«Конституция «на вырост»

12.12.2008, 17:00 Открытая студия

Менять или не менять? К пятнадцатилетию Конституции основной закон ожидают перемены? Что думают жители страны по этому поводу? Какого мнения придерживаются политики? К чему приведут поправки? Какие ещё разделы стоит пересмотреть?

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гость в Петербурге: президент фонда «Республика», в 1992-2000 годах наш гость был полномочным представителем президента РФ в Петербурге, член Совета по внешней оборонной политике, участник разработки той Конституции, 15-летие которой мы отмечаем 12 декабря Сергей Алексеевич Цыпляев.

Гости в Москве:

- председатель партии «Яблоко», депутат Московской городской Думы, кандидат политических наук Сергей Сергеевич Митрохин;
- депутат Государственной Думы, член фракции «Единая Россия», первый заместитель председателя Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Петрович Москалец.

Ника:
С праздником вас.

Сергей Сергеевич Митрохин:
Спасибо, но не очень хороший подарок к празднику - внесение поправок, которые меняют систему сдержек и противовесов.

Ника:
Ну, день рождения не меняет своего обаяния для каждого человека, даже если там что-то такое происходит на этой неделе. Давайте мы, прежде, чем обсуждать поправки, все-таки немного вернёмся на 15 лет назад и подумаем о том, правильную ли Конституцию написали 15 лет назад? Потому что время было сложное, и написать-то можно было разное. То, какой она родилась 15 лет назад, насколько это было правильное, удачное дитя?

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Я считаю, что Конституция получилась неплохой. Чаще всего, новая конституция возникает в моменты кризисов. Когда все хорошо, никто ничего не меняет. Это нормально. И второе, конституция же не бывает идеальной, взяли, написали одну образцовую конституцию и во всем мире её установили. В каждой стране свои традиции, своё понимание, как организовано общество и это все должно быть отлито в формулировках самых основных, как вот это все должно быть организовано. Предстоял выбор, как всегда. Раньше выбирали из трёх религий, а здесь выбирали из трёх систем: то ли парламентская, то ли президентская, то ли президентско-парламентская, что называется, французский вариант. Ну и после многих дискуссий остановились на президентско-парламентском варианте, как наиболее устойчивом для начинающих политических наций.

Ника: А велик ли был шанс, что вы выберете другой тип?

Сергей Алексеевич Цыпляев: Была дискуссия между президентско-парламентской и президентской конституцией. Достаточно много людей, которые предпочитали бы такой вариант.

Ника:
А что бы мы сейчас имели, если бы нас была президентская конституция?

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Проблема президентской конституции: она предъявляет очень высокие требования к уровню политиков, к способности их договариваться. Там идёт непрерывный диалог между президентом и парламентом, и они договариваются об очень многом. Степень способности к договорённостям у наших политиков пока ещё не высокая, поэтому возникает такая конструкция, где есть три власти, законодательная - парламент, исполнительная - правительство, судебная власть - суды, а над ними глава государства, который является конечным арбитром, который организует согласованные действия всех этих ветвей власти, не относясь ни к одной из них. Это особенность такой конституции, она была взята. Что касается прошедших лет, мы показываем, что почти все конфликты Конституция смогла пережить, и дала нам возможность их все решить. За исключением одной серьёзной проблемы - это Чечня. В остальном, мы могли увидеть, что, конечно, это не абсолютно жёсткая конструкция, там очень много рычагов настройки, там можно менять конституционные законы. Есть законы просто федеральные, которые описывают уже детали, там прямо сказано, что здесь можно повернуть ручку и с законом что-то слегка изменить. Всё это использовалось, и постепенно нарабатывались традиции. И мы видим, что у нас теперь варианты от очень сильной президентской власти и почти незаметного технического правительства вписываются в Конституцию, до очень сильного и самостоятельного правительства при общепрезидентском руководстве процессом. Конституцию для этого практически не надо изменять.

Ника:
Александр Петрович, как вы оцениваете, насколько удачной была эта Конституция? Единственное, что мы совсем не заинтересованы сегодня говорить: «Ах, как здорово! Одобряем, аплодируем!». Но просто удачно ли это было? Риск был велик 15 лет назад создать что-то другое.

Александр Петрович Москалец:
Должен сказать, что Конституция, на наш взгляд, является блестящим правовым документом, она, поэтому и называется Основной закон РФ. Знаете, ведь Конституция стала результатом согласия разных слоев нашего общества. Сложное тогда было время в РФ, мы даже не знали, что будет завтра, но на основе Конституции мы прожили эти 15 лет, построено то государство, в котором мы живём, выстроено новое правовое поле, и мы на сегодня даже гордимся целыми отраслями в законодательстве, которые идут впереди многих стран. У нас часто критикуют избирательное законодательство, но должен вам сказать, что наш Комитет по конституционному законодательству ведёт и это направление законодательства, и мы видим, что по сравнению с другими странами, Россия обладает целым рядом преимуществ. Да, в Конституции мы предусмотрели достаточно сильный институт президентской власти, но я должен сказать спасибо разработчикам, спасибо одному из авторов Основного закона, который находится в Санкт-Петербурге, вы правильно поступили, потому что благодаря сильной президентской власти мы выстояли, удержались и развиваемся дальше. Я согласен, что демократия на Западе строится снизу, у нас государственность и демократия как-то ещё строятся сверху. Но это и есть наша особенность, на это не нужно обращать внимание и подстраиваться под кого-то. Мы проходим свой путь и этот путь, в общем-то, верный. Многое ещё предстоит решить в режиме взаимодействия между отраслями права, в вопросах взаимодействия властей, но это дело будущего. По крайней мере, мы уверены и рассчитываем на такую же уверенность в будущем.

Ника:
Сергей Алексеевич, а идеальная Конституция сколько лет живёт?

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Я думаю, что вообще без изменений мало какие конституции существуют, потому что общество меняется. У нас система и привычка все сносить до основания и начинать все время заново.

Ника:
Вы написали эту Конституцию 15 лет назад, вы рассчитывали, что по ней лет 40-50 можно прожить?

Сергей Алексеевич Цыпляев: Я думаю, что хотелось бы столетие. Есть опыт в мире, где конституция столетие работает, претерпевая те или иные поправки. Это ещё молодая у нас конституция.

Ника:
Сергей Сергеевич, ваш взгляд, в идеальном доме иногда тоже надо делать ремонт, обои поменять, освежить что-то... Получается, так у нас с Конституцией?

Сергей Сергеевич Митрохин:
Ну, во-первых, наша Конституция далеко неидеальна. Мы знаем, что создавалась она в спешке, что были очень серьёзные политические события, почти гражданская война. Слава Богу, она не разрослась, но уже начиналась и наложила серьёзный отпечаток на Конституцию. Тем не менее, если оценивать эту Конституцию с высоты исторического полёта, она надо сказать, у нас довольно цивилизованная. Это конституция цивилизованного государства, которая в принципе позволяет государству развиваться. Другое дело, что Конституция у нас в течение всего этого 15-летнего периода потихоньку выхолащивалась. Демократическая форма, которую задавала эта Конституция, постепенно стала приходить в противоречие с авторитарным содержанием нашей власти. И сегодня не только правительство является техническим органом, но уже и государственная дума является техническим органом, да и суд является техническим органом. Все они в той или иной мере являются приводными ремнями президентской власти или исполнительной власти.

Ника:
Что вы скажете, Сергей Алексеевич?

Сергей Алексеевич Цыпляев: Конечно, Конституция - это не такой документ, что как написали, так и будем жить. Есть реальная жизнь, она развивается, и часто она довольно далеко уходит от того, что казалось и собирались делать с утра, к вечеру получилось все по-другому. Единственная серьёзная проблема, которая была особенно характерна для Советского Союза - была идеальнейшая Конституция, но это был памятник, который не имел никакого отношения к реальной жизни. И по существу предстоит очень серьёзная длительная борьба и внутри общества, и в наших собственных головах, чтобы мы постепенно привыкали жить по Конституции.

Ника:
Что важнее, курица или цыплёнок? Конституция, под которую обязано жить общество или общество развивается, а Конституцию мы должны постепенно менять?

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Я представитель естественных наук, физики, и это означает, что естественные законы вперёд. То есть, невозможно формулировать и формировать жизнь с помощью написанной бумаги. Вы можете все что угодно нарисовать, но жизнь будет идти немножко другим руслом. И если вы поставите этот документ поперёк, просто его смоет. Но тем не менее, это не пустая вещь, поскольку она воздействует на наше понимание, и постепенно мы начинаем приучаться жить в рамках этой Конституции, но это предстоит очень большая работа. Потому что, если посмотреть, конечно, в нашей привычке и психологии сказать: «Давайте законы в стороны, поговорим по понятиям, решим все вопросы через связи, через первое лицо, а процедуры, формальности - это так скучно, так по-европейски, соблюдать один для всех закон». Но постепенно общество начинает осознавать, на это надо время, что исполнение конституции - жёсткой бездушной - это для страны очень важно с точки зрения исторического развития, что это и есть патриотизм, строительство своего государства, если вы действительно уважаете, поддерживаете и пользуетесь руководством и отстаиваете конституцию.

Ника:
Давайте вернёмся к поправкам, которые так сегодня всех интересуют. Напомню, что суть поправок заключается в увеличении президентских полномочий с 4 до 6 лет, Госдумы с 4 до 5, и вменение в обязанность правительству ежегодно отчитываться перед парламентом. Скажем честно, что последняя поправка как-то народ не очень интересует, а все заинтригованы увеличением сроков Госдумы и президента. 2/3 россиян полагают, что внесения поправок допустимо. Александр Петрович, вы как представитель «Единой России», которая отчасти лоббировала внесение поправок, вам не кажется, что людей смущает только одна история - что все как-то произошло очень быстро. Может, надо было взять какую-то интеллигентную паузу, сделать вид, что пообсуждали..., спешность принятия решений смущает.

Александр Петрович Москалец:
Давайте отработаем несколько десятков лет назад. В 1918 году ведь тоже была на фоне свободы, революционной эйфории, в новой ситуации принята блестящая Конституция Российской Федерации. Но что произошло с ней через 15 лет? Наступил 1933 год, ничего не меняли, но для партийно-государственного аппарата она стала совершенно необязательным документом, и потом мы имеем то, что имели и до сей поры. Инерцию эту мы ощущаем. Сегодня 15 лет, и что мы отмечаем в связи с этим? Посмотрите, спокойное уверенное состояние, свободное выражение своей мысли, уверенность в завтрашнем дне. Мы сегодня говорим о том, что взаимодействие ветвей власти должно быть обеспечено не только на уровне президента, это его конституционная обязанность, а мы говорим сегодня и о том, что сегодня есть и определенная подконтрольность, предоставление отчётов о работе правительства Государственной думе, и Госдума заслушивает правительство, это есть на сегодня один из конституционных принципов. То есть, мы здесь двигаемся дальше, двигаем демократические институты, развиваем систему взаимодействия властей, они становятся более открытыми. Буквально недавно, 2 дня назад мы приняли закон об открытости судебной системы, в понедельник состоится заседание нашего комитета, где мы рассмотрим весь пакет законопроектов по борьбе с коррупцией, и как мы предлагаем по плану, в следующую среду будем выносить его уже во втором чтении...

Ника: Но если все так замечательно, зачем срок увеличивать? Из-за излишней стабильности? Или из-за недостатка стабильности?

Александр Петрович Москалец:
Что от нас хотят люди? Они хотят спокойной жизни и уверенности в завтрашнем дне. Понимаете, чтобы обеспечить плотность управления и управляемость страной, а особенно такой, как РФ, безусловно, нужна и преемственность властей. У нас получалось как? 4 года проходит, выборы в Госдуму, выборы президента, а мы сегодня говорим, что не сразу происходит подведение итогов сразу нескольких политических периодов почти в одну дату. Они происходят постепенно, и у людей сохраняется уверенность в устойчивости управления и управляемости.

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Начнём с первой части, я уже третий раз на эту тему выступаю, в начале на Президиуме Верховного Совета СССР, когда хотели сделать 6 лет президентам и 5 - депутатам, а потом на конституционном совещании. Я каждый раз выступал против. Если вы делаете разные сроки, например, 6 и 5, то каждые 30 лет у вас будут выборы совпадать. Для того чтобы у вас не совпадали выборы, надо иметь тот же срок, но со сдвигом, тогда у вас все будет чётко, постоянно на тот же интервал. Можно убавить и то, и другое. Тогда, кстати, убавили по итогам заседания в Президиуме Верховного Совета СССР. Я выступал на эту тему, и сняли год. Тогда согласились с тем, что будут постоянно совпадения, но это не самое главное, самое главное - существенные вещи. Что такое выборы? Это некоторое досадное недоразумение, власть, преемственность пропадает, сложности, дорого. Для нашей элиты выборы - им это как-то очень не нравится, лишнее это все. А ведь на самом деле, это и есть механизм контроля оценки деятельности избирателями. Это единственный способ принимать решения и контролировать.

Ника:
То есть, вы считаете, что избирателей урезали в правах на 1 и 2 года.

Сергей Алексеевич Цыпляев: Конечно, депутаты могут быть довольны, а лишаются возможности контроля избиратели. Вторая позиция, как бы мы ни крутили, но мы все равно придём к тому, что скорость развития любой страны определяется скоростью смены поколений. Если вы удлиняете сроки, то вы искусственно начинаете тормозить процессы развития. Об этом написана уже масса статей. Это хорошо рассуждать, когда вы считаете, что у вас всегда будут исключительно удачные президенты, а если вы ошиблись? И планы у него будут такие, что не дай Бог!

Ника:
А для чего тогда Госдума, импичмент?

Сергей Алексеевич Цыпляев: Импичмент - это только юридически наказуемые деяния. По существенным вещам, по политике это сделать невозможно. Это не политическое решение. В результате, вы будете терпеть гораздо дольше. Вообще, в мире тенденция ровно обратная. Был самый длинный срок у французов.

Интернет-вопрос:
Почему сократили срок во Франции с 7 до 5? Америка тоже большая страна, там 4 года.

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Начнём с Франции, сначала сделали 7 лет, потом поняли, что 14 лет человек не выдерживает физически. Если работать так в режиме раба на галерах, то за 14 лет, я думаю, человек просто сгорит. 10 лет - это колоссальный срок работы президентом, и они понимают, что, опять же, должна быть смена, должно быть обновление. И сейчас, когда Америка требует перемен при выборах президента, любое общество захочет перемен, так оно и осуществляется. Теперь про США, там, между прочим, конгрессмены на выборы ходят каждые два года. Каждые два года вся палата представителей народу рассказывает, что они сделали. Сенаторы да, у них 6 лет, а президентская система - у них 4 года чётко. Поэтому, я считаю, что идея понятна, она постоянно бродила в умах. 6 и 5 хотели тогда, сократили. 5 и 4 предлагали на конституционном совещании. У нас президент же более уважаемый человек, чем парламент...

Ника:
Меня удивляет то, что наше Законодательное Собрание в Петербурге себе 5 лет давно ввело. Я все их спрашивала, что же вы такие скромные, ввели бы себе сразу 8. Как так можно, просто взять и ввести?! Ещё Дума работала 4 года, а они уже 5 работают!

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Пока, к сожалению, вся наша элита воспринимает выборы, как мешающее обстоятельство для властной работы.

Звонок телезрителя: Здравствуйте, меня зовут Екатерина, я из Петербурга. Я думаю, что можно говорить о Конституции, когда она соответствует действительной, настоящей жизни людей. Например, у моей бабушки пенсия 3200 и жить ей совершенно не на что. Зачем нужна такая Конституция, которая врёт?!

Сергей Сергеевич Митрохин:
Можно оттолкнуться от этого вопроса. Не справляется сегодняшняя власть с проблемой серьёзного повышения уровня жизни населения, пенсионеров, да и бюджетников тоже. Но сегодня, по крайней мере, есть формальная возможность раз в 4 года эту власть сменить. Но нам теперь предлагают продлить эту возможность, уменьшить её в полтора раза, продлить до 6 лет. В то же время, возьмём те же Санкт-Петербург и Москву. В ходе реформы, так называемой вертикали власти, жителей Москвы и Санкт-Петербурга лишили возможности избирать исполнительную власть в своих городах. Они избирают сегодня только фиктивное Законодательное Собрание и фиктивную Московскую городскую Думу. У них вообще нет сегодня возможности как-либо повлиять на власть. Последняя оставалась - раз в 4 года всё-таки попытаться вынести оценку президентской власти, самой высшей в стране, но и эту возможность сегодня ограничили.

Ника:
Что власть не справляется с решением этих сложных проблем, в частности, пенсии, бедность и т.д. Власть так дивно не хороша или проблемы эти, которые, я вообще не знаю, кто может сегодня решить, когда практически половина населения бедные?

Сергей Сергеевич Митрохин:
Вы знаете, у населения должна быть возможность влиять на власть. Если часть населения считает, что власть не решает в должной мере социальные проблемы, у этой части населения должно быть право выразить своё отношение к власти. Как выразить? На выборах. Так вот сегодня эта возможность сокращается ровно в полтора раза. И в этом конечно трагедия, потому что когда говорят, что это нужно ради стабильности, позвольте с этим не согласиться. Если у народа нет возможности вынести оценку власти на выборах, то власть отрывается от народа, возникает ситуация напряжения между народом и властью, конторе может вылиться, например, в революцию.

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Разговор о том, что, что за конституция, когда пенсия маленькая. Конечно, нет прямой связи. Конституция - не скатерть самобранка, написали правильную конституцию, и сразу пенсии пошли. Связь более сложная. Если конституция обеспечивает свободы, чтоб нормально бизнес развивался, чтоб общий пирог нарастал - это нормальная конституция. Если конституция обеспечивает, что любой избранный человек, принимающий решение о ваших общих деньгах, о бюджете, а это депутаты, постоянно думает, что скажет избиратель и мне через год или два придётся перед ним отчитываться, почему у моего избирателя такая пенсия маленькая, он будет бюджет по-другому делить. А если он все в меньшей и меньшей степени находится в этом режиме обратной связи, обратные связи обрезаются, голосуют за список, что в этом мешке трудно сказать, сроки голосования все реже и реже... В конце концов граждане начинают терять ощущение, что они являются существенным элементом государства. Решение конфликтов в обществе всегда есть. Уходит из личной сферы, нормальной, конституционной, уходит, к сожалению, на баррикады, на улицы, как это часто происходит. Вот какой иногда бывает цена вопроса обрезания обратных связей между властными этажами и обществом.

Звонок телезрителя:
Я звоню из Самары. Я хотел сказать, что мы только-только недавно начали нормально жить, нормально зарабатывать, у нас с мужем все стало в порядке, наладился свой бизнес, и я за поправки в Конституции, нам надоели потрясения. Мы многое видели, и хочется уже нормально людям пожить. И даже пережить этот кризис.

Интернет-вопрос:
А почему не ограничить депутатов Госдумы двумя сроками?

Александр Петрович Москалец:
Когда мы сегодня говорим о месте, роли и ответственности власти, то власть сегодня не отрывается от народа, она идёт
к народу. Все знают, что партия «Единая Россия» по всей стране сформировала общественные приёмные председателя партии, который является ещё и председателем правительства. Уже более 1,5 миллионов человек принято в этих приёмных. Мы уже провели анализ, обобщили эти результаты, и мы видим, правильно вопросы задают, пенсионный вопрос, вопрос жилья... Сегодня мы уже в полный голос ставим вопрос и перед собой, и перед всеми ветвями власти, что мы должны переходить уже к минимальным международным стандартам выплаты пенсии, это минимум 40% среднего заработка. Не какие-то МРОТы учитывать, мы вообще от них сейчас уходим. Председатель партии Путин, когда он был президентом, не будучи председателем партии, и сейчас, став председателем правительства, он общается с народом, по несколько часов откровенно беседует с людьми. Кто ещё может привести такие примеры? Я затрудняюсь. Митинговая демократия - это только призыв можно хорошо сформировать: «Бей, круши, ломай!» - всё, что к разрушению. Нормальные решения принимаются несколько в ином порядке. И в связи с этим мы видим, что есть мнения наших телезрителей, которые говорят, что они за то, чтобы было стабильное и уверенное будущее не только нам, но и нашим детям.

Ника:
Вы не ответили на вопрос. Почему у нас депутаты не имеют двух ограничений, двух сроков? А то, тоже какая-то пожизненная почётная обязанность.

Александр Петрович Москалец:
Если вы возьмёте сегодня список депутатов Госдумы и сравните его с тем списком, который был в прошлом созыве, он изменился ровно наполовину.

Ника:
 Но 50%!

Александр Петрович Москалец:
Я думаю, это как раз и показатель. Это преемственность, переход людей, уже знающих ситуацию, включение новой составляющей, и так будет и дальше.

Ника:
Давайте вспомним американскую историю, когда Вашингтон был избран президентом, он был президентом 2 срока. И он первый, кто сказал: «Я на третий срок не пойду», хотя все очень хотели, чтобы он на третий срок пошёл, «... потому что это неприлично». Не было никогда ещё такого закона, ограничивающего двумя сроками президентство. И после этого многие президенты считали неприличным идти на третий срок, потому что сам Вашингтон этого не сделал. И чуть ли не в 40-е годы это установили законодательно. Это должна быть какая-то внутренняя норма депутатов, а уж я про членов Совета Федерации вообще не говорю.

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Да, это всегда была неписаная традиция, и нарушил её первый Рузвельт в условиях войны, он избирался на 3-й и пошёл на 4-й срок. А потом уже была поправка. Сказали «нет». Конечно, к исполнительной власти гораздо больше спрос, потому что у исполнительной власти гораздо больше ресурс для того, чтобы взять все под контроль и не позволить потом развиваться оппозиции. У депутатов в этом отношении возможностей поменьше. Хотя, в Америке уже ставился вопрос ровно такой же, что давайте-ка 2 срока. Но очень тяжело депутатам принять подобное решение по собственной судьбе. Хотя, я думаю, что на какой-то момент мы все равно к этому придём. Ещё можно было бы к этому относиться поспокойнее, если бы выборы были персональные. Когда человек выходит в округе и говорит: «Вот я. Вот выбирайте!».

Ника:
Как было?

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Да. Как было. И тогда смена происходит достаточно интенсивно. Когда все это дело уходит в списки, я думаю, что эти ограничения становятся более существенными.

Сергей Сергеевич Митрохин:
Ну, вот Александр Петрович привёл пример очень интересный, дескать, вот Владимир Владимирович общается с народом напрямую. Да, напрямую, по 1, 2 телеканалу, то есть по гостелевидению. Он должен по телевизору общаться. Но почему не дают возможности точно так же общаться с населением лидерам других партий. Это нам напоминает ситуацию, которая у нас была в течение всего советского времени.

Ника:
У нас в студии сидит представитель «Единой России», потому что Дума должна принять соответствующий закон.

Сергей Сергеевич Митрохин:
А бесполезно обращаться к «Единой России». Вот говорят - приёмная «Единой России» это поход в народ. Ко мне приходят люди, которые ходили в эти приёмные и говорят, что если вы реально хотите защитить какие-то свои права, например, добиться правды от чиновника, чтобы он перестал творить произвол, захватывать вашу землю во дворе и т.д., повышать коммунальные платежи, добиться правды невозможно.

Ника:
Сергей Сергеевич, у вас есть общественные приёмные?

Сергей Сергеевич Митрохин:
Да. Безусловно. Я как депутат веду приём. У меня самый большой приём в Московской городской Думе. Больше чем у депутатов «Единой России». И, кроме того, я сам регулярно езжу по всей Москве, на мой мобильный телефон может позвонить любой москвич и сообщить о своих бедах и о своих проблемах. Так работает партия «Яблоко». А «Единая Россия» работает по-другому принципу. К ней приходят люди. Если люди просят защитить их от чиновников, «Единая Россия» этого сделать не может.

Ника:
Александр Петрович, ответьте коротко Сергею Сергеевичу.

Александр Петрович Москалец:
За ответом можно далеко не ходить. Я тоже веду приём граждан и в Сибири, и здесь в Москве в разных приёмных, в том числе, в Общественной приёмной. Должен вам сказать, когда я последний приём вёл, несколько десятков человек ко мне пришли, и я признал все обращения граждан обоснованными и предпринял все меры, чтобы им помочь в том или ином вопросе. Мы понимаем ответственность перед человеком. Сейчас более внятно мы говорим о ротации и нахождении не более двух сроков подряд в руководящих органах нашей партии. А это естественно, вы же понимаете, прецедент и на формирование депутатского корпуса, корпуса кандидатов в депутаты. Это, безусловно, окажет своё влияние и вот вам ответ о втором сроке.

Ника:
Прошло 15 лет. Много ли поправок было за эти годы внесено?

Сергей Алексеевич Цыпляев: По существу ни одной поправки. Единственное, что менялось - только список субъектов РФ, потому что были объединения. Других поправок не было. Это первый шаг за 15 лет.

Ника:
Может ли быть опасен или заразителен этот прецедент?

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Ну, конституция - не священная книга, она не может быть написана на все времена и остаться неизменной.

Ника:
Но туда тоже руками постоянно лазать не надо.

Сергей Алексеевич Цыпляев: Но здесь нужно то, что в минимальной степени присуще российскому человеку, это чувство меры. Если мы что-то начинаем, то пока не дойдём до края, не можем это прекратить. Это проблема, потому что, открывая процесс изменения, мы должны понимать, что это очень серьёзный шаг. Здесь есть риск перегнуть палку, и вы можете получить ровно обратное тому, что вы хотели. Ещё Макиавелли писал, что люди начинают менять правила, исходя из самых лучших побуждений, а потом не могут остановиться, доходя до очень злых результатов.

Ника:
Сергей Сергеевич, вы согласитесь с Сергеем Алексеевичем? Предположим, вам бы разрешили ещё раз туда залезть и ещё что-нибудь поменять. Вы бы там что поменяли?

Сергей Сергеевич Митрохин:
Я бы подписал такую статью, которая запрещает просто менять Конституцию. И менять только с целью расширения гражданских прав. Но в интересах чиновников, первых лиц государства Конституцию менять нельзя. Вот такую бы единственную последнюю поправку я бы внёс. Потому что если это делать, то все ограничения, все балансы, противовесы, они просто сводятся к нулю. То есть для лица, управляющего государством, развязаны руки для того, чтобы под себя изменить в Конституции всё что угодно.

Ника:
А есть пример, что какая-нибудь Конституция содержит такую норму?

Сергей Сергеевич Митрохин:
Это просто почти шутка, конечно, но в каждой шутке есть доля шутки. Вот сейчас надо в первую очередь пресечь этот соблазн.

Ника:
Александр Петрович, вы готовы к тому, чтобы больше в Конституции ничего не менять ещё лет 15?

Александр Петрович Москалец:
Думаю, вы и сами заметили, что сегодня сделанные поправки к Конституции, которые рассматриваются сейчас в субъектах РФ, они не поменяли ни одного конституционного принципа и совершенно не тронули институтов прав, свобод человека и гражданина. У нас проблемы сегодня есть, но они лежат в совершенно другой плоскости, плоскости исполнения Конституции.

Сергей Алексеевич Цыпляев:
Гераклит сказал, что народ должен бороться за закон, как за свои стены.

 

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке