«Губернаторы, на выход?»

26.03.2009, 17:00 Открытая студия

Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев стал губернатором Воронежской области. Какие ещё рокировки на подходе? Что означают такие назначения и перестановки? Что думают об этом жители регионов?

Ника: Начался год, началась ротация губернаторов, несколько человек написали заявление об уходе, и говорят, что это не последний раз. Каковы причины смены губернаторов?


Гости студии в Петербурге:

– президент фонда «Республика» Сергей Алексеевич Цыпляев, который был и народным депутатом СССР, и членом Верховного Совета СССР, и 8 лет был полномочным представителем президента РФ в Петербурге;

– директор Межрегиональной электоральной сети поддержки, доктор политических наук Григорий Васильевич Голосов.


Гость студии в Москве:
директор Международного института политической экспертизы Евгений Николаевич Минченко.



Ника: Давайте разберёмся, что происходит, на ваш взгляд?

Григорий Васильевич Голосов: Здесь несколько факторов. Значительная часть губернаторов просто слишком долго находятся у власти: больше половины с первой половины 90-х годов. Естественно, такое положение вещей нетерпимо, нужно кадровое обновление. И та реформа, которая проведена в 2004 году – отмена губернаторских выборов, существенно затормозила этот процесс. Понятно, что губернаторы, соглашаясь на этот вариант, выторговали себе отказ федерального центра от требования о 3-х сроках. Они почти все получили переподтверждение своих полномочий. После этого от губернаторского корпуса ожидалось, что он обеспечит правильные результаты сначала для партии «Единая Россия» на выборах Думы, потом для Дмитрия Медведева на президентских. Смещать их было нельзя, однако совершенно ясно, что после того, как эти ограничивающие факторы исчезли, федеральный центр начал, наконец, проводить политику циркуляции кадров.

Ника:  То есть вы видите в этом некоторую справедливость?

Григорий Васильевич Голосов: Я вижу в этом, конечно, не справедливость, в политике справедливости мало, ну целесообразность, с точки зрения федерального центра. Действительно, с начала 2008 года всего 19 регионов получили губернаторов, путём наделения их полномочиями, из них 15 сменились. Это очень большой процент, только 4 выжило. Но, однако, в этом процессе тоже сейчас продолжают действовать разного рода политические соображения, о которых было упомянуто в сюжете. На вопрос, кто следующий, я сейчас, пожалуй, воздержался бы от ответа, хотя в одной поволжской республике есть почти готовый кандидат.

Ника: Зрители Поволжья просто замерли в ожидании. Можете добавить ещё какие-то причины?

Сергей Алексеевич Цыпляев: Мы понимаем, что любая власть должна меняться, вечных никого не бывает. И второе: скорость смены власти – это скорость смены поколений, это скорость прогресса. Если люди садятся в кресло и сидят там 15-20 лет, то вам гарантирован застой, нежелание ничего менять и достаточно плохой финал. Так что этот процесс нормальный и естественный. Более того, шла постоянная борьба вокруг губернаторских постов, чтобы там тоже были 2 выборных срока и всё. Пока результат этих сложных переговоров между центром и регионами, компромиссов, торговли привёл к тому, что очень многие губернаторы работают по 13-5 лет, что создаёт проблемы. В чём ещё сложность? В том, что любая власть, любые люди, одни и те же, надоедают. Накапливаются ошибки, конфликты, претензии. И часто это недовольство разрешается сменой соответствующего человека. У людей снова возникает надежда, и так работает механизм во многих странах. А когда у вас надвигается кризис, то все проблемы, противоречия обостряются. И сейчас становится ясно, что губернаторы в этом смысле оказываются на переднем фронте борьбы и на переднем фронте ответственности.

Ника: И, тем не менее, Евгений Николаевич, отдельно можно обсуждать, что когда человек сидит на одном месте 15 лет, может, есть некоторая стабильность. Но когда и так проблем много – давайте ещё и губернаторов поменяем! А ведь это новая команда, смена лиц, представляете, какая сейчас чехарда в регионах, вот надо сейчас этим заниматься?

Евгений Николаевич Минченко: Вопрос хороший. Я думаю, что всё-таки менять надо, особенно тех, кто сидит по 20. И естественно, что у человека замыливается глаз, естественно, что даже у самого порядочного лидера вокруг него начинают складываться какие-то кланы, группы влияния, камарильи, коррупционные цепочки. И поэтому я всё-таки сторонник того, чтобы у нас была обновляемость губернаторского корпуса. Я внимательно наблюдал за тем, как принимались бюджеты на этот год. И, честно говоря, было неприятно смотреть, когда губернаторы, прекрасно понимая, какая будет тяжёлая финансовая ситуация, тем не менее, принимали так называемые социальные бюджеты. Например, премьер-министр Путин дал возможность снижать налоги для малого бизнеса, однако этим воспользовались далеко не все губернаторы, мотивируя это тем, что необходимо тратить деньги на социальные нужды. Там на самом деле деньги не такие большие, но дайте возможность, тем более в условиях неизбежной безработицы, которая будет увеличиваться, дайте людям возможность зарабатывать самим. Нет, не хотят давать послабления малому бизнесу. Это первая составляющая. Вторая составляющая – всё-таки Медведеву необходимо выстраивать команду, которая завязана лично на него. Обратите внимание, что с момента, когда Медведев стал президентом, переназначены были только 2 региональных лидера, в то время как в прошлом году отправили в отставку 5 человек и в этом 5. Очевидно, Медведев расставляет кадры, которые будут завязаны лично на него. Плюс, уже сейчас в условиях кризиса возникает вопрос, а кто, собственно, будет крайним, кто виноват в кризисе. Первый этап мы прошли, виноват был американский империализм и неадекватная мировая финансовая система. Теперь должны быть найдены виновники внутри страны. Я думаю, что вот эта групповая отставка 4-х губернаторов одновременно – это был такой демонстративный жест, показательная порка региональных лидеров.

Ника: Я думаю, эта отставка напугала всех региональных лидеров.

Евгений Николаевич Минченко: Конечно. Я общаюсь с большим количеством губернаторов, могу сказать, что какие-то решения, например, были восприняты с непониманием: напрягло назначение  33-х летнего г. Турчака в Псковской области.

Ника: У нас есть вопрос по Интернету: как понять это назначение?

Евгений Николаевич Минченко: Я думаю, там ситуация  простая. Вопрос же не в том, что Турчак заслужил своей личной деятельностью. Есть компания «Ленинец», возглавляет которую его отец. Речь идёт о лоббизме конкретной бизнес-группы. В принципе, этот подход тоже имеет право на существование. Другое дело, что любой бизнес-группе, которая вот так приходит в регион, надо сказать: дорогие друзья, у нас кризис, регион вам не даётся в кормление, вкладывайте свои деньги в его развитие. Тогда это оправданный подход.

Ника: Нам пишут: назначение губернаторов – это позор, ни в одной демократической стране такого нет. Мнение Игната: наконец-то снимают тех, кто проворовался, главное, чтобы не назначили тех, кто будет набивать карман; губернаторы – это семейный клан местного значения, их надо менять постоянно. Но возникает вопрос: а что должны люди в регионах подумать? Хоп, одного сняли, другого назначили, это как? Это их вообще не касается, так?

Григорий Васильевич Голосов: Да, это не очень правильно. Безусловно, люди в регионах должны больше оказывать влияние на кадровую политику центра в регионах. Россия является федерацией, по Конституции источником власти в стране является народ. И, стало быть, если мы имеем многоуровневое государство, значит, народ в регионах и должен решать, прежде всего, кто будет управлять регионами.

Ника: Может, надо больше внимания уделить регионам, хоть несколько слов сказать жителям каждой области о том, что происходит наверху?

Сергей Алексеевич Цыпляев: Здесь есть 2 важных момента. 1-ый: что является главным капиталом власти? Понятно, что губернатор не может мановением руки переключить кран слева направо, вместо холодной воды пошла горячая, всё стало замечательно и т.д. Ключевой фактор – это доверие, когда люди понимают и с доверием относятся, правильно реагируют на идеи и предложения, на программы. Если доверия нет, то всё пустое. А по существу механизм выборов – это и есть механизм наделения доверием,  доверием граждан. Если вы будете ходить и выбирать губернатора как хозяйственника и ещё чего-то, то конкурс должен быть совсем другой. Потом выяснится, что это не работает. И второй момент, когда граждане созерцают всё это со стороны, они не считают себя ответственными за тот, выбор, который сделан, не считают, что этот губернатор – это наше решение, и мы отвечаем за то, что здесь происходит, все проблемы адресуются центру. И через некоторое время центр начинает отвечать за всё, за последний гвоздь, за состояние парадной. И это ведёт к проблемам.

Ника: С другой стороны, когда губернатор избранный, как раньше, отвечает перед людьми, которые его избрали, это тоже эфемерная схема. А когда губернатор отвечает перед президентом – это, по-моему, на губернатора больше влияет.

Сергей Алексеевич Цыпляев: Это не эфемерная схема. Это как раз ключевой элемент любого устройства власти: куда повёрнута голова начальника: наверх или вниз. А это зависит от того, где решается его судьба: то ли его на выборах снесут, и он понимает, что тогда надо решать проблемы, то ли он должен создавать хорошее впечатление перед тем начальником, который его назначает. И ещё вторая вещь: ведь в том суть федерации, что у вас есть общие федеральные интересы и есть определённые региональные интересы. И они не всегда совпадают, и должен быть творческий конфликт, губернатор должен быть готов поспорить с центром, отстаивая позиции, которые важны для региона. Готов ли он поспорить с центром или наоборот – окажется самым приятным губернатором, который всегда во всём согласен.

Ника: А много вы видели начальников, которые готовы поспорить с вышестоящими?

Сергей Алексеевич Цыпляев: Мы видели таких начальников, в том числе и в Петербурге.

Звонок телезрителя из Чувашии: Спасибо Вам за передачу. Я из небольшого провинциального городка, у нас всего 9 000 жителей. На это население – 300 с лишним человек администрации, ничего государственного нет, всё в частных руках. Одна из больших бед России – это то, что у нас очень увеличился чиновничий аппарат. Они получают в 5-6 раз больше, чем тот же учитель или медик. Они, местные чиновнички,  ничего не делают, обнаглели, воруют, и всё на глазах у народа. И самая большая беда, что народ не доверят власти ни на одном уровне. Они сидят у кормушки, все связаны, коррупция отсюда идёт. Надо слушать народ.

Ника: Вы знаете вашего президента республики? Если он  завтра пойдёт куда-нибудь в сенаторы, а вам дадут другого, как вы к этому отнесётесь? Насколько вас интересует, кто во главе?

Ответ телезрителя: Вы правильно говорили, во главе должен быть порядочный нормальный добросовестный рабочий мужик, именно мужик, который знает жизнь России до корней, прошёл всё это, а не сидит, не умничает, пальцы веером гнёт.

Ника: Хочу сказать анонсом, что в одной из следующих наших программ будет поставлен вопрос, почему так на глазах растёт армия чиновников. Евгений Николаевич, вы делали рейтинги губернаторов. И Николай Фёдоров у вас там в отличниках ходит – и вот звонок. Одна и та же Чувашия.

Евгений Николаевич Минченко: Я, честно говоря, не услышал там ничего плохого по поводу президента республики Чувашия. Насколько я понимаю, была претензия к уровню местного управления. Я, кстати говоря, очень большой критик реформы местного самоуправления нынешней многоуровневой, потому что притом, что растёт управленческий аппарат, реально адекватных людей на уровень главы поселкового уровня очень трудно найти сейчас в регионах, особенно в селе. На мой взгляд, эта реформа не очень хорошо продумана, потому что она, действительно, увеличила армию бюрократов, а эффективности не видно. 

Звонок телезрителя из Самарской области: У нас несколько сроков губернатором был Константин Титов. Он развалил в области очень много сельских хозяйств, кто за это будет отвечать? Я провёл своё личное маленькое расследование: в селе Грачёвка было большое хозяйство, он в конце 90-х распорядился всё стадо пустить  под нож, чтобы продать мясо и выплатить пенсии пенсионерам, тогда были перебои с пенсиями. В результате, колхоз загнулся, люди потеряли рабочие места, сейчас деревня разваливается. И в Горском районе Самарской области тоже какой-то предприниматель взял колхоз на 7 лет в аренду, развалил его полностью. 7 лет прошло – колхоза нет. Предприниматель исчез, это наверняка с ведома губернатора. Вот губернатора сняли, поставили другого, он сейчас занимается текущими проблемами. А кто будет заниматься теми, которые Титов создал?   

Звонок телезрителя из Пушкина Александра Молчанова: Я считаю, что назначение губернаторов имеет куда больше преимуществ и куда более целесообразно, чем выборы. Многие жители жалуются: мол, нас лишили демократии! Это всё ерунда! На самом деле, откуда люди могут знать, за кого голосовать? Они что, лично знают этого человека? Дети в школе разве выбирают себе учителя? Есть директор, он главный, он лучше знает всю обстановку, сумеет лучше распорядиться.

Сергей Алексеевич Цыпляев: Скажите, пожалуйста, а президент тогда откуда может браться? Мы не можем выбрать губернатора, не знаем и т.д., а как тогда президента-то выбирать? Или президента нам должны из Вашингтона присылать?

Ответ телезрителя: Если обратиться к истории, то вот Пётр Первый был семи пядей во лбу, и то он вызывал к себе в Россию из-за границы самых лучших. А с президентом давайте определимся, что у нас он достойный человек, что мы в нём уверены. Может, будем его уважать и доверять ему?

Сергей Алексеевич Цыпляев: Если мы народу доверяем выбор президента и не можем доверить выбор мэра и губернаторов, то в этом нет логики. Ведь выбор президента гораздо существеннее.

Евгений Николаевич Минченко: Я в своё время выбрал больше 20 губернаторов, точнее, помог достойным людям избраться как консультант в ходе избирательных кампаний. Титов, например, в какой-то момент, на мой взгляд, был очень неплохой губернатор, можно по-разному к нему критично относиться. Я думаю, что в 90-х годах Титов много сделал хорошего для Самарской области. Я считаю, что при всех недостатках, при влиянии крупного бизнеса на принятие решений система выборности губернаторов имела больше плюсов, чем минусов. И тот факт, что в течение последнего времени наш президент убрал лидеров регионов, которых, в общем-то, только впервые назначили в своё время, означает, что назначение ещё  не является основанием считать, что он является сильным управленцем и справится с регионом. Моё мнение, что, может, тот эксперимент, который у нас сейчас начинается с лета, когда кандидата предлагает партия, победившая на выборах в региональное Законодательное собрание, может стать золотой серединой между практикой назначаемости и выборности губернатора.

Григорий Васильевич Голосов: Я не рассматриваю прямые губернаторские выборы как идеальный вариант. Губернатор – не учитель, это управленец, его нужно выбирать. Но с другой стороны, мы знаем из опыта 90-х годов, что бывали случаи, когда люди малокомпетентные, пользуясь колоссальными ресурсами, полученными из разных источников, приходили к власти. Мне кажется, что от этого наследия нам нужно отказываться, а для этого надо достичь такого положения, при котором губернатор в регионе не действовал бы свободно, без общественного контроля. Нужно усиливать представительные учреждения  и политические партии в регионах. Это сложная работа по реформированию государственного устройства. То, что делается сегодня, мне не представляется оптимальным решением.

Ника: Вот смотрите, Дмитрий пишет: выборы – хорошо, честных всё равно не будет. Александра вопрос: на каком основании профсоюз чиновников «Единой России» влияет на назначение губернаторов, это что – отдел кадров? Я хочу серьёзно спросить: вот губернатор – сегодня залог успеха в том, чтобы он был верным человеком? Политически грамотным, правильным, не вносящим раздрай в тяжёлое кризисное время? Или он должен быть очень хорошим хозяйственником? Хозяйственники-то разве подросли новые?

Сергей Алексеевич Цыпляев: В кризисное время он должен быть не только хозяйственником., а прежде всего, грамотным управленцем и политиком .Он всегда должен находит баланс очень разнообразных интересов в регионе. Это конфликты, делятся деньги, бюджеты. Он должен быть мудрым человеком, очень сильным политиком. Эти качества невозможно выработать, работая на бюрократической службе, будучи просто исполнительным. Обычно лидеры вырастают в конкурентной борьбе: проходят сначала стадию муниципальных выборов, там показывают себя, потом приходят на уровень депутатства, потом губернаторства. Так это работает в большинстве успешных стран. Второе, человек задал вопрос: кто за это ответит. Есть ответственность за нарушение уголовного законодательства. Это одна история. А вторая вещь, которую мы категорически не хотим признавать и уходим от неё – это политическая ответственность. Но здесь отвечают и избиратели: мы этого человека выбрали. Власть в стране всё равно возникает из народа. А если депутат не устраивает – ну не избирайте в следующий раз. Но это единственный способ мирной смены власти.

Ника: Евгений Николаевич, всё равно мы обсуждаем какое-то идеальное будущее.

Евгений Николаевич Минченко: Модель, которую господин Цыпляев описал – это стандартная модель для США. Например, во Франции модель другая, там всё-таки карьерные бюрократы. Что касается политической ответственности, кто будет отвечать?  Отвечать будут политические партии за своих выдвиженцев. Когда летом вступит в силу закон, по которому партия выдвигает своих кандидатов, из которых выбирает президент, то уже будет отвечать партия. Причём Дмитрий Медведев сделал одну хитрую вещь: он уже начал распределять ответственность между различными партиями, потому что кроме людей, поддержанных «Единой Россией», он уже назначил правого Никиту Белых в Кировскую область, он переназначил коммуниста Виноградова во Владимирскую область.

Ника: Мысль, которая уже многих посещала: а не получается, что жители региона, куда назначен оппозиционер, к примеру, Белых, становятся заложниками политической игры? Его поставили, действительно, с реальной надеждой, что он поднимет этот регион?

Евгений Николаевич Минченко: Ну, пусть партии тоже понимают, что есть такая ловушка. Если у них есть нормальный интеллектуальный потенциал, пусть отправляют.

Сергей Алексеевич Цыпляев: Если мы будем входить в такую логику, тогда придётся принять, что президент такой злонамеренный человек, который экспериментирует на человеческих судьбах.  А я исхожу из того, что у нас ответственные люди в политике. Конечно, назначается губернатор, исходя из того, что он должен решать конкретные задачи и поддерживать регион в нормальном состоянии.

Григорий Васильевич Голосов: Политическая ответственность наступает в сочетании с соревновательностью, т.е. с конкуренцией между партиями. Если бы депутаты Законодательного собрания выбирали из нескольких кандидатов, и не наступало санкций за то, что они выберут неправильную кандидатуру.

Ника: Подождите, может, ЗАКСы будут выбирать всё-таки для приличия из 2-х кандидатур.

Григорий Васильевич Голосов: А дело в том, что им будет предлагаться одна, таков порядок, как и раньше. Только раньше списки кандидатов готовили полпредства, а теперь их будут представлять центральные органы победившей партии. Как правило, это, конечно, будет партия «Единая Россия», если не исключительно эта партия. И в данном случае, политическая ответственность всё же остаётся за президентом России.

Сергей Алексеевич Цыпляев: Здесь было сказано правильно, что центр перегружается политической ответственностью, особенно в кризисное время. У нас почти по каждой проблеме виноват Кремль. Этот перегруз ответственности приводит к тому, что эта федеральная власть подвергается жутчайшей опасности в случае трудного развития событий. Нормальная устойчивая система требует некоторого разнесения с тем, чтобы каждый отвечал за свой кусок. И граждане понимали: этому поручили, с него спросится.

Звонок телезрителя: Меня зовут Натальей. Предыдущий звонок был о том, что мы не знаем кандидатур, которые выбираем. По этому поводу: могут же баллотироваться в  губернаторы люди, которых мы знаем: бывшие губернаторы, вице-губернаторы и др. А по поводу политических амбиций губернаторов, мне, например, это совершенно всё равно. Если есть порядок в городе – губернатор достоин им быть. Может, нашу нынешнюю власть не устраивает наш петербургский губернатор, а нас он устраивает. И лучше, если у нас останется право выбора.

Интернет-вопрос: Что будет с В.И.Матвиенко, почему-то пошёл слух, что сейчас будут менять. По рейтингу Института Евгения Николаевича, Валентина Ивановна ходит в крепких четвёрочниках, переходящих, наверное, в отличники, да?

Евгений Николаевич Минченко: Нет, по последнему рейтингу – 3.

Ника: Не будем отдельно обсуждать этот вопрос. Что нам делать с разными слухами?

Сергей Алексеевич Цыпляев: 2 позиции. Во-первых, мы себя переоцениваем, считая, что такая сложная комбинация наверху затеяна только с одной целью – решить проблему Петербурга, захотели бы – решили. И второе, отметить нужно одно: сам факт этих слухов – вещь неприятная, потому что граждане не знают чётко, что есть дата выборов, и мы будем принимать решение. Заранее начинается избирательная кампания. И никаких слухов, никакой неопределённости. Это и есть проблема, когда всё находится не в руке Божьей, а в руке конкретного президента.

Ника: Такие слухи сейчас во многих регионах.

Сергей Алексеевич Цыпляев:  Так что видите, что эти назначения, по существу, не стабилизируют власть, а дестабилизируют состояние умов граждан, которые постоянно ждут подвоха.

Григорий Васильевич Голосов: Я бы сказал, что помимо того рейтинга, который готовит Евгений Николаевич, есть ещё 2, которые используются федеральными властями при решении вопросов подобного рода. Первый из них – это система оценки деятельности органов исполнительной власти, которая была принята в 2007 году. В рамках этой системы Петербург занял одно из первых мест по итогам 2007 года. И второй аспект – это политическая ответственность губернатора, т.е. его ответственность за хорошие результаты партии «Единая Россия» на выборах разного уровня. Последние муниципальные выборы в Петербурге, как к ним не относиться, показали, что по крайней мере с этим городские власти справляются – «Единая Россия» продолжает побеждать в Петербурге. Я не вижу объективных оснований для того, чтобы принимать такого рода кадровые решения сейчас по Петербургу. Однако беда в том, что и политическая ответственность, и объективные успехи – это такие сложные вещи, которые могут интерпретироваться по-разному разными носителями верховной власти в России. Я совершенно согласен с тем, что, увы, мы не можем просчитывать все мотивы, возникающие по обоим параметрам. Отсюда та ситуация непредсказуемости, о которой было сказано.

Ника: Вот у меня здесь рейтинг губернаторов, а 100% ли совпадение ваших оценок с решением Кремля?

Евгений Николаевич Минченко: Во-первых, оценки расставляем не мы, а эксперты, в том числе сотрудники федеральных органов власти, которые это делают на условиях анонимности. Посмотрите прошлый рейтинг, единица была только одна – у кировского губернатора Шаклеина, его, как известно, больше нет в губернаторском корпусе. Мы месяц назад опубликовали 4-й рейтинг политической выживаемости, там единицу получил мурманский губернатор Евдокимов. Он тоже уже ушёл в отставку с момента публикации этого рейтинга.

Ника: Я поняла: с Международным институтом политической истории надо крепко дружить!

Сергей Алексеевич Цыпляев:  Если такие совпадения будут нарастать, то им очень трудно будет выставлять оценки.

Ника: У нас большая страна, и в ней разные регионы, благополучные и нет, доноры и бедные и т.д. Ну, снимут завтра Лужкова, он тоже там у вас в четвёрочниках, что ли. И кому от этого будет хорошо? И всю Москву будет лихорадить. Может, мы чего не понимаем?

Евгений Николаевич Минченко: Есть логика очень простая. Что касается Москвы и Петербурга – это регионы, за которые на самом деле давно идёт конкуренция влиятельных групп, что является одним из залогов устойчивости и В.И.Матвиенко, кроме того, что она, действительно, хороший губернатор, и того же Ю.М. Лужкова. И эта оценка – не оценка деятельности Матвиенко как губернатора, а оценка её шансов сохранить свой пост, в связи с тем, что за  этот пост ведётся достаточно серьёзная лоббистская борьба. Но эти группировки друг друга уравновешивают. Давно бы уже Ю.М.Лужкова отправили  в отставку, но там борются 3 группы, 2 из них понимают, что выиграть не могут в данный момент, тогда пусть Юрий Михайлович ещё немного побудет, а мы тем временем накачаем мускулатуру и чуть позже попытаемся продвинуться.

Ника: Вот мы говорим: хозяйственники, трубы текут, преступность растёт, народ не доверяет. Так не в этом дело, просто есть очень хорошие места, правда?

Сергей Алексеевич Цыпляев:  Вы имеете в виду разные регионы? Конечно, регион – это судьба. Если вы получаете тяжёлый регион, он вечно дотационный и проблемный, вам будет тяжело. Если вы сидите на трубе или других богатейших ресурсах, конечно, вам будет проще. Но надо понимать, что мы такой питерский подход перекладываем на всю страну. Губернаторы – это всё-таки не руководители городов, там есть мэры, которые отвечают за трубы, за отопление и пр. Губернатор – это уже государственная власть, у них по Конституции целый перечень полномочий, они занимаются законодательством, регулированием и пр., и решением политических вопросов, конфликтов интересов, бюджета и др.

Ника: В Лондоне была такая традиция, что мэром Лондона становился очень богатый человек, который сам себя обеспечивал, он не садился, чтобы зарабатывать деньги.

Звонок телезрителя из Орска: Я – преподаватель. У меня такое впечатление, что в Москве не знают, что делать с губернаторами и вообще со страной. Моё мнение: независимо от того, выбрали их или назначили – они должны знать, что они должны сделать в стране, им Москва должна дать какое-то задание по регионам. А чтобы они знали, что их ожидает, пригласить из Китая судей и прокурора. И тогда они будут работать, как следует.

Евгений Николаевич Минченко: Начало – это классика: не плачь, Иванушка, ложись спать, утро вечера мудренее, проснёшься – а вот тебе инструкция. И не дай Бог, ты от неё отступишь.

Ника: Хочу дополнить. Люди пишут о том, что наш народ не глупее учеников в школе, нам надо учиться выбирать. К вопросу о задании из Москвы. Александр пишет: спуститесь на землю, людям по барабану ваши рейтинги, людям важен результат проделанной работы. И Бог с ним, как назначают, главное ведь, чтобы работали, так?

Григорий Васильевич Голосов: Я, пожалуй, не соглашусь. Дело в том, что, допустим, у нас был плохой губернатор, его уволили, нужно найти хорошего. А как его найти? Рейтинги для этого и нужны. И нет ничего лучше, чем политическая конкуренция.

Сергей Алексеевич Цыпляев: За последнее время мы осознали на практике, что конкуренция делает товары качественнее и дешевле, стоит объявить монополию – качество пропало, товары стали дорогими. В политике ровно также. Если конкуренция есть, то власть получается и качественной и недорогой.

Ника: Но людям нужна стабильность, то, что я сказала в начале. Новые команды, новая элита – все хотят подружиться с новым губернатором, ему понравиться. Зачем это?

Сергей Алексеевич Цыпляев: На некоторых этапах, когда всё хорошо, все хотят стабильности. Когда становится плохо, все хотят перемен. Мы это помним, мы даже песни такие пели, вы помните. Это зависит от ситуации.

Ника: Евгений Николаевич, и всё-таки, как вы считаете, мы сейчас говорим не о президенте, Рузвельт сидел 4 срока, потому что уже не до смены было.

Сергей Алексеевич Цыпляев:  Знаете, по итогам этого внесли поправку в Конституцию, чтобы больше такого не было.

Ника: Но вот эта ротация – это же сделано для того, чтобы больной выжил, а не умер?

Евгений Николаевич Минченко: Коротко: я думаю, что во власть должны приходить относительно молодые люди, там 40 лет, плюс-минус. Это оптимальный возраст для губернатора, желательно, имеющие опыт работы и в бизнесе, и в органах госвласти, например, как наш новый президент Дмитрий Медведев.

Ника: На ваш взгляд, стабильно будет?

Сергей Алексеевич Цыпляев:  Я бы не хотел вести речь о стабильности. Развиваться нам нужно, а не стабильно сидеть в одном и том же положении сырьевой державы. Смена власти, приход новых поколений – это развитие.

Ника: Через год итого будем подводить или раньше?

Григорий Васильевич Голосов: Стабильно не будет, будет много интересного и это хорошо на самом деле.

Ника: Благодарю всех.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?