«Профсоюз - защита или фикция?»

20.01.2009, 17:00 Открытая студия

Когда не помогает государство, кто спасёт от кризиса? Может, профсоюз? У профсоюзов, наконец-то, появился шанс выйти вперёд и показать, на что они способны? Другой вопрос, по силам ли этим организациям спасение трудящихся?

  

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гость в Петербурге: лидер профсоюзного движения, сопредседатель Межрегионального профсоюза автомобильных работников Алексей Этманов.

Гость в Москве: член Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Владимир Ростиславович Мединский.

Ника: Алексей, сколько лет вы этим занимаетесь?

Алексей Этманов: Где-то 3,5 года.

Ника: Думаю, этих лет бурной жизни вам хватило с лихвой, чтобы понять все плюсы и минусы профсоюзного движения. Нет ли у вас ощущения, я даже имею в виду не конкретно ваше предприятие, вы на «Форде» во Всеволожске работаете, а из вашей отрасли, из соседних отраслей, того, что сейчас все-таки растет активность этого профсоюзного движения? Профсоюзы не столько крепнут численностью, сколько силой, потому что они сегодня востребованы.

Алексей Этманов: Знаете, численность профсоюзов - это и есть их сила. На сегодняшний день, наш нынешний Трудовой кодекс - это купированная часть советского КЗоТа, который был лучшим в мире сводом законов о труде. И мы сегодня сталкиваемся с ситуацией, когда работодатели даже эту небольшую либерализированную часть просто не хотят исполнять. И только там, где есть нормальные сильные профсоюзы, возможно заставить работодателя следовать законам.

Ника: Надо ли сегодня людям посоветовать купить Трудовой кодекс, кто это не сделал или еще не поздно кому-то дойти до профсоюза и вступить в него?

Алексей Этманов: Знаете, вступать никогда не поздно. В профсоюз можно вступить всегда, но надо разбираться просто в какой профсоюз вы хотите вступить, и чем он может вам помочь. Профсоюзы тоже бывают разные, бывают те, которые настроены в сторону работодателя и являются еще одним ошейником на шее трудящихся. Поэтому мы считаем, что профсоюзы должны быть, прежде всего, независимые, независимые от партий, от властей и должны работать в интересах своих членов профсоюза. Если вы знаете такой профсоюз - вступайте, либо создавайте подобный.

Ника: Хороший вопрос, а как человеку разобраться? Потому что мы помним профсоюз, когда профсоюз, как и партия, был один. А теперь на какие признаки надо обратить внимание?

Алексей Этманов: Признак нормального профсоюза - это демократичность принятий решений, то есть, где члены профсоюза вовлечены в принятие решений, и то, что профсоюз может пойти на достаточно крайние меры для защиты интересов своих членов, в том числе на митинг, на пикет, на забастовку.

Ника: А вы говорите, надо посмотреть, какой. Всегда кажется, что профсоюз - который есть у тебя непосредственно на предприятии. Или независимо от того, что есть профсоюз на предприятии, можно пойти еще куда-то, а главное, если нет профсоюза на предприятии, значит вообще никуда?

Алексей Этманов: Его нужно, прежде всего, создать и просто разобраться с целями. Если вы ставите цель - защита интересов трудящихся на данном предприятии, и вы будете работать над этим, вы сможете что-то изменить.

Ника: А если, к сожалению, вы прекрасно понимаете, что люди сегодня достаточно пассивны, они еще готовы примкнуть к кому-то, кто защитит их интересы. Их же нельзя в этом упрекать.

Алексей Этманов: Знаете, если вы хотите защищаться - вам придется активизироваться. Если вы будете пассивны - вам можно просто поднять руки и ждать своего часа, когда придет черная мета об увольнении, либо о невыплате заработной платы.

Ника: Вы этим занимаетесь, у меня вопрос, зачем вам это все надо?

Алексей Этманов: Бизнес сегодня глобален, профсоюзное движение так же глобально. То есть, трудящиеся всего мира стараются объединяться и обмениваться опытом по защите своих интересов. Некоторое время назад мы просто увидели, что наша страна по объединенности, по активности трудящихся стоит на одном из последних мест. Мы все время уповаем, что придет власть, рассудит отношения между работником и работодателем, но очень часто это те представители властей, вот у меня лежит письмо, здесь прокурор Тверской области просто говорит председателю нашей первичной организации, что он установил, что там организация не создана. То есть, прокурор решает у нас, создана первичная организация профсоюза или нет.

Ника: А по каким признакам?

Алексей Этманов: А вот просто он установил, что профсоюз этот - добровольное объединение. Собрались три человека, в нашем законодательстве 3 человека могут создать организацию... Нельзя существовать как отдельная первичная организация, у нас законодательство отдает все договора, весь уровень защиты первичным профсоюзным организациям какого-либо профсоюза. Они создали такую организацию и по формальным признакам, в протоколе у них указано, что они создали сразу организацию нашего профсоюза. Так говорить нельзя, это вольная трактовка законодательства. И в итоге, нашему председателю первичной организации было отказано в защите, его тут же уволили, хотя, предварительно работодатель запрашивал согласия у профсоюза, в чем профсоюз отказал, и человека просто выкинули на улицу, не смотря на то, что президент говорит, что прокуратура должна стоять на страже их интересов.

Ника: А работодатель в какой момент должен узнать, что у него есть профсоюз? Обязаны ли вы ставить его в известность?

Алексей Этманов: После того, как проведено учредительное собрание, вы обязаны направить уведомление о создании этой организации.

Ника: Сколько дней реально надо? Например, нас смотрят сейчас люди, у которых уже все не очень хорошо, у них профсоюза нет, они завтра с утра соберутся и?

Алексей Этманов: Создадут организацию, выберут профсоюз, в который вступают, получают уставные документы этого профсоюза..., на это уходит неделя.

Звонок телезрителя: Я звоню из Челябинской области. Я сотрудник милиции. У нас нет профсоюза, а если есть в РУВД Челябинской области профсоюз, он зависим полностью от РУВД. Кадры регулируют вопрос законом о милиции, а он трудового законодательства вообще не предусматривает. Что бы вы могли посоветовать нам, сотрудникам милиции?

Алексей Этманов: Совет прост, создание союза милиционеров Челябинской области.

Ника: А можно создать в отдельном одном отделении или надо милиционерам всего Челябинска собраться?

Алексей Этманов: Можно начать в одном отделении. О тяжелой ситуации по исполнению трудового законодательства в органах МВД мы очень хорошо знаем. Во всем мире есть профсоюзы полицейских, которые отстаивают интересы своих членов и создаются они самими этими полицейскими.

Ника: Зритель сказал, что где-то в области, где-то высоко есть этот профсоюз. Это обязательно, что я должна иметь их в виду? Или я могу создать свой параллельный, не подчиняющийся никому?

Алексей Этманов: У нас демократическое государство и в принципах его может быть создание любой организации, может быть несколько профсоюзов на предприятии. Очень часто работодатели пользуются этой уловкой и параллельно нормальному боевому профсоюзу создают желтый профсоюз, который продиректорский, он вводит в заблуждение трудящихся.

 Ника: Это законно создавать 2 профсоюза на 1 предприятии?

Алексей Этманов: Законно иметь хоть 10 профсоюзов на 1 предприятии. Эта конкуренция приводит к тому, что профсоюзы начинают работать, это добросовестная конкуренция. Есть еще, так называемая недобросовестная конкуренция. То есть, создается профсоюз продиректорский, дают 2 коврижки в виде бонуса и расслаивают часть трудящихся этого предприятия, которые просто покидают нормальный профсоюз и уходят в этот.

Ника: На «Форде» создается или создан второй профсоюз?

Алексей Этманов: Мы знаем, что наше руководство уже уведомлено о создании второго профсоюза. Это бывший наш член профсоюза создал его. Мы так же знаем, что они преследуют несколько иные цели, нежели защита прав трудящихся. Если это подтвердится - мы никогда не будем с ним сотрудничать, и будем продолжать работать, как работали.

Ника: А могут быть 10 профсоюзов, которые все равно сотрудничают и все нормально?

Алексей Этманов: Это нормально. В той же Финляндии, там 4 конфедерации, которые друг с другом сотрудничают и не поливают друг друга грязью.

Ника: Ощущаете ли вы, что сейчас мы можем наблюдать рост профсоюзного движения, потому что люди стоят перед необходимостью как-то защищать свои права, а профсоюз - это реальная сила? И не приведет ли это к тому, что будут цвести, так называемые, желтые профсоюзы, специально созданные и угодные работодателю?

Владимир Ростиславович Мединский: Я не являюсь большим специалистом в профсоюзном движении, мы столкнулись с этим практически случайно. В свое время, «Единой Россией» был создан антикризисный штаб, и там была, в том числе, создана рабочая группа по «белым воротничкам». И вот на нас вышло большое количество, так называемых, «белых воротничков», у которых нет своего профсоюза, которые попросили помочь в его организации. Мы поможем, затем передадим это дело профессионалам, пусть они занимаются. Поможем больше методически. А то, что люди выходят снизу - это как раз говорит о том, что роль профсоюзного движения будет расти, и важность профсоюзов вскоре осознает каждый предприниматель.

Ника: Странно, что они пришли к вам, хотя мы только что беседовали с Алексеем, и он объяснял нам, что профсоюз могут создать все. 3 человека собрались, составили документы, послали учредительные документы, через неделю у вас есть профсоюз. Почему нужен был такой сложный путь через партию «Единая Россия»? Или настолько эти «белые воротнички», такие плохо организованные люди?

Владимир Ростиславович Мединский: «Белые воротнички», действительно, плохо организованные люди, особенно в сравнении с рабочими, потому что у них никогда никаких профсоюзов не было. Представьте себе, все эти сейл-менеджеры, пиарщики, маркетологи, бухгалтерия, административный персонал, секретари, конечно, они никогда не были членами профсоюзов, тем более, в новых коммерческих компаниях.

Алексей Этманов: Офисным сотрудникам нужна поддержка партии для создания профсоюза. В любом городе если там Федерация профсоюзов этого города, их не устраивает, как работает этот профсоюз, они всегда могут создать свой. Но они обратились в партию, наверное, они видят то, что профсоюз, который будет создан при помощи «Единой России» не будет на корню загноблен, может, не будет подвергаться таким репрессиям. У работодателей очень много ходов для того, чтобы нейтрализовать, либо уничтожить нормальную профсоюзную организацию. И очень часто органы государственной власти встают на сторону работодателя.

Ника: Вы говорили, что у вас уволили трех председателей. А как можно уволить председателей, если вы специально занимаетесь тем, чтобы отстаивать права. Вы не смогли отстаивать права или они были злостные прогульщики? Как так получается?

Алексей Этманов: Дело в том, что работодатель занимается и подтасовкой документов и любыми методами пытается избавиться от кости в горле, то есть, от людей, которые пытаются заставить их соблюдать закон. Незаконно. У нас законодательство поставлено так, что тебя могут выбросить на улицу завтра, и ты целый год будешь восстанавливаться, целый год будешь доказывать в суде, что ты не верблюд. У нас два человека, которые были в свое время уволены, мы их восстанавливали почти 9 месяцев. Сейчас уволен заместитель председателя на GM «Автовазе», уволены председатель и заместитель на «Тогазе» только из-за того, что они отстаивают интересы работников, потому что работодатель на сегодня не исполняет трудовое законодательство.

Ника: Владимир Ростиславович, вы сделаете доброе дело, поможете «белым воротничкам» организоваться, но я как-то не очень понимаю, а дальше как сложатся отношения работника и работодателя? То есть банкиры, чьи сотрудники создадут профсоюз, должны быть вам ужасно благодарны за это? Или из-за того, что это создала партия, они не посмеют пальцем тронуть.

Владимир Ростиславович Мединский: Я не исключаю, что люди идут в партию именно потому, что нуждаются в объективной защите, считают, что этот профсоюз, который будет создан при поддержке депутатского корпуса «Единая Россия» будет более влиятелен, к нему будут прислушиваться. По-человечески их понять можно. Понимаете, партия занимается политическими задачами, а профсоюз занимается своими задачами. Поэтому наша задача, дав этот толчок, дальше пустить корабль в свободное плавание. Ну, будем помогать. Уже сейчас...

Ника: На радость работодателю. На радость банкирам, владельцам фондовых бирж и всяких других структур, где работают «белые воротнички». Они вам спасибо не скажут.

Владимир Ростиславович Мединский: Нам в данном случае абсолютно все равно на мнение банкиров, владельцев фондовых бирж и т.д. Важен вопрос, если происходят сокращения, они должны проводиться строго по закону, с выплатой всех необходимых пособий, постановок на биржи, помощи. Вообще, у нас разработан целый алгоритм инструкций, чего должны добиваться работники, которые попадают под временное сокращение и т.д. Мы открыли специальный сайт, который сейчас очень посещаем, называется www.vmeste.er.ru, где можно получить любую правовую информацию, онлайн правовую помощь по любому вопросу.

Ника: Мы вспомнили о профсоюзе, когда закачался стул или, как сказал Алексей, прислали «черную метку» или собирались прислать «черную метку». Но получается, что нам нужен профсоюз по одной простой причине, что работодатель законы не соблюдает, в суды никто не верит и отстоять свои права невозможно. То есть, профсоюз - это такая машина, которая продавливает букву закона, которая должна и так соблюдаться.

Владимир Ростиславович Мединский: Так и должно быть. Понимаете, всегда есть 3 стороны, государство - оно над схваткой, работники, представленные профсоюзом, и работодатели. Если работники не представлены никем - они сами по себе. И в одиночку очень тяжело противостоять машине, потому что работодатель - это всегда машина определенная. Поэтому профсоюз - это машина работников. В том, что «Единая Россия» оказывает методическую помощь в работе профсоюза - это нормально, потому что это нормальная структура гражданского общества.

Ника: Да, несоблюдение законов - нормальная структура гражданского общества... Да...

Владимир Ростиславович Мединский: Нет. Мы выстраиваем систему, которая будет обеспечивать соблюдение законов. Мы в понедельник уже идем в первый суд по «белым воротничкам» в Москве, где 50 человек были незаконно одномоментно выброшены на улицу без всяких выплат. У этих людей даже юриста нет, им надо скинуться на адвоката. Мы им помогаем, мы им дали адвоката.

Алексей Этманов: Есть такие органы государственного контроля, как Гострудинспекция, прокуратура, почему они, «белые воротнички», не пробовали пройти там. Они обратились в партию. Или эти вещи только рабочим остаются, проход через суды и прокуратуры?

Владимир Ростиславович Мединский: Они пробовали обратиться туда, они пошли. Более того, для усиления их запросов я только сегодня подписал несколько депутатских запросов и в прокуратуру, и в трудовую инспекцию по поводу нарушения прав «белых воротничков» на конкретных предприятиях. И такие запросы мы подписываем ежедневно. Более того, мы идем вместе с ними в суд. Понимаете, у них просто нет своих профсоюзных вождей, они менее организованные. Поэтому поначалу мы им помогаем вне зависимости от того, есть у них профсоюз на предприятии или нет.

Ника: Алексей, вы сказали, что на «Автовазе» грядет 50% сокращение?

Алексей Этманов: «GM Автоваз», мне только что поступила информация - 50% персонала рабочих будет уволена. Администрация «GM Автоваз» не признает нашу организацию уже в течение двух лет. Мы уже восстановили там одну работницу. Они отказываются вести нормальный диалог в рамках социального партнерства, и ни Гострудинспекция Тольятти, ни прокуратура Тольятти до сих пор в течение двух лет не может их заставить. Та же ситуация сегодня на Таганрогском автомобильном заводе. У людей заработная плата состоит из частей. Гарантированная часть 3000 рублей, остальное - бонусы и премии. Люди не хотят уходить по собственному желанию, говорят: «сокращайте нас». Их сажают на эту гарантированную часть, они без денег, вынуждены увольняться, потому что просто не прокормить семью.

Ника: Владимир Ростиславович, может, вам тоже подключиться. 50% сокращение - это очень серьезно, особенно после того, как премьер-министр сказал, что Россия поддержит отечественный автопром. Какой-то беспредел. Или вам надо, чтобы они к вам обратились?

Владимир Ростиславович Мединский: Пожалуйста, пусть они к нам обратятся, мы либо сами этим займемся, либо, если это рабочие, у нас создана такая же рабочая группа по «синим воротничкам», и она этим займется. Руководит этой рабочей группой председатель одного из крупнейших профсоюзов в стране, депутат Госдумы Тарасенко, руководитель профсоюза металлургов. Он знает эту проблему хорошо.

Интернет-вопрос: Вы ведь сами «белый воротничок». А вы-то член какого-то профсоюза и собираетесь ли вступить во вновь созданный?

Владимир Ростиславович Мединский: Наверное, после регистрации вступлю.

Алексей Этманов: Пользуясь Трудовым кодексом и наняв хорошего юриста, можно изменить какое-то решение работодателя. Суд вынес решение в пользу работников, а работодатель по-прежнему говорит...

Ника: Конечно, во-первых, работодатели не любят бунтовщиков, если уж ты выжил, вернули, он тебя вдвойне не любит, потому что тебя насильно навязали ему.

Алексей Этманов: Абсолютно верно. И здесь все зависит именно от профсоюза, от его численности, массовости и силы.

Ника: Что теперь, надо обязать работодателя вернуть людей на рабочее место?

Алексей Этманов: Знаете, если бы тысяча человек пришла к администрации города Санкт-Петербург и попросила проконтролировать губернатора или верховную власть, чтобы они приняли участие в разрешении этой проблемы, я думаю, что они бы нашли отклик.

Ника: Владимир Ростиславович, а что вы посоветуете, если победа бесполезная?

Владимир Ростиславович Мединский: Ну, если людей к рабочим местам так и не пустили - я победы не вижу. Вопрос к профессиональным профсоюзным руководителям, до какой степени нужно искать компромиссы с работодателем. В случае с «белыми воротничками», которые мы расследуем сейчас, здесь основной камень преткновения - это то, что, в отличие от рабочих, они просто не знают своих прав, не умеют их отстаивать и вообще странно, что люди с высшим образованием Трудовой кодекс в глаза не видели, даже не знают, что это такое. Здесь, как минимум, надо добиваться законности при сокращении и при увольнении. Это сейчас задача номер 1. Заставить людей, заставить бухгалтера или директора по маркетингу вернуться назад на предприятие, маловероятно, что у него там сложатся отношения, но чтобы у него была подушка безопасности, и он мог за это время найти работу.

Ника: То есть, вы предлагаете выторговать себе более или менее приличные условия при увольнении.

Владимир Ростиславович Мединский: Это не предмет торга. Здесь вопрос в том, что законодательно у нас регламентирован порядок сокращения. Сокращаются люди - они должны получить заработную плату за 2 месяца, а работодатель пытается экономить, и людей выдавливают, выживают.

Ника: Надо понимать, что сейчас такая ситуация, что есть такие работодатели, которые, под шумок кризиса, хотят решить свои личные финансовые проблемы. Это очень серьезная проблема. Но бывает, что действительно денег нет. Ну, реально нет денег, надо людей на улицу выгонять, потому что нечем платить. Правильно?

Алексей Этманов: Мы опять же возвращаемся к тому, что работодатели должны выполнять тот закон, который написан для нашей страны, прежде всего.

Интернет-мнение: В нашей стране профсоюзы - это фикция. В одной крупной компании Петербурга происходит следующая ситуация: руководство поручило присмотреться к работникам и, при малейшем намеке на желание создать профсоюз, подозреваемый работник увольняется.

Ника: Это, кстати, очень знакомая ситуация, я думаю, с ней многие сталкивались.

Интернет-вопрос: Осенью и в начале зимы уже проходили массовые сокращения работников с различных предприятий. Кому-нибудь профсоюзы вообще помогли? Есть ли примеры? Это бесполезная организация.

Алексей Этманов: То же самое было у нас, мы не говорим о сокращении, о незаконном увольнении. Мы восстанавливали и добивались, что люди до сих пор работают.

Интернет-вопрос: Имеет ли право профсоюз толкать работников на акции протеста и забастовки? Ведь во всех акциях протеста есть свои заинтересованные люди и фирмы. Не станут ли профсоюзы такими инициаторами?

Ника: Давайте про акции протеста и забастовки. Как вы смотрите, Владимир Ростиславович, на такую крайнюю, но, по крайней мере, яркую форму протеста?

Владимир Ростиславович Мединский: Я еще не видел ни одного прецедента, чтобы «белые воротнички» начинали забастовки, выходили с акциями протеста, демонстрациями и, слава Богу.

Ника: Хорошо, не «белые воротнички». Как вы вообще относитесь к забастовкам или митингам, как к форме протеста? Это ведь тоже законная абсолютно вещь.

Владимир Ростиславович Мединский: Если речь доходит до митинга или забастовки, значит, здесь что-то неправильно. Значит, администрация, скорее всего, просто ведет себя неадекватно.

Ника: Вы проходили через забастовки, вы считаете, что это крайняя мера?

Алексей Этманов: Забастовки - это крайний вариант развития событий. Любая забастовка ставит перед собой цель - окончательные переговоры. Говорили, ни к чему не пришли, проходит акция какая-то, которую проводит профсоюз, но цель то все равно одна - договориться. Никто же не желает, ни один член профсоюза, работающий на заводе, не желает, чтобы этот завод закрылся. Цель - заставить работодателя адекватно, нормально, равноправно вести переговоры.

Ника: А вы часто пользуетесь правом 142 статьи Трудового кодекса, которая позволяет при задержке зарплаты в 15 дней уже писать заявление и объявлять такую формальную забастовку и не работать до тех пор, пока... Есть же такие вещи. Или их не знают и не пользуются?

Алексей Этманов: У нас в профсоюзе такого не было.

Ника: Сейчас начинаются задержки зарплат. Вы можете порекомендовать обратиться к 142 статье ТК?

Алексей Этманов: Абсолютно. Это Трудовой кодекс, разработанный нашими законодателями, который позволяет защищаться такими мерами. Я хотел бы добавить предыдущему спрашивающему о том, имеет ли право профсоюз толкать людей на митинги. Нет, не имеет профсоюз никаких прав толкать кого-то на митинг, на забастовку тем более. Это сугубо личное желание, и каждый член профсоюза, который голосует за забастовку, он выходит на нее, либо он голосует против нее и не выходит. С нашей точки зрения, чем больше людей поддержат акцию профсоюза, тем короче будет период забастовки. То есть, если 100% будут отстаивать именно общие интересы трудящихся - тем короче будут эти акции. Остановился весь завод? Знает работодатель, что ни один человек не выйдет на работу - значит, он будет всего лишь 1 день стоять, потому что работодатель поймет, что завод не запустится даже через полгода, как это происходит где-то в других странах мира. Единство - это единственное оружие в руках работника.

Ника: В разных кругах сейчас обсуждается идея внесения поправок в Трудовой кодекс, принятый и работающий, с целью облегчить, прописать более облегченную процедуру проведения забастовок. Как вы к этому относитесь? Если такие поправки придут в Думу, вы бы голосовали за это?

Владимир Ростиславович Мединский: Мне кажется, у нас не сложная процедура объявления забастовки. Я не в этом комитете работаю, не являюсь специалистом.

Ника: Но голосовать-то все будут.

Владимир Ростиславович Мединский: Надо посмотреть, но, мне кажется, что у нас и так забастовку объявить не сложно, исключая некоторые отрасли, где она просто запрещена. Есть антикризисная депутатская группа в Москве. Такие же антикризисные группы есть в каждом субъекте Федерации, в том числе и в Санкт-Петербурге. Если происходит какое-то грубое нарушение трудового законодательства, эти люди обращаются в антикризисную группу, и мы пытаемся на месте с этим разобраться без профсоюза, без забастовок, митингов и т.д. В большинстве случаев, этот вопрос решается на месте элементарно. А вот если дальше люди хотят работать системно, как-то объединяться, защищать свои права, в дальнейшем иметь страховку от разного рода коллизий и произвола работодателей, тогда мы им говорим, чтобы создавали профсоюз, занимались, если есть инициатива - работайте вместе с профсоюзом. Считайте это страховкой на будущее. Но проблему мы пытаемся решить сразу на месте.

Алексей Этманов: Это мне напоминает КПСС. Если ты что-то сделал не так, пришел партком и поставил тебя на место. Здесь это к работодателю. Это работает. Приходит зам губернатора и говорит: «Я, как член партии, рекомендую тебе исполнять закон».

Ника: Все средства борьбы уже хороши.

Алексей Этманов: Нам нравится, когда говорят так: «Это дело поставлено на контроль в Генеральную прокуратуру». То есть, без генералов, без губернаторов, без кого-то еще закон в нашей стране не работает. То есть, без контроля сверху у нас законодательство никто не контролирует те же самые прокуратуры на местах и все остальное. Это всегда вызывает дикий смех у наших рабочих, потому что действительно, ситуация кризисная. На местах, действительно, не работают ни прокуратуры, ни надзорные органы власти, которые должны следить за соблюдением. Что говорить о возможности проведения забастовки - мы выступаем за либерализацию данных законов, данных статей. Суд однажды отказал нам в праве на забастовку в виду того, что на конференции при принятии решения мы не указали количество участников забастовки. Как мы можем указать это в решении, если мы не знаем, сколько людей присоединится в итоге. По закону, не указав число участников, забастовка незаконна. Остальное все было. Вот такие формальности.

Звонок телезрителя: Я звоню из Новокузнецка. Я работаю на предприятии больше 20 лет и могу сказать одно, что профсоюзы на данный момент не защищают интересы трудящихся в том, что зачастую, лидеры профсоюзов, которые избираются на предприятиях, они избираются те, которые угодны руководителям предприятия. Поэтому они исполняют волю работодателей. И когда задерживается зарплата, они стараются отмолчаться. И я считаю, что единственный метод, для того чтобы давить на работодателя и получить ответ, для этого работодатель должен знать и бояться, что может произойти забастовка. Других он методов не будет воспринимать. Равноправного диалога не будет.

Звонок телезрителя: Профсоюзы - это фикция, они не могут защитить работника. Потому что забастовку устроить практически нельзя. Для этого надо собрать столько документов!!!

Ника: Все об одном. Даже люди, имеющие опыт общения с профсоюзом, понимают... Им что, так не повезло?

Алексей Этманов: Если мы опять вернемся к пассивности наших сограждан...

Ника: А как проверить, председатель твой, он лоялен власти?

Алексей Этманов: Так переизберите его. Соберите внеочередное собрание, вы члены профсоюза. Этот человек - говорящая голова вашего профсоюза. Не более. Он выражает вашу волю. То, что у нас есть ряд профсоюзов, которые абсолютно недемократичны...

Ника: Наверное, любого профсоюзного деятеля, на всякий случай, через полгода надо менять, чтобы он не успел прикипеть душой к этой властной оппозиции. Но, смотрите, случился конфликт, людей начинают увольнять. По какому признаку поведения лидеров профсоюза мы должны понять, что они не на нашей стороне?

Алексей Этманов: Если вас сокращают с нарушением законодательства, если этот лидер не выходит к вам и не говорит, давайте обсуждать, как мы будем сопротивляться, что мы будем делать, давайте принимать решение... Он придет и скажет, что есть ряд путей, по которым мы можем пойти. Это сдаться или бороться всеми законными методами...

Ника: Сколько документов надо собирать перед выходом?

Алексей Этманов: Это вопрос к оппоненту, потому что он говорит, что у нас простое забастовочное законодательство. Оно абсолютно сложное, усложненное, зритель прав. На 99 процентов законную забастовку в России не провести.

Ника: Владимир Ростиславович, вам не приходилось просто еще «белых воротничков» на площадь выводить. Вы не знаете, сколько надо. Тем не менее, вам не кажется, что «белые воротнички» - это особая каста людей, они, с одной стороны, очень активны в жизни, но пассивны с точки зрения общественных объединений. Вам не кажется, что вы сейчас создадите им профсоюз, вы им поможете, потом жизнь успокоится, и они уйдут? Или это нормально?

Владимир Ростиславович Мединский: Это будет их собственной проблемой. Мы не собираемся за них создавать никакие профсоюзы. Именно поэтому мы не хотим сами заниматься профсоюзным движением. Есть инициатива - мы поддержим. Собралась инициативная группа 300 человек, попросили помочь с помещением - мы им помогли с помещением, потому что холодно собираться на улице, проводить учредительный съезд профсоюзов. Вот только в таком формате. Если где-то в регионе решили создать ячейку в бизнес-центре, в крупной компании юридической - мы им поможем правильно оформить документы, не более того. За них работать и прожить их жизнь никто не собирается.

Ника: Владимир Ростиславович, ваш ответ на вопрос, все-таки профсоюз - это закон, сила или фикция?

Владимир Ростиславович Мединский: Одна из ваших слушательниц на вопрос ответила, она написала, что считает, что профсоюз - это фикция, потому что, как только на предприятии пытаются создать профсоюз - директора тут же этому препятствуют и пытаются всех уволить. Так это ли не фикция? Это означает, что профсоюз - реальная сила, если хотят избавиться от инициаторов? Я считаю, что профсоюз - это потенциально очень большая сила, у нас профсоюзное движение ждет большое будущее в стране и, что касается «белых воротничков», если они когда-то организуются, при нашей помощи или без нашей помощи - это, вне всякого сомнения, будет очень позитивно для сотен тысяч работающих офисных работников и управленцев.

Ника: Да, может быть, эта тяжелая ситуация, которая сложилась сейчас у них и вообще у всех, они, может, об этом не задумывались, может, они теперь по-новому как-то посмотрят на проблему и на свои права и на закон.

Звонок телезрителя: Я звоню из Сочи, я председатель профкома. Скажите, как можно работать, когда председатель профкома и другие получают заработную плату от работодателя? Они не могут никак повлиять на защиту наших работников. Я, председатель профкома, получаю зарплату от работодателя.

Ника: А, то есть, если бы вы жили только на зарплату, которая идет с взносов - у вас были бы развязаны руки. А разве у нас есть освобожденные сейчас?

Алексей Этманов: Знаете, это все зависит, во-первых, от коллективного договора. Во многих странах мира работодатель платит тем профсоюзникам, которые освобождены и работают на этом предприятии, во многих странах мира это есть. Я могу сказать, что я тоже не освобожденный, я работаю сварщиком, и я председатель профсоюзного комитета потому, что меня избрали. Никаких проблем в связи с этим я не вижу.

Ника: То есть, никаких мук совести не должно быть.

Алексей Этманов: Я рабочий, а профсоюз - это мое хобби.

Ника: Вы советуете создать профсоюз в отдельно взятом магазине, в кафе, в школе? Где?

Алексей Этманов: Хотел бы сказать всем, кто нас сейчас смотрит, что им надо организоваться. Пока вы будете разрознены, вас будут ломать и выбрасывать на улицу, не соблюдая ни одного законного акта, который прописан. Как только вы создадите организацию, которая будет отстаивать ваши интересы, вы сможете контролировать ее и участвовать в ней. Только тогда вы сможете защищаться. Профсоюз - это не бесплатные путевки, не раздача слонов и экскурсий. Профсоюз - это инструмент, посредством которого вы можете улучшать рабочее место... Но не забывайте, что бывают и «желтые» профсоюзы. 

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке