«Кто должен помогать обманутым дольщикам?»

29.09.2008, 17:00 Открытая студия

Они купили квартиру в строящемся доме, только дом так и не достроили! Обидно, но почему обманутым дольщикам должны помогать за наш счёт?

Долевое строительство - чуть ли не единственный способ для многих граждан получить собственное жилье. Однако этот же способ и один из самых рискованных.

Как грамотно выбрать компанию-застройщика? И что все-таки делать, если выбрать добросовестную фирму не удалось? Кто будет отвечать по обязательствам компании перед дольщиками? Какие меры принимает государство для стабилизации кризисной ситуации в долевом строении?

Гости студии:
- советник председателя Совета Федерации Наталья Леонидовна Евдокимова
- депутат Госдумы, член комиссии Госдумы по законодательному обеспечению противодействия коррупции Александр Евсеевич Хинштейн
- представитель Союза обманутых дольщиков, член инициативной группы обманутых дольщиков строительной фирмы ЗАО «Защита» Диляра Гаптулхаковна Хабибуллина.

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга. Насколько я понимаю, сегодня уже существуют законы и поправки к законам, запрещающие долевое строительство. Можно ли говорить о том, что проблема обманутых дольщиков должна в какой-то год просто прекратиться, потому что все нехорошие строители свои дома не достроят к какому-то году.

Евдокимова Наталья Леонидовна: Хорошо бы, если так. Дело в том, что дома-то уже достроены и в нашем городе, если вы помните, недавно обманутыми дольщиками была объявлена голодовка и есть люди, чья проблема тянется с начала 90-х.

Ника: Она тянется. Но насколько эта печальная армия дольщиков закончит увеличиваться в 2009 году, в 2010?

Евдокимова Наталья Леонидовна: На самом деле, просто защищены дольщики, а долевое строительство все равно существует, просто оно по-другому называется. Я сама участвовала в долевом строительстве, сейчас буду получать квартиру. Как таковой сам процесс не закончится. Он просто легализируется и становится более цивилизованным. Вот и только. Потому что раньше дольщики вообще никак были не защищены. Вложил деньги, заключил договор, объявила себя банкротом фирма, ушла с этого рынка. Да еще и перепродала несколько раз квартиры - ушла с деньгами. А по закону о банкротстве, она должна выплачивать из того, что у нее осталось. Имущество такой компании должно быть реализовано… А люди-то при этом не при чем. Их очередь последняя, вот в чем проблема. Но я надеюсь, что все-таки, защищенные законом люди будут вкладывать свои деньги и будут получать квартиры. Очень бы хотелось, чтобы органы государственной власти больше обращали на это внимания. Видимо, коррупция в этом очень велика.

Ника: Александр Евсеевич, по статистике, сегодня до 200 тысяч человек являются обманутыми дольщиками. Что такое 200 тысяч на 140 миллионов жителей? Может, это такая небольшая проблема, чтобы государство не особенно ею занималось?

Хинштейн Александр Евсеевич: Я должен сразу сказать, что я возглавляю рабочую группу партии «Единая Россия» по оказанию помощи обманутым дольщикам и достаточно плотно занимаюсь этой проблемой, начиная еще с 2006 года, с того момента, когда этот кризис прогремел по стране и когда люди вышли на улицы, защищая свои права. Мы вели мониторинг, могу вам сказать точные цифры тех проблемных объектов и количество дольщиков, которые обратились к нам, или данные о которых были предоставлены нам органами власти в регионах. На 1 апреля прошлого года в 55 субъектах насчитывался 731 объект, пострадавших было порядка 63 тысяч с половиной человек. На середину текущего года уже насчитывается 393 объекта, то есть, более чем в 2 раза меньше. И число пострадавших снизилось до 38 с небольшим тысяч человек. В текущем году регионы еще обещают нам сдать порядка 150 объектов. Насколько велика эта цифра? В масштабах России, наверное, невелика. С точки зрения важности этой проблемы, она достаточно значима. Мы включились в эту работу, Президент был вынужден давать соответствующие поручения. Губернаторы практически всех пострадавших регионов так же в эту работу включились. Этот кризис ударил по большому количеству людей одновременно, затронув, в первую очередь, людей социально незащищенных. Люди собирали последние средства. Были случаи, когда одалживали, брали кредиты. Были случаи, когда людям было негде жить. Речь идет о конституционном праве каждого гражданина России на жилище. Именно поэтому было принято решение помочь пострадавшему, именно поэтому мы включились в эту работу. И цифры, о которых я вам сейчас говорю, они наглядно свидетельствуют, что это эта проблема решаема. Хочу сказать еще о том, что на сегодняшний день каких-либо разговоров или законодательных инициатив о запрещении долевого строительства в России нет. По крайней мере, мне о них не известно.

Ника: Так, может быть, запретить уже долевое строительство?

Хинштейн Александр Евсеевич: Самое простое – запретить. Самое лучшее средство от перхоти – это гильотина. Но на сегодняшний день статистика говорит, что долевое строительство – это один из наиболее эффективных и востребованных способов привлечения средств граждан и, как следствие, финансирования строительства. Безусловно, когда мы разберемся с кризисом, когда наведем порядок на строительных рынках, мы можем с вами заглядывать в будущее, обсуждать какие-то иные схемы.
Долевое строительство – это, конечно, чисто российское изобретение. В Европе его не существует. Но сегодня отказываться от долевого строительства, по моему мнению, это абсолютно неверно. Более того, пострадавшие граждане стали таковыми не в результате действия закона, который регулирует эти отношения (это закон об участии в долевом строительстве, 214 ФЗ). Кризис как раз пришелся на период, предшествующий введению этого закона. Закон не идеален. Нашей рабочей группой подготовлен большой комплект поправок в этот закон. И не только в него. Мы вносим изменения сразу в шесть федеральных законодательных актов, в такие как Кодекс об административных правонарушениях, Налоговый кодекс, закон о регистрации, закон об ипотеке… С одной стороны, мы упрощаем процедуру, мы сокращаем сроки регистрации, уменьшаем количество документов, которые передаются на регистрацию, с другой стороны, мы вводим особый механизм банкротства, которым предоставляем регионам право, не дожидаясь банкротства строительных организаций, выкупать в особом приоритетном порядке объекты и участки, для того, чтобы рассчитаться с людьми, предоставить им жилье. Сегодня застройщики этот закон обходят. У нас где-то порядка 90% застройщиков, по крайней мере, в крупных регионах, идут в обход 214 ФЗ. Хотя если бы сегодня все граждане у нас заключали договоры в рамках этого закона, с четким соблюдением требований, проблемам обманутых дольщиков завтрашнего дня неоткуда взяться. Закон очень четко защищает права граждан. Значит, нам нужно сделать так, чтобы закон заработал в полном объеме.

Ника: Может быть, вы, подсчитывая обманутых дольщиков, имеете в виду одно физическое лицо, на которое оформлена квартира и не считаете всю семью, которая осталась без квартиры?

Хинштейн Александр Евсеевич: Безусловно, мы говорим в данном случае о том лице, которое заключило договор. Фактически - если считать семьи - пострадавших людей больше. Это очень сложно так подсчитывать. Нет единой цифры, потому что Минрегионразвития, в период, когда им руководил бывший губернатор Владимир Анатольевич Яковлев, много говорил о проблеме обманутых дольщиков, но, к сожалению, никакого реестра сделано так и не было. Все остальные общественные группы, какие-то иные комиссии, обращались к этой проблеме, когда она была на гребне популярности, сулила какие-то выгоды, а потом очень быстро от этого отходили.
На сегодняшний день единственная сила, которая продолжает этой проблемой заниматься и продолжает права этих людей защищать – это Единая Россия. Поэтому мы единственные, кто сделал реестр. Это очень просто: либо обращение в наш адрес инициативных групп по каждому региону (а у нас люди, поверьте, очень активны, и когда они видят, что их права не защищаются, никто не помогает, они пишут во все инстанции). Одновременно мы запросили у всех без исключения субъектов федерации, губернаторов, глав регионов официальные данные о пострадавших. Наложив эти две цифры друг на друга, мы получили это число. Это та цифра, за которую я могу отчитываться. А цифры 100 или 200 тысяч – это такой абстрактный разговор.

Евдокимова Наталья Леонидовна: Это только зарегистрированные цифры. Я совершенно уверена, что надо умножать на 2. Не только же в «Единую Россию» люди жалуются.

Хинштейн Александр Евсеевич: Вы Сергея Михайловича Миронова возьмите, да проведите эту работу.

Евдокимова Наталья Леонидовна: Давайте сейчас не будем политические разговоры разговаривать. Послушайте меня, есть судебный процесс, процессы, которые могут быть не озвучены. Согласны? И когда мы берем официальную статистику, мы можем понимать, что цифры значительно выше.

Ника: Представлю собеседника, который подключается к нашему разговору из Открытой студии в Казани: это представитель Союза обманутых дольщиков, член инициативной группы обманутых дольщиков строительной фирмы ЗАО «Защита» Диляра Гаптулхаковна Хабибуллина.

Хабибуллина Диляра Гаптулхаковна: В нашей республике Татарстан эта проблема очень актуальна. Очень большое количество обманутых дольщиков: это несколько десятков тысяч людей, и не только в Казани. Акционерное общество «Защита», которое стало для нас недобросовестным застройщиком. В наших бедах мы виним, конечно, эту фирму, потому что наши квартиры в незаконченном состоянии, либо даже не было начато их строительство. У меня есть фотографии нашего дома, который разрушается на глазах, и с каждым днем дело обстоит все хуже и хуже.
Было много сказано, что есть какая-то программа, все это рассматривается, какие-то законы новые, проекты вводятся… Мы в Интернете постоянно наблюдаем за этим, и у меня в руках в данный момент проект закона, где внесены изменения по банкротству. Но, знаете, когда этот закон будет принят, когда он будет усовершенствован и подписан, наш дом будет уже разрушен. У нас дом состоит из 6 подъездов. Два подъезда по десять этажей уже подведены под крышу, но крыша не покрыта средствами, которые бы не пропускали влагу. Четыре подъезда остановились на высоте шести с половиной этажей.
Я выбила у республики бесплатную экспертизу, нам ее сделали и определили, что нужен демонтаж части конструкций. Это определенные затраты. На сегодняшний день сумма, необходимая фирме для достройки нашего дома, составляет 255 миллионов. Мы бегаем по кругу.

Ника: А что вам говорят власти? Они помогли хотя бы 5 дольщикам республики?

Хабибуллина Диляра Гаптулхаковна: Знаете, конкретных решений нет. Они отчитываются, что какое-то количество домов сдано, решена эта проблема, но проблема решена для людей, которые уже живут в домах. Просто по госакту официально дома не сданы, и люди не могут зарегистрировать право на эту квартиру. Но люди там проживают и год, и два… Серьезная ситуация у нескольких фирм по городу. Но, как нам говорят представители города и республики, с ЗАО «Защита» – самая тяжелая ситуация.

Ника: А вы не пробовали в «Единую Россию» жаловаться?

Хабибуллина Диляра Гаптулхаковна: У меня в руках письма полномочному представителю президента РФ, здесь идет отписка, что отправляется в кабинет министров. Есть письмо, напрямую отправленное в Москву президенту Медведеву. И опять приходит отписка, что отправлено письмо в кабинет министров республики Татарстан. Кабинет министров отправляет в Минстрой. Минстрой отправляет в исполнительный комитет, исполнительный комитет отправляет в управление жилищной политикой, где мы так и так каждую неделю встречаемся.

Ника: Александр Евсеевич, вот люди мучаются, какие-то бумаги пишут… Теоретически, в этой большой стране какую-нибудь структуру обязали заниматься этим вопросом? Может, люди зря пишут президенту, надо написать какому-нибудь товарищу Сидорову в отдельный комитет?

Хинштейн Александр Евсеевич: Какой адрес у вас?

Хабибуллина Диляра Гаптулхаковна: Улица Завольского, дом 17.

Хинштейн Александр Евсеевич: Я переговорю с руководством республики. О проблеме обманутых дольщиков говорят очень многие. Наша группа проехала более 20 регионов за период нашего существования, за 2 года. Мы были практически во всех федеральных округах, в том числе в Петербурге и Ленобласти, это было в прошлом году. Очень часто у меня ситуации, когда ты приезжаешь, люди очень возбуждены, они не верят власти, они уже твердо убеждены, что никто им не поможет. Потом, когда проблема разрешается, - уже совершенно другая реакция, уже совершенно по-другому люди уже смотрят. Так человек устроен. Ему, в первую очередь, важно, чтобы был достроен его объект, чтобы его проблема была решена. И это правильно. Если мы говорим о Татарстане, я могу сказать, что ситуация там сложная, но называть ее однозначно безвыходной или тяжелейшей нельзя. В Татарстане на начало 2007 годы было 60 проблемных объектов, в седьмом году они ввели 20 домов, это 1909 дольщиков и по этому году у меня расписано по месяцам, какие адреса должны вводиться. Учитывая Ваш сигнал, я более внимательно к этому отнесусь. Теперь ответ на ваш вопрос, кто за это отвечает. Эти функции у нас с самого начала были переданы Минрегионразвития. Совсем недавно с Дмитрием Николаевичем Казаком мы летали в Ставрополь (это, пожалуй, самый проблемный регион в России, с точки зрения проблемы обманутых дольщиков) и мы эту работу продолжаем вести. А что касается тех слов, что, когда примут новые законы, дом уже разрушится – я вас понимаю, понимаю ваши опасения, мы постараемся сделать максимум возможного, хотя мы тоже не волшебники. Нужно учесть два фактора. Первый, что всякий раз это, в первую очередь, задача, ложащаяся на руководителя региона. В Москве Лужков взял на себя обязательство достроить все проблемные объекты. И на сегодняшний день, не смотря на то, что Москва практически лидировала по количеству сложных объектов, эта работа подходит к концу. Другие губернаторы, к сожалению, не очень охотно на эту работу соглашаются, и заставить их, сломать через колено… Как вы себе представляете, как сломать Валентину Ивановну. С ней можно разговаривать только с позиции убеждений.

Ника: Мы все говорим про государство, муниципальные власти, губернаторы… Один человеческий вопрос возникает у многих, кто нас сейчас слушает. Что власти делают? За свои деньги дома строят? Что это за деньги? Чьи это деньги? Я за дольщиков, но я пытаюсь понять, где в этом раскладе строители? Они взяли деньги и ушли?

Евдокимова Наталья Леонидовна: Получается так. Это целая система манипулирования, махинаций и мошенничеств в нашей стране. Набирают деньги строители, начнем с того, что они взяли пятно, и это пятно дало им государство, власть дала. Они начинают строительство, собирают деньги с дольщиков и строят объект. В какой-то момент набирается достаточно приличная сумма, можно уйти с этого рынка. Функции передаются от одного к другому, от одного к другому и не найти концов потом. Ведь многие суды дольщики выигрывают, только как потом исполнять решения судов?
Вы абсолютно правы, что все упирается в средства. Упирается в деньги, которые потом нигде не взять. Вот перед тобой банкрот, нищий, босой, живет на улице, я говорю про контору, и ответственного нет. Да, он признан банкротом, введено внешнее управление и он оказывается несчастный, пострадавший, обанкротившийся. Неправильно говорить, что государство не должно принимать в этом участие, давайте посмотрим почему. Во-первых, по конституции, государство берет на себя функции способствовать гражданам в получении жилищных условий. Она не говорит, что каждому нужно дать бесплатное жилье, но говорит, что государство не уходит от этой проблемы. Второе, ты предоставляешь пятно под строительство жилого дома и назначаешь ответственным члена правительства субъекта за этот жилой дом. Он потом куда уходит? Почему нет контроля за тем, как это строится? Это второе. Третье, есть распоряжение в нашем городе замечательное, что регистрируются все договоры по долевому участию людей. То есть, списки должны быть поданы и должно четко отслеживаться, что, если эта квартира уже продана, то есть, заключен договор на ее строительство, то ее нельзя «перепродать» кому-нибудь другому. Этого контроля тоже нет. Когда такой масштаб мошенничества, государство, прежде всего, должно задуматься, что что-то тут не так. Надо с этим что-то делать. Я считаю, что то, что сделал Лужков в этой ситуации, правильно. Государство принимало законы, не занималось правоприменительной практикой и не отслеживало ситуацию. Я, например, приветствую ту ситуацию, которую создал Лужков, но я хочу защитить нашего губернатора, я редко это делаю, но хочу. Она пригласила к себе представителей банковских структур и сказала: «Ребята, у вас достаточно средств, возьмите на себя на каждого хоть одну квартиру и разберитесь. Возьмите на себя и права и обязанности дольщика, выдайте им квартиру за счет их прав, а потом судитесь с этими мошенниками. Вы структура серьезная и сильная. Каждому человеку, даже если это семья и у них это не последние средства, это сложно». Я думаю, что проблему должно решать именно государство в этом случае.

Интернет-вопрос: Почему проблемы дольщиков должны решать за мой счет?

Ника: Давайте вспомним, что мы всегда говорим о том, что государство будет разбирать. У государства есть безумная и нескончаемая очередь очередников на нормальное социальное жилье. Тут свои, а теперь еще и строительные фирмы сбежали со своими деньгами, надо еще и сюда покупать квартиры. Вам не кажется, что это не честно по отношению к очередникам? Согласитесь? Мы не знаем ни одного случая, чтобы государство поймало этого мошенника и раздело догола. Почему?

Хинштейн Александр Евсеевич: Случаев, когда мошенника поймали и раздели догола у нас достаточно. Не далее, чем на прошлой неделе в Ставрополе закончился процесс в отношении руководителя одной из таких пирамид. Другая проблема заключается в том, что, к сожалению, догола раздевать там нечего, потому что те люди, которые шли на создание пирамид, они заранее себя защищали, выводили активы или просто их не заводили. Второе, конечно, здесь возникает вопрос социальной справедливости, почему за счет других налогоплательщиков нужно защищать других обманутых дольщиков. Но повторюсь, это вопрос, который каждый субъект решает по-своему. Где-то это делается путем предоставления застройщику компенсационных участков, где-то это делается как в Санкт-Петербурге, где были приглашены крупные структуры. Я хочу заметить, что, видимо, Валентина Ивановна Матвиенко не нуждается ни в чьей помощи, и Петербург, несмотря на сложную ситуацию с обманутыми дольщиками, достаточно эффективно эту проблему решает. Я привык руководствоваться не эмоциями, а цифрами. Если на начало 2007 года в городе было 28 проблемных объектов, то на середину текущего осталось 18, и по текущему городу правительство Санкт-Петербурга обещает нам сдать еще 5 домов и дом в Пушкине, который структурно входит в Петербург. Это право каждого субъекта, определять каким образом решить эту проблему. Те регионы, которые богаты, они в состоянии решить эту проблему, они в состоянии сделать так, чтобы с одной стороны, не затронуть интересы очередников, а с другой стороны, сделать так, чтобы все-таки решить проблемы обманутых соинвесторов долевого строительства. Здесь нет юридической составляющей, то есть, государство зачастую не являлось участником правоотношений, то есть, заключался договор между гражданином и структурой. Государства там не было. Но, учитывая, что все это происходило на глазах у власти, учитывая то, что государство все равно является гарантом прав и свобод гражданина, учитывая конституционно-закрепленное право каждого на жилище, государство и не смогло находиться здесь в стороне.
Очень важно, чтобы сами люди не становились жертвами потенциальных каких-то пирамид, будущих афер. Если мы не примем меры, то нас через 2 – 3 года будет ждать новый кризис новых обманутых дольщиков. Сегодня во многих регионах невозможно заключить договор в рамках 214 закона, в рамках Закона о долевом строительстве, который защищает права граждан и четко гарантирует им получение жилья или компенсации. Кстати, в порядке информации скажу, что обязательная регистрация договора долевого участия – это не ноу-хау Санкт-Петербурга, это требование 214 федерального закона, оно существует с 2006 года. Кстати говоря, еще один механизм, предложенный нами. Уважаемые граждане, не заключайте с застройщиком какие-либо договоры в обход закона. Не поддавайтесь на уговоры о том, что не нужно платить лишние деньги, не надо указывать полную стоимость договора, сумму сделки и прочее, потому что скупой, к сожалению, платит дважды, а жадность зачастую ведет к бедности. Сейчас в том большом объеме поправок, которые мы внесли, есть, в том числе, и очень жесткая, но необходимая, на мой взгляд, поправка, которая четко все операции, связанные с привлечением средств граждан для получения жилья, заводит только в рамки 214 закона. Все случаи привлечения денежных средств каким-либо иным способом, все они становятся административно-наказуемым деянием, и штраф взимается за каждый выявленный такой факт. Для юридических лиц за каждый выявленный факт привлечения средств в обход закона, будет караться штрафом от 500 тысяч до 1 миллиона рублей.
Таким образом, экономической целесообразности, для того, чтобы минимизировать затраты, уходить от налогов у застройщика не возникает, тем более, что мы, идя навстречу пожеланиям даем им встречную, стимулирующую функцию, а именно освобождаем эту операцию от уплаты налога на добавленную стоимость.

Интернет-вопрос: В Пскове ООО «СВ» по 15 раз перепродали квартиры.

Звонок телезрителя: Я из Краснодара звоню. Вопрос по компании «Стройинтеркомплекс». Так получилось, что эта компания не может отвечать по своим обязательствам. Ленинский районный суд дал определение. Определено включить требования в размере основного долга в третью очередь в реестр требования кредиторов. Это было выполнено 3 октября 2007 года. Потом пришла бумага о том, что существует определенная буферная договоренность между представителем и исполнителем, арбитражным судьей, чтобы третью очередь не погашать. Как мне поступать? Квадратный метр в Краснодаре стоит уже не 15, а 50 тысяч. Могу ли я подать повторное исковое заявление в арбитражный суд или как-то пересчитать? Потому что, когда я попытался переговорить с судьей, она сказала, что никаких справок не дает и как быть, решайте сами.

Евдокимова Наталья Леонидовна: О какой очереди вы говорите? Фирма не объявлена банкротом?

Звонок телезрителя: Нет не объявлена. Имеется конкурсный управляющий…

Евдокимова Наталья Леонидовна: Если есть конкурсный внешний управляющий, значит, она объявлена банкротом.

Звонок телезрителя: Нет. Есть же процедура наблюдения, внешнего управления. Они просто тянут. Когда она объявит себя банкротом, они, скорее всего, не будут ничего выплачивать.

Евдокимова Наталья Леонидовна: Откуда вы узнали про третью очередь и что какая-то есть договоренность?

Звонок телезрителя: Я обратился к конкурсному управляющему, и он сказал, что сейчас процедура внешнего управления, наблюдение уже закончилось, и мы будем пока пытаться сделать что-то своими силами, а если нет, то подадим на банкротство, а дальше я не знаю, как будем выплачивать.

Евдокимова Наталья Леонидовна: Подавать еще один иск.

Хинштейн Александр Евсеевич: Ситуация по «Стройинтеркомплексу» мне известна, мы выезжали в Краснодар. Там, действительно, была попытка банкротства, она на сегодняшний день остановлена за счет усилий краевых властей, за что губернатору края большое спасибо. Часть людей не захотели дожидаться достройки объекта, поэтому потребовали расторжения. Суд расторг договор. К сожалению, повторно направлять исковое на расторжение - у нас законодательство такую норму не предусматривает. Более того, у вас в исполнительном листе должна четко указываться цифра, которую вы должны получить в виде выплаты компенсации. Если сумма заявленных вами исковых требований была четко судом определена, то говорить о ее изменении в сторону, как увеличения, так и уменьшения сегодня не представляется возможным.

Звонок телезрителя: Я звоню из Ярославской области. Проблема обманутых дольщиков решается совсем просто. Надо создать при губернаторах государственную службу заказчика, куда бы дольщики любому заказчику вносили деньги за строительство. Это было в советское время.

Ника: Ох, будут на золоте есть чиновники этой организации! Это было в советское…

Евдокимова Наталья Леонидовна: Нельзя идти назад. Мы не можем вернуться к той системе, когда за все отвечало государство. Есть какие-то коммерческие структуры, которые этим занимаются. Государство не может на себя брать все. Я с этим абсолютно согласна. Кроме контроля. А контроль должен быть, прежде всего, выстроен законодательно, а затем уже контролироваться государством, в том числе, правоохранительными органами. Когда будет массовое количество решений в пользу дольщиков, а не в пользу мошенников, я думаю, с этим можно будет справляться лучше. Это во-первых. Во-вторых, как мне кажется, очень важно здесь подчеркнуть, что люди попали в эту ситуацию во время быстрого очень резкого подорожания квартир. Даже если, когда они заключали договор, это были большие для них деньги, они заключили договор, они их внесли, то сейчас, при расторжении договора или при компенсационном механизме возмещения их затрат им возвращаются те суммы, они на них могут построить теперь или купить раз в 10 меньше квадратных метров. Вот какая беда. Хотелось бы, чтобы инфляционный коэффициент был включен в компенсационный механизм.

Ника: Правильно ли это, включить коэффициент?

Хинштейн Александр Евсеевич: У нас суды такое право имеют. Они включают. Правда берется не реальный инфлятор, а берется инфлятор по расчетам Минэконома, который составляет порядка 10% годовых. Монополизация строительного рынка государством сегодня невозможна. В этой связи, несмотря на легкость и простоту этого решения, оно просто не реализуемо.

Евдокимова Наталья Леонидовна: А главное, это настолько коррупционноемкая норма была бы, что дальше ехать некуда.

Ника: Опасно даже начинать об этом думать. В любом случае, я всегда боюсь каких-то тщетных надежд. Мы сегодня говорим, что здесь губернатор строит дома, здесь с банкирами встретились, губернатор решил проблемы… Давайте, мы, положа руку на сердце, скажем, что наверняка есть люди, которым, к сожалению, никто не сможет помочь никакими силами. Александр, как вы считаете? Или в ваших планах 100% помощь?

Хинштейн Александр Евсеевич: Странный вопрос. Моя задача и задача моих коллег в том, чтобы решить максимальное количество проблем людей. Конечно, говорить о 100% решении сложно, так же, как врач, который дежурит, не может гарантировать 100% случаев излечения. На сегодняшний день мы имеем последствия того кризиса, пик которого пришелся на 2005 год. По цифрам я вам уже доложил и сказал, что более половины объектов по России достроена и более половины пострадавших квартиры получили. Значительная часть оставшейся половины, я надеюсь, получат. Это второй этап, который по времени не сильно отрывается от первого. Нам необходимо не допустить повторения подобного кризиса, то есть, не наступать на те же грабли. Для этого существует закон 214. Если застройщики и граждане будут ему следовать, то повторение кризиса обманутых дольщиков невозможно. Для того чтобы у застройщика не возникало соблазна где-то обойти закон, где-то сэкономить, и у человека, заключая договор, такого же соблазна не возникало. Именно для этого мы внесли сегодня поправки, которые устанавливают жесткую и очень серьезную ответственность. Я вас уверяю, что после изменения нашего закона ситуация изменится кардинально.

Ника: Вы говорите о будущем. Не сложится ли ощущение у людей, которые уже сейчас стоят на улице с плакатами у своих недостроенных домов, что можно уже идти домой. Они уже свой списочек вам, адрес дали… Что сказать людям? Есть смысл митинговать и бастовать или надо спокойно ждать, когда придет помощь от властей?

Хинштейн Александр Евсеевич: Смысл митинговать и бастовать есть всегда, потому что, чем активнее гражданская позиция, тем сильнее власти к этому прислушиваются. Более того, я всегда во все регионы приезжаю и встречаюсь с людьми. Неизменно проводя совещания, встречи с первыми лицами региона, мы обязательно приглашаем туда руководителей инициативных групп, а затем собираем и дольщиков пострадавших… Я везде говорю, что, чем активнее и жестче вы отстаиваете свои права, тем выше гарантия того, что ваши права будут защищены. Надо по каждому конкретному адресу разбираться предметно.

Евдокимова Наталья Леонидовна: Прошу прощения. Вы говорили о 15 миллиардах на всю страну. Это копейки по отношению к федеральному бюджету.

Ника: И даже к хорошему региональному бюджету.

Евдокимова Наталья Леонидовна: Если наше государство взяло бы пример с Москвы, с господина Лужкова и депутаты Госдумы внесли бы это в бюджет РФ, я еще раз вас уверяю, что это крохи, потому что наше государство сейчас с точки зрения бюджета так же богато, как Москва с точки зрения бюджета.

Ника: Реально ли внести строчку бюджета?

Хинштейн Александр Евсеевич: Думаю, что это маловероятно в силу разного рода причин. И самая главная из этих причин заключается в том, что на сегодняшний день мы эту проблему разрешаем. Хочу так же напомнить, что у Совета Федерации есть не меньше прав законодательной инициативы. Мы поддержим.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке