«Герой нашего времени»

17.06.2008, 14:45 Открытая студия

На кого из киногероев вы бы хотели быть похожим? Людмила Прокофьевна из «Служебного романа» или Женя Лукашин из «Иронии судьбы»? А может быть, Джеймс Бонд или Лара Крофт? Кто они – современные киногерои?

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гость в Петербурге: кинодокументалист, кинорежиссёр Студии документальных фильмов, обладатель множества отечественных и зарубежных наград Павел Медведев.

Гость в Москве: известный кинорежиссёр, сценарист Иван Владимирович Дыховичный.

Ника: По поводу того, что люди вообще не смотрят наши современные фильмы, потому что там герои - это «быдло, бандиты, зеки и прочее», если не начинать смотреть фильмы, то никогда не узнаешь, какие там герои. Ваш комментарий к сюжету.

Медведев Павел: Во все времена была нигилистическая молодёжь, было отрицание каких-то ценностей нынешнего состояния или времени, поэтому, мне кажется, это нормальная реакция людей на то, что они не приемлют в силу каких-то причин.

Ника: Может, не на молодёжь надо ориентироваться, ведь средний зритель – это взрослый человек, и его интересуют совсем другие вещи?

Дыховичный Иван Владимирович: Я вообще-то не различаю так людей по возрасту. Я считаю, что человека определяет сознание и просто интеллект. Мне кажется, что есть 13-летние люди, которые мыслят намного разумнее, чем 50-летние. Мне кажется, что художнику надо стремиться быть всё-таки впереди времени. Это, конечно, поколение новое людей, поэтому мы должны быть заинтересованы предвосхитить каких-то новых людей, которые входят в нашу жизнь. Эти люди есть. Если говорить о герое, вспомним лермонтовское произведение, ведь его герой – это не положительный герой в полном смысле слова. Я бы даже сказал, весьма сомнительный положительный герой, очень сложный персонаж. И Евгений Онегин тоже, я бы не сказал, что это полностью положительный герой. Мы всё время вертимся между этими 2-мя ипостасями. Герой нашего времени – это что, положительный человек, пример для всех других? Как собрать этот образ этого человека? Мне кажется, что пока мы не определимся с новым героем, а это будет совсем не то, что мы думаем, то мы времени не можем определить и не можем идти дальше. Я бы назвал одного человека, который является героем нашего времени, но не могу произносить его фамилию сегодня в эфире, потому что она достаточно, скажем так, запрещена. Я думаю, что вы понимаете, о ком я говорю, хотя это очень сложный персонаж, безусловно отрицательный во многом, но во многом совершивший поступок, т.е. шаг очень важный. Мне кажется, что герой нашего времени в будущем – это будет человек среднего класса, не олигарх, не человек буржуазии, потому что эти люди не вызывают большой симпатии, и понятно, по какой причине.

Звонок телезрителя: Для меня герои – это ребята, солдаты, участники афганской и чеченской войны. Как они защищают, выручают друг друга, просто смотришь фильм и плачешь. Это герои, герой Евгений Родионов, его все знают. Даже ребята, которые в наше время служат в армии, не откосившие от неё – уже герои. Для меня герой – «Ворошиловский стрелок» из одноимённого фильма. Даже осетин, который поехал и убил диспетчера, для меня герой, потому что он защитил свою семью. Мужчина, защитивший в подъезде от насильника свою дочь – он герой, вот такие люди для меня герои.

Звонок телезрителя: Я не согласна с предыдущей выступающей. Для меня герой – это тот, кто для своего народа работает, кто делает добрые дела, у него совесть чиста. Не важно, воюет он там, защищая слабых, обиженных, или он работает во благо людей. Таких героев у нас полно, в том числе и на киноэкране: деятели искусства, литературы, прекрасные музыканты.

Дыховичный Иван Владимирович: У меня разные герои в фильмах. Но ориентироваться на полностью положительного героя – это будет скорее дань нашему прежнему времени. Вы правильно поставили вопрос – кто герой нашего времени, Вы не сказали – положительный герой. Очень сложно в этом времени быть полностью положительным. Женщина, которая говорила, что это афганцы, люди, служащие в армии и т.д. У неё представление о положительном герое как о некоей мечте. Мы должны, мне кажется, сегодня рассуждать, новое поколение очень жёсткое, довольно циничное, что не является, мне кажется, плохим в жизни. Но мы не можем навязывать такого фальшивого героя. На этом пути у нас будут в таком случае большие проблемы, тогда мы вернёмся в прошлое, а нам как-то не хочется туда возвращаться. Одна вещь обязательно должна быть у героя – это чувство чести и чувство свободы воли. У нас во многом отсутствует понятие чести, оно не очень обсуждается, и что это такое – мало кто понимает, мне кажется.

Ника: Павел, а вот Вы снимаете людей такими, какие они есть, как нам кажется, ведь это документальная камера. Насколько они похожи на тех людей, которых хотят видеть зрители?

Медведев Павел: Абсолютно непохожи. Если мы возьмём фильм «Настоящая мужская игра», главные герои в нём – ребята, бывшие афганцы, которые в результате ранений потеряли ступни ног и другие получили ранения Они смогли создать первую в мире хоккейную команду, по сюжету только в конце фильма выясняется, что они инвалиды. Для меня было совершенным открытием, что с такими нагрузками они не стонут, не плачут, ничего не просят и занимаются своим любимым делом. Вот это пример и силы духа, и мужества. И картина «Час ноль», посвящённая прошедшей большой войне. Мы снимали в России, и в Германии, главные герои – самые простые люди, которые смогли пережить эту войну, это воспоминания и русских, и немцев. Там я тоже был совершенно потрясён воспоминаниями этих людей. То, что они вспоминают, то, что им привелось пережить – для них это обыденность. А мне кажется, этого хватило бы на сотни жизней наших современников.

Ника: Но я хочу уточнить. Вот Иван Владимирович, вы говорите: так мы вернёмся в советское прошлое. А что вот те люди, которые в том, советском кино были, мы что, их предаём анафеме? Мы же воспитаны были на них? Я понимаю, что все там положительные герои, председатели колхозов, ещё что-то.

Дыховичный Иван Владимирович: Уж точно, я не предаю анафеме нашу культуру, наше кино. Я считаю, оно было очень достойным. Но мы не можем говорить обо всём кино. И герои были разные. Я могу Вам привести пример, кого я люблю. Я люблю Крючкова в нашем кино, Никулина, Леонова. Вот это были герои, с которыми я был согласен. Были герои деланные, абсолютно надутые куклы с хорошими открытыми лицами. У нас был Урбанский героем нашего времени, это был фантастический персонаж в фильме «Коммунист». Но создавать просто схематичного героя, просто положительного героя сегодня не получится. Почему Вы слышите сегодня: бандит – главный герой нашей жизни. Я категорически это отрицаю. Я сейчас снял фильм, который называется «Европа – Азия» о проблеме, что мы не там и не тут. Это фильм о людях – героях нашего времени, которые стоят у этой стелы и изображают свадьбу. Они вроде бы разводчики, но их поставила жизнь в такие обстоятельства. Они были когда-то актёрами, шофёрами, но жизнь отняла у них эти профессии. И они стоят на этом месте и изображают свадьбу. Казалось бы, ну какие это герои нашей жизни! Но я их так люблю, и они такие очаровательные, они такие люди на самом деле! Они сложные, и они попали в историю. И этот контекст каждый должен понимать, что мы попали в такую историю. Это настоящие люди. Настоящего человека трудно определить. Он прост, он не суетлив, он мудро поступает. А мудрость – это даже не ум, это отдельное понятие. И у нас очень много мудрых людей. У меня был друг, простой плотник, я мог проводить с ним время часами, настолько он был умён и прост, мне с ним было очень интересно. У меня странная судьба – я вырос в деревне, у меня было плохо со здоровьем, и я 4 года проучился в деревне, поэтому мне с так называемыми простыми людьми гораздо легче, чем с моими коллегами.

Интернет-вопрос от Анны: Говорят недаром, что простой – синоним слова «искренний». Недавно смотрела церемонию Кинотавр, шла речь о представленных там фильмах. И так получилось, что игровые фильмы были настолько приближены к реальной жизни, что разницы меж игровым и документальным кино почти не ощущалось. Как гости студии относятся к такому стиранию границ?

Интернет-вопрос от Сергея: Сейчас в России документальное кино на подъёме, но правда иногда шокирует. Нужна ли такая правда, стоит ли её показывать?

Медведев Павел: К сожалению, я не снимал игровых картин. Если у зрителя возникает ощущение, что это настолько реально, то это талант, в первую очередь, режиссёра, актёров. И по-моему, каждый профессиональный режиссёр игрового кино всегда стремится к этой достоверности. И чем интересны фильмы, в частности, старшего Германа, мне кажется, именно тем, что он правдив в своих работах, например, в теме войны. Есть ряд современных режиссёров, у которых это получается.

Дыховичный Иван Владимирович: Я абсолютно согласен с моим коллегой. Но мне кажется, что в области стирания граней между документальным и игровым кино, между реальной жизнью и искусством есть очень много разводил, которые спекулируя на просто ужасах, пытаются напугать человека, шокировать его и т.д. Мне эти картины не страшны, Они выглядят более фальшивыми, чем даже всякие, я бы сказал, картины искусства. Мне кажется, на этом пути у нас особых достижений не будет. Вот, действительно, хороший пример, Алексей Герман. Он очень точный, скрупулёзный человек, который никогда не позволит себе сфальшивить. Его кино действительно достоверно. У него и актёр Миронов, который актёр был формальный, он талантливейший человек, живой, скорее водевильный актёр, чем актёр драмы. Он лучшую роль сыграл у Лёши в картине, пример открытия. Нина Русланова какая у него фантастическая! У него очень большая ответственность перед чувством правды в кинематографе. В документальном кино чувство правды, мне кажется, несколько иное. Всё-таки создание образа в художественном кино – это каверзное дело: можно сфальшивить. Ведь очень много людям нравится пафоса, ужасно фальшивых вещей. И это производит хорошее впечатление. Я слышал много отзывов об очень посредственных картинах как о восхитительных. А документальное кино работает скрупулёзно. Я очень люблю документальное кино, пытался делать какие-то вещи, но, может, не очень у меня получалось. Документальное кино – это самое художественное кино, самый трудный жанр на свете, я считаю. На этом пути если бывают удачи, то они очень впечатляют, и думаю, что влияют на эпоху. Сегодня художественное кино очень отстаёт от жизни. Мне кажется, что многие режиссёры просто очень давно не выходили на улицу и не знают, как мы живём.

Ника: Многие видели Ваш фильм «Свадьба тишины» о глухонемых. Если бы собрались снимать художественный фильм, Вас бы обвинили в том, что это неправдивая история, вся выдуманная, из пальца высосанная. Значит, документальное кино позволяет снимать каких-то людей, снимать которых не возьмётся художественное кино, как Вам кажется?

Медведев Павел: Я думаю, что это очень индивидуально, здесь нельзя найти какой-то общий рецепт или ответ. Всё зависит от режиссёра, его настроения, даже желания.

Звонок телезрителя: Мне 48 лет. Я очень люблю некоторые фильмы, я с ними иду по жизни. Это фильм «Чистое небо», «Два капитана» – это яркие представители именно героев нашего времени. А ребята есть умные, их не нужно идеализировать, не нужно творить кумиров, они есть рядом. У меня сыну 25 лет, и я наблюдаю его друзей, я вижу, какие они достойные, душевные, совестливые ребята. А коли они есть в нашей стране, значит, у нас не всё потеряно, и не надо никаких кумиров творить.

Улица Петербург: Что мы видим в бандитах киногероев, возьмём того же Рэмбо, Саша Белый, Терминатор и др.

Ника: А вот давайте посмотрим. Терминатор – придуманный герой, но его же весь мир любит, а ведь фальшивый насквозь персонаж. Казалось бы, в чём парадокс?

Медведев Павел: Это работа специальных людей, которые умеют создать такую атмосферу, чтобы зритель шёл на эту картину. Это большой бизнес, это все знают, и зрители хотят, мне кажется, иногда, чтобы их обманули, им даже приятно получить это странное ощущение какой-то обманки. При этом они получают, допустим, хороший заряд энергии.

Дыховичный Иван Владимирович: Есть люди, которые придумывают Рэмбо, и на этом пути, кстати, у них открываются огромные возможности, они зарабатывают огромные деньги, они любимы публикой и т.д. Есть те, кто идёт другим путём и пытается хранить достоинство, интерес к тем темам, которые ему дороги. И каждый должен заниматься своим делом, нам всем хватит воды и воздуха. У нас разные задачи, и ничего плохого в этом нет. Кто-то будет снимать «9-ю роту», и она любима народом. А кто-то будет снимать другое кино. Я считаю, что публика наша очень разнообразна, и страна очень большая. И в любой нации есть люди, которые двигают время. И это очень небольшое количество людей. Это не правители, и иногда даже и не учёные, это просто некая элита, которая создаётся не в результате ложного авторитета, а в результате их деятельности, Люди, которые формируют время, и ясно раньше других его начинают понимать. Они никогда не попадают в большой успех, они работают, потому что у них настолько совесть странно организована, что они не могут обманывать.

Ника: Давайте вспомним свои школьные годы, чему нас учили, в том числе на лучших образцах отечественной литературы. Например, военная проза – это Виль Липатов. Мы говорили – это повести «в серых шинелях». Это обычные люди, рядовые, попавшие в сложные, трагические и безвыходные ситуации. Или вспомним Акакия Акакиевича, и мы се говорили – «маленькие люди», тема «маленького человека». Мы это изучали, но нам были интересны не они, а, например, Евгений Онегин. А для кого тогда создаются «маленькие герои»?

Дыховичный Иван Владимирович: Для того, чтобы к маленькому человеку привлечь такое внимание – надо быть Гоголем. А у многих такого таланта нет, поэтому они идут другим путём. Они выбирают пафосные темы, обычные сюжеты, часто расхожие. У нас, между прочим, был свой путь в кино, он был достаточно своеобразен и оригинален. И мы с вами знаем шедевры, которые были сняты. Мы на своём пути достигли определённых успехов, у нас есть своя культура, есть своеобразие. Оно не настолько отличается от европейского, как это сегодня многие пытаются представить. И нам не нужно избегать чужой культуры, нам надо работать с ней вместе. Но не надо к себе относиться как чему-то вторичному, как к мусору. У нас одно американское кино идёт на экранах. Ну как может такая огромная страна с такой культурой жить чужой жизнью и чужими ценностями! Это невозможно.

Ника: Они тратят огромные деньги, чтобы мы жили их ценностями.

Дыховичный Иван Владимирович: Наши политики рвут на себе рубаху, кричат, какие-то слова, но не могут хотя бы лицензировать американские картины. Во всём мире американский прокат имеет лицензию, он не может быть, скажем, больше, чем 30%, 70%. Но национальное кино должно быть в состоянии пройти на экран, понимаете. Мы такие патриоты, даже сейчас националисты – и вдруг! Как это можно совместить? Мы – удивительный народ всё-таки.

Звонок телезрителя: Мне кажется, что не упомянули героя нашего времени, который не рвёт на себе рубашку – это доктор Рошаль. Он не киногерой, а истинный герой современной нашей жизни.

Звонок телезрителя: Я по теме дня – герой нашего времени. Я считаю, надо создать фильм о Путине.

Дыховичный Иван Владимирович: Есть картина про Путина «Поцелуй». Но Путин скромный человек – он не дал картине выйти на широкий экран.

Ника: Согласитесь, если кто-то начнёт снимать фильм о Путине, его сейчас же обвинят в том, что он выслуживается и т.д.?

Дыховичный Иван Владимирович: Но Михалков же признался, что он любит Путина, и поэтому снял о нём картину. Он же честно это сделал.

Ника: Допустим, есть очень известный человек, например, народный артист. И есть обыкновенный человек со сложной судьбой. Кого Вы выберете себе в герои? Насколько легко про этих замечательных знаменитых людей делать фильмы?

Медведев Павел: Мне кажется, нет неинтересных людей, нет неинтересных тем. Можно из любой темы что-то сделать.

Звонок телезрителя: Анна: я хотела бы поднять вопрос о положительном герое. Я понимаю, что это труднее, чем показывать в кино киллеров, бандитов, проституток и т.д. Я хочу напомнить, что наш прекрасный кинематограф дал миру фильмы, которые завоёвывали призы на различных фестивалях. Это прежде всего фильмы о войне. Помните фильм со Смоктуновским «Солдаты»? Там ведь нет показа каких-то жутких боёв, убийств, томатной пасты на гимнастёрках. Фильм показывает красоту и чистоту человека, и тяжёлые будни воны, работа. У меня вопрос к присутствующим: не пора ли в преддверии 22 июня всё-таки заняться проблемой хорошего человека, попавшего в тяжёлые условия, неважно, какой он национальности.

Интернет-вопрос от Александры: Вспомнила Сергея Бодрова, тоже героя нашего времени, спрашивает, почему не снимают фильмы про Чечню?

Интернет-вопрос от подполковника в отставке: За спиной 3 войны, очень грустно оттого, что невозможно ничего объяснить ни детям, ни детям погибших, сломавшихся товарищей, за что и почему служили. Для этой цели кино про войну стоит снимать, и важно, чтобы не кино диктовало жизнь, а наоборот, и помнить, что за героями фильмов стоят реальные люди.

Ника: Смотрите, всё равно мы пришли к теме положительного героя.

Медведев Павел: Мне кажется, это хороший признак, это значит, что общество у нас не окончательно заболело чем-то. Это прекрасно, что очень много людей тянутся к чему-то светлому.

Дыховичный Иван Владимирович: Мне кажется, что у нас очень много фильмов о войне, куча сериалов снята о войне. Но на этом поле не большие успехи, мне кажется. У нас из героев, просто из героев, последние годы – это Машков в отличном сериале «Ликвидация», с моей точки зрения. Но разве это положительный герой? Вот все хотят положительного героя, хорошего, стройного, умного, честного. Это иллюзия. Вы такого человека не полюбите, он будет фальшивым на экране. Человек очень разносторонний. И если мы подойдём к новому герою с этой точки зрения, тогда у нас будут успехи. Да, я согласен с военными, что у нас нет настоящей картины о том, что с нами было в 3 войны, но пока, значит, нет ещё срока такого, мы не отошли ещё от этого, чтобы это сформулировать, может быть, так. Всё равно, есть герой и есть герои. Я вот мечтаю сделать фильм о Маяковском. Ни одной картины нет о Маяковском. Это герой нашего времени? Да, это был герой нашего времени, очень сложный, неоднозначный. Критиков я не боюсь, я их слушаю, но не слушаюсь.

Ника: Вы знаете актёра, который может сыграть Маяковского?

Дыховичный Иван Владимирович: Я написал сценарий, в котором Маяковского нет, это 3 дня после его смерти, и восстанавливается образ человека.

Ника: Очень интересно, Вы нас заинтриговали. Я рада, что зрителей так всколыхнула эта тема.

 

 

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке