Ледокол «Красин»

24.01.2009, 13:25 Культурный слой

Самый знаменитый ледокол в Советском Союзе - он в центре внимания газет и радио, новости о нем передаются из уст в уста - назывался коротко: "Красин". Об этом ледоколе знала не только наша страна, но и весь мир, ведь именно красинцам чудом удалось спасти итальянскую экспедицию Нобиле.

Сергей Фролов, зав. лаб. ледового плавания института Арктики и Антарктики: Балтика была блокирована Германией, оставалось Белое море. Белое море - это один из основных источников товаров с Запада, из-за границы. Для того, чтобы пробить навигацию, использовались ледоколы.

В XIX и даже начале ХХ века о географических контурах Севера известно было только приблизительно, проникнуть туда было слишком сложно. Адмирал Степан Макаров задумал решить проблему изучения и использования северных территорий с помощью корабля-ледокола. Проект Макарова поддержали Дмитрий Менделеев и министр финансов Сергей Витте. Английская фирма «Армстронг-Витворт получила заказ, и в 1899 году в городе Ньюкасл был спущен на воду первый российский ледокол «Ермак». Однако, блестяще показав себя на Балтике, в северных морях «Ермак» не оправдал возложенных на него ожиданий, - ледокол был маломощен, да и опыта не хватало. Плавать во льдах предстояло еще научиться.

Лев Лурье: 1916 год. Ньюкасл, Великобритания. Здесь спускают на воду второй русский ледокол арктического класса - в ледокол «Святогор». 10200 лошадиных сил, что на 200 лошадиных сил больше, чем у первого русского ледокола - знаменитого «Ермака». «Ермак» работает на Балтике. «Святогор» посылают в Северный Ледовитый океан. Порт его приписки - Архангельск.

«Святогор» был новейшим для своего времени судном. Он был создан специально для помощи обычным кораблям, попавшим в ледяной плен.

Людмила Фадеева, директор музея-ледокола «Красин»: «Святогор» был построен в Англии и приведен в Архангельск в 1917 году. Он принимает участие в Гражданской войне, вернее, в борьбе с интервенцией на севере России. Но англичане взяли Архангельск и «Святогор» увели с собой. После 1919 года он находился в Англии.

Советский полпред в Англии Леонид Красин добился возвращения «Святогора» в Россию, и в память об этом после смерти в 1926 году Красина ледокол получил его имя. В 1928 году о советском ледоколе узнал весь мир. Именно «Красин» спас итальянскую полярную экспедицию. Весной 1928 года генерал и авиаконструктор Умберто Нобиле отправился в исследовательский полет над Северным полюсом на дирижабле «Италия». В полночь с 23 на 24 мая Нобиле достиг своей цели - самой северной точки Земли, и сбросил на лед итальянский фашистский флаг, а так же крест, переданный Папой Римским. Уже при возвращении в базовый лагерь на Шпицбергене связь с дирижаблем прервалась. О судьбе экипажа ничего не было известно.

Лев Лурье: Три точки, три тире, три точки - международный сигнал бедствия СОС. Его начал подавать радист «Италии» Бьяджи 25 мая, когда разбился дирижабль, и они поняли, что терпят бедствие. Но на «Читта ди Милано», корабле, который стоял в Кингсбее, в Шпицбергене и был приписан к экспедиции, радисты не услышали этой морзянки. Потом они решили, что «Италия» погибла, погибли радист и радиостанция, слушать нечего. Начали переговариваться с Римом. Итальянцы - общительная нация, легко впадающая в отчаяние. Не таков был Николай Шмидт - радиолюбитель из села Вохма. 3 июня 1928 года он, как всегда, слушал свой любительский радиоприемник. Он услышал прерывающуюся морзянку Нобиле. С большим трудом он дал телеграмму в Москву. Стало ясно: Нобиле жив, «Италию» надо спасать.

Спасти Нобиле может только «Красин», самый мощный ледокол советского флота. Проблема в том, что «Красин» к тому времени более года стоял в Ленинграде с потушенными топками и готовился к консервации. Мгновенно была набрана команда, и в рекордный срок - за четверо суток, корабль подготовили к отплытию. Когда 16 июня ледокол вышел в море, груз лежал в кучах на палубе, и члены экспедиции на протяжении нескольких дней продолжали его разбирать. Паровая машина «Красина» работала на угле - моряки называли его «черносливом», и больше половины экипажа состояла из кочегаров. За сутки им необходимо бросить в топки 100-120 тонн угля.

Василий Филиппов, в 1950 году механик ледокола «Красин»: Вся палуба с двух сторон заполнена шлаком. Это производило ошеломляющее впечатление.

Пополнив запас угля в норвежском порту Берген, «Красин» отправился на север, где его ждали туманы и поля двухметровой толщины льда. Случалось, что за четыре часа упорной работы кораблю удавалось продвинуться только на полкорпуса.

Александр Королев, в 1944-49 гг. машинист ледокола «Ермак»: Девственные льды тяжелы. Их нужно было с огромным трудом давить с разбега.

«Италию» спасали полторы тысячи человек из разных стран - 16 самолетов и 21 судно. Тем не менее, операция не имела успеха больше месяца. Погиб вылетевший на поиски пропавшей экспедиции великий норвежец Руал Амудсен. Шведскому летчику Лундборгу удалось приземлиться на льдине и вывезти раненного Нобиле, но уже при второй попытке он сам потерпел крушение. Наконец, 10 июля самолету с «Красина» удалось обнаружить двух членов экспедиции, но приземлиться на лед пилоты не сумели.

Марина Страубе, дочь 2-го пилота на ледоколе «Красин» Георгия Страубе:

Они дали радиограмму на «Красин», потом попали в туман, вынуждены были сесть и потерпели аварию.

Лев Лурье: Обнаружить основную группу экспедиции Нобиле, которая располагалась в красной палатке, было сложно из-за льда. Но где они находились, было известно, потому что у них был радиопередатчик. Три других полярника - два капитана итальянской армии Цаппи и Мариано и шведский исследователь Мальмгрен - исчезли в ледовых пространствах. От них никаких вестей не было. Их обнаружил «Красин». Мальмгрен был мертв, а Цаппи и Мариано - живы. У Мариано были обморожены ноги, одну из них потом пришлось ампутировать. Цаппи же был румян, доволен жизнью и одет в три комплекта теплой одежды.

«Красин» появился в самый критический момент. По оценке врача без медицинской помощи Мариано оставалось жить часов десять, и он уже завещал свое тело Цаппи, к тому времени успевшему подкрепится умершим Мальмгреном. Обоих итальянцев взяли на борт.

Лев Лурье: 12 июля 1928 года. Три часа дня. Впередсмотрящий с «Красина» обнаруживает на льду красную палатку и обломки шведского самолета. Последние пять участников экспедиции Нобиле спасены. Вместе с Цаппи и Мариано - семь человек нобилевской экспедиции. Русские моряки совершили невозможное.

«Красин» доставил всех спасенных на итальянский корабль «Cita di Milano». Руководитель экспедиции Рудольф Самойлович принимал поздравительные телеграммы от множества людей, в числе которых были и полярные исследователи, и сам Бенито Муссолини. Корабль нуждался в серьезном ремонте и направлялся в ближайший норвежский порт. Неожиданно на «Красине» получают радиограмму. Рядом терпит бедствие немецкий пароход «Монте Сервантес». На его борту более полутора тысяч пассажиров и триста членов команды.

Людмила Фадеева, директор музея-ледокола «Красин»: Люди специально покупали билеты, чтобы отправиться в арктическое путешествие и своими глазами увидеть ледокол «Красин», который везет спасенных итальянцев. Они натолкнулись на айсберг и пробили свое судно. Теперь им приходилось наблюдать, как экипаж ледокола «Красин», измотанный за эти два месяца, пытается им помочь.

Когда 5 октября «Красин» подошел к Кронштадту, ледокол приветствовали орудийными залпами стоявшие на рейде корабли Балтийского флота. На украшенных флагами палубах и вдоль пирса выстроились военные моряки. Почетный эскорт составили три быстроходных эсминца, над мачтами пролетали боевые самолеты. Красинцев ждал прием в московском Большом театре, правительственные награды, поездки и выступления по стране. С начала 1929 года участники экспедиции с триумфом путешествовали по всей Европе. На родине Нобиле, в Италии, их буквально носили на руках. Но вновь наступили будни. В тридцатые годы главным делом ледокола становится прокладка северного морского пути, и эта задача была выполнена - среди льдов появилась постоянная действующая трасса.

Лев Лурье: Экономическое значение Северного морского пути обнаружилось только с началом сталинского террора, когда пришлось снабжать лагеря Колымы и Норильска и вывозить оттуда золото и никель. Тогда же зимой 1937-38 гг. произошла героическая для «Красина» эпопея. Во льдах около Таймыра замерзло двадцать кораблей, в том числе и «Красин». «Красин» отдал свой уголь этим кораблям для того, что бы огни могли как-то жить, поддерживать тепло на борту. Уголь пришлось добывать на Таймыре. То есть моряки стали одновременно и геологами, и горняками, и доставляли на санях уголь для того, чтобы работали двигатели «Красина».

Беспрерывно спасая людей, терпящих бедствие, красинцы не смогли спасти самих себя. В 1937 году был расстрелян руководитель «Комитета помощи дирижаблю "Италия"» Иосиф Уншлихт. Через год получил десятилетний срок и сгинул в лагерях комиссар красинской экспедиции Пауль Орас. В 1939 году расстреляли Рудольфа Самойловича. Даже радиолюбитель Шмидт, принявший радиограмму экспедиции Нобиле, был казнен в начале 1942 года.

22 июня 1941 года «Красин», которым командовал в то время капитан Михаил Марков, стоял на якоре в бухте Провидения на Чукотке. Вскоре ледокол получил приказ идти в Америку. Американцы по договоренности с Советским правительством надеялись использовать «Красин» для обеспечения высадки десанта на берег Гренландии, где уже десантировались немцы. В ноябре 1941 года корабль вышел из бухты Провидения, к Новому году подошел к Панамскому каналу. Корабль был вооружен, и лично президент Рузвельт принял в Белом доме советских офицеров.

Владимир Марков, сын капитана ледокола «Красин» Михаила Маркова: Делегация у нас была не большая. Были папа, мама, замполит, я и посол. Нас проводили в знаменитый овальный зал. Мы стали в ожидании. Открылась дальняя дверь, и на коляске выехал Рузвельт в сопровождении целого эскорта чиновников и журналистов. Рузвельт вдруг протянул правую руку и говорит: «Кам ин, кам ин, чилдрен». Я оробел. Отец меня подтолкнул и говорит: «Смелее». Я подошел к нему. Он меня, погладил по голове и усадил на колени. Потом был устроен роскошный банкет, на котором пел Вертинский.

Совместный с американцами десант не состоялся. «Красин» вызвали обратно в Союз. Из канадского порта Галифакс ледокол сперва направился в английский порт Глазго, где на него установили дополнительно семь скорострельных автоматических пушек системы "Эрликон". Уже 26 апреля 1942 года довооруженный ледокол вышел из исландского порта Рейкьявик в составе конвоя PQ-15, отправлявшегося в Мурманск. Отряд из двадцати судов двигался по пути, на котором их подстерегали немецкие самолеты и подводные лодки.

Лев Лурье: 4 мая 1942 года у берегов Норвегии конвой PQ-15 был атакован армадой немецких бомбардировщиков. Эрликоны «Красина» сбили два торпедоносца. Уже через день «Красин» швартовался у причалов Мурманска.

После войны «Красин» продолжил свою работу. На этом корабле начинали службу самые известные северные капитаны, которым суждено было командовать впоследствии другими ледоколами. С учетом новых требований сам «Красин» был перестроен в 1956-1960 гг. в Германии, где его перевели на дизельное топливо. Однако всему приходит конец. В северных морях ходили уже ледоколы нового поколения. После 1972 года «Красин» используется только в качестве плавучей базы для геологов. В 1990 году легендарный ледокол совершает свое последнее плавание вокруг Европы и возвращается в Ленинград.

Людмила Фадеева, директор музея-ледокола «Красин»: В течение долгих лет решался вопрос о создании музея этого легендарного ледокола. Только в феврале 2004 года ледокол «Красил» стал филиалом Музея мирового океана.

Лев Лурье: Кораблей, спущенных на воду в первой половине ХХ века и превращенных в музей, в мире очень мало. Ледокол «Красин» - главный памятник героической советской полярной эпопеи. Сегодня самый фундаментальный музей советских полярных исследований находится здесь, на Васильевском острове, в Петербурге.


Комментарии

Комментирование закрыто