«Мат по-ленинградски. Шахматные секции»

18.03.2010, 13:30 Культурный слой

Что такое шахматы в СССР? Не просто игра, развлечение или вид спорта, но прежде всего - культ, территория успеха и, конечно, один из считанных путей к славе за границей.

Лев Лурье: Советские шахматы - это удивительный феномен. Советские шахматисты добились успеха раньше, чем хоккеисты, гимнасты, легкоатлеты. Это первые спортсмены, которых советская страна предъявила миру. В основном это были люди, которые обучались здесь, в шахматном кружке или шахматной секции ленинградского Дворца пионеров. Сейчас шахматный отдел петербургского Дворца творчества юных работает, и здесь, как и прежде, готовятся гроссмейстеры и, может быть, будущие чемпионы мира. Об этом замечательном заведении и его питомцах мы сегодня и расскажем.

После того, как в 1948 году Михаил Ботвинник завоевал титул чемпиона, борьба за этот титул долгое время проходила только между советскими спортсменами. Следующим, седьмым по общему счету, чемпионом мира стал Василий Смыслов, восьмым - Михаил Таль, девятым - Тигран Петросян, десятым - Борис Спасский..

Марк Тайманов, международный гроссмейстер, чемпион СССР в 1956 г.: Шахматы, цирк и балет приносили славу нашей культуре. Я помню, как министр культуры Фурцева говорила: «Конечно, очень хорошо, что у нас такая любовь к футболу, но для нас шахматы важнее, потому что они определяют культуру нашей страны».

И до революции в России были талантливые шахматисты, однако завоевание всемирной шахматной гегемонии не далось само собой. Еще в 1924 году в Советском Союзе началась кампания под лозунгом «Шахматы в массы». Пропаганда шахмат подкреплялась авторитетом классиков марксизма.

Виктор Корчной, международный гроссмейстер, четырехкратный чемпион СССР, двукратный победитель матчей претендентов: Маркс любил шахматы, играл с Энгельсом. Ленин тоже играл, есть знаменитая картина «Ленин решает этюд». Ленин якобы когда-то сказал, что шахматы - это «гимнастика ума».

Много лет спустя один из организаторов шахматного движения Яков Рохлин признался, что это он приписал Ленину данную мудрость, однако изобретение Рохлина приняли с восторгом. Главная ставка была сделана на молодых шахматистов, воспитывавшихся в ленинградском Дворце пионеров и других учебных центрах. Среди первых членов шахматного клуба Дворца был будущий международный гроссмейстер Марк Тайманов.

Александр Черепков, трехкратный чемпион Ленинграда, заслуженный тренер России: Марка Евгеньевича я прекрасно помню. Он нас приветствовал в коротких штанишках, в белоснежной рубашке, в красном галстуке. Было очень здорово. Он был тогда очень популярен после своего выступления в фильме «Концерт Бетховена», где сыграл главную роль.

Александр Халифман, международный гроссмейстер, в 1999-2000 гг. чемпион мира по шахматам: С детьми занимались замечательные мастера старой формации. Работали корифеи, которые не одно поколение ленинградских шахматистов воспитали.

Даже война и блокада не остановили этой работы. В конце 1943 года мастер Абрам Модель провел в шахматном клубе Дворца пионеров турнир. Транспорт еще не ходил, и со всех концов города дети шли во Дворец пешком. В послевоенное время игре в международных состязаниях уделялось такое внимание, что не победить было просто страшно. За успехами молодых шахматистов следил сам Сталин.

Марк Тайманов, международный гроссмейстер, чемпион СССР в 1956 г.: Когда мы с Бронштейном впервые должны были ехать на чемпионат мира среди студентов, нас вызвал секретарь ЦК комсомола Михайлов. Он сказал: «Вашу командировку подписал Иосиф Виссарионович». Тут я чуть не упал со стула. Ясно, что выбора у нас не было, и мы заняли первое и второе место.

Лев Лурье: Первые большие успехи ленинградской секции Дворца пионеров - это середина сороковых, сразу после снятия блокады. В шахматной секции под руководством опытного тренера Владимира Зака одновременно занимаются три молодых шахматиста: Марк Тайманов, Виктор Корчной и совсем еще юный Борис Спасский. В городе живет глава советских шахмат Михаил Ботвинник, которому предстоит скоро стать советским чемпионом мира. Знаменитый гроссмейстер Левенфиш тоже отсюда. Ленинград - несомненная столица советских шахмат.

Александр Халифман, международный гроссмейстер, в 1999-2000 гг. чемпион мира по шахматам: Ленинград должен был стать центром, но потом столица, как и полагается, искусственным образом сместилась в Москву.

Олег Яцкевич, в 1943-1944 гг. воспитанник шахматного клуба Дворца пионеров: Я помню, с какой радостью мы отмечали, когда в матче Москва-Ленинград Корчной грохнул Петросяна. Петросян тогда не был чемпионом мира, а Корчной не был еще выдающимся гроссмейстером. Вы видели, конечно, как с футбола возвращаются с флагами на машинах. Тогда было нечто подобное.

Лев Лурье: Бразильский футбол, как известно, вырос на пляжах Рио-де-Жанейро, а ленинградские шахматы - на скамеечках в многочисленных скверах и парках. На каждой скамеечке сидят двое, склонившись над шахматной доской, рядом часы, вокруг болельщики. Игра идет, как правило, на интерес. Если же кто-нибудь играет на деньги, то, получив выигранные три рубля, угощает друзей в ближайшей шашлычной.

В такой атмосфере шахматные гроссмейстеры были просто обречены на всенародную популярность. Они принадлежали к элите советского общества.

Виктор Корчной, международный гроссмейстер, четырехкратный чемпион СССР, двукратный победитель матчей претендентов: Я был известным в городе человеком. Многое, что давалось с трудом среднему советскому гражданину, мне давалось легко. Люди шли мне навстречу. Меня совсем по-другому встречали, скажем, в железнодорожных кассах.

Марк Тайманов, международный гроссмейстер, чемпион СССР в 1956 г.: Я помню, что когда Ботвинник появлялся в зале Кировского театра, где, кстати, танцевала его жена, зал вставал. Таких примеров немало, потому что ХХ век - это был золотой век шахмат, они были и искусством, и спортом, и наукой.

Лев Лурье: Шахматы - слишком важная часть советской жизни, чтобы над ней не осуществлялся постоянный, бдительный контроль. Этим прежде всего занимался Центральный Комитет КПСС, курировал шахматы опытный чекист Виктор Батуринский. В Москве на Старой Площади решали такие вопросы: «А не снизить ли спортивную стипендию Виктору Корчному с трехсот до ста двадцати рублей за его провокационные высказывания?», «А не ударить ли крепко по рукам Бориса Спасского за то, что он позволяет себе слишком тесную дружбу с француженкой?». Но здесь, в Ленинграде, в особняке Абелек-Лазарева, в спорткомитете, тоже решали очень важные вопросы, которые прямого отношения к защите Кара-Кан не имели. Например: «Кого из ленинградских студентов послать представлять сборную Ленинграда в города Гданьск?», «Правильно ли составлены списки нашей делегации на чемпионат Советского Союза?». Шахматы курировались всегда, потому что они были очень важной частью имиджа советской страны.

Виктор Корчной, международный гроссмейстер, четырехкратный чемпион СССР, двукратный победитель матчей претендентов: Когда я стал чемпионом СССР, меня вызвал помощник председателя комитета спорта СССР. Он сказал: «Вы поедете на турнир в Будапешт». Я ответил, что не хочу на турнир в Будапешт, что хочу ехать на турнир в Загреб, куда меня пригласили. «Вы понимаете, товарищ Корчной, там было восстание» - «Но я хочу ехать в Загреб». Меня не послали.

Лев Лурье: Улица Желябова, 25. Здесь находился ленинградский шахматный клуб имени Чигорина. В конце шестидесятых годов здесь встречаются шахматисты, определяющие шахматную жизнь Советского Союза и всего мира. В полной силе Борис Спасский, Марк Тайманов, Виктор Корчной, очень значительны гроссмейстеры Фурман и Толуш. Ленинградцы выигрывают чемпионаты страны, побеждают в международных турнирах. В 1969 году летом Борис Спасский выигрывает матч на звание чемпиона мира у Тиграна Петросяна. Борис Спасский становится первым ленинградцем шахматным чемпионом.

Победа Спасского стала вершиной достижений ленинградской школы. Однако через четыре года был брошен вызов всей системе советского шахматного превосходства. Американский гроссмейстер Роберт Фишер отнял в 1972 году у Спасского чемпионский титул. Советское руководство в шоке. Шахматистов, не оправдавших высокого доверия партии, наказали.

Марк Тайманов, международный гроссмейстер, чемпион СССР в 1956 г.: Мой проигрыш был воспринят очень болезненно нашим руководством, которое усмотрело в нем политический акт. Я подвергся гражданской казни. Меня вывели из состава сборной команды Советского Союза, я был лишен стипендии, возможности выезжать за рубеж, выступать на концертах, публиковаться в прессе. Полтора года я был полностью выключен из жизни.

Александр Геллер, международный арбитр по шахматам: Спасский тоже был главный виновник, с него можно было драть три шкуры. К тому же он отказался подписать письмо в защиту Анжелы Дэвис. Он хотел жениться на француженке, но их не хотели регистрировать, боялись, что он уедет. Его спас приезд президента Франции, который попросил Брежнева расписать французскую гражданку с экс-чемпионом мира.

Лев Лурье: За моей спиной так называемая Корзухинская артель. Здание на Менделеевской линии, где с тридцатых годов размещаются несколько факультетов нашего университета. Среди них - истфак, который закончил Виктор Львович Корчной. Здесь же экономический факультет, на который в начале семидесятых поступил многообещающий молодой мастер из города Златоуста Анатолий Карпов. Обучаясь на экономическом факультете, он стал международным гроссмейстером. Именно Корчному и Карпову придется вписать самую драматическую страницу в историю советских и ленинградских шахмат семидесятых годов.

Карпов занимался с Ботвинником, однако решил перебраться из Москвы в Ленинград, чтобы его тренером стал Фурман. Расчет себя оправдал. Спортивные успехи Карпова были несомненны. Он стал главной надеждой советского спортивного начальства, которое стремилось поддержать и продвинуть вперед своего любимца. Прецеденты такого рода уже имели место в истории советских шахмат.

Марк Тайманов, международный гроссмейстер, чемпион СССР в 1956 г.: Среди советских шахматистов были более любимые партией, более полезные. Для того чтобы обеспечить успех какого-то советского шахматиста, иногда предпринимались административные меры. Однажды подставили Бронштейна на турнире в Цюрихе, когда он еще имел определенные шансы на победу, но лидировал Смыслов.

В новом цикле шахматного первенства Карпов должен был получить свою зеленую улицу, а роль жертвы была уготована Корчному. Однако Корчной возмутился.

Марк Тайманов, международный гроссмейстер, чемпион СССР в 1956 г.: Совершенно очевидно, на чьей стороне могли быть симпатии высокого руководства. С одной стороны, безупречный Толя, юный, очень перспективный шахматист, из хорошей рабочей семьи. С другой - Виктор Корчной, который не вызывал симпатий у высокого руководства. Он человек эмоциональный, где-то позволил себе высказаться не так, как было бы угодно некоторым ответственным партийным или государственным деятелям. Ему стали наступать на больные места. Он почувствовал, что в этой ситуации ему трудно. Хотя у него была семья в Ленинграде, во время одной из поездок за рубеж он там и остался.

Вскоре после бегства Корчного Карпов стал чемпионом мира. Он получил это звание без боя, так как Фишер отказался от борьбы. Однако невозвращенец Корчной уверенно разгромил всех советских гроссмейстеров и получил право на игру с новым чемпионом. Этот исторический матч, проходивший в филиппинском городе Багио, растянулся на 93 дня - с июля по октябрь 1968 года.

Александр Геллер, международный арбитр по шахматам: Счет был 5:2 в пользу Карпова, ему оставалось выиграть одну партию. После этого Корчной выигрывает целых три партии подряд. Шла отчаянная борьба нервов, в которой Карпову помогала целая команда выдающихся советских шахматистов, включая экс-чемпиона мира Михаила Таля.

Александр Геллер, международный арбитр по шахматам: После тридцать первой партии счет стал 5:5. У каждой команды был свой парапсихолог. У Корчного были индусы, а у Карпова - Зухарь, московский психиатр.

Корчной заявил, что Зухарь мешает ему гипнозом, и потребовал удалить его из зала. Однако во время последней, решающей партии, Зухарь оказался в первом ряду, и Корчной проиграл. Советскую делегацию обвинили в нарушении джентльменского соглашения, на что Батуринский спокойно ответил: «Считайте нас неджентльменами». Торжество Карпова увенчалось поздравлениями Брежнева и правительственными наградами. Следуя уже установившейся традиции, чемпион перебрался в Москву. Ленинградские же шахматы переживали кризис.

Александр Геллер, международный арбитр по шахматам: Получилось так, что все ученики Зака уехали. Корчной и Спасский уехали, даже Камский сбежал, про него американские газеты писали: «Шахматный умница покинул Советский Союз».

Следующий этап в борьбе за мировое первенство - растянувшиеся на несколько лет марафонские состязания между Анатолием Карповым и Гарри Каспаровым - не имели отношения к ленинградской шахматной школе, но власти внимательно следили за шахматистами из Ленинграда, подозревая их в неблагонадежности.

Александр Халифман, международный гроссмейстер, в 1999-2000 гг. чемпион мира по шахматам: Я международным мастером стал на год позже, чем должен был стать. В 1984 году бдительный ленинградский спорткомитет передо мной эту дверцу закрыл. Якобы просто не успели оформить документы.

Решающее событие, сокрушившее советскую шахматную гегемонию, произошло вдали от шахматных досок. После распада Советского Союза распалось и советское шахматное королевство.

Борис Гоберман, старший тренер шахматного отделения Детской спортивной школы при Дворце творчества юных: Советские шахматисты, в данном случае воспитанники Дворца, насколько мне известно, рассыпаны по всему миру - от Южных окраин Чили до Новой Зеландии.

Хотя в современной России шахматы потеряли статус привилегированного спорта, у этой игры остается множество поклонников. Как и в прежние годы, шахматную секцию посещают молодые ученики, с которыми делятся своим опытом приезжающие из-за границы старые воспитанники Дворца. Однако изменилась не только политическая реальность, изменился мир, который нас окружает.

Борис Гоберман, старший тренер шахматного отделения Детской спортивной школы при Дворце творчества юных: Все меньше мы видим шахматистов, которые приходят к нам для того, чтобы стать чемпионами мира. Дело в том, что шахматы очень помогают детям в освоении школьной программы. Но для того, чтобы стать чемпионом мира, нужно отдать шахматам всю жизнь. Людей, которые готовы положить свою жизнь на алтарь шахматной карьеры, сейчас не так много.

Лев Лурье: Шахматы - это игра, в которой побеждают бедные, самолюбивые и умные. Такие, какими были молодые люди Ленинграда пятидесятых и шестидесятых годов, когда путь в мир, путь к успеху лежал только через шахматную доску. Жизнь в Петербурге сейчас стала разнообразнее, богаче, но в шахматы мы стали играть немного хуже.


Комментарии

Комментирование закрыто