«Юбилей Гоголя»

02.10.2008, 17:00 Открытая студия

До юбилея Пушкина мы отсчитывали дни, загибали пальцы, всей страной перечитывали любимого поэта… До юбилея Гоголя осталось всего полгода, а об этом ни слуху, ни духу. Кто не любит Гоголя? Почему на Украине его считают своим писателем? Кто вступится за имя Николая Васильевича?

Гость в студии: кинорежиссёр, продюсер, лауреат Государственной премии, обладатель множества наград, народный артист России Владимир Владимирович Бортко.

Ника: А может, Гоголь устарел? Зачем нам Гоголь, у нас Солженицын есть?

Владимир Владимирович Бортко: Да, действительно. Давайте, я вам скажу пару цитат оттуда. Например: «Из нашей стороны 200 лет скачи - ни до какой границы не доскачешь». Ну так, к России, в основном, относится. А давайте письмо немножко распечатаем и посмотрим - не похоже? Я не говорю сейчас о Тарасе Бульбе, которым я сейчас занимаюсь. Я говорю, например, о «Ревизоре». А самое главное - «все мы вышли из «Шинели» Гоголя». И кто это сказал? Господин Достоевский. Это абсолютно точно. Я считаю, что Гоголь - самый крупный русский писатель, такой же как Пушкин в поэзии, так Гоголь в прозе. Это гениальный писатель. И сейчас, снимая «Тараса Бульбу», я лишний раз смог в этом убедиться. Чаще всего Гоголя воспринимают как весёлого человека, там, «Ревизора» написал, ну, «Мёртвые души». И вдруг, когда мы снимали это, я убедился, что это очень серьёзный политик, философ и человек, всё время думающий о судьбах России, ибо Тарас Бульба написан для русских, по-русски и о русских. Цитата, начиная от первой и кончая последней: «Так любить, как русская душа -  любить, чтобы всем, что есть в человеке..., так любить никто не может!». Это начало кинофильма. Или конец, собственно и конец повести: «И пусть знают дальние и ближние народы - поднимается уже с русской земли свой царь, и не будет силы, которая не покорилась бы ему». Актуально, при чём по поводу ближних и дальних народов, прямо как знал. Так что это достаточно серьёзный писатель, и, по-моему, стоило бы его прочитать.

Ника: У меня такое ощущение, что как-то юбилей у нас мимо едет - никому нет дела. Я понимаю, что вы-то как раз готовитесь, ваша премьера запланирована на 1 апреля, как раз в самый юбилейный день. А тихо по России-то!

Владимир Владимирович Бортко: Я думаю, это готовят так нашу премьеру. Действительно, если говорить серьёзно, это, пожалуй, самый дорогостоящий фильм в этом году, да и за несколько лет в России, и достаточно масштабный. А то, что вы говорите - это правда, достаточно тихо. А личность такого масштаба, что можно было говорить уже 3 года назад.

Звонок телезрителя: У меня вопрос: ведь это писатель уже, практически, не русский. Недавно я общался с друзьями с Украины, и они рассказали мне, что это абсолютно их национальный писатель. А Украина сегодня гораздо больше к Евросоюзу. Мне кажется, что пройдёт несколько лет, и если мы не будем вспоминать Гоголя, то весь Запад и мир сделают его украинским писателем. Там так считает каждый второй, если не первый. Что с этим делать?

Звонок из Южного Дагестана: Мы были в Петербурге, хотели познакомиться с тем, как Гоголь творил в городе. Но, во-первых, улицу переименовали, это раз, во-вторых, искали дом, где он жил, и не нашли мемориальной доски, нигде не увековечена его память, так обидно. Побывали в городе и нигде не столкнулись с Гоголем.

Ника: Инна Юрьевна пишет: моему ребёнку в школе сказали, что Гоголь - это украинский поэт. Мне интересно, с каких это пор?

Владимир Владимирович Бортко: Не знаю, что сказали, в какой школе. Гоголь - великий русский писатель, писавший по-русски, писавший о России, прежде всего. Всё, что он написал, там УкрАина, ударение на «а», а не УкраИна, имеется в виду как часть России, вот например, в «Тарасе Бульбе». И правильно говорить: на Украине, Украина - только окраина. Что касается истории как таковой,  Гоголь хорошо знал историю и претендовал даже на должность профессора Киевского университета. Я, например, у меня мать наполовину украинка, мне кажется, что это один и тот же народ. Причём кажется мне вместе с Николаем Васильевичем, пусть это всё правильно воспринимают. Кто не верит, пусть перечитает Гоголя. В том же «Тарасе Бульбе» сказано: брошенная своими князьями русская земля, имеется в виду то самое: Запорожье, Киев и всё остальное. Кстати, во времена Запорожской Сечи Киев был польским городом, сначала литовским, потом польским. И в Польше, кстати сказать, нет понятия Малороссии, там была Польша, они до сих пор считают это своей территорией. Это касается истории, которую очень хорошо знал Гоголь. Он был русским писателем и писал о России.

Ника: А если сейчас Украина будет отмечать и говорить, вот наш великий писатель, вот есть Шевченко, а есть Гоголь?

Владимир Владимирович Бортко: Понимаете, есть субэтнос. Этнос - это русский народ, включающий в себя и Украину, субэтнос, такой же, как, например, кубанские казаки. Вот так я отношусь к этому. Я сейчас снимал кино на Украине, это 2 разных государства. Я был на Западной Украине и в Восточной Украине. Восточная Украина - там русское самосознание, там все говорят по-русски. И то, что происходит у них сейчас - это и есть проявление этих двух разных несоединимых частей.

Ника: Богдан Ступка у вас снимался. Он как считает Гоголя - русским писателем?

Владимир Владимирович Бортко: Мы с ним эту тему не обсуждали. Он является украинским актёром, он - львовянин, а Россия к этому городу не имеет никакого отношения. Зато она имеет прямое отношение к Днепру. У нас был такой случай с ним, это к Гоголю не имеет отношения, скорее это политика. Мы зашли в Запорожье в ресторан просто поесть. Поскольку он народный украинский актёр, его знают все, он на своей территории, в Запорожье, мы снимаем казаков - он обращается к официанту и говорит: «Поднесить, будь ласка, веселыцю!». Я переведу эту фразу. На что официант говорит: «Извините, оселедцев у нас сегодня нет!». Ему говорят -  да это селёдка! Он говорит: ах, селёдка, конечно, пожалуйста! Артист Ступка изменился в лице. Но это очень характеризует и Запорожье, и Восточную Украину. А кто хочет посмотреть комедию до конца - читайте сегодняшние газеты.  Вы увидите, как президент забрал у премьер-министра самолёт, там это до сих пор происходит.

Ника: Комментируем звонок из Дагестана. Для тех, кто не живёт в Петербурге, я могу сказать, что всю жизнь, при Советском Союзе была у нас улица Гоголя, была у нас улица Герцена. После перестройки улицу Гоголя переименовали в Малую Морскую, каковой она и была лет 150 назад. Но вся проблема в том, я не могу найти ответ на этот вопрос, что не большевики переименовали Малую Морскую в улицу Гоголя, это к 100-летию со дня рождения Гоголя в 1909 году улицу переименовали в его честь. Спрашивается, кому мешал Гоголь? Вам не кажется, что, действительно, памятник у нас странный, улица у нас уже не Гоголя, у нас нет ни одной квартиры Гоголя?

Владимир Владимирович Бортко: Это не только странно, это преступление, если хотите, перед собственным народом. Единственная польза от творческой интеллигенции, как ни странно, я считаю, - это изменить самосознание нации, самосознание народа. И Гоголь сделал для этого едва ли не больше всех. И не иметь здесь, у нас не только улицу, память об этом писателе - ребята, вы что, с ума сошли? Надо немедленно вернуть улицу. Герцена - ладно, а вот по поводу Гоголя - это очень серьёзно, это национальное самосознание! И улица Гоголя должна быть.

Ника: А памятник Шевченко у нас, кстати, стоит, человеку, который ненавидел Петербург.

Звонок телезрителя из Саратова: Рассматривался ли режиссёром такой вариант как приглашение на главную роль, я ценю чрезвычайно Богдана Ступку - это великий актёр, но я считаю, что наиболее на эту роль подходит  Алексей Петренко, не менее великий, я считаю, что это просто его роль.

 Владимир Владимирович Бортко: Рассматривалось. Более того, когда мы снимали фильм «Идиот», мы с артистом Петренко часто беседовали на эту тему. Но, к сожалению, время не остановишь, а Бульба разъезжает на коне, при этом делает это неплохо. И вот здесь, к великому сожалению, могу сказать - раньше бы.

Звонок телезрителя из Владивостока: Хотим выразить огромную признательность В.В.Бортко. Спасибо за отличный фильм «Бандитский Петербург», успеха вам, приезжайте к нам во Владивосток!

Ника: К нам подключается собеседник из Москвы: председатель Ассоциации реставраторов России, заслуженный деятель искусств, академик Савва Васильевич Ямщиков. Савва Васильевич, у нас в гостях Владимир Владимирович Бортко. Я уже сетовала, что полгода осталось до юбилея Гоголя, а как-то тихо. Может, я не в курсе, может, было какое-то секретное постановление партии о том, что Гоголя теперь нам и не надо изучать, или он по-прежнему великий русский писатель?

Савва Васильевич Ямщиков: Вы хотите сказать, что они пересмотрели фразу Сталина, что Гоголи и Салтыковы-Щедрины нам нужны? Шучу. А вообще, я вам скажу, что у Гоголя всегда всё происходит диковинно. И то, что происходит с его юбилеем - это чисто по-гоголевски. 3 года мы пытаемся достучаться до нашего культурного руководства, мы - это Игорь Петрович Золотовский, крупнейший специалист по Гоголю в мире, это Василий Борисович Ливанов, Валентин Григорьевич Распутин и я, вчетвером. И что-то чудовищное происходит: они не хотят, чтобы в России был открыт хотя бы один музей Гоголя.

Ника: А что они говорят: денег нет? Или вот - не хотим?

Савва Васильевич Ямщиков: Вот возьмём собрание сочинений. Огромные деньги выделены, а на собрание сочинений не дают денег. Пока что всё болтается как некто из субстанции в проруби.

Ника: Так осталось-то полгода!

Савва Васильевич Ямщиков: А вот 3 месяца назад газета «Известия» опубликовала нашу четвёрку, наше письмо премьер-министру В.В.Путину. Нам сказали, что он прочитал это в пятницу, и в понедельник чиновники зашевелились. Но опять молчат, потому что у Путина много других дел, Цхинвал и прочее. Но я вам ещё одно скажу. Мы уже теперь убеждены, что дело тут не только в деньгах, им Гоголь не нужен. Гоголь - верующий человек, православный

Ника: Так, извините, у нас это сейчас как-то снова признаётся и почитается?

Савва Васильевич Ямщиков: Это только свечечки на службах. Вы знаете, сколько обсуждают вопрос, преподавать основы православной культуры или нет, а это всё взаимосвязано. Они боятся Гоголя, боятся за его Тараса Бульбу.

Ника: Давайте спросим Владимира Владимировича.

Владимир Владимирович Бортко: Судя  по тому, что, действительно, нет улицы, памятника, квартиры, и вообще недостаточно отмечается грядущий юбилей, то да, что-то не устраивает кого-то. Я бы сейчас не стал определять здесь, кого и что не устраивает в этом писателе. Но какое-то сопротивление я, например, ощущаю. Думаю, правда, что, то, что мы сделали, я имею в виду фильм, если он выйдет, это будет достаточно серьёзный толчок.

Ника: Вы говорили, что будет скандал. Почему?

Владимир Владимирович Бортко: Там ничего страшного не происходит, кроме одного: там говорится о русском народе в превосходных степенях, таких, как того он заслуживал. Это не значит, что ругаются другие народы, Боже упаси, нет. Но это называется впрямую, и думаю, что это может вызвать у людей не сильно умных ощущение того, что это шовинизм. Это не шовинизм, это признание великой роли нашего народа.

Савва Васильевич Ямщиков: А я вам тоже скажу, почему. Постольку, поскольку нашей культурой руководят и занимают канал «Культура» такие персоны как господин Швыдкой с его «Культурной революцией», как господин Ерофеев, писатель-циник и матерщинник, с его «Апокрифом», который такие гадости написал о русской литературе и сказал, что Гоголь - это отстой, что эту литературу нельзя читать. А он каждую неделю появляется на экране канала «Культура», который почему-то считают культурным.

Владимир Владимирович Бортко: Он что, действительно, такое сказал?

Ника: Да, это было такое.

Савва Васильевич Ямщиков: Знаете, когда там поют Нетребко и Хворостовский - это культура, а когда выступают Швыдкой с Ерофеевым, или Архангельский со своими провокационными передачами, нам ясно, почему они не хотят отмечать юбилей Гоголя. Потому что Гоголь - это немой укор, потому что он символ чистоты, веры и символ служения Отечеству. Он - один из представителей славянофилов 19 века: Аксаковы, Гоголь, Леонтьев, Киреевский, Тютчев. А эти, которые говорят, что они против большевиков и против КГБ - врут они всё. Они продолжают троцкистско-ленинскую линию гнуть.

Владимир Владимирович Бортко: Я с вами в принципе согласен, только по поводу троцкистко-ленинцев не согласен по одной причине, я - член КПРФ, но в этом вопросе мы с вами, по-моему, на одной платформе находимся, как ни странно. Я хочу вспомнить следующее: я был на кладбище, я видел могилу Гоголя, где написано: «Великому писателю от Советского правительства». Да, действительно, он хотел просто камень, но тем не менее, это было сделано. И предыдущий юбилей, во времена большевиков, кстати, отмечен очень широко, Вы будете спорить? Думаю, что нет. Поэтому давайте разделим эту вещь на 2 части.

Савва Васильевич Ямщиков: Владимир Владимирович, мы же не предлагаем убрать памятник с Гоголевского бульвара, мы предлагаем убрать бюст с могилы.

Ника: Прежде, чем что-нибудь убирать, давайте что-нибудь построим.

Владимир Владимирович Бортко: Давайте же мы что-нибудь построим, перед тем как «до основания», давайте мы построим сначала.

Савва Васильевич Ямщиков: Извините, мы должны поставить ту могилу, в которой Гоголь завещал себя похоронить. Мы должны восстановить могилу Даниловского монастыря.

Владимир Владимирович Бортко: Да конечно, восстановят, так давайте ещё кроме могилы, улицу назовём, давайте музей откроем.

Савва Васильевич Ямщиков: А если они не хотят?

Владимир Владимирович Бортко: Кто они? Мы сделаем всё, как хотим.

Савва Васильевич Ямщиков: Швыдкие.

Владимир Владимирович Бортко: Вот мы с вами сидим, серьёзные и, в общем, достаточно пожилые люди. Давайте дадим друг другу обещание открыть музей Гоголя, хотя бы в Питере. Давайте? Я его открою. Договорились?

Савва Васильевич Ямщиков: Жму вашу руку. А мы постараемся открыть на Никитском бульваре. Я с вами абсолютно согласен по поводу 52 года. Благодаря 100-летней годовщине со дня смерти Гоголя я стал тем, что я есть. Я купил тогда 15-летним пацаном 6-томник Гоголя, и жизнь моя была определена, куда мне идти. Этот 6-томник был издан при Сталине. Я его политику по отношению к троцкизму и его роль в истории победы высоко оцениваю, но тем, кто закапывал сотнями и десятками тысяч священников живых в землю, тем, кто уничтожал наши церкви, нет им пощады. Я в этой партии не хочу состоять.

Ника: Давайте не будем вдаваться в политические баталии. Может быть, музеи хорошо, мемориальные доски, памятники, но как сделать так, чтобы люди Гоголя читали? Потому что, когда люди читают, им, что есть памятники, что нет, что власть запрещает, что разрешает - им уже чуть-чуть всё равно.

Владимир Владимирович Бортко: Я в своей жизни прикоснулся к двум писателям до этого: я имею в виду Булгакова и Достоевского. После этого тиражи выросли, например, «Идиота» люди начали читать. Я убеждён, что после фильма начнут читать и Гоголя. Конечно, это не выход - посмотреть кино и потом прочитать. Но всё, что я мог сделать в этом отношении, я сделал. Конечно, кино не может заменить литературу никогда. Литературе 6 000 лет, она тоньше и выше. Что я могу сделать - рассказать, что я думаю по этому поводу. А далее, если это будет любопытно и интересно, я думаю, что люди возьмут книги. А не взять нельзя, невозможно! Это лучший наш писатель, об этом говорили и Достоевский, и Толстой тоже.

Савва Васильевич Ямщиков: Один мой приятель предложил: раз они так с вами борются и не хотят издавать собрание сочинений, надо издать 135 миллионов тираж «Тараса Бульбы», чтобы у каждого гражданина России эта книга была на столе.

Ника: А почему именно «Тараса Бульбу»?

Савва Васильевич Ямщиков: А потому что «Бульба» - это та самая книжка, которая поможет нам освободиться от тех пакостей, которые нам сейчас навязывают, от этого чудовищного современного искусства, где нам преподносят на выставках экскременты каких-то геев. И за это дают золотые медали Академии художеств. Это поможет освободиться от литературы Сорокиных, Пелевиных, Ерофеевых, потому что в «Тарасе Бульбе» Владимир Владимирович правильно сказал, что там сказано о том, что такое русский народ. А русский народ всегда был чистым, к пакостям относился очень сурово. И «Тарас Бульба», если будут читать, я уверен, что наши музейные залы освободятся от всех этих, перестанут рубить иконы, выдавать это за артефакт, пожирать труп Ленина из торта и говорить, что это артефакт. Вот чем нас кормят, и против чего мы призываем Гоголя помочь нам бороться, Гоголя и Фёдора Михайловича Достоевского. «Тарас Бульба» и «Бесы» - это как  раз наши помощники в борьбе с этой пакостью. Они говорят, это от Запада. Да Запад уже прогнил со своими этими картинками, которые они продают по 25 миллионов долларов. Уорхолл нарисовал банку с томатной пастой, и мне хотят втюхать. Гоголь любил Александра Иванова, выдающегося художника. Его библейские акварели равны Дионисию, причём это я вам говорю, я, воспитанный на творчестве Дионисия, Симона Мартини, воспитанный на творчестве лучших художников мира. Я сейчас занимаюсь спасением памятников, которые они разрушают. Абрамцево - приют Гоголя, куда он приезжал после моления в Троице-Сергиевой лавре, господин Швыдкой и директор Пентковский  уничтожили физически Абрамцево. И директор, придя туда хозяйничать несколько лет назад, сказал сотрудникам: духа мракобеса Гоголя не будет в Абрамцеве. Чего же вы хотите.

Ника: Савва Васильевич, меня вот что единственно смущает: нельзя ли любить Гоголя, не закрывая ещё кого-то? Люди сами разберутся.

Владимир Владимирович Бортко: Хорошая мысль.

Савва Васильевич Ямщиков: Что значит, кого-то? Я также люблю Пушкина, люблю Тютчева, Толстого, но в данном случае, речь идёт о юбилее Гоголя. Вы не уводите меня на обочину.

Звонок телезрителя  из Красноярска: Владимир Владимирович, я тоже восхищаюсь Гоголем, его гениальными произведениями. Но ситуация заключается в том, что одно из главных произведений его - это «Мёртвые души», первый том. Когда я спрашивал своих знакомых, почему Гоголь не нравится многим, то в этом романе он всё-таки Россию немного обидел, представив её негативно, слишком убого, может быть даже пошёл на поводу у критиков, своих  друзей, Белинского там и т.д. Когда он потом хотел исправить второй том, когда написал уже...

Владимир Владимирович Бортко: Мысль понятна. Я сейчас плохо помню, но я помню разговор о птице-тройке в этой же книге: и расступаются перед ней другие народы и государства! Это что такое? Это в 1000 раз важнее, чем помещики. Но и это наше родовое: и Чичиков - это наше, и Манилов - это наше, и Ноздрёв - это наше! Разве вы в себе этого не ощущали этого никогда? Надо правду говорить, он всегда правду говорил, это важно! Но и «расступаются перед ней другие народы и государства», и это правда! Поэтому он нам дорог.

Звонок телезрителя из Сарова: Мне очень приятно оказаться в такой хорошей компании, я очень люблю и Гоголя, и Достоевского, и Щедрина. И меня больше всего поражает, что творится со школьными учебниками: как в школьных учебниках Гоголь из разряда обязательных перекочевал в рекомендованные. А, как и положено, с рекомендованными начинают делать различные операции - вырезание текстов. У меня сейчас дочка в 7 классе учится, и автор-составитель учебника Коровина Вера Яновна так крепенько порезала Николая Васильевича, что мне стало стыдно за неё. Что мне хотелось сказать. То, что наезжал на Гоголя Белинский, там понятно. В главе 30-ой Герцена «Былое и думы», раздел «Не наши», он там открыто говорит, кто он такой, я имею в виду, о Белинском, я имею в виду письмо Белинского к Герцену, а вот произведение «Выбранные места из переписки с друзьями» - это вообще один из шедевров. И мне бы очень хотелось, чтобы вы немножко об этом удивительном произведении  Гоголя поговорили бы.

Владимир Владимирович Бортко: Знаете, мне так трудно говорить - это называется, «упоминать всуе».

Ника: Савва Васильевич, мы можем как-то на уровне Министерства образования наехать, извините за грубое слово?

Савва Васильевич Ямщиков: Я отвечаю нашему красноярскому собеседнику относительно того, что Гоголь насмехался над Россией. Он, видимо, смотрит фильм Лунгина и постановки Фокина по Гоголю, где, действительно, из Гоголя сделали чудовище. Если у нас на сцене Александринского театра ставят «Ревизора», где Хлестаков совокупляется с женой и дочкой Городничего! Гоголь любил Хлестакова, этого завравшегося мальчишку, Гоголь и Чичикова жалел! Гоголь знал, что такое милость к падшим призывать. А вот все эти нахлебники, которые ставят, Лунгин снял 8 серий  издевательства, похабели по «Мёртвым душам», и это у нас показывают по телевизору! И ставят на сцене Александринского театра! Пока не прекратится это надругательство над Гоголем - мы спать спокойно не сможем!

Ника: Вам есть, что добавить?

Владимир Владимирович Бортко: Хотелось бы мне, чтобы Савве Васильевичу понравилось то, что я сделал. Я бы очень был обрадован. Посмотрите, Савва Васильевич?

Савва Васильевич Ямщиков: С удовольствием. А вот Владимир Владимирович, Гена Гладков написал потрясающую музыку к «Вию». Моя жена, которая 20 лет была прима-балериной Мариинского театра, Валентина Ганнибалова, она сейчас хореограф, сделала подготовку этой постановки. И что вы думаете, нам разрешают те, у кого средства? Хорошо, что я позвонил несколько дней назад Юрию Николаевичу Григоровичу, и он сказал: мы это поставим в Краснодаре. Он понимает, что такое Гоголь, а остальным всем плевать - Гладков, Ганнибалова - у них своя кормушка. Что сытый Табаков сказал что-нибудь по поводу юбилея Гоголя?

Ника: Ой, вы неправы! У меня есть письмо, точнее, копия письма к президенту, подписанная Табаковым, Додиным, Юрским, Лавровым и другими.

Звонок телезрителя из Таганрога: Куда приносить деньги на организацию памятника и музея?

Владимир Владимирович Бортко: Вопрос, как ни странно, серьёзный, потому что если они не хотят, то мы уж как-нибудь сбросимся понемножку. С завтрашнего дня я занимаюсь серьёзно этим вопросом. Поверьте мне, что мы объявим по телевизору, если не даст деньги государство, куда и как. Смешно и стыдно после 1952 года, когда написано «Гоголю - советское государство», в свою очередь, ничего не сделать демократическому государству. Я думаю, что сделает. Если нет, то мы сбросимся и сделаем.

Ника: Может, действительно, зритель прав, и чем искать помощи у Табакова со Швыдким - лучше к людям обратиться?

Савва Васильевич Ямщиков: Вы с ума сошли, у нас те люди, к которым можно обратиться, бомжуют. Может, к Чубайсу обратиться за помощью, который недавно сказал, что прочитал Достоевского и с удовольствием порвал бы его в клочья. К каким людям? К тем, кто украл наши деньги?

Владимир Владимирович Бортко: Сурово. Савва Васильевич, только что звонил, очевидно, не очень богатый человек, который говорит: я хочу внести свою лепту, давайте сбросимся. Вот про каких людей говорится сейчас.

Савва Васильевич Ямщиков: Я за это. Но всё-таки у нас не самое бедное государство.

Ника: Последняя минута. Я вас очень прошу, очень коротко, ваш прогноз, успеем мы подготовиться к юбилею, сдвинется с места эта скрипучая гоголевская телега?

Савва Васильевич Ямщиков: Как всегда: авось и небось. Олег Борисович Добродеев, руководитель2-го  канала, не дожидаясь, когда чиновники проснутся, нашёл деньги, и Игорь Петрович Золотусский закончил съёмки 10-серийного фильма о Гоголе, объехав все места в мире, связанные с писателем.

Владимир Владимирович Бортко: Руководители 2-го канала нашли очень много денег, чтобы снять кинофильм «Тарас Бульба».

Ника: Мы нашли победителя - канал! Благодарю всех участников передачи. Прочту письмо, полученное через Интернет: спасибо за передачу и выбранную тему. Гоголь, как классик литературы, своим творчеством побуждает читателя мыслить, а думать - занятие опасное, особенно для тех, кто хочет нами управлять. С уважением, Владимир. Владимир, давайте читать и думать!

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке