«Пиратские диски»

05.06.2008, 14:45 Открытая студия

Почему пиратский диск в несколько раз дешевле лицензионного? Что входит в стоимость качественного DVD? Что для нас важнее – цена или буква закона?

О пиратских дисках, контрафакте и его качестве – в программе «Открытая студия». Присоединяйтесь!

В нашей программе принимают участие:
- кандидат юридических наук, партнер юридической фирмы «Саланс» в сфере правовой защиты интеллектуальной собственности, доцент университета Виктор Борисович Наумов;
- кинорежиссер, сценарист, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм» и член Общественной палаты Карен Георгиевич Шахназаров.

Ника:
Карен Георгиевич, на лицо положительная ситуация: люди хотят смотреть кино. Это же здорово, еще лет 10 назад мы говорили, что это большая проблема. Может, их как-то стимулировать? Пусть научатся сначала смотреть, а потом будем наводить порядок?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Ну, можно вообще тогда легализовать воровство. Давайте воровать друг у друга: зачем напрягаться, работать? Давайте воровать и все? Почему людям не приходит в голову, что, когда они покупают пиратские диски, они занимаются воровством. Да, пиратская продукция может быть дешевле, хотя на самом деле и это уже не совсем так. Лицензионные диски сегодня достаточно недорогие, они и по сто рублей есть. Но, в любом случае, пиратский диск будет дешевле, потому что люди не платят ни налогов, ни авторских отчислений… Строго говоря, когда люди покупают пиратский диск, они воруют, не только у авторов, но и у государства, это же гигантские налоги, которые оно можно потратить на пенсии, на образование, на медицину, то есть на нас самих. Плюс к этому, это огромные нелегальные деньги, которые порождают нелегальный бизнес, они идут в криминальный мир. Я был поражен, когда мы проводили недавно общественные слушания. Я с этой темой уже 20 лет, я понимаю, что уже, видимо, не доживу до момента, когда она будет решена. Меня поразило: выступает заместитель начальника Отдела К, есть такой отдел в МВД, который должен бороться с интернет-пиратством, и он на полном серьезе говорит: ребята, вы договаривайтесь с пиратами этими… Это говорит милиционер, который занимает видный пост. Что после этого остается делать? Ну, руки развести. Я понимаю его психологию, мы боремся с порносайтами, но ему не приходит в голову, что то, что государство не получает миллиарды условных единиц – это преступление и он, как милиционер, должен следить за этим. После этого руки опускаются. Понимаете, мне просто смешно уже слушать все эти рассуждения. Во всем мире побороли и пиратство, и коррупцию, а у нас ставится вопрос, можно ли вообще их побороть. Видимо, у нас невозможно. Почему-то везде можно, а у нас невозможно.

Ника:
В США обсуждали проблему видеопиратства в России и назвали ее битвой библейских масштабов.

Вопрос телезрителя:
Создайте людям условия, чтобы они могли покупать лицензионные диски. Да и человек не обязан, приходя в магазин, узнавать, лицензионный это диск или нет. Он видит цену, она его устраивает и он его покупает.

Наумов Виктор Борисович:
Действительно, мнения потребителей законные и оправданные. С позиции разумности и добросовестности, если человек приходит в магазин, то он должен полагать, что ему предлагается легальный товар. Другой вопрос, что в реальности все понимают и анализируют цены на прилавке и масштабность явления, и догадываются, что продается на самом деле нелегально. Это сложное социальное явление, которое имеет под собой, естественно, культурную основу, поскольку мы до недавнего времени не привыкли уважать чужие результаты интеллектуальной деятельности. Естественно, это имеет экономическую основу, но при этом надо всегда иметь в виду, что пиратская продукция всегда будет дешевле продукции лицензионной и, по крайней мере, прибыль у пиратов всегда будет выше. И третий вопрос в этой стези – вопрос технологический, поскольку до недавнего времени бороться с материальными носителями и фабриками, которые производили CD диски. Этот процесс был понятен для Запада и мы стали перенимать их решения. Но то, что сейчас существует в Интернете, при его безграничном масштабе легкости помещения материала – это явление мирового масштаба, с которым не так легко бороться.

Вопрос телезрителя:
Мы покупаем в Интернет магазине всякие старые советские фильмы, детям показываем, все такое… Могу ли я быть уверена, что они не пиратские? Это доставка из Москвы, но цены там совершенно божеские, как Карен Георгиевич сказал, там от 100 рублей, максимум 400.

Ника:
Карен Георгиевич, можно ли купить старый диск с честным фильмом за 100 рублей?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Я видел. Федор Бондарчук в Общественной палате демонстрировал диск последний фильм Кеосаяна, 39 рублей вообще стоит. Легальный диск.

Ника:
Когда я вижу фильм за 39 рублей, мне срезу видится подвох. А как отличить?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Понятно, что простой человек, потребитель может ошибиться. У меня в этом смысле претензий нет. У меня только претензии, когда люди декларируют свою поддержку пиратов. Мне эта позиция крайне несимпатична, дескать, я покупал и буду покупать пиратские диски. Когда человек говорит, что приходит в магазин и не знает, пиратские диски или нет – этоя понимаю, он не должен, должны правоохранительные органы позаботиться, власти… Такая позиция мне понятна. Человек покупает, но, в конце концов. он понимает, что, если это пиратство, то это нехорошо. но, конечно, основные претензии у меня в этом смысле не к потребителю, не к рядовому гражданину, который такая же жертва пиратства, а, прежде всего, к правоохранительным органам, которые не могут справиться с этой проблемой на протяжении 20 лет. Кстати, с Интернетом проблема в Америке уже почти решена. В этом парадокс, а у нас видеопиратство не уничтожено до сих пор.

Ника:
А почему мы не можем взять какой-нибудь их закон и нам принести?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Я не знаю, почему у нас вообще все проблемы, связанные с коррупцией, с воровством, приобретают какие-то безнадежные очертания. Понимаете, почему-то коррупция есть везде, но в таких масштабах… Мы занимаем 147 место, а до нас еще 146 стран, среди них есть первые 10, которые справились с коррупцией. Видеопиратство же во многих странах было, но справились же с этой проблемой, значит, можно справляться, значит просто не хотят, потому что это миллиарды долларов, которые, естественно, оседают в карманах всех уровней, вот в чем проблема.

Ника:
Может быть, этот червь завелся очень давно, когда только появились все эти наши видеомагнитофоны, первые фильмы, озвученные всем нам до боли знакомым голосом. Мы как-то с самого начала в этот мир видеопроката пришли не с той стороны.

Наумов Виктор Борисович:
Несомненно, история использования всех этих видеокассет, видеомагнитофонов и теперь Интернета, она у нас идет в исторически незаконной стези. При этом однозначно пиратство – это тяжкое преступление, срок ответственности – лишение свободы 6 лет, это очень значительный срок.

Ника:
А кого-нибудь посадили на 6 лет?

Наумов Виктор Борисович:
Были судебные дела, но на 6 лет никого не сажали. Даже судебная система, даже правоохранительные органы, не смотря на формальные основания, и, самое главное, общество не рассматривают все эти деяния, как что-нибудь серьезное. Раз это не рассматривается обществом как серьезное правонарушение, соответственно, реагирует и государство и правоохранительные органы. Естественно, это на руку пиратам, это на руку пиратской индустрии, которая при этом получает огромные доходы.

Ника:
Ну, общество здесь сложно винить, потому что когда пиратам дают 6 лет, а педофилам дают 15, сейчас же был всплеск, все сказали: «Смертную казнь!». Это очевидно, непонимание пиратства как серьезного преступления.

Вопрос телезрителя:
Собрались умные люди, а обсуждаете такие проблемы, которые давным-давно решены уже во всем мире. Во всем мире боролись с алкоголем, только цена решает. Пираты на сегодняшний день проводят очень важную просветительскую деятельность. Если бы не они, многие бы люди ничего не видели и не знали, только потому что на сегодняшний день, политика в отношении людей с малым и средним достатком абсолютно не верная. Дайте такую же цену. Вы заставляете людей, вы подталкиваете. Нужно работать цивилизованно! Разве может диск стоит 50 долларов? Ни один диск столько не стоит. Кусок целлюлозы. Вы навязываете людям свое мнение, которое не соответствует действительности. Они должны покупать диски по доступной для них цене и не важно, какой диск, пиратский или еще какой-то. Это же не алкоголь, в конце концов.

Ника:
Карен Георгиевич, вопрос цены. Действительно, за сто рублей и нормальный купят.

Шахназаров Карен Георгиевич:
Так не бывает. Мне смешно это слушать. Что это за чепуха полная. Давайте с ножами ходить и отбирать друг у друга деньги, это еще проще. В чем проблема? Давайте легализуем воровство. Естественно, что все пиратское, любой контрафакт будет дешевле, потому что они не платят налогов. Давайте тогда легализуем все вместе, воровство автомобилей, грабеж на улице, просто прекратим с этим бороться, будет такая у нас жизнь, кто смел, то и съел. Самое поразительное, что такое же мнение, видимо, в правоохранительных органах, во всяком случае у многих. Цены должны быть выше, потому что надо на что-то производить-то.

Наумов Виктор Борисович:
Здесь я согласен с Кареном Георгиевичем, действительно, дело даже не в налогах, а в затратах на создание произведения искусства, либо какого-либо объекта аудиовизуального воспроизведения и, действительно, пираты этих затрат не несут и они в любом случае всегда будут оказываться в более выгодном экономическом положении, чем производитель. Это первая сторона. с другой стороны, действительно, существуют интересы общества по доступу к знаниям, к произведениям культуры, искусства и здесь это тоже сложная проблема, я не считаю, что она решена на западе и, тем более, она не решена у нас. Какова должна быть пропорция между возможностью свободного использования произведения и интересами правообладателей. Те же библиотеки, как вы знаете, в последнее время законодательство, связанное с библиотеками ужесточено. Нельзя удаленно получать доступ к каким-либо объектам в библиотечной сфере. Но действительно, если мы все равно обращаемся к пиратству как к таковому, то это явление противозаконное и наша психология смотрит на это достаточно спокойно, наша оценка этого явления не критичная.

Ника:
Я прекрасно понимаю праведный гнев Карена Георгиевича, как создателя, как производителя продукта, и очень дорогого продукта, но у нас страна, половина страны ходит в поддельных китайских джинсах и одевается на каких-то несчастных китайских блошиных рынках не потому, что они не хотят ходить в Эскаде, а просто потому что у них реально нет на это денег, у них и на кино нет денег. Поэтому получается, что мы должны привыкнуть к тому, что это удовольствие для обеспеченных?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Нет, подождите, это вопрос к социальной системе. Я только что приехал с Кубы, там на Кубе социализм, билет в кино стоит 1 песо, кинотеатры забиты, но если вы выбрали эту социальную систему, то, извините, в ней все стоит денег. Тогда уж извольте в ней существовать по закону. Это же не логика. Да, у нас все не ездят на Мерседесах, если так вопрос поставить, все хотят на Мерседесах ездить. ребята, но так не бывает! Есть в стране какой-то определенный порядок. так же невозможно! Это легальное воровство! Давайте легализуем воровство!

Ника:
Людей опрашивали и спросили, могут ли они украсть бриллианты и 98% людей сказали, что они могли бы украсть эти бриллианты и приблизительно такое же количество людей говорят, что они этого не делают только потому, что боятся общественной огласки. И я говорю не только про русских людей, а вообще.

Шахназаров Карен Георгиевич:
Тогда мы уже подошли к тому состоянию, когда надо уже отменить уголовный кодекс и жить…

Вопрос телезрителя:
Я звоню с Камчатки. У нас нет таких ваших эксклюзивных ваших просмотров фильмов и обидно, хочется посмотреть, реклама идет, а фильмов мы не видим. Обидно. И нам приходится смотреть пиратские видеокассеты. Не пиратских кассет у нас нет. По крайней мере, я таких не видела. Я покупаю новые фильмы, которые идут по всей стране, и плачу по 250 – 300 рублей за диск.

Шахназаров Карен Георгиевич:
Я думаю, что там вообще легальных нет дисков. но заметьте, у них нелегальные стоят 250 – 300. то есть, пираты видят. Вот вам и ответ на вопрос, что у них дешевле. Там, где они понимают, что вообще им не с кем конкурировать, то есть, туда вообще не доходят легальные диски, вот там цена диска 250 – 300 рублей, понимаете? Значит, на камчатке люди платят за пиратские диски 250 – 300 рублей. Вот парадокс. Вообще, выгодно быть пиратом. Я не исключаю, что многие известные кампании занимаются этим, поскольку никого реально не осудили за все это время. Это дело то такое, вы можете зарабатывать миллиарды долларов, палец о палец не ударив, понимая, что вы абсолютно безнаказанны. Искушение, конечно, слишком велико.

Вопрос телезрителя:
Сейчас лицензионные диски не очень доступно стоят. Можно ли сделать так, чтобы эти диски стоили дешевле, чем сейчас, чтоб они были менее навороченные, меньше полиграфии было, где-то рублей за сто?

Вопрос телезрителя:
Если мой друг попросит меня скачать фильм на диск с моего домашнего компьютера, это будет рассматриваться как преступление?

Наумов Виктор Борисович:
Это не будет рассматриваться как преступление, но это будет нарушение авторских прав и за это может наступить гражданская ответственность. Преступления нет, поскольку нет ущерба оговоренного уголовным кодексом. В тюрьму не посадят, но, теоретически, могут предъявить иск. Другой вопрос, что правообладателю бессмысленно преследовать, тем более по суду, в рамках нашей судебной системы конечных пользователей. Они должны преследовать либо владельца сайта, откуда это все закачено, либо лавки или какие-то заводы, которые производят контрафакт.

Ника:
Карен Георгиевич, я понимаю, что вам не нравится разговор о деньгах, но нельзя ли как-то цену сбить? Сделать дизайн по проще, оберточку попроще, да и наценка магазинная 100%, согласитесь, это уже совсем не ваша вина, но страдаете вы.

Шахназаров Карен Георгиевич:
Я вам могу сказать, производитель в среднем получает от 20 до максимум 30 рублей с диска, то есть, это вообще смешно, а бывает и 10 и 15 рублей, бывают и такие.

Ника:
А сколько из этих 20 рублей получают создатели?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Я лично достаточно много вижу дисков стоимостью меньше 100 рублей, легальных. Новые фильмы. такие диски есть. есть, так называемые, дешевые издания. «Крупный план» целую серию издает дешевых изданий, где 70 – 80 рублей диск. Это что, дорого? Зайдите в систему магазинов Союз, вы увидите там разные диски есть. Да, есть очень дорогие, есть по 700, по 800 рублей. Есть подарочные издания, целая коллекция по несколько тысяч, но есть дешевые диски, это не такая проблема. Но есть другой вопрос, я повторяю, я не в претензии к потребителю, который в общем вынужден покупать это. Меня, прежде всего, два момента волнует очень важных, для того, чтобы человек понимал, что это вообще-то не правильно, чтобы вообще этот разговор, мол, вы сделайте дешевле и мы будем покупать. Сделайте дешевле бензин, автомобили, масло… Почему-то свое время к нам претензии.

Ника:
Я-то как раз стою на защите интеллектуальной собственности, я люблю творческих людей, я понимаю, что у них сложная профессия, хотя многие этого не понимают, и все-таки, из этих несчастных 200 рублей за диск, минус 100% наценка магазина, минус дизайн, минус еще что-то. Скажите честно, вы как режиссер, вы хотя бы рубль получаете с одного диска? Ради чего мы так бьемся? Мы бьемся чтобы вы заработали свои честные деньги за интеллектуальный труд. Вы-то получаете свои деньги?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Да нет, мы вообще практически ничего сегодня с DVD рынка не получаем. Это не смешно, это такой масштаб воровства, который трудно передать. Тут про нас то и речи уже нет, что про нас, я говорю о том, что, на самом деле, когда люди покупают, они у себя крадут, потому что они не получают миллиарды условных единиц в налоги, которые потом им же не доплачивают на здравоохранение, на образование, на социальные нужды, на строительство дорог… То есть, на самом деле, человек, когда покупает пиратский диск, он крадет, прежде всего, у себя. может быть, если люди начнут это понимать… Если человек начнет понимать, что он у себя ворует, может, у него изменится психология. Но, конечно, мои основные претензии к тем людям, которые отвечают за борьбу с пиратством, а конечно, не к потребителям. Я понимаю, что человек не обязан внимательно смотреть, есть ли лицензия. Раз продают в магазине, значит, это должно быть лицензионно, правильно, это другой вопрос. Разговор свелся к тому, что люди чувствуют себя виноватыми, не об этом речь и не об этом надо говорить. Конечно, виноваты не люди, не потребители, а виноваты те органы, которые отвечают за борьбу с пиратством и которые ничего не делают в течение 20 лет.

Вопрос телезрителя:
Я продавец-консультант в магазине. Мы торгуем только лицензией.

Ника:
Кто проверяет вашу лицензию? Приходят люди в погонах, говорят покажите?

Вопрос телезрителя:
Ну, да, конечно.

Ника:
Часто приходят?

Вопрос телезрителя:
В принципе, нет. У нас же есть все документы, которые нужны. тем более, у нас московская организация. Я хотел бы внести ясность. Лицензионные отечественные фильмы практически во всех магазинах продаются. Пиратские отечественные фильмы очень сложно в Питере найти. Во-вторых, в Питере огромное количество магазинов, которые продают пиратские диски. Дело в том, что просто никто этим не занимается. закрыли одну сеть, но это была скрытая рейдерская атака одной пиратской фирмы на другую. Сейчас, в принципе, все находится под ведением одного, типа лицензионного, защитника прав. Так называемое, око. Дело в том, что практически все магазины под этим оком, они все торгуют пиратскими дисками. Дело в том, что это как раз таки и есть та коррупция.

Наумов Виктор Борисович:
Я категорически не готов давать оценку этому высказыванию и объективно нужно смотреть каждый конкретный магазин и определять, кто чем торгует. Конечно, у нас в стране все-таки расправляются с конкурентами. Однако в этой ситуации мы все-таки отошли от темы. Объективно, проблема в следующем, что пираты и пиратский бизнес очень активный, очень грамотный, он хорошо технически оснащенный. По экономике пиратство всегда будет выгоднее, нежели легальное производство. Постоянно и телезрители, и слушатели задают один вопрос, пытаются рассматривать это явление с экономической точки зрения, то есть, они рассматривают пиратство, как некий элемент бизнеса, нельзя рассматривать, как элемент бизнеса тех лиц, которые ночью по улицам ходят и отбирают у кого-то карманные часы, либо телефон. Это не бизнес, хотя они получают от этого доход. Если мы перестанем думать о пиратстве, как о бизнесе…

Ника:
Если нам на улице будут предлагать купить ворованные часы, то мы, конечно, среагируем. Но когда нам в магазине предлагают. вот вам полка нормальная, а вот пиратская.

Наумов Виктор Борисович:
Нельзя судить о пиратстве, как о бизнесе – раз, соответственно, нельзя относить это к преступной деятельности. если, с одной стороны, общественное мнение изменится в эту сторону, раз, на основании этого. Во-вторых, правоохранительные органы будут просто вынуждены реагировать на эту позицию общественного мнения, как преступная деятельность, а в противном случае, действительно, то, что говорил Карен Георгиевич, масса заявлений со стороны правоохранительных органов, они пожимают плечами и говорят, разбирайтесь сами.

Ника:
Мне кажется, есть еще проблема, что прошло время, и Карен Георгиевич согласится и все согласятся, кто смотрит всякие разные диски, что прошло время, так называемых, тряпочных копий, когда совсем уж все плохо. То есть, бывают, но, все-таки это приличного качества. То есть, возникает другой опрос, воруют свои. У нас в одном магазине до определенного времени продавали спектакли, которые показывает канал Культура. Эти спектакли трудно где увидеть, это Ленком, Современник… Я спросила, откуда у вас спектакли? они ответили, что с канала Культура. Я спросила у Культуры, дескать, продаете спектакли? они сказали: «Нет. Боже упаси, это наш золотой фонд». Кто ворует? Свои воруют. Как-то же эти копии попадают к пиратам? А нельзя ли защититься как-то?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Если вы хотите знать, могу сказать конкретно, что на Мосфильм не украдено ни одной копии. Это абсолютно исключено, мы это знаем. все, что производится здесь, отсюда никогда ничего не уходит. Уходит в кинотеатрах. Это все знают. как только вы рассылаете копии о стране – все, моментально ее снимают где-нибудь. Либо с экрана снимают в кинозале… Но конкретно у нас на Мосфильме ни одной копии пиратской, могу вам гарантировать, не ушло. Это же тоже не довод, что ворую свои. Это же в любом случае преступление. У моего друга пол Общественной палате, Дмитрия Лебскерова вообще очень интересная позиция, он считает, что правообладатель должен довариваться с пиратами.

Вопрос телезрителя:
Я звоню из Пскова, у нас тут такая ситуация. У нас есть очень большая сеть пиратских магазинов, которая в общем-то поглотила все, что у нас было в годе лицензионное. Когда-то у нас были видеопрокаты с лицензионными кассетами, дисками. Теперь на месте крупной сети видеопрокатов, в этом помещении теперь находится эта пиратская сеть. Там продаются диски по 140 рублей, на каждом диске по 8 фильмов записано и полиграфия, отпечатанная на принтере. Вопрос в том, может ли правообладатель сам контролировать диски на лицензионные диски свои? При мелкооптовой цене 205 рублей, продаются диски по 350, по 400 рублей. мне кажется, что это слишком большая наценка и у людей не остается выбора.

Вопрос телезрителя:
Здравствуй Ника, это Виктор Косаковский. У меня личная история. Я делаю фильмы за свой счет, я не обращаюсь в Госкино и обнаружил, что мои фильмы продают на Жуковского. Я обратился в правоохранительные органы, есть специальное отделение, которое этим занимается. они мне прямо сказали, ты нам заплати, и мы этим займемся, не заплатишь – не будем заниматься. Потом я обратился к знакомому судье и рассказал, что вот такое дело, как мне быть? Он ответил, что дело бесперспективное, так что, если они тебе предложат небольшую сумму, чтобы ты замолчал, ты эту сумму бери. Я возмутился, говорю: как же так, вы же судья, а говорите, что бесперспективно и взять деньги?! А он говорит, что ничего не выйдет. Так вот я уже год пытаюсь судиться и ничего не могу доказать, хотя люди просто взяли фильм с канала, фильм шел по каналу Культура, они просто списали его с эфира.

Ника:
Ну, вот уже судья говорит, что вы возьмите отступные и забудьте.

Наумов Виктор Борисович:
Это проблема даже не сферы интеллектуальной собственности, это проблемы закона, в принципе и законопослушания и правовой культуры, которая существует в обществе и в государстве. Формально, права нарушены. Более того. в этой ситуации возможно и привлечение к уголовной ответственности.

Ника:
Еще и канал Культура может подать в суд, потому что с их явным логотипом выходят фильмы.

Наумов Виктор Борисович:
Можно привлечь и к гражданской ответственности, и к уголовной, но система не работает в силу того, что, либо она не хочет связываться со сложными категориями дел… Я думаю, что она сама не хочет воспринимать это за нарушение.

Ника:
И что вы посоветуете? Теперь на этого судью в суд подать? Жалобу куда-то написать? К Карену Георгиевичу в общественную палату пожаловаться?

Наумов Виктор Борисович:
Придется дальше тратить ресурсы и время, и бороться единственным формальным способом, который разрешен в государстве.

Ника:
Карен Георгиевич, может, действительно надо больше прав дать правообладателю? Чтобы он и цену контролировал, и все контролировал?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Ну как правообладатель может цену контролировать? Когда правообладатель продает картину или передает, это уже зависит от условий, как он может контролировать? Ну, причем здесь цена опять? Он же сам сказал, что в Пскове только пиратские магазины, торгуют только пиратской продукцией, так причем здесь цена-то вообще? какая разница-то какая цена будет? Даже если 15 рублей будет цена, понятно, что пираты не дадут этому диску попасть на этот рынок. понимаете, ведь вопрос то уже гораздо хуже стоит. Понятно, что на местах, во многих городах, регионах за этим стоит власть. Многие подпольные заводы контролируются власть имущими, теми, кто имеет самое прямое отношение к власти. Когда даже судья говорит режиссеру, что не надо тебе связываться с этим делом. Куда уж дальше-то! Причем здесь цена вообще?!

Ника:
Представим, что такая ситуация сложилась с вашим фильмом или с фильмом Бондарчука, как вы думаете, что бы он стал делать? Он бы пошел в суд, он бы потратил несколько лет на то, чтобы засудить?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Это надо у Феди спросить.

Ника:
А вы бы пошли в суд?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Со мной было, я знаю, что мои картины есть в пиратском этом, но я же не хожу никуда. Что я могу сделать? Я это знаю, мне некоторые даже это дарят, подарки есть, 7 картин, скаченных на диск. Что я могу сделать?

Ника:
Виктор Борисович, это нормально, что творческие люди такие пассивные? они такие и должны быть? У них другая работа.

Наумов Виктор Борисович:
Конечно, у них другая работа. Но при этом есть 2 пути. Либо это творческий человек, который поставлен к стенке пользуется теми механизмами, которые устанавливаются законодательством и сам идет по всей этой тяжелой цепочке, к сожалению, далеко не со 100% вероятностью успеха, даже не с 50% вероятности успеха. С другой стороны, есть государство, которое в части случаев, но не всегда, обязано преследовать нарушителей, исходя из административного и уголовного законодательства.

Ника:
Мы как-то все декларативно. Получается, что эти работают, печатают, продают. Мы покупаем, и иногда не правы, иногда не знаем. творческие люди страдают, в суд не идут, потому что понимают, что это бесполезно. Что должно случиться? Гром какой-то должен грянуть? Вы верите, что Общественная палата сейчас все-таки надавит на президента, потому что она при президенте, на Думу, и какое-то ужесточение пойдет? Вы верите в общественную силу?

Наумов Виктор Борисович:
В общественную силу, исходя из нашей действительности, я, конечно, верю, но эффективность общественной силы без поддержки сверху…

Ника:
Что надо сделать Общественной палате?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Не надо преувеличивать возможности Общественной палаты. Ничего она, естественно, не сделает. Это одно из условий вступления России в ВТО и, как видите, ничего так и не делается. Что может Общественная палата сделать?!

Ника:
Когда у нас президент будет кинорежиссером и его паленые фильмы будут продавать по всей стране, тогда, наверное, кто-то забеспокоится, как вам кажется?

Шахназаров Карен Георгиевич:
Ну, я не знаю. Не буду касаться этой тонкой темы. Я думаю, что с коррупцией бороться надо. Коррупция, в свое время, погубила не одно государство.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?