«Как отразится финансовый кризис на рынке жилья?»

22.09.2008, 17:00 Открытая студия

Что будет с вашей ипотекой, если вы уже взяли кредит? Может ли банк увеличить процентную ставку?

А может кризис уже позади, и мы зря паникуем – ответы на эти вопросы ищем в программе «Открытая студия».

В нашей программе принимают участие:
- вице-президент Ассоциации риэлторов Санкт-Петербурга и Ленобласти, председатель правления ипотечной кампании «Уником» Павел Дмитриевич Штепан;
- руководитель рабочей группы по вопросам ипотечного кредитования Ассоциации банков Северо-Запада, заместитель председателя правления Городского ипотечного банка Игорь Витальевич Жигунов;
- президент корпорации "Бест-недвижимость", вице-президент Московской ассоциации риэлторов, эксперт Комитета по собственности Госдумы РФ Григорий Витальевич Полторак.

Штепан Павел Дмитриевич:
Я думаю, что и этот кризис, и прошлогодний ипотечный кризис в Америке, и то, что сегодня происходит на финансовом рынке США, для России скорее пойдет в плюс, потому что мы только начали интегрироваться в международные финансовые рынки, только запустили такой мощный инструмент, как ипотека. И то, что происходит, дало нам предостережение, опыт на много лет вперед. Дело в том, что,если бы мы как раньше, все делали к «праздничной дате» и была задача к 2010 году выдать не меньше, чем миллион кредитов в год любой ценой, я думаю, мы оказались в той же ситуации, что и американцы со своими низкокачественными кредитами. На сегодняшний день, и государство и его государственные институты, агентства по ипотечному жилищному кредитованию демонстрируют разумность и государственный подход – и это большой плюс. И то, что наши граждане начинают разбираться в кредитных программах и понимают, что кредит сегодня – это платить много лет вперед, это тоже большой плюс, это грамотность нашего населения. И, наконец, я надеюсь, что одним из итогов всех этих явлений кризисных на международном рынке станет то, что в России начнут развивать не только ипотеку, по ее американскому образцу, но и другие инструменты рынка жилья.

Ника:
Григорий Витальевич, как вы считаете?

Полторак Григорий Витальевич:
Недвижимость – это не импортный и не экспортный товар, это то, что производится в стране и, конечно, могут быть различные проявления кризиса, но они вряд ли коснутся только рынка недвижимости. Если вспомнить то, что было 10 назад, то, безусловно, тогда был финансовый кризис, изменился масштаб цен. Я думаю, что, если что-то и произойдет в экономике с финансами, безусловно, на недвижимости тоже отразится, но это будет не локальное явление, это просто скорректирует масштаб цен. Недвижимость, как правило, в основном покупается не для инвестиций, абсолютное большинство сделок делается для решения жилищных проблем, для текущего дня, поэтому, на мой взгляд, надо сегодня решать проблемы сегодняшнего дня. В этом плане кризисные явления просто очищают рынок от сделок инвестиционных.

Ника:
Игорь Витальевич, ваше мнение? Григорий Витальевич не отрицает возможности кризиса, он говорит «если»… Вы такое допущение делаете?

Жигунов Игорь Витальевич:
На самом деле, тот кризис, который сейчас сложился на западных рынках – один из самых сильных за последние 40 лет. Он серьезно отражается и на фондовом, и на финансовом рынке, и на рынке недвижимости. говоря о российском рынке, он молодой, прежде всего рынок ипотеки. то, что мы видим – это удорожание, рост процентов по кредиту, тем не менее, ипотека всегда была есть и будет тем инструментом, который доступен именно платежеспособному населению, которое в состоянии ежемесячно платить определенную сумму по кредиту в течение многих лет. Доходы населения за последний период, а именно 3 – 5 лет значительно выросли, цены на недвижимость продолжают расти, потому что необходимость улучшения жилищных условий была всегда, и потому что недвижимость – это один из наиболее понятных инструментов вложения денежных средств. Говорить о том, что Россию серьезно затронет кризис вряд ли стоит, но, тем не менее его последствия мы ощущаем уже сейчас, это выросшие ставки по ипотечным кредитам, ужесточение требований к заемщикам и определенное сокращение предложений на рынке жилья. Продавцы ожидают, что же будет.

Ника:
Я думаю, что одним из следствий того, что происходит на Западе и в США может стать паника, которая возникнет у нас, и ее последствия могут быть серьезными.

Вопрос телезрителя:
Я звоню из Саранска. Хочу сказать, что вы довольно сильно преувеличиваете финансовую грамотность населения, в том числе меня. Недавно примерно 2 триллиона рублей ЦБ и Минфин выделили кому-то. Кому конкретно пошли эти деньги? Что на них купили? Куда инвестировали? Где они лежат? куда пошли эти деньги? Обычно я трачу 5 рублей, я понимаю, что я что-то покупаю, инвестирую куда-то, а такие огромные суммы? Куда конкретно пошли эти деньги?

Вопрос телезрителя:
Повысятся ли уже действующие ставки на кредит и повысятся ли ставки ипотечные. Я из Тюмени звоню.

Вопрос телезрителя:
Это Геннадий из Черкесска. Почему государство у нас на монополию на строительство не смотрит, а то, что компании строительные завышают цены в 3 – 4 раза за квадратный метр, строительные материалы столько не стоя. Куда деваются остальные деньги?

Штепан Павел Дмитриевич:
Давайте начнем с серединки, потому что это вопрос, который волнует сейчас всех, по поводу ставок. Вот, человек уже имеет кредит, не может ли получиться так, что из-за всех этих кризисных явлений ставку повысят? Хочу успокоить, если в договоре не предусмотрена возможность изменения ставки, а это подавляющее большинство кредитных договоров, ставка жестко зафиксирована, то тому, кто имеет кредит, ничего не угрожает с точки зрения одностороннего изменения требований по договору. То есть, если гражданин, который взял кредит, выполняет обязательства по кредитному договору, то ему ничего не грозит.

Ника:
То есть, ни ставка, ни окончательная сумма не пересматриваются.

Штепан Павел Дмитриевич:
Если ситуация в банке стала плоха, то это невозможно отразить на интересах и обязанностях заемщика по уже заключенному договору. По поводу ставок, которые уже есть сейчас и могут быть в ближайшем будущем. Надо сказать, что уже на сегодняшний день мы четко видим тенденцию к росту кредитных ставок, к ужесточению требований к заемщикам и приобретению через кредиты объектов недвижимости.

Ника:
Насколько законен этот рост ставок.

Штепан Павел Дмитриевич:
Они законны и ведут к тому, чтобы не допустить такого обвала рынка, который мы наблюдаем в Америке. Кредит не может быть больше, чем стоит недвижимость или чем она будет стоить в ближайшее время, кредит не может выдаваться лицам, которые не могут подтвердить свою платежеспособность, то есть, возможность отдать кредит. На сегодняшний день, мы можем говорить о том, что средневзвешенная ставка на данный момент составляет около 14%...

Ника:
Вы ожидаете, что она до 20% вырастет?

Штепан Павел Дмитриевич:
Я думаю, что она для разных категорий заемщиков она будет достигать 16% - 16,5%. Пока заимствование для кредитования идет с Запада. Те меры, которые сейчас предусматривает правительство, в том числе минэкономразвития по поддержке ипотечного кредитования, они, я надеюсь, через какое-то время позволят снизить процентную ставку, если удастся перебороть инфляцию в нашей стране, потому что эти мери предусматривают, что для средств ипотечного кредитования будут поступать средства и пенсионных фондов, и страховых резервов…

Ника:
И пенсионных фондов? Зачем?

Штепан Павел Дмитриевич:
Это нормальная практика, когда эти деньги используются для развития ипотечного жилищного кредитования.

Ника:
Нельзя эти пенсионные деньги во что-то более стабильное вложить?

Штепан Павел Дмитриевич:
Если требования заемщика к объекту достаточно четкие и жесткие – здесь нет риска, это низкорисковые вложения. Пока мы развивали ипотеку в основном на привлечении денег с Запада. Сейчас на Западе денег стало меньше и они стали дороже, но наши внутренние резервы российского рынка, они огромны.

Ника:
Григорий Витальевич, обвиняют строителей, что квадратный метр не стоит столько, сколько он стоит. Что вы можете сказать к вопросу о завышенных ценах.

Полторак Григорий Витальевич:
Очень часто в политических целях вопросами ценообразования спекулируют и дают не объективную информацию. На сегодняшний день, наверное, действительно возможно построить дом по себестоимости одного квадратного метра примерно за 16 – 19 тысяч рублей за метр квадратный. только это надо учитывать, что это себестоимость одного строительства, причем себестоимость квадратного метра общей площади. Я сейчас говорю не о Москве или Питере, где строительство, безусловно, намного дороже в силу стесненных условий, но эта себестоимость относится к квадратному метру общей площади, а продается только жилая, это, максимум, 70% от общей площади дома. Значит, в полтора раза нужно умножить эту цену, если мы говорим о продаже жилья. Кроме того, в эту стоимость не входит инфраструктура, коммуникации, технические условия и земля, а земля может стоить очень дорого, даже дороже, чем само строительство. Мы это видим в Москве, где объявляются конкурсы и платят компании огромные деньги за право строительства на Московской земле. поэтому стоимость земли, зачастую, составляет и половину, и более от самой себестоимости. поэтому, если мы хотим, чтобы было дешево, нужно строить на бесплатной земле, но бесплатной земли у нас нет, слишком она дорогая, ее мало. Хочу сказать, что реальная доходность строительных организаций составляет 20% - 25% прибыли от стоимости. при этом сам бизнес очень рискованный, особенно в нынешних условиях. И у меня есть серьезные опасения, что сейчас с кризисом финансирования многие стройки могут остановиться. Строители тоже нуждаются в инвестициях, в кредитных ресурсах. И уже сейчас многие будущие проекты заморожены, то, что еще не начало строиться, поэтому через год – два будет серьезный спад по вводу новых объектов, это скажется на рынке недвижимости и, скорее всего, повлечет повышение цен. даже если сейчас будет некоторый спад в связи с ограничением покупательной способности, то через год – два мы, безусловно, почувствуем увеличение стоимости жилья в виду недостатка предложения.

Ника:
Игорь Витальевич, зритель из Саранска очень волновался, куда ушли 2 триллиона. Может, вы знаете?

Жигунов Игорь Витальевич:
Как раз те средства, которые центральный банк направляет для банковской системы РФ, направляются для поддержания ее ликвидности, чтобы банки могли осуществлять текущую деятельность, кредитовать тот же реальный сектор, предприятия, промышленность, строительство, расплачиваться по депозитам. Именно ограничение ресурсов на рынке как раз провоцирует невозможность банков выполнять свои обязательства, реализовывать деятельность.

Ника:
Уточните для зрителей, потому что мы говорим, что кризиса у нас в стране нет, потому что его нет, он там, но в то же время какие-то деньги Минфин выделяет, чтобы поддерживать банки, чтобы они могли выплачивать… То есть, банки уже не могут выплачивать? Почему уже эти деньги надо вливать из государственного кармана в частные?

Жигунов Игорь Витальевич:
Как раз для того, чтобы не допустить ситуации с кризисом и, в том числе возможное банкротство тех или иных организаций, важно своевременно оказать поддержку. Поэтому те действия, которые сейчас делает ЦБ, заранее обеспечивая денежными ресурсами банки, обеспечивает недопущение тех последствий кризиса, которые произошли на западных рынках.

Полторак Григорий Витальевич:
Я понимаю, что, может быть, надо сказать более простыми словами, чтобы было понятно, что эти деньги ЦБ не подарил коммерческим банкам, а он их дал в долг, как оборотные средства для поддержания текущей деятельности, то есть одолжил на время. Ведь у банков нет такой проблемы, что нет денег вообще. Банки как функционируют? Они привлекают средства на депозиты и выдают кредиты. Если нормально банк функционирует, то он должен средства, полученные у населения, размещать где-то. Иначе откуда он будет брать проценты на выплаты? Банки это и делают. На сегодняшний день, если предположить, что все депозиты размещены в кредиты и приходят граждане и говорят, дайте нам деньги, у банка может не хватить их сегодня. Их не то чтобы нет вообще, а их нет сию минуту и для этого банкам нужны оборотные средства для поддержания ликвидности, поддержания текущей деятельности. Как я понимаю, банкам даны эти средства в краткосрочный кредит.

Штепан Павел Дмитриевич:
Эти действия своевременны и очень важны. Мы все помним, что происходило 10 лет назад. Конечно, сопоставить дефолтную ситуацию и сегодняшнюю нельзя…

Ника:
А с преддефолтной?

Штепан Павел Дмитриевич:
Очень часто в нашей истории происходили ситуации, когда били по хвостам, что-то происходило, потом принимались какие-то решения. Ситуация с этими двумя триллионами – это принятие решения до того, как что-то произошло. Это в интересах всех граждан, это гарантия недопущения дефолта, который может ударить по карману всех граждан нашей страны.

Вопрос телезрителя:
Когда на рынке недвижимости появится новый игрок в лице государства? Только государство может сделать условия выгодными для покупателей, а не для банка и продавца.

Вопрос телезрителя:
Из-за кризиса многие люди могут потерять квартиры, за которые выплачивают кредит.

Вопрос телезрителя:
Жилья на рынке станет больше, а цены упадут. Это так или нет?

Ника:
Я хочу уточнить «за которые выплачивают кредит», если я выплачиваю кредит, если я перестаю быть платежеспособной, то могу потерять квартиру7

Штепан Павел Дмитриевич:
Если человек теряет платежеспособность, он может потерять квартиру, если он не может найти средства выплачивать кредит. но здесь совет может быть один. если вы заемщик, вы видите, что такая ситуация у вас есть, не дожидайтесь того. что у вас начнутся просрочки, надо обращаться в банк, который выдавал вам кредит к специалистам с тем, чтобы найти разумный выход из ситуации.

Ника:
Чтобы его разбили, увеличили срок…

Штепан Павел Дмитриевич:
Либо найти какие-то дополнительные кредитные средства, либо приобрести более дешевое жилье. Но ситуацию надо решать, а не прятать голову в песок.

Ника:
Игрок в лице государства вряд ли появится?

Штепан Павел Дмитриевич:
Во многих крупных городах, например, в Петербурге, государство активно участвует в жилищном строительстве. В Петербурге в ближайшие три года городские кампании выдут на объем порядка 900 тысяч квадратных метров жилья в год.

Ника:
Но если что-то случится, это тоже встанет?

Штепан Павел Дмитриевич:
Почему. Главное понимать, что рынок недвижимости – это рынок очень инерционный. Никаких мгновенных изменений на нем не происходит. Если посмотреть на ситуацию по разным городам и регионам, то мы увидим совершенно разную тенденцию. есть города, в которых за последние пол года цены на недвижимость резко опустились. но ни на одном регионе они не опустились более, чем ан 10%. Я говорю про первое полугодие, когда никакого влияния финансового мирового кризиса еще не было. В большинстве регионов цены отслеживают инфляционный компонент, то есть, они прорастают примерно на 1% - 1,5% в месяц. И есть небольшое количество регионов, таких как Петербург, Москва, Нижний Новгород, где темпы роста за полугодие составляют порядка 30%. Это связано и с инвестиционными условиями, и с миграционными потоками, потому что приток в Московский регион, в Санкт-Петербург… Рынок этот живет по своим законам и на сегодняшний день говорить о том, что будет какой-то обвал цен по стране в целом или в каких-то регионах…

Ника:
Я из Брянской области. Почему рынок жилья абсолютно закрыт информационно? на муниципальном уровне вообще никакой информации получить невозможно, сколько конкретно стоит метр квадратный, в зависимости от качества, какие цены на аренду жилья, вообще никакой информации нет. Невозможно даже элементарно приобрести где-то в киоске местную прессу, она не распространяется, она только где-то в номенклатурной диаспоре распространяется, внутри муниципальной власти, а люди находятся в полнейшем информационном вакууме.

Полторак Григорий Витальевич:
Мне удивительно это слушать, потому что рынок недвижимости, что Москвы, что Санкт-Петербурга настолько перенасыщен информацией, что очень сложно даже все это охватить, проанализировать и переварить. Может быть, в населенном пункте, где живет товарищ, слишком мало продается объектов, поэтому не выпускается специализированная пресса. Что касается муниципальных властей, то это не их задача информировать граждан о стоимости. Вопрос о рынке жилья, возьмите рынок яблок, есть место, куда можно позвонить и спросить, сколько яблоки стоят? Наверное, надо пойти в магазин, на рынок, посмотреть и узнать. Причем, в разных магазинах могут быть разные цены, так же и на квартиры. Разного качества жилье, в разных районах и, безусловно, недвижимость – это очень специфический продукт. поэтому говорить о средних ценах можно только для каких-то экономических прогнозов, для аналитики. если же есть желание что-то приобрести, надо интересоваться конкретными объектами, а запрашивать муниципальные власти, мне кажется, достаточно бессмысленно.

Ника:
В основном, люди покупают квартиры не для инвестиций, а для жизни. А по данным статистики, правда, это летняя статистика, почти половина россиян считает наиболее надежным вложение денег в недвижимость, а наличную валюту большинство граждан не жалуют. Именно такой вид инвестиций назвали выгодными почти 45% опрошенных в 2008 году. Вы согласны? Почему сейчас так всех волнуют цены на жилье? Не только потому, что у нас столько людей без жилья, по этому тоже, а потому что, куда вложить деньги? если есть жилье, но есть какие-то деньги и заработок позволяет, надо сейчас рискнуть и вложить на будущее, чтобы целее были? Или подождать?

Штепан Павел Дмитриевич:
Вложить и не ждать. Можно, конечно, золотые слитки покупать, но надо будет решать вопрос, где их держать. А вообще, этот вечный вопрос, выгодно ли вкладывать деньги в недвижимость, да, выгодно. Потому что риск потери части денег весьма невысок. Второе, потому что для того, чтобы приобрести недвижимость не нужно обладать какими-то большими специальными знаниями, можно обратиться к риэлторам, к ипотечным брокерам и этот вопрос решить. В третьих, недвижимость – достаточно ликвидный товар, который в любой момент ситуации на рынке можно обратить в деньги. третье. наш рынок в России, безусловно, еще далек от ситуации насыщения, когда предложение превышает спрос.

Ника:
Игорь Витальевич, не будет ли так, что я сейчас куплю за дорого, а потом все как рухнет и квартира моя не будет стоить этих денег. Есть такой риск?

Жигунов Игорь Витальевич:
В любом случае, риски всегда есть, вопрос о вероятности их наступления. Как уже говорили предыдущие выступающие и многие эксперты, оснований для того, чтобы полагать резкое снижение цен на недвижимость в ближайшее время никаких нет. Первое – это сокращение объема предложения жилья на рынке. Второе – у нас в России 2/3 жилого фонда подошли к планке износа или уже изношены.Третье – у нас более 2/3 населения нуждаются в улучшении жилищных условий. Четвертое – сейчас, беря статистику обращения клиентов за кредитами на рынке жилья, почти 80% сделок – это сделки по улучшению жилищных условий, люди продают старое жилье, покупают новое. Спрос на жилье как был, так и будет. Вопрос в том, что люди более активно действуют либо в случае, когда резко начинает расти стоимость жилья, надо быстренько вложить или успеть купить, пока есть возможность, либо наоборот, когда рынок становится стабильным, есть возможность выбрать, поторговаться, посмотреть. сейчас мы наблюдаем ситуацию некой стабилизации на рынке жилья, но как только будет понимание, что рынок начинает расти снова, мы надеемся, что активность возрастет.

Ника:
Мне нравится ваш позитивизм, сообщение о том, что что-то будет дешеветь всегда приятно. Но все помнят ситуацию 1998 года, десятилетней давности, когда те, кто не успел купить квартиру до дефолта, в результате, потом выиграли, потому что она была потом намного дешевле. Может переждать кризис, а потом будет выгоднее?

Штепан Павел Дмитриевич:
Понимаете, в 1998 год все стали беднее, все предприятия, большинство, потеряли деньги в результате дефолта. Сейчас ситуация иного характера. По кошельку каждого гражданина эта ситуация не бьет. Вспомните, когда начался дефолт, как произошло сокращение зарплат, как быстро работодатели перестали индексировать зарплату к долларам и стали выдавать в рублях. На сегодняшний день мы видим ситуацию стабильного роста доходов российских семей и платежеспособность – это главный показатель. До тех пор, пока не будет удара по платежеспособности населения, ситуация нам прогнозирует понятно и развивается по реальным законам рынка.

Ника:
То есть, надо не столько читать бюллетени, сколько стоит недвижимость, сколько ходить в кассу и смотреть, по-прежнему ли у тебя хорошая зарплата.

Штепан Павел Дмитриевич:
То, что ситуация стабилизируется – это хорошо, потому что после года безудержного роста рынок дает нам полтора – два года стабильного состояния. Мы сейчас видим переход рынка недвижимости от роста цен на 100% в год к рынку, который отслеживает инфляционные компоненты, то есть, вложения в недвижимость, по крайней мере, защищены от инфляции.

Вопрос телезрителя:
Я из Челябинска звоню. У нас в городе ходят приятные слухи, якобы после нового года общие условия ипотеки для населения станут более выгодными. есть ли предпосылки для этого и возможно ли такое в данной ситуации?

Вопрос телезрителя:
Константин из Иркутска. Те господа, которые сейчас успокаивают людей, мне кажется, немножко лукавят. У нас в Иркутске цены на жилье очень сильно снизились и не на 5%, и не на 10%. Снизились. Вкладывать деньги сейчас очень даже не выгодно.

Ника:
То есть, вы хотите объяснить эту проблему тем, что цены падают, потому что и люди покупают меньше. Так?

Вопрос телезрителя:
Да, абсолютно верно.

Штепан Павел Дмитриевич:
Какие есть данные по Иркутску: за первое полугодие 2008 года в среднем в Иркутске цены возросли на жилье на 8%, в том числе на однокомнатные квартиры на 5,5%, на двухкомнатные более, чем на 6%.

Ника:
ну, может быть, если бы спрос был велик, они бы выросли на 15%?

Штепан Павел Дмитриевич:
Говорить о том, что сильно упали цены, такой тенденции отследить пока нельзя, хотя, рост цен определенно замедлился. Вполне возможно, что все эти ажиотажные ситуации сейчас приводят к тому, что в различных регионах люди и рынок на него реагируют по-разному. Надо понимать, что специалисты могу отследить закономерные тенденции рынка. Есть еще аспект психологический, который создает некий ажиотажный либо спрос, либо отток. сейчас мы понимаем, что может сформироваться отложенный спрос и на жилье, и на ипотечные кредиты. Но к чему это приведет в конце концов? Когда люди поймут, что ожидать резкого улучшения условий для себя, например, падений цен, не приходится, этот ажиотажный спрос попадает на рынок, и цены начинают бурно расти.

Ника:
Григорий Витальевич, ваше мнение, вы сейчас замечаете, что, может быть, некоторые люди, которые хотели взять кредит на квартиру, сейчас думают подождать. Может быть, нас много таких, кто думает подождать?

Полторак Григорий Витальевич:
Могу сказать, что сейчас происходит с точностью до наоборот. Количество людей, которые хотят взять кредит и купить квартиру по ипотеке, увеличилось. Другое дело, что продавцы не спешат продавать сейчас. На рынке возникла такая ситуация неопределенности, когда люди не знают, что будет, не могут сделать твердых и точных прогнозов, а это на самом деле так, то, как правило, наступает затишье. Решения не принимаются. Понятность активность тех, кто хочет купить по ипотеке. Раз растут ставки, в ближайшее время нет оснований говорить, что они упадут, то, естественно желание вскочить в последний вагончик и взять кредит подешевле, потому что, если инфляция будет увеличиваться, что уже очевидно, то выгодно покупать по ипотеке. Выгодно купить сегодня, потому что при инфляции цены растут просто потому, что есть инфляция, значит, лучше купить сегодня и платить проценты по кредиту, которые сегодня ниже, чем те, которые будут завтра.

Ника:
А чем вы можете объяснить челябинский феномен, что им почему-то обещают, ходят слухи, что упадут ставки по ипотечным кредитам?

Полторак Григорий Витальевич:
Слухи ходят, иногда они не имеют никакого отношения к рынку недвижимости. некоторое количество лет назад власти Москвы говорили, что недвижимость будет стоить 200 долларов за метр квадратный. Есть ведь цели разные, зачем говорят. Может быть, людям приятно это слышат, может, какие-то предвыборные обещания, я не знаю. Знаете, нет таких предпосылок, хотя, иногда бывают локальные социальные программы. Я знаю, что долгое время в Подольске действовала программа, по которой жители города могли получить кредит по более льготным ставкам. то есть, город из своего бюджета дотировал, особенно бюджетникам. Если в Челябинске есть такая программа – жителям повезло. Это может быть единственное основание, потому что вряд ли кто-то заставит коммерческие банки кредитовать по ставкам ниже, чем депозиты, чем деньги, которые они привлекают.

Вопрос телезрителя:
Подали документы на ипотеку, все в порядке, гладко прошло с бумагами, но банк отказал. В чем может быть причина, есть ли смысл обращаться в другой банк или банки уже сами боятся деньги отдавать?

Жигунов Игорь Витальевич:
На самом деле, причин отказа может быть масса. Это и предоставление недостоверной информации клиентом, второе – когда клиент не указывает других платежей по кредитам. За последние три года наши граждане все чаще стали пользоваться кредитными картами, потребительскими кредитами и часто, подавая заявку, например, на ипотечный кредит, либо их просто не указывают, либо забывают указать. Разумеется, сокрытие информации тоже влияет на решение. Третье – просто напросто дохода может не хватить. Если клиент уже имеет обязательства по другим кредитам, об этом лучше сразу указать в своем заявлении, потому что банк, делая расчет по ипотечному кредиту, просто-напросто учтет эти платежи и клиент получит одобрение на ту сумму, которую он в состоянии выплачивать из своих доходов. Хуже будет, если клиент сокроет эти суммы.

Штепан Павел Дмитриевич:
Я понимаю несколько иначе тот вопрос, который был задан. известно, что сейчас достаточно большое количество людей, которые хотели бы взять кредит. они получили одобрение банков, но не могут получить кредит из-за того, что банк, который лад им одобрение, прекратил программу выдачи ипотечных кредитов. На прошлой неделе 4 или 5 банков объявили о том, что они временно приостанавливают кредитование, видимо из-за отсутствия средств, которые они могли бы использовать.

Ника:
Это тревожный сигнал?

Штепан Павел Дмитриевич:
Это политика банка. Мы уже говорили о своевременности государственной поддержки банковской системы. Но сейчас речь о другом, какой совет мы можем дать человеку, который хочет улучшить свои жилищные условия, который признан хорошим заемщиком, но которому конкретный банк не может предоставить кредит. Я думаю, что таким заемщикам нужно обращаться в другой банк, а для того, чтобы не обходить множество банков и не узнавать ситуацию, самое простое – это обратиться в ипотечную компанию, в которой заемщик, который уже одобрен в банке, у которого сформировано кредитное досье, сможет подобрать ту ипотечную программу и тот банк, который гарантированно в сегодняшней ситуации выдаст ему кредит.

Ника:
Я понимаю, что мы сидим гадаем на кофейной гуще, и не одни мы, вся страна занимается этими домыслами. если коротко, можно ответить, сколько вы даете месяцев на то, чтобы мы посмотрели и поняли, что все-таки стабилизировалась ситуация, или беспокойство у нас должно нарастать? Я против этой паники, которая стихийно возникает, особенно, когда люди кидаются в банки, там уже нет ни Евро, ни долларов, еще чего-то… Сколько месяцев вы советуете подождать, посмотреть?

Штепан Павел Дмитриевич:
Я думаю, что ситуация в течение двух – трех месяцев должна будет стабилизироваться в том или ином состоянии. Я сторонник того, что рынок недвижимости будет стабилен, рынок ипотеки подал нам ориентиры по поводу повышения ставок и ужесточения условий, а какого-то обвала ни там, ни там нам ожидать не приходится в любом случае.

Ника:
Григорий Витальевич, как вы считаете, до Нового года будет что-нибудь понятно?

Полторак Григорий Витальевич:
Абсолютно соглашусь, я считаю, что примерно 2 месяца нужно для того, чтобы действительно понять, куда качнулась стрелка весов и хочу еще отметить, прозвучал вопрос, покупать или нет, вот недвижимость наряду с долларом, евро и рублем является определенной валютой. И в этом смысле люди покупают недвижимость потому что, даже если ее нельзя реализовать, то можно в ней жить, можно использовать ее для детей, для родственников, в отличие от тех денег, с которыми непонятно, что делать.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?

Открытая студия

Почему на наших дорогах так часто гибнут люди? Помогут ли суровые законы уменьшить число аварий? Как строить действительно безопасные магистрали? И что мы сами можем сделать, чтобы сохранить свою жизнь в пути?