«Кризис: «двойка» менеджменту!»

28.01.2009, 17:00 Открытая студия

Пока уволенные ищут новую работу после сокращения, бывшее начальство по-прежнему живёт на полную катушку. Более того, управленцы во всех крайних мерах винят абстрактный кризис, на худой конец, государство. А не по их ли вине на предприятиях работали «лишние» кадры, людей набирали без необходимости, транжирили заработанные средства? Кризис выявил то, что директора заводов и руководители предприятий заслуживают самых низких оценок.

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гости студии в Петербурге:
- кандидат экономических наук, доцент Международного банковского института, директор по экономике и финансам управляющей компании «Севзаппром» Елена Александровна Павлова;
-
арбитражный управляющий Андрей Юрьевич Еньков.

Гости студии в Москве:
-
президент некоммерческого партнерства Межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих Наталья Владимировна Коцюба;
-
первый заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности Валерий Гаврилович Драганов.


Андрей Юрьевич Еньков: Я бы сказал, что многие пользуются тем кризисом, который возник у нас. Кризис кризисом, а те неплатежи, которые возникают, кризис неплатежей больше декларируют, чем он есть на самом деле, хотя, действительно, многие отрасли экономики кризис затронул, мы не будем этого отрицать. Что касается профессионализма менеджеров, действительно, кризис у топ-менеджеров существует, и руководство предприятий, которые попадают в процедуру банкротства, в большинстве случаев виновато в том, что на предприятии возник этот кризис. Вопросы защиты прав работников в кризисных ситуациях тоже стоят остро, их надо поднимать, но, скорее всего, сами работники виноваты в том, что они не могут отстаивать свои интересы в предприятии, которое находится в кризисе - это их юридическая неграмотность.

Ника: Можно ли говорить, что этот кризис вскрыл, в том числе, несостоятельность менеджмента?

Елена Александровна Павлова: Ситуация неоднозначна. Мнение уже и в  среде рабочих, и в среде среднего звена складывается как непрофессионализм топ-менеджеров. Вместе с тем, мы с вами уже все констатировали факт, что мы живем в эпоху дилетантов.

Ника: Мы начали жить не вчера в эту эпоху. До этого, очевидно, мы не осознавали...

Елена Александровна Павлова: Мы достигли, вероятно, пика. Сегодня те самые двойки менеджерам, топ-менеджерам мы будем ставить тем, которые не являются профессионалами. Схлынет пена, непрофессионалы уйдут, а выживут, сохранят коллективы, поведут их за собой и дальновидно выиграют в ситуации кризиса как раз те самые профессионалы, вокруг которых в ближайшее время будут агрегироваться команды. Без соответствующих команд, без соответствующего мотивирования сотрудников мы с вами проблемы выживания компании не преодолеем. Более того, если персонал будет ждать пассивно чего-то от своего менеджмента, то он, безусловно, ничего не дождется. Нужна инициатива, творческий подход, конкретные решения.

Ника: Валерий Гаврилович, вы согласны? Думаю, многим работникам трудно пока думать, что они могут повлиять на ситуацию. Мы все равно пока в большинстве своем находимся  в состоянии заложников ситуации.

Валерий Гаврилович Драганов: Увы, да. Приведу пример из практики моего географического округа. Уволено срезу 250 человек - это 1% населения данного городка, но при этом менеджмент компании чувствует себя великолепно, потому что на самой территории было развернуто совместное предприятие с одноименным производством, только западной марки, а высоколиквидный низкокачественный дешевый материал отпускался бурному строительству еще 3-4 месяца назад, а теперь можно работников вывести или вышвырнуть на улицу. Классик сказал, что мудр тот, кто предвидит. К сожалению, менеджмент и крупных, и средних компаний избалован легкими условиями зарабатывания. Рентабельность в эпоху сырьевого бума была высокая. Лоббистские устремления и олигархата, и крупного капитала - сегодня много миллионеров и миллиардеров у нас - они очень хорошо усвоили практику лоббирования интересов своих компаний, потому что они градообразующие, в верхах и не заботиться о том, чтобы внутри самой компании развивалась конкурентоспособность до той степени, когда качественный продукт должен быть продан на рынке в условиях жесткой конкуренции. А когда международная биржа показывает высокие показатели, и одноименные компании, находящиеся в одной и той же отрасли, одни модернизировали предприятия и снижали издержки, а другие продолжали неистово эксплуатировать столетней давности оборудование, и в условиях кризиса показатели одних заводов были хорошие, а других - нет. Возьмите банковскую сферу. Кто эти люди, которые, пользуясь курсовой неустойчивостью или используя валютные конвертации, сегодня перекрыли кислород для кредитования промышленности, а деньги-то пришли из бюджета. А ведь именно они когда-то создали беспредельные возможности для любого, кто хочет в кредит взять товар. Это были и малоимущие люди. Это повторение американской проблемы, которая возникла 2-3 года назад. Это случилось с Россией не потому, что мы копировали ту модель, а потому что у нас есть такая залихватская черта, что все пройдет. Сегодня менеджмент средних и малых компаний демонстрирует устойчивое управление, именно средний и малый бизнес сегодня карабкается и выживает, он не может надеяться на власть так, как крупный бизнес. Но у него есть одно системное условие. Сегодня самый ликвидный ресурс - доверие бизнеса и власти. Мне кажется, что есть осмысленная государственная политика, и тот бизнес, который встроится в эту осмысленную политику как партнер, а не как просящий вечно, я думаю, у того будут показатели и на стадии выхода из кризиса, и на стадии стабилизации, и, тем более, на стадии роста, который,  я уверен, наступит, поскольку преимущества будут на стороне, тех, кто использует кризис не только как  преодоление препятствий, но и как закладку новых основ для нового бизнеса.

Ника: Наталья Владимировна, наш уважаемый депутат только что сказал, что сейчас важно менеджменту с властью искать диалог. Давайте мы все-таки перевернем сегодня этот вопрос, надо ли сегодня менеджменту заручаться поддержкой коллектива, потому что нередко коллектив для менеджера... Он должен искать поддержки у коллектива, ответственность за коллектив и не делать из него мусор и рабов?

Наталья Владимировна Коцюба: Во-первых, кризис менеджмента существовал всегда. Это не открытие сегодняшнего дня и не сегодняшней ситуации. Я наблюдаю за этим уже более 15 лет и занимаюсь системой обучения, подготовки, работы с антикризисными специалистами. Ведь неумелые некомпетентные управленцы доводят предприятия до банкротства, и на смену такому некомпетентному руководителю как раз и приходят наши арбитражные управляющие, антикризисные управляющие и достаточно примеров, даже сегодня в сложных экономических условиях, когда предприятие восстанавливает свою платежеспособность через процедуру банкротства и даже получает субсидии государства. Вот это диалог с властью. Что касается кризиса в банковской сфере, то и сегодня мы видим, что отдельные банки привлекают в работу даже наблюдательных советов антикризисных специалистов. Я сама чуть менее года являюсь председателем наблюдательного совета «Росбизнесбанка» и как раз была приглашена в наблюдательный совет в качестве специалиста в этой сфере. И, наверное, тем банкам, которые сегодня выжили в этих сложных условиях, я бы тоже порекомендовала обратить внимание на широкую сеть подготовленных специалистов в этой сфере. А то, что касается поддержки коллективов, конечно, социальная ответственность за ведение бизнеса должна существовать. Я не совсем согласна с предыдущими выступающими о необходимости перекладывать вину на трудовой коллектив. Сегодня некомпетентных специалистов среди управленцев не меньше, чем среди рабочих. Есть таких подготовленные представители трудовых коллективов, которые представляют интересы коллектива в суде, что их можно завтра назначать антикризисными менеджерами. Поэтому, конечно, опираться на коллектив нужно, самое главное, разъяснять коллективу меры, которые предпринимает менеджмент для спасения своего предприятия.

Ника: То есть, надо совещаться с коллективом не только для того, чтобы выдать ему увольнительное предписание, как это часто бывает. Я вообще не слышала ни одного примера, чтобы кто-то с кем-то посоветовался.

Елена Александровна Павлова: Есть такие примеры. Группа наших компаний, управляющей компании «Севзаппром», которая владеет промышленным предприятием в Ленинградской области, бюджетообразующими предприятиями, предприятиями-многотысячниками, первое что сделали, прежде чем предпринять ряд действий, нужен и диалог и компромисс. Так вот наше руководство собрало трудовой коллектив, собрало профсоюз и провело многочасовые беседы разъяснительного характера о том, в какой ситуации оказался коллектив и весь наш промышленный комплекс, какие мероприятия проводятся...

Ника: Одно дело - провести разъяснительные мероприятия, а другое дело - услышать противоположную сторону и вместе придумать. Хотя, я допускаю, что не всегда обычный сотрудник может что-то придумать.

Елена Александровна Павлова: Обычный сотрудник знает одно - за ним стоит семья, за его спиной дети. Наша задача была объяснить людям, что да, минимизация определенных каких-то издержек должна иметь место, мы всегда по всем нашим договорам увеличиваем выплаты социального характера, увеличиваем заработную плату и т.д. Мы объяснили коллективу, почему не смогли этого сделать с 1 января, почему мы минимизируем какие-то блага на сегодня, но сохраняем весь социальный пакет. И нас услышал и профсоюз, и коллектив. Предприятие  сохранило работоспособность. У нас нет ни одного всплеска социального. Я считаю, что диалог возможен и необходим.

Андрей Юрьевич Еньков: Вы говорите про грамотных менеджеров. У нас тема другая. Мы должны говорить про неграмотных. Я согласен отчасти с выступающими, но могу подискутировать. Что касается выступления господина Драганова, я могу сказать, что, в связи с тем, что в свое время была упразднена федеральная служба по банкротству, в связи с этим утрачен механизм мониторинга финансово-хозяйственной деятельности предприятий, крупных, стратегических, социально значимых предприятий. На сегодняшний момент, тот опыт, который был накоплен этой службой, его некому использовать. Нет такой федеральной структуры, которая могла бы использовать этот опыт и разъяснять всем участникам на рынке, что делать в той или иной ситуации. Правоохранительные органы у нас не борются с преступностью, которая на каждом предприятии-банкроте возникает - это преступная халатность руководителей, которые довели это предприятие до банкротства, который вышвырнули людей на улицу. По 195 статье «Неправомерные действия при банкротстве» за 10 лет единственное уголовное дело возбуждено в Выборгском ОБЭПе. Остальные дела канули в лету, и они не возбуждаются, и руководители, которые расхищали в преддверии банкротства имущество предприятия...

Ника: Понимаете, в этой статье есть умышленное доведение до банкротства, злостный работодатель, но за глупость-то человека судить невозможно?!

Андрей Юрьевич Еньков: Не работает механизм привлечения к субсидиарной ответственности руководителя, привлечение к субсидиарной ответственности собственников. Она возможна только после того, как правоохранительные органы отработают свою составляющую. А что пенять на того антикризисного управляющего, который и так пришел на убогое предприятие, которого поставили возглавлять и руководить людьми.

Ника: Вы рассматриваете ситуацию, когда предприятие уже банкрот, и его присылают, а мы говорим о том, когда еще все свои сидят...

Андрей Юрьевич Еньков: Если уже плохо на предприятии, значит, предприятие идет к тому, что руководитель обязан предпринимать меры по досудебной санации предприятия.

Звонок телезрителя: Николай, Магнитогорск. Я несколько раз смотрел вашу передачу, и постоянно она ведется про кризис. Мне иногда становится интересно, когда я слышу выступления уважаемых людей, но я с ними полностью не согласен. Уже не кризис, кризис - это когда люди знают, что делать и как выйти из ситуации, а у нас, наверное, крах. Это так. Идет цепная реакция.

Валерий Гаврилович Драганов: Видимо, Николай попал в тяжелую ситуацию либо в своем коллективе, либо он живет в месте, где градообразующее предприятие несет серьезные убытки, не может реструктурироваться, предложить разумный бизнес-план или, может быть, менеджмент не осуществляет положенные социальные выплаты и лишает льгот по социальным статьям, хотя есть решение парламента, решение правительства и некое соглашение с бизнесом этого не делать. Я сочувствую Николаю и хочу придать оптимизма нашей дискуссии. Но начну с примера печального. Мы знаем, что в стране идет наступление на ответственных или безответственных менеджеров, которых штрафует прокуратура, спрашивают трудовые инспекции, депутаты в избирательных округах создали свои комиссии и были предотвращены многочисленные случаи невыплат или понижения зарплат или увольнения вовсе. Но случай, о котором я хочу сказать, показателен тем, что поднимает роль и место трудового коллектива в жизни компании. Акционеры решили законсервировать завод, убытки предстоящих месяцев или года не ухудшают предельно ситуацию, выводят средства в оффшор, а людей на улицу. Своевременное собрание коллектива, я консультировал актив этого коллектива, создание общественной комиссии, выход на переговоры с менеджером, подключение профсоюза и прокуратуры привели к тому, что последовали мирные, вполне достойные переговоры, акционеры пересмотрели бизнес-план, приняли новое решение, выделили финансирование, предприятие не заработало на 100%, но 78% объема продукции по-прежнему выпускается. Продукция качественная отпускается на рынок страны и даже за рубеж.

Ника: У каждого  ли коллектива есть такие силы внутри себя подняться? Это же тоже особая черта нашего характера?

Валерий Гаврилович Драганов: Здесь есть проблема, которая вышла за пределы коридора власти. Мы привыкли говорить о том, что во власти среди чиновников есть мздоимцы, взяточники и сейчас для них благодать. Управление рисками во время кризиса - это контроль за управлением финансами. Но, к сожалению, в крупнейших компаниях, которые стали монстрами слабоуправляемыми, бюрократия которых уже многократно превышает забюрократизированность государственных чиновничьих технологий - является одним из вызовов. Там тоже появились свои теневые лидеры, своя мзда, и когда государство готово предоставить преференции с импортным дисконтом для российских предприятий, которые готовы участвовать в конкурсе на госзаказ, то эта конкуренция взяточников и мздоимцев еще более осложняет кризисную ситуацию. Я не к тому, чтобы усугубить картину, а к тому, что рисками надо управлять. В том числе и этим.

Интернет-мнение: В новевшей истории России шла кампания по замене опытных кадров на молодых, якобы более перспективных, в результате мы утратили старые кадры, утратили школу.

Интернет-мнение: У нас в Магнитогорске проблемы из-за нового руководства. Случились они 2 года назад. Как пришло новое руководство, так все и поехало.

Интернет-мнение: В стране была ликвидирована система подготовки кадров. С прохождением всех ступеней роста.

Интернет-мнение: Не знаю, как в крупных городах, а у нас в маленьком - все родственники, порой без всяких к тому способностей.

Ника: Откуда они взялись? Где они учились? Как они туда попали? Кто им доверил этот руль? Или они без руля и без ветрил с этими компаниями за какие-то бешеные оклады - это отдельная история. Но сейчас, родственники они или не родственники, заканчивали ли они Оксфорд или вообще ничего не заканчивали - что теперь делать? Коллектив кому на своего работодателя может пожаловаться? Кому-то может?

Елена Александровна Павлова: Безусловно.

Ника: Кто имеет право оценить плохую работу менеджера за то, что он получает бешеные оклады, что тратил деньги не профильно или тратил все эти годы?

Андрей Юрьевич Еньков: Исторически сложившиеся механизмы, которые регулируют отношения между работодателями и работниками - это профсоюзы.

Ника: А профсоюз имеет право придти и спросить, почему потрачен миллион долларов на шампуры для шашлыка?

Андрей Юрьевич Еньков: Коллективные договора между собственниками и менеджментом и работниками...

Ника: А если кризис, все плохо, профсоюзов нет, трудового договора коллективного нет, шансов нет?

Андрей Юрьевич Еньков: Инициатива должна идти снизу. Она не может идти сверху. Приведу простые примеры. Завод «Резиновый треугольник», где руководство фактически украло завод, ему ничего за это не было. Единственное, представитель трудового коллектива - женщина-пенсионер, она подняла такую революционную борьбу, что, в конечном итоге, и депутаты нашего Законодательного собрания на сегодняшний момент заинтересовались проблемой того, куда делась половина завода, куда она была вывезена, почему люди не могут получить свои пенсии, почему они вообще не могут получить документы. Мне руководитель не передал, в соответствии с теми обязанностями, которыми должен был это сделать. Единственный человек, который поднял эту волну - это пожилая женщина. Она именно болеет за коллектив. Если работники будут болеть за то, что хотят получить, а не просто требовать и топать ногами, а последовательно отстаивать свои интересы, профсоюз, прокуратура, правоохранительные органы - это все включает определенные механизмы. Об этих механизмах должны знать работники.

Звонок телезрителя: Господин Драганов говорит, что консультировал коллектив и т.д., но такое ощущение, что он не совсем ситуацию в регионах понимает. Как правило, зачинщики такие из коллектива, которые хотят улучшить ситуацию, они подвергаются своеобразным репрессиям, их в первую очередь увольняют. А господин Еньков, я, конечно, не критикую, но о профсоюзах и движении снизу... Такое ощущение, что это взгляд из прошлого. Коллективу сейчас удержать ситуацию очень сложно.

Елена Александровна Павлова: Знаете, во-первых, нельзя забывать, что у нас в Кодексе об административных правонарушениях предусмотрена дисквалификация руководителей обществ сроком до 10 лет с лишением каких-либо прав заниматься предпринимательской деятельностью и занимать руководящие должности. Эти механизмы работают, обращений крайне мало в суды.

Ника: Коллектив может прямо пойти в суд?

Елена Александровна Павлова: Конечно. Все работает. Не далее как 26 января в прокуратуре Ленобласти у первого заместителя прокурора состоялось развернутое и очень серьезное совещание, на котором как раз упоминались задачи и вопросы, связанные с задолженностью предприятий, а соответственно, ответственностью руководства по заработной плате людям. Оказывается, все работает. Государственные органы держат ситуацию на контроле и ежедневно осуществляют мониторинг динамики в данной сфере и роста снижения задолженности и ответственности руководства за это.

Интернет-мнение: Многие работодатели пользуются ситуацией кризиса, чтобы не платить зарплату или ее сократить, а самим сэкономить.

Ника: Какой есть рычаг у коллектива или его смелых лидеров проверить, вызваны эти сокращения необходимостью или просто война спишет все?

Наталья Владимировна Коцюба: Слушая вопросы зрителей, вспомнила слова Преображенского, что разруха у нас в головах. Во-первых, понятно, что не везде в организациях созданы профсоюзы, которые могут защитить интересы простого рабочего, а где есть акционеры, которые могут переизбрать и совет директоров акционерного общества...

Ника: Кстати всегда у коллектива нет никакой связки с акционерами? Между коллективом и акционерами стоит менеджер, директор.

Наталья Владимировна Коцюба: В некоторых акционерных обществах еще остались представители трудового коллектива, они же акционеры. К сожалению, сейчас очень много акционеров, которые имеют контрольный пакет акций. Но, тем не менее, есть еще много государственных предприятий, предприятий с государственной долей акций и, естественно, собственник может повлиять на назначение руководителя. И правильно говорили здесь и о возможной дисквалификации руководителей. К сожалению, сами работники напрямую не могут решать этот вопрос, надо обращаться или в регулирующий орган или в соответствующее министерство, чтобы оно составило протокол об административном нарушении в органы внутренних дел и т.д. Что касается невыплаты заработной платы, сегодня надо отдать должное прокуратуре. Очень жестко контролирует прокуратура этот вопрос. Сегодня не платить заработную плату по причине кризиса или по каким-то другим причинам практически невозможно. Здесь достаточно рядовому работнику пожаловаться в прокуратуру, и немедленно будут предприняты меры к такому нерадивому руководителю.

Валерий Гаврилович Драганов: Я хотел бы добавить. Я разделяю тревогу нашей телезрительницы из Челябинска. Но это вопросы и проблемы гражданских институций, гражданского общества, но создать общественные аудиты, выдвинуть туда активных людей необходимо хотя бы для того, чтобы один из них подавал иск, жаловался в прокуратуру или во власти. Не обязательно общаться с акционерами, да и что может наемный работник добиться от акционера, он слишком далеко от него. Хотя, мне рассказали сегодня смешную историю, один из наемных работников 10-й категории по дальности от акционеров, встретил акционера в лифте, раньше акционер ездил на другом лифте, опешил, поздоровался, извинился, не узнал его, и у него с языка слетело: «Здравствуйте, пардон, не узнал вас, богатым будете». В этом смысле есть менеджмент, есть топ-менеджмент, есть менеджеры непосредственные, которые обязаны, в соответствии с законодательством, отвечать по всем статьям, по всем канонам и законам. И те коллективы, которые в состоянии сегодня вести дискуссию с менеджментом, а менеджмент реагирует - это нормальная ситуация. Там, где такой дискуссии не получается - нужно идти и заявлять иски о своих правах. Конечно, на уровне местного самоуправления, отдаленных районов, в градообразующих предприятиях, где генеральный директор, пусть даже частного предприятия - царь, Бог и воинский начальник - трудно это сделать. Действительно, кумовство, друзья, свои поставщики, все это обрастает какими-то порочными связями, но что поделаешь, мы получили в наследство то, что получили. То, что проходит общество, страна - это большой опыт.

Елена Александровна Павлова: Хотела заступиться за менеджмент компаний, поскольку мы на протяжении всей передачи их ругаем. Знаете, как только пошла первая волна кризиса, в преддверии всего происходящего мы создали на базе такого мощного общественного института как Торгово-промышленная палата наша ленинградская, экспертный совет по проблемам финансового оздоровления и банкротства, в помощь, в поддержку в развитии превентивных мер в целях недопущения и предотвращения негативных последствий. Очередь не выстроилась, но те обращения, которые были - это были обращения собственников и топ-менеджмента, финансовых директоров, генеральных и т.д. Где-то были ошибки топ-менеджмента, где-то форс-мажор. Они просили помощи о том, как им выжить и т.д.

Ника: Мы не рассматриваем ситуацию, может, она не ко всем применима, есть пекарня - она может только булочки печь, есть завод - он сталь варит, но есть варианты, когда можно выживать за счет ухода в сторону, переквалификации производства, смены профиля. Может эти мысли просто не приходят в голову?

Андрей Юрьевич Еньков: Нет. Почему. В основном, моя работа заключается в законе о банкротстве, но я отвечу на ваш вопрос больше как управленец. Конечно, при такой ситуации, когда предприятию не выжить уже - необходимо проводить перепрофилирование. Оно может проводиться как на базе уже созданного предприятия, либо привлекать каким-то образом инвестиции. Если предприятие погибало, выпуская одну продукцию, то, естественно, перепрофилирование его на этой же базе, оно не сможет получить те оборотные средства, это привлечение инвестиций. В период кризиса, скорее всего, это невозможно. Банки боятся выдавать кредиты не обеспеченные. Инвесторы не идут, как раньше шли на предприятия. Уж не до инвестиций, кризис в мировой экономике.  А каким-то образом перепрофилировать предприятие и придумать что-то на его базе, либо его закрыть. Закрыть предприятие - это бывает тоже эффективно.

Наталья Владимировна Коцюба: Для каждого конкретного предприятия нужно решать в конкретном случае. Но в любом случае, будут перепрофилировать предприятие или не будут, от менеджмента зависит очень многое, потому что с плохим менеджментом, какую продукцию не выпускай - ты ее или не продашь, или продашь в убыток себе. Много говорили о родственных связях, кумовстве, приведу пример. Когда на базе обанкротившегося предприятия мы провели замещение активов, создали 2 абсолютно одинаковых леспромхоза, которые начали работать в одинаковых стартовых условиях, через год приехала посмотреть, как работают вновь созданные предприятия, освобожденные от долгов. Одно предприятие процветает прекрасно, другое снова на грани банкротства. Причина одна - то предприятие, которое вновь пришло к банкротству, оно наняло на работу жену, сестру, брата, свата, не специалистов. А второе предприятие наняло грамотных специалистов, финансистов. Я говорю директору убыточного предприятия: «Ты бы лучше заплатил хорошее вознаграждение, нанял специалистов антикризисных, и твоя жена сидела бы дома, и сестры, и братья сидели бы и жили на те дивиденды».

Ника: Самое печальное то, что они сейчас перед коллективом не ответят. Никто не ответит за родственников, которых набрали.

Валерий Гаврилович Драганов: Сейчас мы обсуждаем вопрос выделения очень больших средств на общественные работы, которые будут развернуты по всей стране. И вопрос трудовой миграции сегодня встанет как один из факторов обновления трудовых ресурсов, и возможности свою квалификацию использовать и получать хорошие деньги не в месте жительства, а в месте того или иного строительства, того или иного проекта. Но вопрос об инфраструктурных ограничениях, о транспортных ограничениях, о тарифах на перевозки тоже стоит остро, значит, мы будем думать о понижении этих цен, о создании условий для того, чтобы трудовая миграция развивалась. Это очень существенный инструмент. Это и серьезный стратегический задел, поскольку весь мир сегодня так живет.

Ника: Может быть, этим предприятиям просто отдать часть какого-то заказа. Я понимаю, что не все умеют строить дорогу, но мобилизовать свой коллектив и отправить на строительство этой дороги, кстати, как вариант, договориться с коллективом, если они готовы на год не на завод ходить, а дорогу строить, а потом через год вернуться на работу на свои условия.

Валерий Гаврилович Драганов: Завтра в парламенте два заместителя премьера и два министра вместе с депутатами в течение пяти часов будут обсуждать важные проблемы, в числе которых и развертывание этих проектов.

Ника: Я предлагаю ввести в нашу жизнь до боли знакомое слово «перестройка» взамен слова «ликвидация». Как сейчас заставить людей перестраивать мозги, работу своих компаний?

Андрей Юрьевич Еньков: Я защищу менеджмент. Именно хирургическим путем он должен поступать, увольнять сотрудников, которые не профессионалы. Пускай рабочие и менеджмент, в первую очередь, повышают свою квалификацию. Надо биться за показатели, за умение.

Елена Александровна Павлова: Скажу работникам. Найдите, если вы еще не взяли свои экземпляры трудовых договоров, отстаивайте права, не соглашайтесь на увольнение по собственному желанию. По крайней мере, сокращение вам позволит продержать семью еще 2-3 месяца, если рассматривать пессимистичный прогноз, и встать полноценно на биржу труда.

Наталья Владимировна Коцюба: Перестройка мозгов нужна. Сегодня законодатель не предусматривает обязательного специального или высшего образования для менеджмента, это предусматривается только для антикризисного управляющего, он должен иметь и опыт работы, и высшее образование, и специальную подготовку, и прочие требования, а руководителем предприятия не банкротного может быть любой человек неподготовленный. Это не правильно. Мы много говорим о том, что. Может быть, необходимо вернуться к той советской переподготовке кадров, давайте организуем в рамках вашего канала антикризисный всеобуч, и для работников предприятий, и для менеджеров.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?

Открытая студия

Почему на наших дорогах так часто гибнут люди? Помогут ли суровые законы уменьшить число аварий? Как строить действительно безопасные магистрали? И что мы сами можем сделать, чтобы сохранить свою жизнь в пути?