«Автостоп»

10.06.2008, 14:45 Открытая студия

Да здравствует романтика большой дороги! Да здравствует автостоп – любимое развлечение молодёжи на каникулах и в отпуске. Так ли автостоп романтичен на самом деле? А вы знаете, что ровно треть автостопперов регулярно становятся жертвами преступлений и несчастных случаев?

Кто предупреждён, тот вооружён – делимся знаниями и обсуждаем автостоп в программе «Открытая студия».

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гость в Петербурге: мастер Гильдии автостопа Михаил Гуменик.

Гость в Москве: член московской школы автостопа Светлана Шанина.

Графика: Путешествовать автостопом не так безопасно, как нам кажется. В результате опроса выяснилось, что 32% автостоперов становились жертвами несчастных случаев или преступлений. Правда, 68% ответили, что ничего страшного на "большой" дороге не случалось. Как ни странно, половина несчастных случаев и преступлений случались не ночью, а днём. Главные опасности: грабежи, изнасилования и побои. Если вы решаетесь, то помните, что путешествовать в одиночку в полтора раза опаснее, чем в паре или с группой.

Ника: Вопрос опасности и безопасности будет висеть. Вы согласны с приведёнными цифрами?

Гуменик Михаил: Это статистика. С трактовкой этих цифр я не согласен, потому что самая большая опасность – это в любом случае не грабежи и прочее, а автомобильная авария с летальным исходом.

Ника: Если возьмём огромный шар, круг и назовём его миром автостопа. Несчастные случаи, которые назвала Оксана – это редкая ситуация? Редкий кусочек этого круга?

Гуменик Михаил: Мир автостопа мозаичен, это не цельный мир. Есть много разных движений, течений, люди путешествуют автостопом по разным причинам, на разные расстояния, в разных местах, с разной степенью подготовленности и т.д.

Ника: Сколько лет вы занимаетесь автостопом?

Гуменик Михаил: 12 лет.

Ника: Вы за 12 лет хотя бы раз купили билет на автобус или на поезд?

Гуменик Михаил: Конечно. Вообще, я работаю на железной дороге.

Ника: Светлана, а вы сколько лет занимаетесь?

Шанина Светлана: Я автостопом занимаюсь уже около 8 лет, с 14 лет.

Ника: Знали ли об этом ваши родители? И что они вам сказали на это?

Шанина Светлана: Родители знали. Но они только рады, что их ребёнок вместо того, чтобы проводить свободное время где-нибудь в подъезде, с собутыльниками, он путешествует, смотрит мир и получает массу удовольствия.

Ника: Насколько я знаю, Вы особый ребёнок, из особой семьи, потому что Ваш папа – известный путешественник Валерий Шанин. То есть он сказал: молодец, дочка, на тебе рюкзак, поезжай, денег не дам.

Шанина Светлана: Он даже первый раз взял меня с собой. Первое моё путешествие автостопом – это было путешествие по Европе. Мы проехали около 10 стран Европы, для меня это было необычайно, я не чувствовала опасности, потому что была со своим отцом и полностью ему доверяла.

Ника: Хочу уточнить. Вот я говорю всё время: молодые люди. Каков средний возраст у тех, кто занимается автостопом сегодня?

Гуменик Михаил: В основном, молодёжь. Но и люди старшего возраста тоже приходят к нам, в том числе и пенсионеры.

Ника: Как правильно говорить: автостоперы или автостопщики?

Гуменик Михаил: Мы говорим «автостопщики».

Звонок телезрителя: Я сам – дальнобойщик, я сталкивался с этими ребятами. Я вообще бы их не брал. Столкнулся с ними, и они меня ограбили.

Ника: А вы уверены, что это автостопщики, а не какие-то люди, ловящие попутную машину?

Звонок телезрителя: Нет, это автостопщики, одетые в свои костюмы, грязные все, чумазые, с гитарами. Они утащили у меня деньги, телефон, документы.

Звонок телезрителя из Москвы: У меня вопрос к Светлане, как она относится к семейной жизни? Они всё время ездят, путешествуют, как они находят время на семью, на детей?

Ника: Если муж не будет любить автостоп, то шансов у жениха немного.

Звонок телезрителя Бориса: Я слышал, что в некоторых штатах США законом запрещено брать голосующих на дороге, правда ли это? И есть ли ещё в каких-то странах такие законы?

Ника: Светлана, вы же только что объехали или всю, или половину Америки?

Шанина Светлана: 10 стран Центральной Америки. Говорят, что есть такие правила, однако я лично в США не была, мы проехали от Мексики до Колумбии, там можно, там подвозят даже очень хорошо.

Ника: Михаил, а есть ли запрещения в Европе?

Гуменик Михаил: Я не слышал.

Ника: Теперь по поводу личной жизни. Ваша жена с Вами катается или дома сидит?

Гуменик Михаил: Иногда. Обычно мы ездим вместе. Мы и познакомились в клубе. У тех, кто занимается автостопом вполне есть возможность устроить свою личную жизнь. У нас есть клуб, в котором много человек, люди приходят, уходят, знакомятся и т.д.

Шанина Светлана: Я не думаю, что это проблема. Но для себя считаю, что семейная жизнь – это прежде всего, поэтому советую путешествовать автостопом и просто самостоятельно, в первую очередь, студентам, молодёжи, тем, кто ещё не имеет ни детей, ни семьи. Я считаю, что для девушки, когда появляются дети, то лучше их воспитывать, находясь с ними рядом, а не бросать их одних и уезжать, куда хочется.

Ника: То есть это нормальная практика, когда люди становятся взрослее, заканчивают учёбу, заводят семью – многие отходят от автостопа, да?

Шанина Светлана: Да, это так. Мы считаем, что лучший возраст для путешествия – это, примерно, от 18 до 25 лет.

Ника: А по поводу звонка дальнобойщика?

Гуменик Михаил: Как я уже говорил, автостопный мир мозаичен, люди разные, есть разные автостопные течения. Люди путешествуют автостопом по разным причинам. Во-первых, самое большое количество автостопщиков, я так понимаю, что у водителя были проблемы не с ними, а это просто местные жители, которые не столько путешествуют, а скорее ездят в соседнюю деревню к бабке-дедке, на рынок или просто опоздав на автобус. Автостопщик – это человек, который, видимо, регулярно этим занимается.

Ника: Но у вас ведь существуют костюмы, он говорит, что на них были специальные костюмы?

Гуменик Михаил: Сейчас костюмы есть у подавляющего числа автостопщиков, кроме этих вот местных жителей. В данном случае можно только сказать: в семье не без урода. Некоторое время назад пошла в молодёжной среде довольно массовая реклама автостопа, особенно с развитием Интернета. И, естественно, на этой волне к этому движению примкнула всякая пена. От этого никуда не денешься. Есть такое явление, например, вписка, когда люди заранее договариваются о том, что они будут у кого-то в другом городе. Есть люди даже, которые воруют на вписках.

Ника: Что это за слово Вы употребляете?

Гуменик Михаил: Вписка. Человек приезжает в незнакомый город и ищет там ночёвку не в гостиницах, а у кого-то; по нашему сленгу, скажем так, это слово называется «вписка».

Ника: Это частный сектор, или у кого-то, кто тоже занимается автостопом?

Гуменик Михаил: У того, кто тоже занимается автостопом.

Ника: Если водитель сажает к себе автостопщика, может ли он получить какую-то информацию о пассажире, например, что он из такого-то клубы и т.п., есть ли у вас какие-то там карточки? Иначе, действительно, получается риск: мы сели в неизвестно, какую машину и посадили неизвестно, каких людей?

Гуменик Михаил: Это риск.

Звонок телезрителя: Я хотел бы Светлане Шаниной сказать, пусть поклонится отцу Валерию от меня, потому что Валерина книга «Автостоп» появилась в Сосново для того, чтобы я пошёл автостопом и сразу пошёл в Европу. В этой книге потрясает внутренняя свобода – человек берёт и идёт. Я думаю, что молодёжь идёт в мир, чтобы его посмотреть, а когда тебе 39, ты идёшь в мир, чтобы себя посмотреть, лучше видишь и понимаешь себя. Потому что мир – это некое отражение того, что ты есть. Мир един и добр, каким будешь ты, таким и мир тебе откликнется. Для меня автостоп – это философия, философия проживания жизни. И если ты это понимаешь, то стремишься выстраивать отношения с миром так, чтобы не вызывать раздражения, злости, агрессии. Мы говорим о плате за автостоп, она существует: ты являешься попутчиком для человека, тебя водитель берёт, потому что ты попутчик. А в жизни важно иметь толкового хорошего попутчика, по-другому в нашей жизни бывает очень сложно.

Ника: Как вас зовут?

- Сергей Фёдорович.

Ника: Сергей Фёдорович, вот вы говорите о внутренней свободе. Почему человек не может быть настолько внутренне свободным, садясь в собственную машину, опустив или подняв все окна и путешествуя в полном комфорте? В чём принципиальная разница? Зачем вам этот риск, эти неудобства, эти незнакомые люди на вашем пути?

Сергей Федорович: Здесь нет никаких неудобств, потому что ты тоже выбираешь, ты можешь не в каждую машину садиться. Ты останавливаешь и смотришь. У меня самое интересное, первый транспорт, который я остановил Это была свадебная коляска в Германии. Они ехали в деревню, чтобы там участвовать и праздновать, а по дороге меня подхватили. Я километра полтора с ними проехал, и для меня это был такой символ. Свободным можно быть везде, если ты умеешь быть свободным. Почему не за рулём? Потому что за рулём всё-таки ты привязан к одному пространству – пространству машины, а так у тебя могут меняться пространства, меняться люди. И когда ты уже начинаешь в какой-то момент доверять миру, у меня в конце автостопа даже машины останавливались и подбирали, хотя я не голосовал.

Шанина Светлана: Я папе обязательно передам.

Ника: Скажите, может вы – особые люди? Потому что я честно скажу: у меня там в силу работы, и таких работ много, когда люди очень много работают с людьми, у меня недостатка в общении ни в студии, ни за рамками эфира, нет. Мне было бы странно поехать ещё куда-то, чтобы поговорить с кем-то в дороге. Может, вам не хватает какого-то общения?

Шанина Светлана: Мне кажется, что самое главное, суть автостопа в том, что ты познаёшь мир.

Ника: А как попутчики? Ведь вы всё равно общаетесь с людьми. Если вы будете скучные, угрюмые или сонные, у какой интерес водителю везти? Ему ведь тоже интересно, садятся девчонки там, студентки, из Москвы, у них какая-то жизнь другая, правда?

Шанина Светлана: Конечно, автостопщики из нашего клуба из московского, насколько я знаю, у нас очень много людей, они все весёлые, готовы рассказать тебе массу интересных историй, поделиться впечатлениями и найти общий язык с водителями.

Ника: Давайте попробуем создать образ автостопщика. Это, наверное, как правило, коммуникабельные люди, так?

Гуменик Михаил: Человек должен быть, в первую очередь, открытым и гармоничным.

Ника: Есть люди, которые попробовали и поняли, что это совсем не их?

Гуменик Михаил: Я думаю, есть.

Звонок телезрителя Максима: Я имею практику автостопа, в молодости принадлежал к неформальному объединению хиппи, прошёл автостопом по России, тогда ещё выезда за рубеж не было, это конец 80-х, середина 90-х годов. Я хотел сделать небольшой комментарий по поводу безопасности передвижения автостопом. Действительно, человек, который передвигается по стране автостопом, он, в первую очередь, коммуникабелен. Отсюда же идут гарантии его безопасности: нет такой ситуации, из которой коммуникабельный человек не смог бы выйти либо без потерь, либо разыграть эту ситуацию в ту сторону, чтобы не произошло чего-то непоправимого.

Ника: То есть были ситуации, когда язык Вас спасал в результате?

Максим: Естественно, таких ситуаций не избежать, учитывая то, что сейчас и обстановка такая на дорогах, по крайней мере, в России, что не так охотно берут на борт дальнобойщики попутчиков. Раньше было чуть проще, люди были более открытыми.

Ника: Вы своим детям, если у Вас есть выросшие дети, свободно бы разрешили путешествовать автостопом, особенно внутри страны?

Максим: Я бы разрешил, но перед этим, естественно, порекомендовал бы определённые навыки, которые в своё время пригодились мне.

Улица Петербург: Мы готовы провести небольшой мастер-класс. Опытный автостопщик Валя, которая недавно проехала всю Азию и даже Тибет. Она посоветует, как правильно должен быть одет автостопщик: автостопщик должен быть одет в комбинезон. В разных клубах свои комбинезоны со своими эмблемами. Если человек в комбинезоне, он никогда Вас не обворует. В комбинезоне удобно, кроме того, Вы видны издалека, это яркая одежда, и ночью на нем видны светоотражающие полоски. Женщины тоже одеваются в комбинезоны, но если его нет под рукой, то главное, одеваться не в облегающую одежду, свободный спортивный костюм. В рюкзаке главный набор автостопщика: спальник, палатка, желательно горелка, котелок. Мы иногда останавливаемся где-нибудь в лесу, возле трассы, когда едем очень долго, и застаёт ночь в дороге. Если нет особой формы под рукой, главное всё-таки - рюкзак. Если я, например, еду с рюкзаком, водитель сразу видит, что я путешествую. Есть несколько жестов автостопщика для того, чтобы голосовать на дороге, условно говоря, есть европейский жест, есть наш, российский.

Ника: Понятно, если девушка без рюкзака и в мини юбке, то она по другой причине стоит на трассе. Скажите, каковы правила поведения автостопщиков? Что надо делать, чего не надо? Для чего-то люди приходят в школы автостопа?

Гуменик Михаил: Есть правила нескольких типов. Во-первых, есть правила, которые облегчают жизнь, ускоряют перемещение, по этому поводу у нас читаются целые курсы лекций. Для того, чтобы быстрее добраться из точки А в точку Б автостопом, надо использовать правильную стратегию, тактику, голосовать технично, использовать правильное снаряжение.

Ника: Светлана, как надо: у населённых пунктов стоять или лучше посреди дороги? Лучше перемещаться короткими перебежками или найти машину, чтобы она как можно дальше тебя увезла?

Шанина Светлана: Обычно всё зависит от конкретной ситуации по поводу того, на какое расстояние лучше ехать. Но единственно, что правильно, всегда надо выбирать удобную позицию, где водителю было бы удобно остановиться. Самые лучшие позиции для путешествия автостопом – это за перекрёстком, после уже какого-то крупного поворота, если ты стоишь, когда твоё направление понятно водителю. Так как он притормозил на перекрёстке, ему удобнее остановиться. Передвигаться на расстояние. Мы считаем, что когда путешествуешь, то длинное расстояние, например, если машина едет на 1000 км, а то, может, и 5 000, ведь возможно, что ты у Москвы поймаешь машину, которая идёт во Владивосток, и ты туда едешь, однако это может быть не очень интересно. Всё-таки основной принцип – это общение с совершенно различными людьми, которые тебе могут рассказать много интересного, и ты – им. И если ты себя ограничишь всего одним попутчиком в путешествии, то какая-то прелесть его может потеряться. Однако, с другой стороны, передвигаться, там, на 500м или на 1км – это тоже достаточно бессмысленно, потому что т, может быть, такую хорошую позицию за большим перекрёстком можешь поменять на совершенно глухое поле, где тебя никто и не захочет подбирать, потому что будут думать, что ты неизвестно из какого места вышел и что тут делаешь, непонятно.

Ника: К нам подключился новый собеседник из Открытой студии в Казани: автостопщик Сергей Лукиных. Есть такая фраза: счастье – это не пункт назначения, а способ путешествовать. Похоже, это про вас.

Лукиных Сергей: Скорее всего, да. Для меня важнее не конечный пункт путешествия, а сам процесс. Когда меня спрашивают, зачем ты поехал в Магадан, что ты там делал, я отвечаю: я приехал, посмотрел, развернулся и поехал обратно. Мне было интересно пройти сам маршрут.

Ника: Тем не менее есть вопрос, который часто интересует людей и идёт вторым или третьим после безопасности – это вопрос комфорта. Согласитесь, время идёт, люди привыкают к тому, что не только есть хорошие шампуни, мыло, есть какие-то мотели, гостиницы и прочее. Как выглядит эта гигиена автостопщика? Мы ночуем в лесу? Мальчики налево, девочки направо? Это неизвестно, где мыться? Или вы едете на машине, а ночуете в отелях?

Лукиных Сергей: Всё зависит от ситуации. Если есть возможность заночевать в отеле, если, например, в Средней Азии это копейки стоит, то почему бы и нет? Проблема личной гигиены решается точно также, как и дома. У нас сейчас на трассах достаточно неплохо развит сервис, везде есть душ, где можно помыться за достаточно символические деньги. В плане ночлега – это уже зависит от личной потребности в комфорте. Сейчас появляются высокотехнологичные снаряжения, надувные коврики, которые скатываются размером с кулак, хорошие пуховые спальники и пр.

Ника: Всё равно Вы за что-то платите? Например, за еду. Какая самая дорогая поездка у Вас была? Сколько надо минимально иметь денег, чтобы проехать от Москвы до Владивостока, как Вам кажется?

Лукиных Сергей: Столько же, сколько дома тратишь на жизнь.

Звонок телезрителя: Это обыкновенная халява. В советское время это пропагандировали, чуть ли не заставляли насильно брать вот этих халявщиков. Слава Богу, это не привилось. Но здесь не затронут один важный вопрос. Мы знаем, что транспорт является повышенным источником опасности, и случается всё. Так вот он едет-то на халяву, а когда случается что-нибудь в аварии, то за него шофёр будет платить пожизненно. Я считаю, что вообще вот эту халяву надо отменить и даже запретить.

Ника: Были такие случаи?

Лукиных Сергей: Были случаи ещё хуже. Я же говорил, что самое неприятное – это авария. Но у водителя всегда есть выбор, он может не брать, и водитель всегда сам отвечает за своё транспортное средство. Я категорически не согласен со звонившим в понятии «халява». Автостоп – это не бесплатно, это всего лишь без денег. Разница объясняется термином «попутчик». Автостопщик становится на какое-то время товарищем, напарником водителя, может ему как-то помочь, они общаются, они просто хорошие знакомые. Как один из них при этом становится халявщиком, а второй нет, для меня загадка.

Ника: Светлана, а часто ли водители всё же просят деньги? Вот Вы останавливаете машину, они говорят: 200 рублей.

Шанина Светлана: Я согласна, такое бывает, но обычно правильная одежда, т.е. форма автостопщика, и жест, который отличает автостопщика от людей, которые платят за поездку, всё-таки выделяет нас, и уже очень редко водители путают. Такую ситуацию надо разрешить сразу, чтобы избежать неприятных моментов в конце поездки. Автостоп – это же путешествие на машине, когда ты не платишь деньги. И то, кстати, бывают исключения, когда водитель потом может попросить, например, когда у него закончились деньги и закончился бензин, а ему надо доехать до дома. Такое тоже бывает, в таком случае мы помогаем водителю своими деньгами, но это не как плата, а именно как помощь водителю.

Ника: Передо мной журнал автостопщиков, Михаил принёс, смотрю хронику соревнований, здесь перечень машин, которые подвезли, сплошняком легковые машины, часто иномарки. Я думала, что подвозят, в основном, грузовики. Получается, легковые машины активно участвуют в этом?

Лукиных Сергей: Во-первых, это хроника соревнований. В большинстве случаев подвозят легковые машины. Это связано с тем, что в современном грузовом автомобильном парке преобладают иностранные фуры, у которых вместимость – 1 водитель плюс 1 пассажир, а автостопщики очень часто ездят двойками.

Интернет-мнение от Алексея: В Европе безопаснее путешествовать, чем в России, хотя сам бы не стал заниматься, детям бы не разрешил, особенно 14-летним.

Интернет-вопрос Николая из Киева: На что существуют автостопщики, есть ли у них ещё какое-либо основное занятие помимо путешествий автостопом? Были ли в их практике пожилые люди, которые решили заняться автостопом?

Ника: Блиц-опрос. Вы в обычной жизни, чем занимаетесь?

Гуменик Михаил: Инженер- программист. Хожу на работу, воспитываю детей, всё нормально.

Лукиных Сергей: Я шью те комбинезоны, которые показывала Варя, в первую очередь, снаряжение для автостопщиков.

Шанина Светлана: Я студентка 4 курса университета, факультет мультимедийной технологии, и работаю параллельно на 2-х работах.

Ника: У вас есть стимул что-то за зиму накопить и летом поехать? Или слово «накопить» для вас бессмысленно, что копить, и так бесплатно повезут?

Шанина Светлана: Нет, конечно, в путешествие надо отправляться с деньгами, полностью бесплатно – это нехорошо. Во-первых, ты, значит, рассчитываешь, что все тебе должны помочь, иначе ты где-нибудь загнёшься. А во-вторых, ты лишаешь себя комфорта. Уж девушке надо, там, вовремя переночевать в мягкой постели, не всегда в лесу, хотя там тоже интересно.

Улица Петербург: У нашего микрофона Гия, он расскажет об альтернативном методе автостопа, он проехал от Питера до Москвы на "собаках".
Гия: В двух словах, это переезд на перекладных электричках. Почему из Петербурга в Москву, потому что этот маршрут считается культовым. Я в то время находился с товарищами в Москве, и не поехать этим маршрутом было просто стыдно. Это не самый безопасный вид переезда, хотя так курсируют по всей России, но число участников год от года растёт. Причём достаточно разношёрстные участники. Когда я ездил, то на несколько лет зарядился впечатлениями, потому что очень разные люди ездят. Кстати, кондукторы благосклонно относятся к тем, кто так путешествует, потому что видна искра в глазах тех, кто это делает.

Звонок телезрителя из Петербурга: Я – автостопщик с сорокалетним стажем, мне сейчас 65 лет. Когда вышли талоны автостопа – не на халяву было, а наши талоны посылались водителями в центр, и разыгрывались тогда автомашины. Мы покупали книжки, стоило это примерно 100 км – 10 копеек, там были номера. Мы отдавали водителю эти талоны по количеству км. А в Прибалтике было по-другому, там просто номера участвовали в лотереях. Я путешествовала по Прибалтике, в скирдах ночевала, купалась в речках, а с мужем мы доехали от Петербурга до Одессы, было просто замечательно.

Интернет-вопрос от Евгения: Есть ли у автостопщиков какие-то правила относительно алкоголя и наркотиков?

Интернет-вопрос от Алины: Если водитель – хам и пошляк, что делать, если это выяснилось только в пути?

Гуменик Михаил: Алкоголь и наркотики крайне не рекомендуются. Дорога – зона повышенной опасности, если человек на дороге неадекватен, он попадает сразу в группу риска, здесь и аварии и всё такое.

Шанина Светлана: Если поездка пришла к какой-то неприятной ситуации, то её лучше прервать, просто спокойно сказать: мы не нашли с Вами общий язык и давайте на этом лучше разойдёмся, чтобы не причинять друг другу неприятностей.

Ника: Вот Вы шьёте комбинезоны. Сколько они могут стоить, и где их взять?

Лукиных Сергей: Комбинезон стоит порядка 4 – 5 тысяч рублей. Меня можно найти через Интернет, меня знают, сейчас как раз сезон, и я завален заказами.

Ника: Последний вопрос. Коль вы путешествуете, смотрите страны, как показывает практика: в мире больше хороших людей или плохих?

Гуменик Михаил: Конечно, хороших, плохие проезжают мимо.

Лукиных Сергей: Однозначно, хороших. Хотя, когда ты путешествуешь автостопом, ты смотришь на мир немножко через розовые очки. Плохой человек тебя просто не подвезёт, и у тебя создаётся впечатление, что вокруг все хорошие люди, независимо от региона и от социального положения

Ника: Как Вам кажется, наши, российские автостопщики чем-то отличаются от остальных? Или это интернациональное дело, где мы все очень похожи?

Шанина Светлана: Я думаю, в целом, дело интернациональное, но также как народы отличаются, то и автостопщики из разных стран тоже отличаются. Но в целом их объединяет коммуникабельность, жизнерадостность и вера в светлое будущее.

Ника: А есть ли страны, куда бы Вы не советовали ехать автостопом?

Шанина Светлана: Я считаю, что не стоит лезть на рожон, т.е. ехать в опасные страны, где, например, военная обстановка, чтобы не искать дополнительных сомнительных приключений.

Ника: Вы советуете искать школы, гильдии?

Гуменик Михаил: Конечно, лучше начинать с прихода в школы.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?