс 2009 года. Где он пройдёт, кто туда поедет и что значит для нас участие в нём?

В нашей программе принимают участие:
- президент корпорации PMI, промоутер Евгений Григорьевич Финкельштейн
- продюсер Бари Каримович Алибасов.

Ника:
Здорово же, что Россия победила?! Но есть в этом польза для имиджа или еще чего-то?

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Вообще, для всего. Когда победила Россия, я столкнулся с таким скептицизмом…Го я не думаю, что его разделяют все жители Петербурга. Уверен, что многие голосовали за Билана, он хороший артист, и я могу сказать, что продюсерская работа была сделана на, безусловно, пятерку. Что бы мы ни говорили, мы хотели добиться первого места, мы это сделали. Я поздравляю продюсеров, поздравляю Диму с этой победой.

Ника:
Бари Каримович, ваши впечатления. Патриотические чувства вас охватывают?

Алибасов Бари Каримович:
Вообще, патриотические чувства меня захватывают в другом месте. Что касается этого события, о котором мы сегодня говорим, то на мой взгляд, оно не имеет никакого отношения ни к России, ни к музыкальной индустрии, но я тоже хочу поздравить Диму Билана. Действительно, для Димы Билана это значительная победа, тем более, что он стоит в ряду таких великих, на мой взгляд, национальных российских личностей, таких как Алла Пугачева, Филипп Киркоров… Дима Билан, действительно, парень талантливый. Но Дима Билан, на мой взгляд, никогда не станет ни Мэрлином Мэнсоном, ни Майклом Джексоном, ни Эминемом, ни Элвисом Пресли, потому что Дима Билан – это такой стандартный продукт, фабричный, парниковый, который необходим для фонового звучания в мировой музыкальной индустрии. Скажем, в оценке мировой музыкальной индустрии – это обычный продукт. Что касается Евровидения – это телевизионное шоу. К музыкальной индустрии Евровидение не имеет никакого отношения. Это действительно, один из самых влиятельных инструментов мировой политики, а Евровидение – это телешоу, никак не связанное с мировой музыкальной индустрией, потому что ни одна солидная компания не придет ей в голову послать на Евровидение своего исполнителя, там не участвуют профессионалы, это конкурс художественной самодеятельности, это хорошее телевизионное шоу для бабушек. Даже то, что население всех стран, участвующих в конкурсе, примерно пол миллиарда, смотрели его очень мало людей. Более того, обратите внимание, что там профессионалы из западной Европы, даже не профессионалы, а просто хорошие исполнители, не участвуют.

Вопрос телезрителя:
Я звоню из Мурманска. От России каждый год едет уже раскрученный бренд, раскрученный певец, как Дима Билан. Он выехал за счет скандала Батурина и его жены. Раньше шла реклама по федеральным каналам, куда надо было присылать свои записи, для отбора участников конкурса Евровидение от РФ. И вот каждый год едут тура раскрученные певцы. Как и в этом году, когда конкурс проводился между Лазаревым, Биланом и иже с ними. Почему из регионов никого нельзя выдернуть и зажечь новую звезду, ведь, согласитесь, в наших регионах очень много талантов.

Ника:
А вы считаете, что у не раскрученного человека шансов больше?

Вопрос телезрителя:
Нет, я считаю, что у нераскрученного человека нет абсолютно никаких шансов представлять страну, в которой он живет и талант изначально обречен петь в кабаках в своем маленьком городе.

Вопрос телезрителя:
Я звоню из Челябинска, я хотела бы узнать у ваших собеседников вот что: когда Евровидение только начиналось несколько лет назад, то это был конкурс песни, не конкурс исполнителя, как, например, конкурс Чайковского, когда оценивается именно исполнительское мастерство, а конкурс песни. В моем понимании, это профессиональное жюри оценивает мелодию, слова, аранжировку и т.д. Мне очень нравится Билан, но на сегодня почему-то оценивается не песня, а номер. На мой взгляд, Билан, мог бы выиграть и без Плющенко…

Ника:
Вам понравилась его песня?

Вопрос телезрителя:
Мне песня понравилась. Мне нравится творчество Билана. Я не люблю смотреть на исполнителя, я люблю его слушать. Если на слух песня воспринимается, чувствуется сердцем и душой, то это мое.

Вопрос телезрителя:
Для того, чтобы оценить выступление Димы Билана не обязательно быть даже профессиональным музыкантом, можно быть рядовым гражданином. Я считаю, что стыдно потакать дурным вкусам публики. Публику надо воспитывать на высоких образцах искусства. Так же стыдно надувать щеки по поводу победы нашей футбольной команды, где половина команды варягов и даже тренеры иностранцы. Здесь, действительно, имеет место победа продюсеров. Стыдно, господа. Стыдно.

Ника:
А то, что Россия на первом месте, это же приятно?

Вопрос телезрителя:
А что приятного? Я понимаю, когда выходила Пугачева и пела, это была гордость. Но когда вышел ничтожный и по своим вокальным качествам Дима Билан – надувать щеки стыдно.

Ника:
А говорят: победителей не судят. Давайте по поводу: песня или номер. Надо ли это отделять? И вообще, мировая музыка живет номерами или песнями?

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Мировая музыка живет все-таки, в первую очередь, песнями. Но вообще шоу – это обязательно, это одна из составляющих шоу-бизнеса. Я не понял скептицизма по поводу победы Димы Билана. Вообще, все, что мы видели в Евровидении – это было шоу. Конечно, какие-то голоса, кто мог выиграть голосом – выигрывал голосом, когда выехала Алла Борисовна Пугачева, я не могу сказать, что у Аллы Борисовны, при том, что она гениальная исполнительница, что у нее сумасшедший голос. Я могу сказать, что у Долиной, например, голос лучше, а у артиста это должна быть энергетика, должна быть харизма и шоу – это тоже составляющая. Ведь не интересно ходить на концерт, когда на концерте стоит человек, не двигаясь, и только поет. Люди и ходят за концертом для того, чтобы увидеть шоу. Иначе они слушали бы дома компакт-диски. Послушать вечер романса под рояль – это на любителя. А то, что мы послали Диму Билана – это зеркальное отражение вкусов нашего общества, в этом ничего плохого нет. Будет меняться время – будут меняться вкусы.

Ника:
Бари Каримович, к вопросу о том, что это потакание дурным вкусам зрителей. Вы хотите такой музыки – вы ее и получаете в огромном количестве?

Алибасов Бари Каримович:
Во-первых, я не думаю, что наши сограждане и телезрители получают ту музыку, которую они хотят. Безусловно, наши сограждане получают то, что им навязывают и в последние годы это очевидно, потому что общенациональное зомбирование очень дешевыми стереотипами очевидно. Это касается не только музыки, но, скажем, и юмора, и телесериалов, но это другой вопрос. Надо не забывать, что Евровидение, еще раз повторяю, я бы хотел, чтобы мы сегодня поговорили о сущности Евровидения, а не о музыкальной индустрии, потому что Евровидение к музыкальной индустрии не имеет никакого отношения. Это телевизионное шоу. Поэтому совершенно очевидно, раз это телевизионное шоу, то зрелищность здесь, естественно, на первом месте, поскольку в мировой музыкальной индустрии доминирует, как правило, музыка. Трудно представить себе шоу Боба Марли… это великие исполнители, в которых живет, в первую очередь музыка. Я сам делаю очень много шоу и это связано с тем, что, к сожалению, в нашей стране не так легко с музыкой пробиться к слушателю, к поклонникам, потому что мы пробиваемся к людям только через телевидение и это диктует правила, вот и вся схема.

Ника:
Сегодня вечером Евгений убежит, выступает группа Kiss. Они там какое-то шоу нагородили, пиротехники масса вагонов. Они же люди известные, просто бы вышли и попели?

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Я думаю, что не все люди знают хиты Kiss. Они безусловно есть, но их там 2 – 3 хита и группа известна только своим пиротехническим шоу. Это вообще неотъемлемая часть их бизнеса. На самом деле, я не могу сказать, что у них нет музыки. Вообще, могу сказать, что мы сейчас называем таких исполнителей, у которых в то время не было такого шоу и тех возможностей у телевидения, чтобы показывать все это шоу. На самом деле, индустрия растет. Мы делаем огромное количество концертов, 10 – 15 концертов в месяц. У нас идет конвейер артистов. И сейчас каждый артист пытается сделать шоу. Шоу – это неотъемлемая часть шоу-бизнеса.

Ника:
Тогда не понятно, Бари Каримович, зачем тогда на этом Евровидении петь живьем? Это какая-то странная вещь. Уже живьем многие отвыкли петь. Я могу ошибиться, но, по-моему, группа Tatu сказала, что они впервые живьем спели именно на Евровидении несколько лет назад.

Алибасов Бари Каримович:
Я с вами совершенно согласен, что на Евровидении вообще не нужно петь, потому что Евровидение к музыкальной индустрии не имеет никакого отношения. Там, безусловно, нужно показывать шоу. С самого начала идея Евровидения была поиск талантов. Обратите внимание, что Западная Европа и представляет малоизвестных, людей из регионов, а мы почему-то превратили Евровидение в символ национального суверенитета, национальной независимости. И выиграем Евровидение, которое никто не пытается выигрывать. Никому это не нужно, это конкурс самодеятельности, что его выигрывать.

Ника:
Ну, глупо в чем-то участвовать и не выигрывать. Это стоит не маленьких денег. Тем более, Украина выиграла, а мы нет, что же такое? Я хочу понять, то, что мы вдруг, спустя столько лет с 1994 года победили, это что, мы наконец первый раз заслуженно дошли до этой цели? Мы могли и раньше победить. Где все эти артисты, и Киркоров, и Пугачева…

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
На самом деле, сейчас нам побеждать на Евровидении гораздо легче, чем Франции, потому что артист из Франции был не самый плохой. Кто за него будет голосовать, Молдавия, Румыния, Украина? Нет, они безусловно отдадут часть голосов России. Мы, в принципе, подошли уже к такому моменту, что готовы, например, в Москве и Петербурге каждый год делать Евровидение. Если мы будем выходить с шоу, у нас еще куча известных фигуристов, спортсменов… Если посмотреть по карте, кто отдавал нам голоса, та же самая Грузия, Эстония, то, конечно, у России всегда есть шанс проводить ежегодно наше шоу. Просто будет как-то неудобно перед другими партнерами, потому что, наверняка, в России кто-то другой выиграет.

Вопрос телезрителя:
Вам не кажется, что конкурс Евровидение выходит за рамки поп-музыки? В этом году было очень много неформата, боснийцы, финны и многое другое. Что ждать от Евровидения в дальнейшем?

Ника:
А должен быть какой-то формат?

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Нет. Кто определяет формат? Формат не определяют. Это может быть и кантри и регги, это же формат исполнителя. Он может выйти вообще с каким-то совершенно новым форматом, даже может быть с диджейским сетом, если его кто-то пошлет. Рок был не только в этом году. Насколько я помню, финны выиграли, которые подражали Kiss в лучшие их годы, и они выиграли Евровидение опять же только на шоу. Я не могу сказать, что их там слушали голоса, кто брал какие ноты.

Ника:
Но они всех ошарашили своим видом, что сыграло им на руку. Бари Каримович, а если сегодня попытаться понять, эта модная современная популярная музыка, она имеет какой-то фундамент? Если мы вспоминаем, такие-то годы – это рок-н-ролл, такие-то годы – это диско, такие-то годы – металл, то у нас нынешние годы, первое десятилетие нынешнего века – это вообще какой стиль, он есть?

Алибасов Бари Каримович:
Надо ходить в ночные клубы, тогда вы поймете многообразный спектр музыки, которой сегодня живет молодежь. Только что из Омска прозвучал вопрос, что нам ждать от Евровидения в будущем? Может быть, забыть про него и вообще ничего не ждать? Что нам ждать от программы «Последний герой» или «Поле чудес». Что от нее ждать чего-то? Ну, есть она и есть. Есть время – посмотрели, нет времени – пошли занялись любимым делом, чего ждать от Евровидения. В российском сознании этот конкурс почему-то настолько политизирован, что завоевание первого места на этом конкурсе порой напоминает победу в Великой отечественной войне. Но это же чушь очевидная. Что касается современной музыки, на самом деле, если этот конкурс как-то пытается быть демократичным и предоставить свою площадку начинающим исполнителям, то есть, самодеятельности, у нас этот конкурс пытаются ради завоевания Россией, для чего я не знаю, первого места, послать туда супер профессионалов… Ну я не представляю себе, поставить Руслану и Пугачеву в один ряд. Пугачева – это историческая личность. Это личность в России на все времена, личность, которая формировала у многих поколений и ощущение свободы, ощущение национальной принадлежности, ощущение нации и государства. Более того, эта яркая личность продолжает оставаться исполнительницей высочайшего творческого потенциала, и победила Руслана. Ну, на здоровье Руслане и Билану, флаг им в руки, но Пугачевыми-то они не станут.

Ника:
Есть такая мысль, что иногда наши победы нужны не столько нам, сколько нашим врагам.

Алибасов Бари Каримович:
У нас в России сегодня вообще исключена возможность молодым талантливым людям, я сижу в одном «газпромовском» конкурсе, «Факел» называется, я вижу бесконечное количество талантливых людей, истинно талантливых, молодежи от 14 до 25 лет, как они поют, что они творят! Сегодняшняя молодежь бесконечно многообразна в своих творческих проявлениях. Я встречаюсь с молодежью, я поражаюсь, как они поют. Сегодня молодежь легко поет и R’n’B по-русски, и фольклор, и джаз, в любом стиле, это современная российская молодежь. Им нет места сегодня.

Ника:
Мы возвращаемся к вечной теме тайны шоу-бизнеса.

Алибасов Бари Каримович:
Этот конкурс Евровидение никому не нужен. Он нужен только тем, кто представляет исполнителя ради его пиара. Вы спросите, послал бы я группу «На-На» на Евровидение? Послал бы! Потому что они в Европе сегодня не востребованы и никому не нужны, но ради пиара в нашей стране можно поучаствовать в Евровидении. Это ничего не дает ни одному исполнителю в мировой музыкальной индустрии, потому что молодой человек, который хочет добиться успеха, он идет в звукозаписывающую кампанию, а не на Евровидение. И звукозаписывающие кампании никогда не берут исполнителя, который участвовал в Евровидении, потому что они подконтрактные, они бумажку с кем-то подписали. Вот и все.

Ника:
Есть ли шанс у победителя конкурса ступить ногой в Европу? Это же все-таки неплохой пиар.

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Если только чуть-чуть, и если только вступить – и сразу обратно.

Ника:
То есть в Европу путь какой-то другой?

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Конечно.

Ника:
А он что, какой-то неизвестный путь? Почему наши не истоптали Европу всю до сих пор?

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Почему, все достаточно известно, все достаточно так же просто, никто без продюсеров в Европу не может прорваться. На самом деле, артист без продюсера ничего не может, потому что каждый должен заниматься своим делом. Вы зайдите в любое караоке, такое количество поющих людей, поверьте, это не значит, что эти люди, которые поют, танцуют и хорошо исполняют, что они могут быть артистами. Для артиста нужна харизма, умение работать с коллективом. Посмотрите на Аллу Борисовну, она звезда, когда она выходит на сцену, люди в зале, они смотрят на нее, как кролики на удава. Она же их завораживает. Она великая женщина, но если мы говорим про вокальные данные, то у нас есть люди, которые поют лучше, и их достаточно много. Я могу сказать, что у артистов это очень важно.

Ника:
Что, получается, что людей с голосами много, а людей с харизмами мало? Или продюсеров, ищущих людей с харизмами мало?

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Да и вообще мало людей, которые пишут музыку. Евровидение – это действительно просто телевизионное шоу. Даст ли это что-то Диме Билану? Да ничего не даст. То, что истерия, что Россия победила – это неплохо. Мы столько лет забыли про национальную гордость – и то, что мы так воспринимаем – это здорово. Для нас победа – это деньги стране, дополнительные налоги, съемки, пиар и т.д.

Вопрос телезрителя:
Я в диком возмущении и шоке нахожусь в последние 2 дня. По поводу предыдущего. Как можно называть ничтожеством человека, который с красным дипломом закончил Гнесенку, по специальности академический вокал, оперное пение, у него роскошнейший голос у Билана. Вы хоть раз были на его живых концетах? То, что показывают по телевизору – это малая доля того, что он дает вживую. Вы слышали песню Памяти Карузо и т.д., то, как он это поет. Что меня больше всего возмущает? Интересное кино: то есть, если бы Билан проиграл, то это был бы лично проигрыш Блана, а не России. а раз выиграл Билан, то это не Билан лично выиграл, а выиграла Россия. Очень двойная мораль. Пока до тех пор, пока в нашей стране будут вот так всех опускать и поливать грязью, как это делал Соловьев, он настолько нарушил все нормы морали и этики, когда такие вещи говорил, когда тот же Дима был в таком шоке от этого выступления. В итоге, его Соловьев опустил просто на весь Интернет, а вчера он решил реабилитироваться и написал сталью Пинок на пьедестал. Оказывается, победой мы обязаны Соловьеву… У меня вопрос, мы бьем своих, чтоб чужие боялись?

Ника:
Наверное.

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Я, во-первых. никогда слова плохого не сказал про Диму Билана. был ли я на его концертах? Был много раз. все приезды Димы Билана в Санкт-Петербург проводит наша компания. безусловно, я был и слышал. мы это не обсуждали. мы говорим о том, что мы победили, мы горды за страну, в любо случае, чем больше будет побед, тем больше будет гордости за нашу страну.

Ника:
Бари Каримович, это справедливо. Бей своих, чтоб чужие боялись. Если бы сборная России по хоккею не ввела бы в финал – их бы просто запинали ногами.

Алибасов Бари Каримович:
Дело не в этом. Дима Билан, я хорошо знаком с его вокалом, он, действительно, талантливый мальчик. Другой вопрос, что Дима Билан раб современных музыкальных стандартов. А личность яркая, такая как Пугачева, должна быть свободна от этих стандартов, преодолеть рабство, заложенное в юности, очень трудно. Теперь я объясню, почему в России такая ситуация. Когда-то совершенно грязные пацаны, которые играли вместе с проститутками на Рипербане в Гамбурге вернулись в Ливерпуль, их замети один парень Брайн Эпштейн, который полюбил Джона Ленона, поэтому начал заниматься группой, в общем они были самые обычные, низшего уровня в английском социуме музыканты, не достойные истэблишмента. Во-первых, он их помыл…

Ника:
Как-то вы издалека подходите к отечественному шоу-бизнесу.

Алибасов Бари Каримович:
Конечно, так вот когда в 1964 году Биттлз впервые успешно за всю историю английской массовой музыки провели удачные гастроли в Америке, вернувшись, королева наградила их орденами британского легиона. Ветераны легионеры, которые воевали, в знак протеста сдавали ордена, как так, грязные пацаны с улицы, за которыми таскаются эти сопливые 13-летние сумасшедшие девки и какие-то гомосексуального склада пацаны – им ордена с правом заседания в парламенте. Выдающийся английский музыкант 20 века, дирижер королевского симфонического оркестра сыграли все песнюшки Биттлз для того, чтобы сломать барьер и наконец-то на концерты Биттлз стали ходить солидные люди. В результате, 2 парня создали компанию в калифорнии и под эту компанию они протащили всех английских исполнителей на американский рынок и Америка потеряла свой музыкальный рынок, а это пятая отрасль в экономике США на 10 лет, потому что американский рынок заполнили англичане. Это с помощью государства. У нас, та же история с Tatu. Впервые в истории мировой музыкальной индустрии, впервые европейский исполнитель стал популярным и номером один не только в Европе, Америке, Латинской Америке, Канаде и в Японии, но и в Индии и в Китае. На первом месте. Там другой звукоряд, они по-другому слышат. Никто не добивался подобного успеха, кроме Tatu. Это вам не Евровидение, это был реальный шанс войти в мировую музыкальную индустрию, а она очень влиятельна в политическом отношении, получить на блюдечке эту мировую музыкальную индустрию…

Ника:
Но, тем не менее, Tatu на Евровидении были и ничего не взяли.

Алибасов Бари Каримович:
Правильно, потому что это конкурс самодеятельности. Я уговаривал 3 часа Ваню Шаповалова, чтобы он не ездил туда, я говорил, что его просто опускают, ставят в ряд, причем опускают наши, потому что наши посылают туда, потому что он пробился сам без них.

Ника:
Дима Билан с красным дипломом Гнесенки – вот, пожалуйста. Прошла информация, что Хосе Карераса пригласили на репетиции, человека с потрясающим оперным голосом и он посидел и был возмущен, что такого уровня вокал вообще, что это опасно для связок и зачем его туда позвали.

Вопрос телезрителя:
Хотят ли продюсеры выставлять своих артистов на такие конкурсы? Заинтересованы ли продюсеры в этом?

Ника:
Женя, вопрос как к промоутеру, важно ли для артиста, что он победил в таком-то и таком-то конкурсах, кому-то это потом важно через 2, 3, 5 лет?

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Никому это не важно, на самом деле, на Евровидение посылать смысла нет никакого. Алла Пугачева с 17-м местом – это был провал для Аллы Борисовны, и для Киркорова это было тоже провалом. А что касается молодых исполнителей, на самом деле, конкурс Евровидение, он действительно был задуман так, что собираются какие-то люди, они записывают песни, существует конкурс внутри страны, а не так, что 2 или три года подряд Дима будет ездить и на следующий год он поедет, только, с другим фигуристом или, например, с другим исполнителем. Я полностью согласен, что здесь есть какая-то непродуманная часть этого всего бизнеса. но результат-то, мы все-таки выиграли этот конкурс, давайте поблагодарим и Диму и продюсеров, что выиграли.

Ника:
Билану, впервые в истории Евровидения, удалось не ухудшить, а улучшить свой результат, приехав второй раз. Опять же, это продюсерская работа. Если бы Дима Билан был один, без Плющенко и без скрипача Эдвина Мартена. Еще раз повторю. это очень хорошо.

Андрей Смирнов (спецкорреспондент из Финляндии):
Сегодня все финские газеты вышли с заголовками на тему прошедшего Евровидения. Надо сказать, что Финляндия оценила Россию на 10 баллов и написала, что действительно, это была, может быть, не супер блестящая песня, но Дима Билан добился того, что он единственный исполнитель, который приехал во второй раз выступать на Евровидение и со второго места поднялся на первое. За это надо уважать страну и исполнителя, за то, что он не побоялся.

Ника:
А послевкусие Финляндии, которая принимала у себя Евровидение? Может быть, есть страны, которые больше не хотят принимать Евровидение, потому что это тяжело, дорого, страшно…

Андрей Смирнов:
Да, есть такое дело, что некоторые страны боятся и те страны, которые занимают вторые, третьи места говорят, что, если вы не можете по своим финансовым делам, то мы сами проведем. Но Финляндия очень рада, они сами говорят, что отношение к Евровидению должно быть просто объективное. Не ехать туда с целью кровь из носа победить и не возвращаться без победы, а просто это веселый музыкальный праздник, собираются люди и весело болеют.

Вопрос телезрителя:
Среди европейских стран конкурс не сильно котируется. Было бы хорошо, если бы Дима Билан получил «Грэмми».

Вопрос телезрителя:
Готов ли Бари Алибасов отправить на Евровидение кого-то от себя?

Вопрос телезрителя:
Кроме России, Украина, Белоруссия и Грузия, их номера – это выходцы из российского шоу-бизнеса. Считать ли это заслугой?

Ника:
Кстати, у Азербайджана был очень симпатичный номер, у Украины был… Мы должны говорить, что это мы вас вырастили? Или эти 10 – 15 лет оторвали совсем, это разные страны, разный бизнес?

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Мы им помогали всю жизнь и сейчас помогли.

Ника:
Насколько мы в одном поле развиваемся?

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Знаете, денежный рынок России безусловно большой. Я не думаю, что Россия будет испытывать финансовые проблемы с проведением Евровидения. У нас все Евровидение – это бюджет Газпрома на 15-летие Газпрома или частной корпоративной вечеринки. Уверен только в том, что то, что мы говорим и обсуждаем сегодня, если бы это никого не волновало, мы бы не обсуждали. Если мы говорим про Диму Билана, значит, он уже личность и он состоялся. Давайте все-таки поздравим его с победой, я бы все-таки поздравил всю группу, а не только Диму Билана. Уверен, что без большой поддержки второй раз бы у него ничего не получилось.

Ника:
Бари Каримович, когда мы побеждаем в Венеции или в Каннах, мы радуемся, что эти призы есть и воспринимаем это как должное. Может, давайте радоваться, что у нас внутри страны что-то происходит? Почему мы все время смотрим, вот бы нам Америку завоевать, вот бы нам Европу завоевать… Бог с ней, с этой Европой! Мы огромная страна.

Алибасов Бари Каримович:
Это не правильный подход. Во-первых, конкурс Евровидение не очень дорогой. Массовая культура – это один из важнейших элементов международного влияния на другие страны, потому что массовая культура – это влияние и политическая. С помощью массовой культуры каждая страна продвигает свои ценности. Это очень важно. Если мы хотим изолировать себя от мира, то можно ездить на Евровидение, но, если мы хотим реального успеха добиться в мировой музыкальной индустрии, надо входить в мировую музыкальную индустрию, а не пытаться завоевать какое-то там место или первое место на конкурсе художественной самодеятельности.

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Не согласен. С кем входить? Назовите артиста, который мог бы сейчас попытаться составить конкуренцию или зайти на Запад.

Алибасов Бари Каримович:
Я только что говорил о Tatu. Выше Tatu в мировой музыкальной индустрии не было исполнителей за всю историю планеты Земля. Потому что только Tatu, завоевав весть мир, были на первом месте в Индии и в Китае.

Финкельштейн Евгений Григорьевич:
Они были. Таких групп достаточно много. Они рождаются с каким-то хитом, они гаснут. Они яркие, это нормальный закон шоу-бизнеса.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?