«Рецепт молодости»

07.06.2008, 14:45 Открытая студия

Где спрятан секрет вечной молодости? Как победить старость? Да и вообще, нужно ли с ней бороться? Всем хочется жить дольше, но быть при этом до конца здоровым и красивым.

Как это сделать – ответ на вопрос ищем в программе «Открытая студия».

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гость в Петербурге: директор Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии Северо-Западного отделения РАМН, член корреспондент РАМН, доктор медицинский наук, профессор, вице-президент геронтологического общества РАН и главный геронтолог и гериатр Санкт-Петербурга Владимир Хацкелевич Хавинсон.

Гость в Москве: заведующая лабораторией химического факультета Московского государственного университета, доктор химических наук, профессор, член-корреспондент РАН Ольга Анатольевна Донцова.

Гость в Третьей студии: директор негосударственного фонда «Древо жизни», член экспертной группы комиссии Общественной палаты России Светлана Владиславовна Трофимова.

Ника: Хорошо дожить до 150 лет, если все вокруг доживут до 150 лет. А то ни друзей, ни поклонников… Вас не удивляет, что результаты уличного опроса показывают, что люди не хотят жить долго. Или они просто не верят в это?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Ну, во-первых, они не верят в это. Во вторых, хорошо жить – это когда в хорошей стране. Говорят, что длинная жизнь тогда имеет смысл, когда можно себя реализовать, когда ты нужен окружающим и, конечно, себе. Что касается вопроса жизни 100, 200, или 1000 лет – это вопрос простой. Максимальная точка в книге рекордов Гиннеса – 122 года. Больше никому прожить не удалось. В Петербурге несколько сот человек выше ста лет. В Японии несколько десятков тысяч людей, которые перешагнули рубеж ста лет. но главное – это не цель, количество лет, а качество жизни. если ты можешь творить, что-то делать, быть полезным обществу, себе и всему остальному, то это, безусловно, имеет огромный смысл, реализация своих способностей, своего творческого потенциала. поэтому задача геронтологии – это увеличение активного долголетия, чтобы человек и в 80 лет, и в 90. Мы видим пример многих режиссеров, актеров, которые и в 90 лет прекрасно творят, выступают. Все академики, старший средний возраст академика – 76 лет, они прекрасно работают. сейчас в 4-й раз будет избран президент академии наук, в 71 год. А академик Углов? Ему в этом году 104 года исполняется. Поэтому задача геронтологии – это, безусловно, увеличение качества жизни, функций организма. Этим должны заниматься геронтологи. Это реальные научные результаты в виде лекарств или биорегуляторов, которые позволяют увеличить потенциал организма.

Ника: Ольга Анатольевна, я понимаю, что хорошо бы долго жить и быть в силе и творить, и работать, и радоваться жизни, все равно человек доходит до какого-то возраста, а с какого-то возраста уже должен держаться. С какого возраста мы должны держаться? Это 45, 70, 80 лет? С какого возраста мы должны как-то законсервироваться внутренне?

Донцова Ольга Анатольевна: Лучше всего законсервироваться в 30 лет.

Ника: Это реально или это фантастика?

Донцова Ольга Анатольевна: Это конечно фантастика, это малореально, но любой человек должен стремиться жить полноценно в любом возрасте.

Звонок телезрителя: Я бы хотела сказать, что долгожитель – это, в основном, добрый, отзывчивый и оптимистично настроенный человек. Если он не будет жить с любовью к детям, к друзьям, к жизни – ему никакая таблетка не поможет. Мне 75 лет, я ребенок войны. Но меня очень часто возмущает отношение врачей, когда говорят, «сколько вам лет? Ну, что вы хотите, вам же столько лет»! Я таблеток не пью, поэтому мне хочется, чтобы все-таки было направление медицинское, добрым словом иногда люди лечат, врачи особенно. Если врач добрый человек, он всегда поможет человеку не таблеткой, а добрым словом. Я всем желаю быть здоровыми, быть оптимистами и добрыми душой.

Звонок телезрителя: Я звоню из Салехарда. Я тоже считаю, что таблетки от старения нам ничем не помогут. Я считаю, что нам надо, чтобы были чистые экологические продукты, ведь наше здоровье от чего зависит? От экологии. Посмотрите, как сейчас все загрязнено, какие мы продукты едим. Это же тоже все влияет на наше здоровье. мне 35 лет, но у меня сейчас уже такие ужасные заболевания, хотя раньше такими заболеваниями люди болели где-то в старости, лет в 70 – 80. Сейчас все болезни молодеют, потому что экология безобразная. Я бы лучше хотела, чтобы ученые работали над чистыми продуктами, чтоб не было никаких модифицированных добавок. То, что мы едим на севере, к нам везут все дорогущие продукты, у нас килограмм помидоров стоит 140 рублей. У вас, я смотрю сейчас тепло, а у нас снег, метель и минус 2. Я считаю, что таблетки от старения нам ничем не помогут.

Ника: Ну, на всякий случай, давайте договоримся, пусть ученые над всем работают, и над экологией, и над таблетками.

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Оба звонка абсолютно правильные. Первая дама, которой 75 лет, ее мысль о том, что хорошее настроение, отсутствие депрессий, стресса является некой гарантией долгожительства – абсолютно верно. Раньше в Древнем Риме была такая пословица, что раны у победителей заживают быстрее, чем у побежденных, это очень важно. Второй звонок из Салехарда тоже абсолютно правильный, старение зависит от 5и факторов, первое – генетика, то есть, какой набор генов, тут ничего не скажешь; второе – экология; третье – продукты питания, пища и вода; четвертое – образ жизни, доброту мы в образ жизни, и пятое – это работа. Есть различные параметры работы. Они тоже иногда сокращают жизнь. Сумма этих факторов и является тем, кто сколько сможет прожить. по отдельности ничто не определяет ни экология, ни генетика. Именно суммарное воздействие на человека. поэтому врачи, безусловно, могут заниматься профилактикой болезни, определить каике гены, это возможно, уже сегодня можно определять риск развития заболевания по определению генов. Далее, что касается пищи, воды – это важнейшее. Вообще, самое хорошее лекарство – это хорошие продукты. Это в общем-то само собой разумеется. Продлить жизнь на сегодня невозможно, примерно 90 – 100 лет – это сегодняшний этап развития науки, больше он не позволяет, 110 лет – это максимум. В Петербурге долгожителей старше 90 лет – около 20 тысяч человек и многие из них в очень хорошем состоянии.

Ника: Ольга Анатольевна, и все-таки, если эти 5 факторов, на что сегодня наука может повлиять?

Донцова Ольга Анатольевна: Наука может повлиять очень на много, потому что все эти факторы, о которых говорили, они тоже зависят от науки. Наука определяет качество жизни, чем больше развито общество, тем оно богаче, чем больше инновационных технологий в нм, тем, соответственно, качество жизни лучше. Опять же, продукты. Если мы говорим об экологически-чистых продуктах – это тоже зависит от науки. кроме того, современная наука разрабатывает средства, которые позволяют продлевать продолжительность жизни, различные антиоксидантные добавки и т.д., которые работают против тех факторов, которые мы получаем от экологии, от продуктов и т.д. Так что, теоретически, такие лекарства возможны.

Ника: Теоретически или уже есть какие-то опыты? Насколько теория к практике приближается?

Донцова Ольга Анатольевна: Ну, до практического применения, конечно, далеко, но в Москве есть такая известная лаборатория Скулачева, которая разрабатывает различные антиоксидантные добавки, которые на модельных животных показывают очень хорошие результаты.

Ника: Когда вы говорите «антиоксидантные добавки», речь идет о чем, это не та ли теория Мечникова, если я не ошибаюсь, что организм отравляет сам себя. Антиоксидантнеы добавки могут замедлить это самоотравление организма. Или нет? Для чего эти антиоксидантные добавки?

Донцова Ольга Анатольевна: Если мы перейдем на уровень клетки, то каждая клетка должны функционировать. Для того, чтобы она функционировать могла успешно – нужна стабильность генома, отсутствие мутации. В процессе жизни, под воздействием экологии, плохих продуктов, даже хороших продуктов возникают различные вещества, которые способствуют повреждению генома. И все это нарушает программу клетки и вызывает сбой функционирования организма, развитие различных заболеваний и так далее. Если научиться как-то такие стрессы подавлять, например, с помощью некоторых антиоксидантов, то, в принципе, можно научиться сохранять организм в более работоспособном состоянии.

Ника: Вы согласны?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Да. безусловно. Вообще, лаборатории Ольги Анатольевны очень известна взаимодействием нуклеиновых кислот и пептидов, и белков. Это очень важный компонент сохранения стабильности генома и длительности жизни. И я хочу добавить как геронтологи профессионал в этой области, что на сегодняшний день уже известны реальные геропротекторы, которые выделены из тимус – это для удержания иммунной системы, из эпифиза мозга, и это опубликовано, в течение 30 лет шли испытания совместно с профессором Анисимовым Владимиром Николаевичем, президентом общества геронтологов, который испытывает на себе вещества Владимира Скулачева, они ведут совместную работу. И это опубликовано и удалось продлить жизнь экспериментальных животных на 30 – 40%. Это уже классика.

Ника: А какие животные?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: мыши, крысы, обезьяны… Еще мухи.

Ника: Неужели муха похожа на нас?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Что интересно, вещества, нуклеиновые кислоты и пептиды – они одинаковые у всех живых организмов, поэтому это как модель. как модель этого достаточно. Поэтому некоторые препараты на сегодняшний день являются реальностью. Более того, проведены огромные исследования на Украине, в Киеве и в Санкт-Петербурге на пациентах, которые принимали в течение ряда лет препараты, укрепляющие иммунную систему, эндокринную систему и удалось получить в течение 12 лет снижение смертности в 2 раза. Эта монография была удостоена премии Президиума Академии наук Украины. Поэтому говорить, что сегодня это все в теории – это не совсем так. То есть, уж сегодня есть реальные препараты, они, конечно, в очень маленьком количестве производятся, это сложно, но это уже первые шаги уже, безусловно, сделаны.

Ника: Светлана Владиславовна, я знаю, что ваш фонд «Древо жизни» как раз изучает опыты и принципы долгожительства. Я понимаю, что у нас нет специалиста, который занимается своими программами и знает программы коллег, но много ли сегодня вот этих путей? Насколько разными путями сегодня идут ученые?

Трофимова Светлана Владиславовна: Конечно, основная цель любых общественных организаций и, в частности, нашей организации, фонде «Древо жизни» заключается именно в координации усилий науки, медицины, социальных структур, государственных структур в продлении активного долголетия наших сограждан и основная цель фонда «Древо жизни» как раз и заключается в повышении качества жизни и оздоровления российского населения. Мне кажется, я ничего нового не скажу, если сообщу, что на сегодняшнйи момент в современном обществе бытует культ молодости. СМИ пропагандируют молодость, здоровье, красоту.

Ника: Мы культивируем все-таки молодость видимую. Одно дело, когда мы лицо себе подтянули, вкололи и молодо выглядим, а другое дело – это сохранить молодость организма. Это все-таки разные вещи.

Трофимова Светлана Владиславовна: Совершенно верно, но еще хотелось бы остановиться на то, пройдет каких-то 50 лет и каждый 3й житель нашей планеты будет уже в возрасте старше 60 дет. Поэтому, на сегодняшний день, надо срочно менять отношение вообще к старости и к людям пожилого и старческого возраста. Пропаганда активного долголетия, мне кажется, на сегодняшний день, это основная задача любых общественных организаций. Понимая эти задачи и решая поставленные цели и задачи нашей организации, мы разработали ряд проектов, один из которых – это учреждение премии Творческий долгожитель и долгожитель России.

Ника: То есть, это вручается очень взрослым людям?

Трофимова Светлана Владиславовна: Совершенно верно. Тем, кто себя берег. Первая премия Творческий долгожитель была вручена в июле 2007 года на открытии 6-го европейского конгресса международной ассоциации геронтологии и гериатрии и была вручена нашему петербургскому ученому, академику Углову Федору Григорьевичу, которому на момент вручения премии было 102 года. Он оставался и остается активным…

Ника: И до недавнего времени был еще оперирующим хирургом.

Трофимова Светлана Владиславовна: А премия Долгожитель России была вручена старейшей жительнице России, 117 лет. А на момент вручения премии она была старейшей жительницей в мире. Она жила в Якутии, где кажется экология не очень хорошая, Север, холод, но в то же время, какие-то генетические запасы, генетический резерв позволил этой женщине дожить до столь преклонного возраста.

Ника: Вспоминается старый анекдот, как один господин дал себе слово к 80 годам в совершенстве выучить английский язык и теперь делает все, чтобы дожить до этого возраста. У нас официально люди до 45 лет считаются молодыми. От 45 до 59 людьми среднего возраста, от 60 до 74 пожилыми, от 75 до 89 старыми, свыше 90 лет – долгожители. По хорошему, все мы люди среднего возраста.

Улица Петербург: Я сюда приехала в гости из Новороссийска, но родилась здесь в Санкт-Петербурге и приехала посмотреть на свою Родину. Зависит ли долгожительство от места жительства, будь то горы или нет, север или юг, социальные условия в стране? Говорят, что в России люди стареют быстрее, чем на Западе, жить труднее.

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Знаете, безусловно, влияние климата и местности имеет значение, но не абсолютное. У нас в Санкт-Петербурге несколько сот людей выше ста слет, не смотря на нашу дождливую погоду, экологию и т.д. Но есть такие местности, где концентрация, удельный вес людей пожилого возраста или столетних выше, это известные районы Абхазии, Кабардинобалкарии, но, что оказалось интересно, и в Тюмени, кажется тоже Сибирь и не все может быть хорошо экологически, тоже довольно высокая концентрация и почти равная южным районам. По большому счету, климатические и географические условия не являются решающим фактором в долгожительстве.

Ника: Если говорить про гены, есть какая-то прямая зависимость, если родители долго живут, то у их детей больше шансов прожить более длинную жизнь? Если мы отбросим в сторону несчастные случаи и всякие там заболевания.

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Совершенно верно. Гены разные и, как правило, в большей степени вероятности, люди, которые имеют хороших предков на протяжении нескольких поколений, хорошую наследственность, но при учете многих поколений, то это, безусловно, повышает шанс дожить до более преклонных лет.

Ника: Ольга Анатольевна, интересно, если посмотреть так на человека целиком, можно ли говорить о том, что весь организм отвечает за возраст или отвечают щитовидные железы, голова, сердце, еще что-то? Какие-то наиболее важные в этом смысле части тела.

Донцова Ольга Анатольевна: Я не врач, мне трудно ответить на этот вопрос, но, на мой взгляд, весть организм в целом ответственен за его состояние. Если у вас что-то не в порядке, вы не будете себя хорошо чувствовать и не будете долго жить.

Ника: А вы как считаете, нет такого?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Знаете, есть несколько органов у человека, которым принадлежит ведущая роль в сохранении здоровья и длительности жизни. К ним относится центральный орган иммунной системы тимус, это над сердцем за грудиной. Кстати, что интересно, нательный крестик, который носят некоторые наши граждане, он оказывается в зоне, которая постоянно раздражается, это зона тимуса. Это очень хорошо. Ношение крестика, даже может медного или серебряного, это все время активирует зону тимуса. Это было одно из моих личных объяснений и очень хорошее совпадение. Второй крайне важный орган – это эпифиз. В центре мозга очень хорошо закрытый, находится маленькая железа весом всего 1 грам. Этот эпифиз вырабатывает мелатонин. Так вот этот эпифиз является центральным регулятором всей эндокринной системы. И вот препарат, сделанный из эпифиза, экстракт, является на сегодняшний день рекордным в эксперименте в области продления жизни. То есть, эпифиз является центральным регулятором всей эндокринной системы и, на сегодняшний день, если говорить о средстве продления жизни, то ближе всего к этому находятся вещества, которые находятся в эпифизе мозга млекопитающих.

Ника: А считается, что, если сердце здорово, это верный путь жить хорошо. То есть сердце на третьем месте?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Знаете, все находится на первом месте. Поэтому, конечно, надо иметь все в порядке в большей или меньшей степени, но старение начинается с угнетения функций тимуса (иммунной системы) и эпифиза. Это классика, опубликованная во многочисленных книгах, монографиях, это уже то, что известно.

Звонок телезрителя: В 80-х годах в Ленинграде изучался вопрос, можно ли жить долго, потом выяснилось, что долго жить трудно, а вот жить молодым отведенные лет сто оказалось реально. Мы работали с американским препаратом цитохенином с 1974 года, который действовал на растения. То есть, засохшему старому больному растению вводили цитохенин и растение оживало, оно получало новую вторую или даже третью молодость. Но потом опыты прекратились с цитохенином, потому что это действовало только на растения, но в начале 80-х годов на новой формуле цитохинина получились опыты на лягушках. Дряблая лягушка, отживающая свой срок, получала вторую молодость, третью не получалось, препарат был достаточно грязный, но лягушка получала вторую молодость и умирала, прожив точно отведенный срок, молодой. В нашем политбюро, это была закрытая тема, обсудили этот вопрос и, учитывая теорию Гумилева, если вы представляете, что люди до самой старости будут как хорошие батарейки, будут до ста лет молодыми и энергичными.

Ника: Спрашивается, от чего они тогда умирают, если батарейка хорошая?

Звонок телезрителя: Кончается отведенный заряд. Как ни странно, жизнь сохранить невозможно, там другие факторы после ста лет входят в жизнь, человек не рассчитан настолько. А вот вернуть молодость, как оказалось проще. Но политбюро было принято решение, что препарат, который сделает всю страну молодую, а молодежь – это бунтари, он не нужен просто. В конце 80-х темы были закрыты и все это заглохло. Но синтез новой формулы цитохенина занимает всего 6 недель и стоит всего 2 миллиона долларов. То есть, если это понадобится, все данные есть и люди могут этим воспользоваться.

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Работы по данному веществу, я этого не знаю, но были работы нашего советского академика Чайлохяна, который занимался, брал экстракт из молодых растений и вводил его старым растениям и, действительно, получал улучшение качества. Если растение плохо росло, из здорового молодого растения брался этот экстракт и водился, и оно оживало. Такие опыты велись, они были опубликованы, он доктор академии наук СССР. А что касается первого вещества, эти публикации я не видел. И вообще, когда говорят о закрытых работах политбюро, это всегда очень большой вопрос.

Ника: Ну, генетика тоже была продажная девка империализма.

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Все настоящее публикуется в рецензируемых журналах и повторяется другими учеными. Невозможно секретные работы в подвалах Кремлевской больницы или лубянки, кто-то что-то изобретал… Все, что сделано, все опубликовано. Секретным могут быть микробы, вирусы, бак.оружие, а то, что касается здоровья, жизни, это всегда публикуется, повторяется и только этому можно верить.

Ника: Ольга Анатольевна, может быть вы что-то знаете об этих разработках и есть ли, может быть, западные разработки, которые нашим ученым недоступны, запретны?

Донцова Ольга Анатольевна: Я тоже не в курсе работ, о которых говорил товарищ, но согласна с тем, что все реальные разработки либо публикуются, либо патентуются и оцениваются другими учеными. И эти данные должны быть воспроизведены другими учеными, только тогда они могут быть признаны реальными. Анна Западе таких работ много проводится. Есть успехи. Если вы сравните, как себя чувствуют и выглядят пожилые люди на западе, насколько они активны и сравните их с людьми у нас, то вы увидите, что все-таки там люди живут более активно и сохраняют молодость существенно дольше. Это, конечно, комплексный фактор. Это и образ жизни, и уровень медицины, и уровень продуктов, и состояние общества, все в целом.

Ника: Известно, что на Окинаве в долине Хунза живут самые старые жители планеты, здоровые и жизнерадостные люди, хотя уровень жизни там, прям так скажем, не очень благополучный. Туда паломничество чартерами. Они едят в основном рис, все виды капусты, сои и все производные. Очевидно, у них какое-то правильное питание.

Улица Петербург: Правда ли, что активный секс продлевает жизнь, молодость и как особенно продлевает жизнь секс с молодыми?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Многие специалисты в области эндокринологии, было отмечено, что все долгожители, как правило, имеют много детей и сохранялась у них половая функция очень долго, до 80 – 90 лет. Наш гроссмейстер Тайманов, у него родилась двойня, когда ему было 78 лет. Я видел этих детей и таких случаев достаточно много. Более того, половая функция сохраняется у мужчин в ряде случаев до 90 лет. Поэтому по поводу активации она совершенно права. В старину говорили, что секс и сексуальные отношения продлевают жизнь, в какой-то степени сохраняют молодость.

Ника: Это как-то можно химически объяснить?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Это химически объясняется взаимодействием веществ, гормонов. Мужчины и женщины созданы не зря. Поэтому взаимодействие между ними с точки зрения гормональной, биологической, это все существует. Вспомните, к царю Соломону вечером несколько молодых девушек помещали. Царь был 80 лет. Это вопрос абсолютно правильный, нужный и необходимый. Кстати, нарушение интимных отношений у женщин в ряде случаев ведет к появлению опухолей гормонозависимых. Не ритмичные взаимоотношение, отсутствие их. По статистике, рак молочной железы встречается чаще у тех женщин, у которых по каким-то причинам нет сексуальных отношений.

Интернет-вопрос: Сейчас очень модно ездить на восток, в Тибет. Люди едут за рецептами долголетия и философией. Это действительно так, там спрятаны секреты или сегодня это просто легендарное название, которое осталось в памяти и люди едут?

Интернет-вопрос: Нужно ли нам бессмертие?

Интернет-вопрос: С чем связаны случаи преждевременного старения?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Преждевременное старение – это очень редкий случай, это буквально единицы на сто тысяч населения. Это в статистике практические не учитывается, но преждевременное старение понимается в геронтологии, когда люди умирают в возрасте 70 – 75 лет. Это преждевременное старение. Нормальное физиологическое старение по физиологии старения – это 90 – 100 лет. Это нормальное старение. Мы не берем синдром Вильнера, когда человек в 25 лет. Это редчайший случай, это не стоит такого внимания, обсуждения.

Ника: Ольга Анатольевна, исследования, которыми вы занимаетесь, они на что, в первую очередь, направлены? Может быть, от вас стоит ожидать какого-то решения по этому вопросу?

Донцова Ольга Анатольевна: мы занимаемся таким совершенно особым ферментом. Известно, что любая клетка может поделиться определенное количества раз, если в ней не активирован этот фермент, поэтому, если этот фермент можно активировать, тогда клетка приобретет новый потенциал для деления. В нашем организме есть такие клетки, которые умеют делиться сколько угодно долго. Это стволовые клетки и половые клетки. Все остальные клетки могут поделиться только определенное количество раз.

Ника: А наша жизнь зависит от способности клеток делиться?

Донцова Ольга Анатольевна: Ну, если клетка поделилась больше, чем она может, то она просто умирает.

Ника: А правда ли, что в клетке вообще, в принципе заложен механизм самоубийства?

Донцова Ольга Анатольевна: ну, если вы сделаете клеточную культуру, в которой экспрессируете тот фермент, которым мы занимаемся, она может жить неограниченно долго.

Ника: Насколько я понимаю, этими проблемами занимаются уже более ста лет. Насколько близко мы стоим к разгадке, к этой чудодейственной таблетке, ложке, эликсиру какому-то?

Донцова Ольга Анатольевна: Я думаю, что в пределах нашей жизни мы такую таблетку не сделаем.

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Я так не считаю. Ведь частично эти вещества уже сделаны, которые способствуют увеличению средней продолжительности.

Ника: Может посоветовать людям что-то принимать? Я понимаю, есть витамины, мясо, фрукты, красное вино, но ведь надо нам всем что-то с 15 лет пить, понимаете?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Я хочу сказать, что исследования Ольги Анатольевны направлены на выяснение механизма долголетия, взаимодействия нуклеиновых кислот и белков – это очень важные и ценные исследования. Но для нас, что нужно делать – это, безусловно, вода, питание экологически чистое…

Ника: мы не можем найти продукты, мы не можем изменить экологию, нам хочется заветную добавку к чему-то?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: Никогда никакой таблеткой никого не спасешь. Комплекс различных воздействий и влияний, где все, начиная от продуктов, условий жизни и в том числе применение неких биорегуляторов, которые сегодня уже существуют. Есть лекарственные препараты. Для этого есть врачи геронтологи и гериатры, именно они занимаются и больше знают от этом.

Ника: Светлана Владиславовна, этим вопросом надо заниматься, когда человеку 25 лет? 35 Лет? Или когда после 70 начинается преждевременное старение?

Хавинсон Владимир Хацкелевич: В Санкт-Петербурге подготовлена программа под таким названием «Профилактика возрастной патологии ускоренного старения, снижение смертности от биологических причин и увеличение трудоспособного периода населения Санкт-Петербурга». Эта программа прошла оба комитета, поддержана и находится на рассмотрении губернатора. А вообще о возрасте надо думать с 20 лет. Это зависит от уровня культуры, образования, воспитания. Именно это формирует то стремление к совершенству и сохранению совершенства у людей.

Ника: Светлана Владиславовна, эти программы, вы собираетесь консультировать и осуществлять разные исследования, а где можно советы получить? Вы даете людям какие-то советы?

Трофимова Светлана Владиславовна: Я думаю, что, если я повторюсь еще раз, что задача любой общественной организации заключается именно в организации и объединении усилий и врачей, и науки, и социальных структур, и государственных структур для пропаганды активного долголетия, для повышения качества жизни российского населения. И общественные организации должны как можно активнее на сегодняшний момент поддерживать программы. И научные программы по изучению долголетия…

Ника: А много людей среди разных структур, которые отпихиваются и говорят, что вы со своей ерундой, какое долголетие?

Трофимова Светлана Владиславовна: К сожалению, приходится сталкиваться с этими проблемами. Но мне кажется, что из года в год, восприятие обществом того, что надо менять отношение к людям в возрасте и вообще к понятию о старости мы наблюдаем.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке