«Кредиты и кризис»

29.10.2008, 17:00 Открытая студия

Поднимите руки, кто выплачивает кредит? На машину, квартиру, холодильник, мобильный? А вы в курсе, что мы «допокупались» настолько, что каждый россиянин должен выплатить по кредиту в среднем 22 тысячи рублей. Чем отдавать будем? И закончилась ли «кредитная эпоха» в связи с кризисом?

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гость в Петербурге: адвокат, президент Балтийской коллегии адвокатов им. Анатолия Собчака Юрий Михайлович Новолоцкий.

Гости в Москве:
– президент Ассоциации российских банков Гарегин Ашотович Тосунян;
– сопредседатель Союза потребителей России Анатолий Григорьевич Голов.

Ника: Гарегин Ашотович, можно ли говорить о том, что какая-то проблема вокруг кредитов существует, в то время как Владимир Владимирович Путин, а у меня нет оснований не доверять его словам, говорит, что кризиса в России нет. В таком случае, что происходит?

Тосунян Гарегин Ашотович: Дело в том, что Владимир Владимирович обращал внимание на то, что с понятием «кризис» надо быть очень осторожным. Есть понятие «финансовый кризис», а есть соответствующий психоз, соответствующие негативные ожидания, волнения вокруг этого. Это разные вещи. У нас финансовых и экономических причин для разжигания такого ажиотажа было по минимуму. 5-10%, действительно финансовый характер носили, но это связано с внешними заимствованиями, которые надо выплачивать и в этом году, и на будущий год банкам и корпорациям. Это связано, конечно, с потребностью рынка, которая и в прошлые годы не в полном объеме удовлетворялась в кредитной сфере, потому что долгосрочных ресурсов у нас очень ограниченный объем. Но то, что произошло на глобальных рынках, и тот психоз, который передался сначала нашему фондовому, а от фондового к банковскому сегменту, это, действительно, не есть финансовый кризис. Я думаю, что Путин это и имел в виду, когда уточнял, что давайте быть аккуратными в терминах. Потому что, когда мы с утра до вечера говорим о финансовом кризисе, естественно, это напрягает, с одной стороны, кредиторов, с другой стороны, клиентов. В этой части люди начинают зажиматься, одни хотят вытащить побыстрее свои вклады, другие свои депозиты, банки стараются не кредитовать или кредитовать в меньшем объеме. Мы можем получить по схеме самореализуемого прогноза всякого рода негативные последствия.

Ника: Конечно, есть проблема, когда люди уже подготовили все бумаги, у них была чистая кредитная история, и им сейчас не дали кредит. Мы сегодня поговорим о людях, которые уже в кредите, уже в долгах. Допускаете ли вы, что есть банки, которые ведут себя не порядочно и пытаются за счет обычных людей решать свои финансовые проблемы?

Тосунян Гарегин Ашотович: В условиях, когда зажимается кредитный рынок, очень выгодно быть в кредите и очень не выгодно быть кредитором. В этом случае, более уязвимая сторона та, которая ждет возврата, а не та, которая должна возвращать. Другое дело, что, раз вы говорите о каких-то проявлениях непорядочности на финансовом рынке, так же как и в бизнесе, всегда найдутся те, кто пытается использовать эту ситуацию в свою пользу. И требование о досрочном возврате, если это не предусмотрено кредитным договором, конечно, является таким примером. Я думаю, что это не умная политика требовать досрочный возврат или повышать в одностороннем порядке процентную ставку, если это не предусмотрено в кредитном договоре. Но, если это предусмотрено и если банк заранее вас предупредил, что в случае изменения процентной конъюнктуры или инфляционной составляющей он имеет право, значит, когда вы подписывали договор, вы с этим согласились. Я лично не знаю банки, которые просто взяли бы с потолка и изменили процентную ставку или потребовали срочно вернуть кредит. Ваш ответ простой – не верну. На измененную процентную ставку не согласен. И что дальше? Кто вас заставит? А вот если это право предусмотрено, и он изменил ставку, в случае, если вы не согласились, он может штрафные санкции наложить Тогда в суде он будет доказывать, что да, это было предусмотрено, а вы будете доказывать, что предусмотрено было, но не в таком масштабе. Не в разы, а только на проценты.

Новолоцкий Юрий Михайлович: Я полностью согласен с тем суждением, что в условиях финансового кризиса невыгодно быть кредитором и выгодно быть заемщиком. И я полностью согласен с тем, что не нужен ажиотаж. Именно ажиотаж может повлечь эти обвальные процессы с очень серьезными последствиями для финансового рынка. Но поскольку не выгодно в условиях кризиса именно кредиторам, то есть опасность, что именно они спровоцируют этот ажиотаж. И сейчас как раз Гарегин Ашотович, возглавляя ассоциацию банков, должен был бы понимать, что как никогда важно усиление контроля над отдельными проявлениями банков, за немотивированным приведением в действие тех механизмов, которые могут привести к этому ажиотажу. Даже в тех случаях, когда такое право у банка есть, можно воспользоваться этим правом таким образом, что завтра в разнос пойдет вся кредитная система, люди перепугаются этих предъявлений, изменения тех условий, на которые они рассчитывали. Наиболее опасна в этой ситуации линия поведения банков.

Звонок телезрителя: Я смотрю телевизор сейчас только потому, что меня вчера уволили с работы, а сегодня позвонили из банка и попросили досрочно погасить кредит. Можно рассуждать 300 раз, а результат такой, что они сами паникуют в первую очередь. Вы рассуждаете все сытые, а у меня за плечами семья. Я не знаю что делать. Они могут подать в суд, а мне куда бежать без денег и без работы. Пойди сейчас, найди!

Новолоцкий Юрий Михайлович: Вот подтверждение того, о чем я сказал. Вы почувствовали боль, страх человека, потерявшего работу и в этот же день получившего требование со стороны банка. Сейчас трудно сказать, есть такое право у банка в одностороннем порядке изменять условия или нет такого. Но такими шагами банки только могут породить тот ажиотаж, который может привести к серьезнейшим последствиям для кредитов.

Ника: Гарегин Ашотович, может быть, банкам не стоило так спешить?

Тосунян Гарегин Ашотович: Я лично боль почувствовал и, поверьте, я получаю немало обращений и эту боль переживаю довольно серьезно, просто как человек. Помимо того, что мы являемся представителями той или иной системы, мы еще и просто живые люди. Эта проблема есть. Но я хотел бы спросить коллегу адвоката. Знаете ли вы, что панику, в первую очередь, сеют не банки, а всякого рода разговоры о том, что нужно быстро деньги из банков вынимать? Эти разговоры начинаются с того, что панику сеют многие недобросовестные участники рынка, пытаясь на этом нагреть руки. И среди них больше клиентов, чем самих банков. Банки заинтересованы в стабильной ситуации. Хотя, естественно, банк постоянно мониторит состояние кредитного портфеля. И опять же, для того чтобы быть обязательным в отношении тех, кто держит у него вклады, в отношении своих кредиторов, он должен своих заемщиков постоянно отслеживать. Здесь, безусловно, он между молотом и наковальней. Если он не будет пытаться отвечать за выданные кредиты и за добросовестное выполнение их обязательств, то тогда он не сможет исполнять свои обязательства перед вкладчиками. Как вы представляете, вы взяли кредит, не можете вернуть, ничего страшного, через 100 лет вернете? Но когда толпами вкладчики начинают изымать средства, и банк оказывается не в состоянии удовлетворить это массовое требование по изъятию. Что касается досрочного – я, отвечая на вопрос, всего-навсего обращал внимание, что теоретически, не имеет права банк, если это не предусмотрено договором. Теоретически, имеет право банк, если это предусмотрено договором. Я отнюдь не говорю, что он сразу пользуется ситуацией и увеличивает в 10 раз процентную ставку. Такой банк очень быстро потеряет многих клиентов. Но согласитесь, что такие случаи вы на пальцах посчитаете. Такого массового требования там, где есть право досрочного изъятия или повышения ставки, не так много. Если вы спрашиваете, как мы на это реагируем, то, поверьте, мы действительно, когда есть конкретные обращения, стараемся банкам объяснить, чтобы они не пользовались такой ситуацией, пригласили клиента, попытались как-то на двусторонней основе реструктурировать, как-то изменить, но не создавать какого-то такого прессинга. Между тем, основной прессинг идет в отношении банков. В отношении банков развивается психоз, якобы половины банков не будет, у этих отнимут лицензию и вообще, банки – это исчадие зла, надо вытащить, все обменять в доллары, а доллары спрятать под матрац. Это правильная политика? Таким образом, мы действительно разрушаем ситуацию.

Ника: Анатолий Григорьевич, мы в этой ситуации можем вспоминать о правах потребителей, о том, почему заемщики должны отвечать за тех, кто побежал в банкоматы снимать свои деньги и т.д.?

Голов Анатолий Григорьевич: Конечно. Мы должны вспоминать о правах потребителя. Первый совет позвонившему зрителю – внимательно прочитать договор и проверить, а есть ли у банка право досрочного отзыва кредита.

Ника: А если есть?

Голов Анатолий Григорьевич: Моя позиция, что вообще такого права у банка не должно быть в принципе. Договор дороже денег. Если банк дал кредит, ни при каких обстоятельствах досрочно отозвать он не может. Или при очень большом штрафе, доходящем до 50% кредита. Если ты даешь кредит, и ты не уверен, что можешь вести дела нормально – то тебе просто не надо иметь лицензии. То же самое с повышением процентной ставки. Только мотивированная, в определенных пределах… Мой совет человеку – прочитать внимательно договор, есть ли какие-то оговорки, в каких случаях банк может потребовать досрочного отзыва кредита. Теперь по общей ситуации. Надо честно сказать, что деньги, которые люди взяли в кредит у банка, не спасут банковскую систему, пока наш объем кредитования, слава Богу, не большой. У нас нет такой ситуации, как в США, где ипотечное кредитование послужило спусковым механизмом для всего этого кризиса. Более того, на мой взгляд, на государственном уровне необходимо решать проблему, связанную с реструктурированием кредитов в тех случаях, когда не платит человек по объективным причинам, а увольнение – это объективная причина, или он заболел, чтобы были механизмы реструктуризации этого кредита. Надо различать добросовестного плательщика, который из-за кризиса попал в тяжелую ситуацию, он готов платить, но, может быть, меньшую сумму ежемесячно, но он готов погашать.

Тосунян Гарегин Ашотович: На самом деле, каждый банк, который заинтересован в расширении своей клиентуры, а нормальные банки в этом очень заинтересованы, он именно так и действует. Если у клиента, не важно физическое это лицо или юридическое, возникают проблемы, но он при этом давно уже является клиентом, то нормальный банк, а таких у нас большинство, старается выяснить причины. Если он видит, что эти причины носят временный характер, они договариваются с клиентом, реструктурируют… Я приведу десятки, сотни примеров и по 2004 году, и по 2008, когда именно за счет этого банки не только нормально выходили из ситуации, но еще и расширяли свою клиентуру. Это нормальный подход. Единственное, с чем я не соглашусь, что государство должно предусмотреть систему реструктуризации на случай форс-мажора. Форс-мажорные случаи обсуждаются в суде, когда спор доходит до судебной инстанции и там выясняется, объективно ли одна сторона не вернула, другая востребовала. Суд не надо снимать с весов, это место, где выясняется истина.

Голов Анатолий Григорьевич: Согласен. Суд не надо снимать с весов. Но давайте посмотрим: в США в целом ряде штатов законодательно запрещено изымать дома по ипотеке. Ищите другие механизмы. Надо понимать, что в условиях кризиса надо принимать экстраординарные меры и помогать не только банкам, но и помогать добросовестным потребителям, которые готовы вернуть, но оказались в трудной ситуации. Я повторяю, не надо помогать мошенникам, не надо создавать для них условия, но тем, кто готов выплачивать, нужно помогать. Здесь разу хочется сказать таким кредиторам, что обращаться в банк надо не тогда, когда вы просрочили платеж, а за 2-3 недели до этого, чтобы у вас было время провести переговоры с банком.

Новолоцкий Юрий Михайлович: Я бы не стал так, как господин Тосунян, уповать на судебную систему. Если это все обретет характер обвальный, судебная система попросту с этим не справится. Опыт показывает, что правовые нормы, живучие в условиях стабильных, становятся неприменимыми в условиях кризисных. Поэтому принятые решения, в подавляющем большинстве, будут не исполняться. Не надо переоценивать роль судов.

Ника: Сейчас часто ликвидируют компании, сокращения идут, мы это часто обсуждаем в эфире, можно ли то, что происходит сейчас, вообще назвать форс-мажором?

Новолоцкий Юрий Михайлович: Конечно нет. Это мощнейший финансовый кризис. Это не стихийное бедствие. И чем стыдливее мы будем говорить, что это не финансовый кризис, что это где-то там за океаном, тем мы, наверное, причиним больший вред. Нужно реально понимать те опасности, готовиться к ним, спокойно разъяснять. Ничего катастрофического нет, есть механизмы выхода из кризиса, и в этих механизмах ведущую роль выполняет государство. И, слава Богу, что у нас сейчас есть, чем помочь финансовой системе для выхода из кризиса.

Ника: Главное, чтобы финансовая система, приняв эту помощь, подумала о маленьких людях.

Новолоцкий Юрий Михайлович: И была добросовестной. Мы же уже сейчас стали встречать случаи недобросовестности банков.

Интернет-вопрос: Я попал под сокращение. У меня кредит на машину. Как могут у меня отобрать машину, у меня еще половина не выплачена?

Интернет-вопрос: У меня строящееся жилье. Если вдруг что-то случится, что будет с моим жильем?

Ника: Гарегин Ашотович, давайте, еще раз объясним людям, если они взяли холодильник, машину, квартиру, когда могут реально придти и отобрать холодильник, машину, квартиру?

Тосунян Гарегин Ашотович: Это только в результате судебного решения и в рамках искового производства. До этого никто у вас ничего отбирать не будет.

Ника: У наших знакомых был случай, у них взяли машину, через 2 недели вернули, сказали, что все равно не могут ее продать. Банк взял, он не имел права этого делать?

Тосунян Гарегин Ашотович: Только в рамках искового производства, после судебного решения. Опять же, надо смотреть, какие были условия договора. Если в условиях договора машина вообще была оформлена не на него, а на банк, и только после того, как он выплатит, они переоформят, то всякое может быть. Нужно детально вчитываться в договор. Если вы что-то купили и видите, что не в состоянии за это расплатиться, то простейшее решение, вы продаете это имущество и соответственно, частью расплачиваетесь с кредитом, а часть остается вам, которую вы вложили изначально или которая накопилась стоимость. Это касается и построенной и недостроенной квартиры, касается и автомобиля, хотя, конечно, здесь возникает ряд сложностей. Но поверьте, что во всех случаях надо попытаться с банком договориться, чтобы банк понял, какие у вас изменившиеся обстоятельства, и на какие вы готовы пойти компромиссы. То есть, заложить что-то другое, или предложить, в каком графике вы будете гасить эту задолженность в изменившихся условиях. Но думать, что вы здесь антагонисты и враги – самое вредное, не нужно противопоставлять. Мы в одной лодке. Банк так же заинтересован в своих клиентах, у которых возникли проблемы, как и у клиентов интерес в том, чтобы банк был в нормальном состоянии. Просто у каждого в этот момент возникает повышенное недоверие. Банк думает, что вы завтра испаритесь и скажете, что у вас нет работы, нет денег, и вы не будете ничего платить, а клиент думает, что, если он придет в банк, то банк попытается его как липку ободрать. Не надо это недоверие искусственно разжигать. Придите, садитесь за стол переговоров, переговаривайте. Если вы нормальный человек, то почему вы резюмируете, что на противоположной стороне алчущие, жадные, вредные, непонятные люди сидят.

Интернет-вопрос: А у меня кредит долларовый. Можно ли в связи со сложившейся ситуацией попросить банк пересчитать все на рубли?

Тосунян Гарегин Ашотович: В этой ситуации, опять же, по какому курсу пересчитают? Какие проценты будут? Естественно, когда доллар стал повышаться, возможность выплачивать в рублях выгодна заимствующей стороне. Но, с другой стороны, проценты по долларовым кредитам обычно ниже, чем в рублях. Поэтому, если вы приходите с просьбой пересчитать вам в рубли и при этом оговорили курс, то тогда и процентную ставку оговорите и переделывайте. Важно, что это только на двусторонней основе.

Ника: Сколько раз уже говорили, что люди должны читать договоры, все, что там меленько написано…

Новолоцкий Юрий Михайлович: Гражданское право диспозитивно. Оно построено по такому принципу, вот есть в законе, как надо действовать, а договаривающиеся стороны могут изменить те условия, которые установлены в законе. По сути, они могут создать свой закон для конкретных отношений. В этом, применительно к кредитам, состоит беда сегодняшнего дня. Я перед собой держу кредитный договор о предоставлении кредита физическому лицу, то есть мне, на приобретение автомобиля «Лексус». Здесь есть 4-ый раздел – «досрочный возврат кредита», который предусматривает 10 позиций, при которых можно потребовать досрочного возвращения кредита. Увольнения здесь не при чем. Например, задержка одного платежа на срок больше 15 дней. «Если заемщик нарушает сроки платежей», некий дубляж, но уже есть двусмысленность. «При неисполнении дополнительных обязательств, предусмотренных таким-то пунктом». Я бы рад, если бы ситуация развивалась по тому сценарию, о котором говорит господин Тосунян, чтобы все споры решались в суде, когда суд в деталях и в нюансах может рассмотреть ситуацию. Но есть еще такая интересная вещь, как «требование о досрочном возврате кредита направляется заемщику в письменном виде и подлежит удовлетворению в полном объеме в течение 15 дней после его отправления заемщику». И привет нашей почте, привет общим разговорам о том, что все должно пойти в суд и т.д. Строго говоря, договор даже не предполагает того, чтобы эти споры рассматривались в судах. Почему бы сообществу банков не рекомендовать, чтобы в таких случаях применялось, в конечном итоге, судебное разбирательство, поскольку случаи сложны.

Ника: Ой, с нашими судами мы навсегда завязнем. Кризис начнется и закончится.

Тосунян Гарегин Ашотович: Кстати, совершенно легко оспариваемые пункты, особенно там, где касается «с момента отправления». Представьте себе, что вы вообще не получили этот документ. Почему бы не написать, что рассматривается в суде. Вы же знаете, что любой спор в конечном итоге может рассматриваться в суде, если сторона не согласна с действиями противоположной стороны.

Новолоцкий Юрий Михайлович: Да. Но при таком построении договора будет предопределено судебное решение, и я уплачу еще неустойку.

Тосунян Гарегин Ашотович: Нет. Если это очень явный перегиб, то судебное решение, чаще всего, бывает в пользу контрагента, а не банка. Вы правы, такие пункты, прежде чем подписывать, нужно подумать, а стоит ли иметь дело с банком, который навязывает такого рода пункты. Я категорически возражаю против такого рода пунктов, когда условия явно односторонне обременительные. В этом случае лучше купить велосипед, но под таким договором не подписываться. Мы в этой части, как ассоциация, делаем следующее. Мы очень большое внимание уделяем финансово-правовой культуре, чтобы люди понимали, что они подписывают, но и банкам рекомендуем учитывать, что перед вами живые люди и не надо навязывать им от безысходности… Для этого кредит не должен быть дефицитной услугой, для этого, действительно, должна быть широкая сеть банковских финансовых услуг, а у нас в стране это остается дефицитом, и такого рода ситуация только дает возможность не очень добросовестным участникам рынка злоупотреблять этими возможностями.

Новолоцкий Юрий Михайлович: Но вы же не будете отрицать, что в 100% случаев проекты договоров составляются банками. Я говорю о другом, усильте, пожалуйста, внутрикорпоративный контроль за такой низкой культурой, за такими пунктами, потому что большая часть населения практически с низкой правовой культурой. На это и расчет.

Тосунян Гарегин Ашотович: Согласен, но знаете, культуру в условиях дефицита трудно воспитывать. Вы советский период помните, какая культура может быть у продавца колбасы, когда она дефицитная? Он, естественно будет навязывать свое поведение, такое, которое ему нравится.

Звонок телезрителя: Что вы говорите совсем не про то. Сейчас все банкоматы пустые, зарплату по Питеру не получить, а вы говорите про какие-то кредиты. Нет у меня денег, я машину покупать не буду. Я все беру только за наличку. Я в жизни не брал ни одного кредита. У меня в банкомате зарплата, а по городу нет денег в банкоматах.

Интернет-вопрос: Сбербанк неделю с лишним назад выдавал не более 500 рублей в день.

Новолоцкий Юрий Михайлович: Человек говорит о другом, что в городе, в банкоматах, которые принадлежат банкам, нельзя получить деньги. Этим и порождается ажиотаж.

Ника: Имеют ли право банки ограничивать выдачу денег через банкомат, когда люди получают зарплату на карточку?

Голов Анатолий Григорьевич: На мой взгляд, нет. Это нарушение договора. Если договором не предусмотрен ежедневный лимит, а в некоторых банках есть такое, то банки не имеют право устанавливать произвольный лимит. И в каждом случае, когда в банкомате не оказалось денег, необходимо жаловаться в службу Роспотребнадзора и в Центральный банк писать претензии. У таких банков надо отзывать лицензии, они не имеют права работать на этом рынке.

Тосунян Гарегин Ашотович: Любой банкомат в любой стране имеет ежедневный лимит. Невозможно представить себе работу банкомата без ежедневного лимита. Понятно, что в банкомате ограниченный объем средств, поэтому, конечно, лимит существует. Другое дело, что вы говорите, 500 рублей или не 500 рублей. В ситуации, когда был особый ажиотаж, некоторые банки вводили лимиты не только по выдаче в банкоматах, но и вообще по выдаче в самом банке. Конечно, это было ограничение, которое было в законе не предусмотрено, а наоборот нарушает…

Новолоцкий Юрий Михайлович: Ситуация не в этом, а в том, что утром в Петербурге, при открытии тех мест, где установлены банкоматы, денег в них нет. Не эти ли банки порождают ажиотаж? Не стоит ли их наказать?

Тосунян Гарегин Ашотович: Вы сейчас хотите в качестве главного врага в стране выставить банки? Когда банк устанавливает банкоматы, ему выгодно, чтобы в банкоматах люди брали деньги, за то банку платят проценты? Ему это выгодно! Он тратит деньги на этот банкомат, чтобы через банкомат обслуживаться.

Ника: Гарегин Ашотович, вера в доброго царя в наших людях существует. Вы сегодня, как президент Ассоциации банков, представляете у нас тут царя. Мы сейчас вам тут пожалуемся, а там кому надо попадет…

Тосунян Гарегин Ашотович: У Ассоциации нет никаких административных рычагов, кроме того, что мы пытаемся на уровне здравого смысла и на уровне аккумуляции проблем, как с одной, так и с другой стороны, пытаться находить решения, предлагать регулирующим органам, законодательным органам принимать решения. Но только мы не становимся в позицию всех обвиняющих…

Новолоцкий Юрий Михайлович: Вы не расслышали человека, он сказал про все банкоматы Петербурга.

Тосунян Гарегин Ашотович: И вы считаете, что этот человек все банкоматы обошел? Вы, действительно, уверены, что все банкоматы в Петербурге? Вы еще скажите, что по всей стране!

Новолоцкий Юрий Михайлович: Ну, 5 банкоматов, которые я обошел, сказали, что нет средств.

Ника: Говорят, надо идти в банк.

Тосунян Гарегин Ашотович: А вы задумались, почему это происходит? Банк в одночасье решил не давать никому.

Новолоцкий Юрий Михайлович: Это вы должны задуматься, а я не должен. Если я кредитовал свои деньги, я не должен задумываться почему. Я должен получить свои деньги при первой возможности, если, как сказал господин Голов, у меня в договоре нет ограничения суммы. Причем я не собирался забирать всё.

Тосунян Гарегин Ашотович: 5 минут назад вы говорили, что в экстремальных ситуациях возникают экстремальные решения. Когда я говорил о судебной системе, вы говорили, что судебная система тут не причем.

Ника: Понимаете, когда люди берут кредит, они же берут справки на работе о своей зарплате. Несет ли какую-нибудь ответственность работодатель, увольняя сотрудника и зная, что у него большой кредит?

Новолоцкий Юрий Михайлович: Нет. Никакой ответственности он не несет. Когда вы предоставляете документы в банк, вы просто подтверждаете свое имущественное положение, и банк, устанавливая процентную ставку, учитывает риски. Если у вас хорошая работа, хорошая зарплата – он может вам дать под меньший процент, это не рисковый кредит. Если же у вас временная работа или вообще ее нет, понятно, что это кредит рискованный и процент может быть больше. Работодатель никакой ответственности не несет. Несет банк ответственность за то, как правильно он оценил вашу платежеспособность.

Тосунян Гарегин Ашотович: Еще скажите, что заемщик тоже не несет никакой ответственности.

Новолоцкий Юрий Михайлович: Заемщик несет полную ответственность за возврат кредита. Это его святая обязанность. Но, к сожалению, наши банки увлеклись выдачей кредитов, и доходило до навязывания. Мы сейчас готовим иски по ряду банков, которые рассылали кредитные карты людям, которые не писали заявления на них. Навязывали кредиты даже не кредитоспособным людям.

Тосунян Гарегин Ашотович: Абсолютно согласен с вами. В этот период мы как раз специально говорили и объясняли, что когда вы получаете кредитную карту и не знаете, какие условия кредита с вами заключили, априори – не используйте никогда. Бесплатный сыр в мышеловке. Но все-таки это пример частный. Такого массового навязывания не было. Реклама – да. Все-таки умные люди, прежде чем брать деньги, должны понимать, что их возвращать тоже надо. Я думаю, что здесь надо не уменьшать свою ответственность. А что касается рисков, я хочу последнее напомнить, риски страхуются в системе страхования. Вообще, у нас очень важное звено фактически отсутствует – это система страхования любых видов рисков. Поэтому мы имеем недоразвитый финансовый рынок, как с точки зрения очень ограниченного фондового рынка, очень маленького страхового рынка, так и с достаточно уже развитого банковского сегмента. Конечно, мы должны систему страхования развивать, но не надо все риски перекладывать только на одну сторону.

Звонок телезрителя: Я звоню из Челябинска. У меня такой вопрос, а если у людей есть имущественные залоги в банках, такие как ипотека, автокредит. И в определенный момент у банка либо отзывают лицензию, либо он объявляется банкротом, что же тогда людям делать?

Тосунян Гарегин Ашотович: Когда у банка отзывается лицензия, то там сразу временная администрация появляется, которая начинает работать с активами банка. Для того чтобы удовлетворить обязательства, временная администрация должна, естественно, реализовать эти активы. И в этом случае все обязательства, которые имеет заемщик перед банком, он в том же режиме исполняет, его никто не будет подгонять в досрочном погашении. Если этого не было в договоре, никто не будет у него требовать повышения каких-то ставок или иных условий договора. Просто вы работаете с банком, но уже в лице временной администрации. То есть, для заемщика в этом случае ситуация ни коим образом не ухудшается. В какой-то степени она может быть улучшена, если, к примеру, временной администрации нужно в течение года решить проблему, а у вас длительный договор, то временной администрации выгоднее вам предложить за более короткий период, но меньшую часть вы заплатите. Такого рода возможности появляются.

Ника: То есть, радости заемщика по поводу того, что теперь не надо деньги возвращать – не будет?

Тосунян Гарегин Ашотович: Нет.

Новолоцкий Юрий Михайлович: Я успокою заемщиков, у которых имущество в залоге. Залог – это форма обеспечения договора. Если заемщик исполняет условия договора – ему ничего не грозит.

Голов Анатолий Григорьевич: Я бы хотел в заключение дать рекомендации тому, кто оказался в тяжелой ситуации. Первое, что надо сделать до наступления очередного срока платежа, заранее, за 2-3 недели попытаться договориться с банком о реструктуризации кредита, то есть, изменить условия, увеличить срок, уменьшить текущие выплаты… Если не удается договориться с банком, попытайтесь занять, например, взять другой кредит на более длинный срок, чтобы погасить этот, занять у знакомых, друзей. И третий случай, если вы, например, брали на машину, то продайте эту машину, потому что, если вы продадите эту машину – это будет гораздо выгоднее, чем, если ее будет продавать банк или судебные исполнители. Это же касается и квартир, и другого имущества. Первая заповедь – не прячь голову в песок, не поможет. Решай проблему. Не думай, что рассосется само, активно предпринимай действия и ищи решение, которое бы позволило тебе выполнить обязательства и урегулировать эти отношения.

Тосунян Гарегин Ашотович: Полностью согласен.

Интернет-вопрос: У меня нет в договоре пункта о досрочном возврате. Банк требует. Единственная возможность – повышение ставки. Что делать?

Новолоцкий Юрий Михайлович: Немедленно обратиться в суд.

Ника: А с какой формулировкой?

Новолоцкий Юрий Михайлович: Требовать исполнять договор. Никаких оснований для изменения условий договора нет, поэтому ставить вопрос об обязании банка исполнять договор на тех условиях, которые были включены в первоначальный текст договора.

Интернет-вопрос: Есть ли у банков деньги? Не может ли случиться так, что начнется сбой в зарплатных карточках?

Тосунян Гарегин Ашотович: Я думаю, что нет. Дело в том, что в карточках сбои бывают всякие, но это не имеет отношения…

Ника: Деньги в банках не закончатся?

Тосунян Гарегин Ашотович: Все бывает в мире. Но нормальный функционирующий банк, особенно в нынешних условиях, когда государство достаточно на себя берет ответственности за то, чтобы в банках деньги не закончились и, особенно у физических лиц на их счетах. Я думаю, что таких рисков опасаться не надо.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке