«Мужчины и женщины: шансы выжить в кризис»

06.03.2009, 17:00 Открытая студия

Пока мужчинам снятся кошмары о кризисе, женщины осваивают курсы парикмахеров и косметологов, чтобы сэкономить на салонах. Слабая половина по традиции показывает во всей красе свою стрессоустойчивость и гибкость. Неудивительно, если процент малого бизнеса, станет внушительнее именно за счёт женщин.

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гости в Петербурге:
- предприниматель Анастасия Александровна Романова;
- кандидат психологических наук Максим Геннадьевич Стадников.

Гости в Москве:
- режиссер, сценарист Иван Владимирович Дыховичный;
- экономист, социолог, председатель профсоюза работников домашнего хозяйства «8 марта» Марина Александровна Ракша.

 

Ника: Как вам кажется, кто сейчас в этом наступившем кризисе более растерян, мужчины или женщины?

Анастасия Александровна Романова: Ну, растеряны, наверное, все. Но я могу судить по тому, как ведут себя, например, потенциальные кандидаты на работу в компании в сфере услуг, в которой я работаю. Увеличилось количество людей, желающих работать в обслуживании, но явка на собеседование пропорционально в 2 раза выше у женщин, чем у мужчин. То есть, они вроде и готовы, если их сократили с какой-то работы, взяться за метлу.

Ника: То есть, женщины активнее?

Анастасия Александровна Романова: Да.

Ника: А что тогда мужчин останавливает, как вам кажется?

Анастасия Александровна Романова: Я думаю, что вопрос статуса достаточно серьезный. Это должен быть такой край, чтобы он взял метлу. Он позвонил, сказал: «Хочу мести» и не приходит.

Максим Геннадьевич Стадников: Я соглашусь, что мужчины и женщины в равной степени травматично переживают и кризисы, и любое увольнение, но, я думаю, что мужчины все-таки более ранимо это переживают, потому что, безусловно, не смотря на те завоевания, которые произошли с середины 80-х годов в области равноправия полов и вроде бы кажущееся, что и мужчины, и женщины имеют право претендовать на схожие профессии, тем не менее, у нас ожидания по отношению к мужчинам со стороны общества, социальные ожидания, они немножко выше. Они все-таки более должны быть и агрессивны, они должны строить карьеру, они должны зарабатывать. С другой стороны, у самих мужчин по отношению к себе тоже бывают часто достаточно завышенные ожидания. Наши американские коллеги определили это как индекс успешности. Они провели небольшое исследование и установили, что ожидания в схожих деятельностях, в схожих профессиях у мужчин и женщин различны. Мужчины всегда немножко больше ожидают и зарплаты, и уважения к себе, чем женщины. Это характерная черта, которая была установлена, допустим, в Америке. Я уверен, что с нашей гендерной культурой мужественности-женственности - это более чем характерно.

Ника: Вам кажется, что женщина, которая осталась без работы, она переживает больше, чем мужчина, который остался без работы?

Максим Геннадьевич Стадников: Нет, я сказал, что переживание в большей степени одинаково, но женщина... Пускай феминистки, которые нас сейчас смотрят, немножко расстроятся, но, тем не менее, у нас все-таки есть специализации, на которые идут мужчины, и ожидание в обществе, что это чисто мужская сфера деятельности, и есть работы, которые чисто женские или по крайней мере социальные ожидания такие, что это все-таки работа, которая должна выполняться женщинами. Поэтому здесь как раз таки и есть, действительно, мужчина будет до последнего ждать, пока он воспитатель в детском саду.

Ника: Иван Владимирович, не кажется ли вам, пока мужчина в ожидании карьерного решения своей проблемы, он не хочет поступаться статусом, женщина-то будет работать, она пойдет лестницы мыть, она будет воспитывать детей, потому что, видите ли, у нее не такие завышенные интересы.

Иван Владимирович Дыховичный: Ну, мне кажется, что женщина наиболее выживаемое существо...

Ника: И вы, мужчины, на это очень рассчитываете, между прочим.

Иван Владимирович Дыховичный: Нет. Я на это не рассчитываю. Я совершенно другой человек. Но я, работая в кино, у меня группа состояла в основном из женщин, потому что они не амбициозны так, как мужчины, не так конкурентны, они больше уделяют времени работе, чем амбиции. Потом, мне кажется, что вообще несколько изменилось наше отношение к женщинам в эти 10-15 лет, и женщины стали несколько другими. У нас появился новый класс женщин очень агрессивных, очень энергичных, очень завоевательных таких. Мне кажется, что это надо констатировать. Поэтому в этой ситуации я не сомневаюсь, что будет какое-то изменение. Я помню кризис 1998 года, он был, наверное, не такой страшный, как этот, я вообще не боюсь никаких кризисов, потому что, мне кажется, что кризис - это благотворная для жизни история, потому что люди одумываются, понимают, переоценивают свои силы и формулируют свои ценности. Мы потеряли, мне кажется, многие свои ценности в это время, очень увлеклись деньгами, карьерными завоеваниями. Вообще, жизнь состоит не только из этого. Мне кажется, что мужчины сейчас проявят себя намного активнее. Во-первых, в это время появилась новая порода мужчин, которые амбициозные, очень агрессивные, это новая буржуазия, ее, конечно, не любит народ, но это такие новые люди. Мне кажется, что женщины в этом контексте будут вести себя более стабильно и, мне кажется, более правильно.

Ника: Марина Александровна, рассудите нас. Во-первых, мужчины, честно говоря, во многом виноваты в том, что это случилось. Это их желание реализовать свои амбиции, желание побольше заработать денег - это же такая мужская история. Теперь мы за это расплачиваемся и что нам делать?

Марина Александровна Ракша: Знаете, экономисты нашего профсоюза говорят, что за каждым мужчиной стоит женщина, и что виноваты, в конечном счете, женщины, которым нужны шубка, квартира и т.д., это такая мужская точка зрения. Я хочу сказать несколько слов в защиту мужчин в связи с кризисом. Дело в том, что говорят, что мужчины будут в ожидании более оплачиваемой работы, более статусной, более престижной и т.д., но это то, что ожидают наши женщины, которые достаточно традиционно относятся к роли мужчины в обществе, ожидают этого от мужчины. Он, может быть, и остался в семье и предоставил карьерный рост своей жене, но это общественное мнение, его довольно сложно переломить. Поэтому здесь виноваты, я думаю, и мужчины, и женщины в равной степени. А что касается, кто виноват в нынешнем кризисе, который, конечно, нельзя сравнивать с 1998 годом, он, конечно, более глубокий, он системный. Тогда был финансовый, сейчас кризис грядет глобальный, он, действительно, затронул весь мир. Английская газета «Гардиан» вообще уже нашла виноватых в этом кризисе, там 25 фамилий, как Клинтон и Буш младший, Алан Гринскин, который спасал в свое время Америку и всю финансовую систему от кризиса, теперь на него вешают всех собак за то, что происходит сейчас. Просто этот кризис был бы на 40 лет раньше, чем сейчас, если бы не было этого Алана. Так вот в этом списке одни мужчины, женщин там нет.

Интернет-мнение: Вчера читала, что, по данным милиции, в последние 1,5 месяца значительно активизировались альфонсы, желающие переждать тяжелые времена вместе с какой-нибудь неплохо зарабатывающей дамой.

Интернет-мнение: Работаю в частной фирме, руководитель принципиально не берет на работу женщин. Уборщица и то молодой человек. Дискриминация.

Звонок телезрителя: Добрый вечер. Юлия, Санкт-Петербург. Ни для кого не секрет, что в современном мире все управленческие посты и позиции в основном занимают мужчины. Существует ли влияние или дискриминация со стороны работодателя мужчины, когда к нему приходит женщина трудоустраиваться?

Анастасия Александровна Романова: Я думаю, что на дискриминацию по отношению к женщине больше способны женщины. Я достаточно времени отработала именно в сфере человеческих ресурсов, и я не раз слышала от директора женщины: «Да ну, если мы сейчас ее возьмем, она уйдет в декрет...»

Ника: Ну, вы предприниматель, вы стоите перед проблемой, вам надо уволить одного или троих человек. Как вы будете рассматривать мужчин и женщин? Вы же не можете абстрагироваться, только по профессиональным параметрам?

Анастасия Александровна Романова: Нет, не только по профессиональным, конечно, еще и по личным качествам. Это ответственность, это опоздания, отсутствие вредных привычек.

Ника: Она красит ногти на работе, много болтает по телефону...

Анастасия Александровна Романова: Или он сидит в «Контакте» или общается со своими одноклассниками и ходит курить постоянно.

Интернет-вопрос: А не считаете ли вы, что мужчины боятся кризиса больше, чем женщины, потому что их счастье зависит напрямую от количества денег в их карманах?

Ника: То есть, считается, что поговорка «счастье не в деньгах» - это такая женская поговорка?

Иван Владимирович Дыховичный: Мне кажется, что время сыграло на эту тему. Они уверились, что деньги - это главный критерий в жизни. Это не справедливо, это не точно. Поэтому и переживают мужчины больше этот кризис, который они сами придумали, сами его разразили, и они его пожинают. И как они будут выходить из этого состояния - мы посмотрим. Мне кажется, что женщины, безусловно, более приспособлены к этой теме, потому что у них есть другие задачи, у них большее применение в семье, у них есть дом, у них есть понимание того, что такое жизнь и семья, намного глубже. Мужчины же поверхностнее в этом смысле, амбициознее. Но есть исключения, есть женщины многие, которые амбициознее, чем мужчины. Но это исключения. Это не правила.

Ника: Почему считается, что женщина может потерпеть, а мужчина не может? Считается, что женщина может прожить на 3 тысячи, а мужчина не может. С какой радости?

Максим Геннадьевич Стадников: Я бы так не ставил вопрос. Что значит, потерпеть? Никто не согласен жить в таких условиях. Мы говорим о другом. Если мы говорим об ощущении счастья, то да, по итогам психологических исследований все-таки мужчины себя ощущают более счастливыми, когда имеют какой-то экономический или социальный статус.

Ника: Смотрите, в семье происходит драма, муж теряет работу - поведение жены, и жена теряет работу - поведение мужа? Это разные модели?

Максим Геннадьевич Стадников: Безусловно, разные. Если мы говорим о России, то, безусловно, муж, потерявший работу, из той социальной роли, которая закреплена за мужчинами и женщинами, она предполагает, что муж все-таки является тем человеком, на котором держится семья. Поэтому, безусловно, если жена теряет работу - это воспринимается менее травматично, потому что она может заниматься хозяйством или семьей...

Ника: А почему он не может заниматься хозяйством и семьей?

Максим Геннадьевич Стадников: Он может это делать. Безусловно, у нас есть мужчины, которые это могут делать и делают. Но, к сожалению, ожидания общества, ожидания друзей, знакомых и самого мужчины по отношению к себе, они все-таки стоят на пути того, что он согласится на такую роль. Мы все-таки должны говорить о том, что представления о мужчине и женщине закладываются в детстве. Там есть много разных теорий, есть биологическая, преобладание гормонов, гендерная о том, что мы разыгрываем социальные роли, то есть, представления о мужчине и женщине закладываются в процессе воспитания. Мы говорим о том, что быть мужчиной и женщиной - это, в том числе, и ожидания общества. Потому что от мальчиков общество ожидает определенного поведения, а от девочек другого. Я не говорю, что мужчина что-то не может. Мы тогда должны вернуться в  детство, в то, что мы называем первичной или вторичной социализацией, то есть, тогда, когда ребенок растет в семье и когда он уже... Согласитесь что, если маленькая девочка придет к отцу, накрасит ногти, наденет платье - ничего страшного не будет. Но если мальчик возьмет куклу... Я хочу сказать о том, что эти роли закладываются в детстве, и здесь мы уже не можем ничего с этим поделать.

Ника: Иван Владимирович, если мы вспомним начало 90-х, когда вообще все это развалилось, и все было плохо. Я плохо помню, куда делись мужчины. Кто пошел в ларьки и в челноки? Пошли же женщины. А мужчины-то куда делись?

Иван Владимирович Дыховичный: Они растерялись. Но не все же растерялись. Общество вообще было воспитано страшно инфантильное. Нас приучили, что за нас все решали, и мужчины у нас крайне инфантильны, и до сих пор они крайне инфантильны, это точно. Поэтому мы пожинаем плоды очень долгой нашей жизни до того, как мы сейчас об этом говорим. Это результат огромного социума, в который мы попали. У нас отдельная страна, у нас своя история и в этой истории надо разбираться. Мне кажется, к нам не подходят никакие американские стандарты, потому что в американском обществе, когда мужчина терял работу, женщина принимала на себя эту функцию, он сидел с детьми, это не считается унизительным. А у нас, как это, мужчина будет сидеть с детьми?! Я помню, как они сидели по кухням и выпивали водку. Сидели массово, хорошо проводили время, а женщины с челноками ездили в Турцию, в Китай... Я все это хорошо помню. И женщины стояли вдоль улиц и торговали чем-то и продавали с себя что-то. Это было ужасно! Смотреть на это было страшно, потому что это было очень унизительно для мужчин. Но за это время у нас вырос какой-то другой класс. И посмотрим, как он себя проявит.

Анастасия Александровна Романова: По поводу нового класса, мне кажется, что в данный момент у нас окажется сейчас на руках огромное количество молодых профессионалов, менеджеров среднего звена, совершенно таких же инфантильных, заточенных под какие-то офисные войны у себя в корпоративных компаниях, попивая дармовой кофе...

Ника: Так и девушек сейчас в этих офисах много, которые сидят и хорошо накрашенными ногтями что-то набирают на компьютере, правильно?

Анастасия Александровна Романова: В принципе, да. Но они-то пойдут в семью, а ребята окажутся... А претензии у них уже колоссальные. Они хотят запонки на рубашках...

Ника: Но мне кажется, что даже то, что сейчас делает государство... Я не слышу во всех этих программах, что много женщин, которым надо помогать. Потому что, когда говорят о безработице, вспоминают общественные работы, великую депрессию... Значит, надо всех направить строить мосты, дороги... У нас время поднять промышленность, у нас есть программы переселения куда-то в другой регион, у нас есть программы вахтовым методом куда-то уехать, еще что-то, но согласитесь, это абсолютно мужская история. А где женщины там? Мужчины может и пойдут строить эти дома и дороги, может быть, они и поедут куда-то пасти кого-то в тундру, а потом вернутся. А женщины? Я вообще не слышала, у нас на женщин что-то рассчитано?

Анастасия Александровна Романова: К сожалению, очень мало. Накануне я смотрела и сравнивала, мне принесли сравнительные программы развитых стран в условиях кризиса. Во что вкладывает та же Америка, которая у нас считается самой либеральной страной? Они вкладывают в социальные программы. Понятно, что там весь тот же набор и поддержания бездомных бесплатными обедами, поддержание безработных и т.д., но они вкладывают в будущее, они вкладывают в детей, в образование, в медицину, причем в образование не только в высшую школу, но и в среднюю школу. Это в условиях жесточайшей экономии и кризиса они вкладывают в это деньги. Причем, не только американцы, европейцы тоже. А во что вкладываем мы? Мы вкладываем опять в «Жигули». Надо вкладывать в семью, надо индексировать эти пособия женские социальные на детей. Будущее - это дети, а дети это что? Это, в первую очередь, женщина. Потому что без женщины, какие дети? Мы ориентированы как социальное государство, а на практике достаточно мало средств уходит на антикризисные меры именно по  поддержанию семьи. Мне кажется, что это наиболее эффективный путь развития, в условиях кризиса.

Звонок телезрителя: Здравствуйте, меня зовут Женя, я звоню из Екатеринбурга. Я хотела бы поделиться с вами своей историей. Дело в том, что моя мама занимается бизнесом. У нас не так давно из семьи ушел папа, и она одна тянет на себе всю семью и, в принципе, очень неплохо зарабатывает. И вообще, по мнению психологов, считается, что в последние 15 лет наши женщины стали очень самостоятельными и готовы решать мужские задачи. Из этого всего возникает вопрос, зачем вообще нужны мужчины, и зачем девушки так стремятся выйти замуж?

Иван Владимирович Дыховичный: Это очень правильный современный взгляд на тему, но мне кажется, что мир все-таки не так быстро меняется. Конечно, у нас ужасно инфантильные мужчины, но женщины более активны. В этой ситуации проявят себя женщины активнее, потому что они быстрее решаются на какие-то поступки, они защищают семью и защищают свой мир. И это правильно. Я считаю, что напрасно нам сейчас так нападать на мужчин, потому что они растерялись. Мне кажется, в это время выработался такой новый класс буржуазии, он не похож на класс западной буржуазии, это люди, которые поверили в то, что они великие люди, потому что они заработали деньги, потому что они кормили семью, обеспечивали всех, одевали, покупали, гуляли, они очень распоясались. Это ужасная тенденция, тенденция очень агрессивная, и она привела к этому кризису. Всё случилось именно поэтому, они зарвались, очень во многом зарвались. И реакция на кризис очень неадекватная. Не надо кричать «Кризис!», надо что-то делать, а не кричать все время «Кошмар!». Я прожил 1998 год, я работал на телевидении, у меня не было кино, я не снимал кино, я тут же переквалифицировался в другую область. Я всячески выживал в этой системе, я сохранил семью, я не получал деньги 6 или 8 месяцев, но как-то мы жили и придумывали, как жить. Значит, нужна инициатива, нужно включить себя как деятельное существо. Понимаете, люди все время все время на кого-то сваливают все. Я приму все меры и, если не будет моей работы, я не могу снимать кино, значит, я поеду петь. Не смогу петь - буду водить машину и зарабатывать деньги извозом. Понимаете, нельзя включаться после трех лет. После кризиса прошло три года, и он одумался и стал что-то делать. Амбиций не может быть в этой ситуации, надо выживать. А выживание вырождает в человеке очень сильные позывы, вы проявляете себя в другой области более талантливо, вы находчивее должны быть, вы должны выживать. Наша страна, к сожалению, все время ставит нас в такое положение, и мы научились выживать как-то. Это зависит от воспитания в семье, семья очень влияет. У меня был отец, который был абсолютный мужчина, у меня была мама, которая была балерина, она трудилась, меня воспитали человека ответственного, я с детства работал. Я не помню момента, когда я не работал. Это приучение человека к деятельности, как к ответственности за жизнь. Зачем сваливать на женщин? Они включатся в эту историю точно, они умеют.

Ника: Максим Геннадьевич, я думала в начале программы, что накануне 8 марта мы будем очень сочувствовать женщинам, а мы, тем не менее, сочувствуем мужчинам.

Максим Геннадьевич Стадников: Иван, не смотря на то, что он говорит, что готов работать, если не будет денег на кино, он все равно выбирает мужскую сферу деятельности, в частности - извоз частный. Он же нам не говорит, что пойдет на какую-то женскую позицию. Так что все равно мы говорим о мужском. Потом, что касается бизнеса, посмотрите, как женщина себя ведет за рулем, как ведет себя в бизнесе. Я могу здесь опираться немножко на личный опыт и, в том числе, на исследования. Все-таки женщина в любой деятельности остается женщиной, она менее агрессивна, более гибка, она ищет какие-то компромиссы, поэтому все равно мы остаемся мужчинами и женщинами независимо от той роли... Бизнес по-мужски и бизнес по-женски - это разные вещи.

Иван Владимирович Дыховичный: Мы воспитали новое поколение женщин, которые за рулем покажут мужчинам так, что даже не суйтесь туда. Вы не представляете, что творится в нашем городе, и в вашем тоже. Я видел. Понимаете, мы воспитали очень странное новое поколение женщин, которые крайне агрессивны. Это случилось не случайно, потому что не брали на себя ответственность мужчины. Это очень важная тема.

Максим Геннадьевич Стадников: Кто у нас на светофорах стартует и устраивает перегонки?

Иван Владимирович Дыховичный: Какие светофоры? Какие перегонки? Мы в пробках стоим.

Максим Геннадьевич Стадников: Агрессивность за рулем у нас все-таки выше, чем у женщин. Кстати, в Москве эти случаи подтверждают это.

Марина Александровна Ракша: Совершенно не соглашусь ни с одним собеседником. Вообще, я хочу защитить молодежь, она хорошая. Просто мы живем в такое время, мы время не выбираем, приходится жить в то, которое есть. Молодежь хорошая, у меня много молодежи, у меня самой пятеро сыновей и назвать их инфантильными я не могу. Они все в районе 20 лет и они хорошие, друзья у них замечательные, это мальчики, которые берут на себя ответственность и они, в отличие, скажем, от меня в 20 лет, гораздо более зрелые, более самостоятельные, чем я была. Я росла в советское время, была совершенно другая история. Сейчас другое поколение, я бы не сказала, что она агрессивная, она идет за здравым смыслом, и они действительно более рациональны, может быть, менее эмоциональны, но они более здоровые, чем мы. У меня большие надежды, связанные именно с нашей молодежью, потому что будущее все-таки есть.

Интернет-вопрос Веры: Во сколько лет человек должен начинать работать? У меня дочери 24 года, поступила в аспирантуру, ни дня не работала, живет за наш счет. Пока возможность содержать ее есть, но не может же это так продолжаться? Как объяснить?

Ника: С другой стороны, хорошо, когда у ребенка есть условия учиться, но что ответить Вере?

Марина Александровна Ракша: Мне кажется, что в отношении девочки и мальчика схема совершенно разная, потому что согласитесь, у женщины, когда она выходит замуж, у нее получаются такие большие нагрузки и психологически нам хочется девочку как-то поддержать и дать ей возможность свободной жизни, потому что потом у нее будут двойные, тройные нагрузки. А мальчик, конечно, я считаю, что с третьего курса, по сегодняшней ситуации, они все должны работать. По возможности, до третьего курса они там официантами, где-то в сфере обслуживания, а с третьего - профессионально, если они хотят вписаться в эту жизнь и в ту систему ценностей, которая существует сейчас.

Ника: Анастасия, вы во сколько лет начали работать?

Анастасия Александровна Романова: В 18 подрабатывать начала, когда училась.

Ника: Вы можете себе представить, что вы бы начали работать лет в 25?

Анастасия Александровна Романова: Нет.

Ника: Что бы вы потеряли, если бы вы так поздно начали работать?

Анастасия Александровна Романова: Ну, может быть, к вам на передачу пришла бы лет на 6 позже. Тот мой карьерный или профессиональный рост, который я имею в 30 лет, я имела бы его позже или вообще ушла бы в сферу домохозяйства.

Интернет-вопрос Ирины: Вот Иван говорит, что 8 месяцев был без работы, без денег, значит, рядом была женщина, которая работала и зарабатывала за двоих?

Иван Владимирович Дыховичный: Нет. Я сам зарабатывал деньги, я другим способом зарабатывал деньги. Я всегда находил путь. У меня несколько профессий, я очень мобильный человек, я был воспитан родителями ответственным с раннего возраста, я жил самостоятельно, они меня специально отправили в деревню и меня воспитали как человека. Я вырос в уважении к людям, в уважении к простым людям, так называемым у нас в стране. Я вырос в очень достойной семье и это главное. У нас есть, конечно, другие понимания. Я сейчас столкнулся, я согласен, что у нас молодежь очень хорошая, я делаю фестиваль для молодежи замечательный, и люди приходят такие, которые ходили к нам в Театр на Таганке в лучшие годы, понимаете, но много и гламурного, пошлого, много ужасной пошлости в жизни нашей. И развилась эта пошлость за эти годы, за эти длинные годы, когда у нас не было никаких идеалов, кроме денег. О чем мечтали люди? Сегодня наступает такой момент, когда люди скажут себе, я точно знаю, сейчас надо делать кино про любовь, про ценности, про совершенно другие понятия.

Ника: Известно, что во времена Великой депрессии было мощное американское кино. И некоторые историки полагают, что это была, в том числе, установка Рузвельта делать фильмы с хорошим позитивным концом. Эта традиция пошла оттуда. Как вам кажется, сейчас это может нам помочь? Потому что в 90-е годы мы снимали столько «чернухи», что смотреть не хочется.

Иван Владимирович Дыховичный: В сегодняшней ситуации я предложил фильм о Маяковском, о герое, об очень сильном человека, очень сложном человеке, но он герой. Понимаете, в нашей истории мало таких персонажей, которые вообще известны всему миру и вообще, он человек, сломавший представления о многом. Такой человек, в любом другом народе о нем было бы 10 картин, у нас ни одной. Кризис личности, нет личности, нет героев в стране. Если нет героев, то это очень больная тема. Сейчас появится герой, он неотвратимо появится.

Интернет-вопрос Марии: Что делать детям? Они не понимают, что такое кризис, почему папу уволили, и почему нет денег. Для ребенка это часто трагедия. В школе всем купили новую физкультурную форму, мы не смогли этого сделать, мужа уволили, и мы не смогли этого сделать. Мужа уволили, сидим на одну зарплату. Ребенок не понимает, как ему объяснить?

Максим Геннадьевич Стадников: Вероятнее всего, пока на этом этапе остается только признать, прежде всего, родителям, и ребенку объяснить, что есть такая проблема, но что эта проблема временная, что эта проблема может найти какое-то решение, и что та ситуация, в которой находится семья, она, наверное, не является фатальной. Прежде всего, честность и принятие этой проблемы. Не надо прятаться, надо признать, откровенно сказать и, в том числе, надо понимать, я уже много раз говорил о том, что кризис - это, прежде всего, трансформация. Это не крах, не падение, трансформация - это, прежде всего, новые возможности, которые всегда могут быть. Поэтому эти трудности, которые могут быть, давайте скажем, что они временные.

Ника: Согласитесь, все разговоры про новые возможности пока мне представляются как какая-то морковка, которая висит перед носом. Тебе говорят, ты подпрыгни получше, потому что есть возможности... Анастасия, вы работающая женщина, у вас есть свои интересы, свое дело. Это правда, что такие шансы сейчас у всех будут?

Анастасия Александровна Романова: Я думаю, что да. Есть очень хорошая цитата, «Если ты хочешь иметь то, что никогда не имел - делай то, что ты никогда не делал». Надо чуть-чуть отступить в сторону и посмотреть, что ты можешь сделать по-другому, если ты не можешь существовать в нынешних обстоятельствах так, как ты бы хотел существовать. И надо понимать, что длинные нефтедолларовые деньги закончились. Мы пожинали плоды этой жизни, и все равно это нас всех касалось.

Звонок телезрителя: Добрый вечер, меня зовут Лилия, я из Нижнего Новгорода. У меня вопрос. Сейчас в условиях кризиса у меня очень много друзей и знакомых из моего окружения потеряли свою работу. Иван Владимирович очень хорошо рассказал, что в 90-е он переквалифицировался и зарабатывал, а на сегодняшний момент каковы шансы обрести новую профессию, что-то найти новое, реализовать себя. И опять-таки, мужчины или женщины преуспеют в этом больше?

Интернет-мнение: Лучший шаг вперед - это пинок под зад.

Ника: Вот ты учишься, учишься, совершенствуешься, а потом бах, стена и начинать все заново. И что?

Иван Владимирович Дыховичный: Я в 1998 году работал на российском телевидении. Я заполнял всю программу, вел всю межпрограмку, делало её 30 человек. Сегодня это делает 400 человек. У нас все было шикарно, были заставки новые, мы все сделали. Такой работы я не видел никогда. Когда появились деньги, тут же пришли другие люди и заполнили все это эфирное пространство, и телевидение стало таким, какое оно сейчас есть, вы его видите. Вот когда будет выход из кризиса - появятся другие люди. Когда появляются деньги, приходят другие люди. Когда надо работать, мы работали даже не за деньги, а за идею, нам было интересно, мы жили своим трудом. Вот надо жить своим трудом и никогда вы не потеряете работу, вы всегда найдете выход из положения. Не отчаивайтесь никогда.

Ника: Про других людей вы меня смутили. То есть, работаешь, работаешь, кризис закончится, тебе скажут: «Так, в сторону отойди!».

Иван Владимирович Дыховичный: Запомните, так всегда бывает, когда появляются деньги - появляются другие люди. Это было. Сейчас они куда-то делись, они исчезают, их не будет. Сейчас появятся люди инициативные, люди, которые себя понимают и знают, что преодолеют это в себе точно.

Ника: Мы обсуждали общественные работы и малый бизнес. Какие советы вы можете дать женщинам? Давайте еще раз ваш взгляд на шансы.

Марина Александровна Ракша: К нам в руки ничего не приплывет. Абсолютно всего надо добиваться. Во-первых, надо чтобы на всех уровнях власти понимали степень глубины данного кризиса и научились говорить людям правду, чтобы мы были готовы к этому кризису. Людей надо готовить в условиях кризиса, должны включаться механизмы защиты людей в условиях кризиса, потому что не все могут, безусловно, есть и дети, инвалиды, престарелые, всякие есть категории, которые не в состоянии себя обслуживать, эту категорию граждан нужно, безусловно, защищать. Но есть масса профессий, которые сейчас очень востребованы. В основном, это рабочие профессии, которые за эти 15 лет всяких менеджеров как-то просто вымылись из сектора. Это и крановщики, и фрезеровщики... Они нужны! Я больше скажу, у вас в Питере, я знаю, есть предприятия, которым нужны до 500 рабочих профессий, просто их не могут найти. У вас там оборонные предприятия, мы этим занимаемся. Не нужно всем идти в высшую школу, давайте займемся более реальными вещами. Совершенно не обязательно плодить экономистов и юристов бесконечно. Давайте все-таки займемся делом.

Ника: Давайте подводить итоги. Женщины деятельные, хотя шансов у них поменьше, потому что государство предлагает им, в основном, какие-то мужские виды работ. Дороги, мосты, телефон, телеграф - мужское дело, мужчина сидит дома, потому что он не может по мелочам размениваться, значит, надо как-то женщинам, поскольку они сильные, так настроить мужа, чтобы он пошел искать себе работу. Так?

Максим Геннадьевич Стадников: Конечно. Давайте согласимся, что у многих женщин по отношению к мужчинам есть все-таки определенные ожидания, что он должен на себе  семью везти, всегда должен вести инициативу, здесь и ответ на этот вопрос.

Ника: То есть, хочешь помочь семье - работай сама и подвигни на подвиг мужа? Все-таки, какие вы мужчины удивительные люди! Вот собрались приличные люди перед 8 марта поговорить про женщин, и все про мужчин.

Иван Владимирович Дыховичный: Знаете, мне кажется, что эта ситуация очень объединяет людей, объединяет семью, люди начинают жить дружнее, понимают, что есть тяжесть в семье, есть тяжесть в отношениях и отношения выравниваются. Это очень помогает людям, помогает любовь, возникает чувство ужасной симпатии друг к другу. В этой ситуации надо быть милее и добрее. И мне кажется, что это очень хорошая ситуация, для нас, для деятельных людей, она очень позитивная.

Ника: Давайте больше оптимизма, меньше разводов и нелюбви в кризис. Кризис не любит нелюбви. Поздравляю женщин с наступающим 8 марта!

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке