«Земля народу?»

21.04.2009, 17:00 Открытая студия

Россия остаётся самым большим по площади государством в мире. При этом мы, как никто, умеем «разбазаривать» свои земли. Кому принадлежит российская земля, почему пустуют огромные площади? Когда мы начнём с умом распоряжаться своими угодьями?

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.


Гости в Петербурге:

- руководитель Управления федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленобласти, главный государственный регистратор Санкт-Петербурга и Ленобласти Галина Александровна Волчецкая;
- и.о. руководителя Управления федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Ленинградской области Владимир Евгеньевич Артемьев.

Гости в Москве:
- депутат Госдумы Василий Иванович Захарьящев;
- советник-председатель Совета Федерации, ответственный секретарь Совета по вопросам агропромышленного и рыбохозяйственного комплекса России Леонид Иванович Холод.


Ника: Сначала хочу вообще о земле вас спросить, может быть, о земле, как мы ее раньше называли, совхозной, колхозной. Помню, едешь по маленькой европейской стране, Голландии, и ты знаешь, что каждый метр земли, которую ты проезжаешь, он кому-то принадлежит. Вся земля находится в частной собственности, там нельзя просто выйти и погулять без разрешения хозяев. У нас едешь, такое ощущение, что вся земля такая государственная, все мое. Насколько сегодня выглядит карта земли с точки зрения собственности? Много ли у нас ничьей земли и главное, сколько у нас сельскохозяйственной земли?

Владимир Евгеньевич Артемьев: Я могу сказать, что площадь Ленинградской области составляет более 8 миллионов гектар. Из них 20% - это земли сельхозназначения. Земли сельхоз назначения включают в себя различные группы. То есть, это сельскохозяйственные угодья непосредственно, которые используются в сельхозпроизводстве, их порядка 690 тысяч га. Далее, мы считаем, это земли, которые находятся под объектами недвижимости, под дорогами, зданиями, строениями, сооружениями, земли, которые покрыты лесом, земли заболоченные, закустаренные и под подводными объектами. Вот это основной состав земель сельхозназначения. Так вот, большая часть именно сельхозугодий - порядка 690 тысяч га - это земли, практически полностью находящиеся в частной собственности, поскольку они передавались в начале 90-х годов в долевую собственность гражданам, работающим в сельском хозяйстве, и передавались как земли, которые использовались индивидуально гражданами для ведения фермерского хозяйства.

Ника: Есть ли земля, которая, теоретически, ждет своих хозяев?

Владимир Евгеньевич Артемьев: Да, есть.

Ника: Большой процент?

Владимир Евгеньевич Артемьев: Ну, да, процент тоже не маленький. Если мы говорим о сельскохозяйственных угодьях - это земли запаса, так называемые, это порядка 2% земель от всей площади Ленобласти, поэтому процент достаточно большой земель, которые на сегодняшний день могут использоваться в обороте дополнительно. И это фонды перераспределения земель муниципальных образований, которые на сегодняшний день тоже, в большинстве случаев, не используются. Это как резерв со стороны государства.

Ника: Я не понимаю, в чем резерв? Почему нельзя на них что-то выращивать?

Владимир Евгеньевич Артемьев: Можно. У нас на сегодняшний день есть земли в частной собственности, на которых можно выращивать, и есть земли, которые находятся в государственной собственности, на которых можно выращивать. Все зависит от экономических условий, которые позволяют или не позволяют это делать. И выгодно ли, это производство сельхозпродукции? Так что в отношении земель сельхозпроизводства можно сказать, что Ленобласть достаточно ими обеспечена.

Ника: но, может быть, Ленинградская область достаточно близко к центру находится? Леонид Иванович, может быть, вы располагаете какой-то информацией по стране? Потому что нам всегда кажется, что пространства ничейные и ни чем не занятые. Насколько это ошибочное мнение?

Леонид Иванович Холод: У меня нет конкретной информации, но Владимир Евгеньевич абсолютно прав, что бесхозной земли, чисто юридически, в России нет. Земля принадлежит физическим лицам, юридическим лицам и, в конце концов, она принадлежит государству. Это все правильно. Корень проблемы здесь кроется не столько в том, что кому принадлежит, а каким образом это передавалось, на каких условиях принадлежит. То есть, черт кроется в тонкостях и сложностях земельной реформы, которая была начата в начале 90-х годов, я сейчас говорю о землях сельскохозяйственного назначения, которые сейчас используются в сельскохозяйственном производстве. Дачную тему не трогаю, это удел Василия Ивановича. В начале 90-х годов начала проводиться реформа, было принято решение, что практически 90% сельскохозяйственных предприятий передают  землю в долевую собственность работникам этих предприятий и лицам, которые проживали и работали в сельской местности (врачи, учителя и т.д.), людям передали паи, но было одно ограничение - паи не были выделены в натуре. Почему это было сделано? Было многих причин. Тогда боялись, что будучи выделенными в натуре, куски земли разрушат сельскохозяйственные предприятия. Существовало достаточно сильное лобби, поэтому оставили этот вопрос на потом, а потом слегка забыли. В итоге получилось, что сегодня земля принадлежит формально бывшим работникам сельскохозяйственных предприятий или их наследникам, с одной стороны, с другой стороны, на этой земле хозяйствуют сельскохозяйственные предприятия. В натуре выделиться достаточно тяжело, для этого нужно, по меньшей мере, решение всех арендодателей данного сельскохозяйственного предприятия. Вот земля получается ничейная. Время шло, предприятия могли банкротиться, могли передавать разными путями в залог эти земельные угодья, потому что там еще была путаница в приоритетности прав на землю, между предприятиями и гражданами, существуют до сих пор довольно значительные споры, кто главнее из собственников и пользователей на эту землю. А тем временем росла ликвидность земли, росла ликвидность земли, соответственно, появились заинтересованные лица, прежде всего, вокруг крупных городов, которые изучили несколько накатанных схем отъема этой самой паевой собственности. Вот это проблема. А формально юридически земля кому-то в России принадлежит, бесхозной нет.

Ника: Вы вспомнили 90-е годы, и стоит вспомнить закон «О земельной реформе» с 1994 года, когда казалось, что мы сейчас быстро все в порядок приведем, с землей разберемся. Как вы объясните, что годы идут, мы с вами уже лет 5 обсуждаем, в том числе, земельную реформу, и такое ощущение, что-либо ленивые граждане не хотят, либо противник очень силен, который на этой земле сидит? Где тот дьявол, который в этой земле закопан?

Галина Александровна Волчецкая: Что касается оборота земель сельхозназначения, то сейчас очень активно граждане оформляют свои доли земельные.

Ника: Кризис подстегнул?

Галина Александровна Волчецкая: Очевидно, подстегнул. В кризис очень важно знать, чем ты владеешь, что у тебя находится в собственности. То есть, практически, идет инвентаризация того, что тебе принадлежит. Ведь если от земель сельхоз назначения перейти к землям, которые оформляются по 93 закону, который именуется у нас Дачной амнистией, то у нас тоже наблюдается рост обращений за регистрацией в сравнении с первым кварталом предыдущего года. То есть, больше где-то примерно на 25% обращений.

Ника: А можно говорить о том, что кризис подстегнет к наведению порядка вообще?

Галина Александровна Волчецкая: Он дисциплинировал. Я говорю, что обращения увеличились, но, в то же время, если обратиться к Ленобласти, как, к примеру, то у нас, мы подсчитывали, в Ленобласти может быть оформлено в порядке 93 закона миллион триста тысяч объектов. На сегодняшний день, не смотря на увеличение обращений, за весь период действия закона у нас оформлено чуть больше 58 тысяч объектов. Да, люди обращаются, но это совсем не то количество, которое могло бы быть.

Ника: Я где-то встречала цифры, что вообще, всего порядка 25% оформлено по России.

Галина Александровна Волчецкая: Да. Разная активность. У меня, например, у мамы тоже есть дачный участок под Лугой, она в возрасте, а мне надо брать отпуск и этим заниматься, начиная с того, что отлавливать председателя правления.

Ника: Ну, если вам надо брать отпуск, чтобы этим заниматься,  что делать остальным?! Потому что оформление земли - это вещь, на которую уходят не месяцы, годы. Люди этим специально занимаются.

Галина Александровна Волчецкая: Мне надо начать с того, чтобы найти председателя правления, получить у него справку о членстве в дачном кооперативе, о том, что предоставлялся земельный участок. С этой справкой пойти в местную администрацию...

Ника: вам легче. Вы уже знаете сразу, какую справку взять и куда ее отнести, в отличие от других, которым надо еще долго в этом разбираться.

Галина Александровна Волчецкая: Поэтому, конечно, временные затраты присутствуют.

Ника: Василий Иванович, как вам кажется, в связи с тем, что все-таки вырос процент людей, которые озаботились вопросами собственности и грамотного оформления всех документов на свою землю. Может быть, это происходит потому, что люди понимают, что им надо будет скоро продавать эту землю? Почему они вдруг этим занялись?

Василий Иванович Захарьящев: Нет. Я считаю, что людьми движет не это чувство опасности. Надо помнить, что садоводы в России, сегодня - это 70% - 80% пенсионеры и ветераны труда. Это огромная цифра, это социальный стержень России. О ком нам еще заботиться, если не об этих людях! Мы подвергли мытарствам золотую прослойку нашего общества. И эта дачная амнистия, которую назвали неудачной, я считаю, что нужно немедленно приступать к ее исправлению. Приведу такую притчу, бывший председатель правительства Фрадков на заседании правительства спрашивает: «А кто у нас отвечает за строительство самолетов?» Все молчат. Так вот, Ника, если сегодня на заседании правительства Владимир Владимирович Путин спросит, кто у нас отвечает в правительстве за землю, будет такая же тишина. Зубков скромно наклонит голову, оказывается что Минрегионразвития имеет отношение к земле, и минэкономразвития имеет отношение к земле, и министерство сельского хозяйства... Поэтому, я считаю, что разговор надо начать с того, что есть решение правительства, указ президента создать новую гидру, четырехглавое новое министерство, федеральный орган, куда войдут Росрегистрация, Роснедвижимость, Роскадастр и Роскартография. Понимаете, у семи нянек дитя без глаза. Я боюсь, что из этого органа ничего хорошего не будет. Нужна хорошая целевая программа России, чтобы поправить положение дел.

Ника: Федеральная регистрационная служба переименуется и реструктуризируется в федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии.

Леонид Иванович Холод: Она реорганизуется, потому что к ней присоединяются функции других органов исполнительной власти. Сегодня она будет являться более или менее таким консолидирующим органом, который консолидирует земельные вопросы.

Ника: Василий Иванович считает, что именно в этом проблема.

Леонид Иванович Холод: Да не совсем в этом проблема. Галина Александровна сказала, что много времени потребуется справки собрать. Эти справки собрать заняло у меня 1% времени и не заняло никаких денег, а вот все остальное.

Ника: Можно я для зрителей повторю вашу должность, чтобы они понимали, чем был облегчен ваш путь к собиранию справок.

Леонид Иванович Холод: У меня ничем он не был облегчен, я как обычный гражданин спокойно собирал эти справки, а потом спокойно нанял того, кто за меня все это сделает, но за это нужно было заплатить деньги, потому что нормальный человек это сделать не мог в принципе.

Ника: Галина Александровна, хочу напомнить зрителям, нас приватизация была продлена до 1 января 2010 года, правильно?

Галина Александровна Волчецкая: Нет, регистрация квартир, жилого фонда. В этом отношении 93 закон не имеет срока. Он имеет ограничительный срок только в отношении оформления индивидуальных жилых домов, где вместо акта о воде в эксплуатацию, предоставляется просто кадастровый паспорт. Вот после того, как этот ограничительный срок наступит, то тому, кто построил индивидуальный жилой дом, на отведенной для этого земле, надо будет предъявлять его приемочной комиссии для ввода в эксплуатацию.

Звонок телезрителя: Здравствуйте. С вами говорит петербуржец Геннадий Михайлович. Мне 63 года. У меня вопрос. Почему я должен платить за эту землю? Может быть, я и должен платить за нее, но, извините, не в таких суммах, как было показано на экране.

Ника: У вас есть свой участок, дом?

Ответ телезрителя: У меня ничего нет. Мне 63 года, я не могу приобрести. Вы же знаете, зарплаты и пенсии у нас очень маленькие. О чем мы говорим вообще?!

Владимир Евгеньевич Артемьев: В принципе, 93 закон рассчитан на граждан, у которых есть земельные участки в садоводческих товариществах, в первую очередь. И земельные участки, относящиеся к индивидуальному жилому фонду и земельные участки, предоставляемые для личного подсобного хозяйства.

Ника: Это можно сравнить с квартирами. Мы все с советских времен живем в каких-то квартирах, и мы не ощущаем ее стоимости, а вот если мы будем продавать или покупать, вот тогда мы понимаем, что это очень дорого. Я так понимаю, что нам с Геннадием Михайловичем действительно не очень светит что-то купить по таким ценам. Но, давайте по поводу нового ведомства, чем оно должно облегчить жизнь?

Галина Александровна Волчецкая: Да тем, что в данном случае вопросы описания объекта недвижимости и вопросы регистрации объединятся в одном ведомстве. То есть, у нас кадастр и реестр прав во многом друг друга дублируют. Будет просто создан единый информационный ресурс.

Ника: Когда он заработает?

Галина Александровна Волчецкая: Ну, в принципе, мы с Владимиром Евгеньевичем уже работаем над этой проблемой. У нас уже есть отделы, где наши службы находятся вместе.

Ника: У вас есть какой-то срок? Там 2011 год почему-то фигурировал?

Галина Александровна Волчецкая: Он фигурирует, но, тем не менее, мы имеем указания нашего центра о том, чтобы не ждать этого 2011 года, а работать сейчас. Сейчас мы разрабатываем и на этой неделе, я полагаю, уже примем регламент взаимодействия, который во многих случаях исключит приостановление государственной регистрации при обнаружении тех или иных ошибок.

Ника: Можно ли говорить о том. Что это сократит, в том числе, гуляние за разными справками по разным инстанциям?

Галина Александровна Волчецкая: Ну, во всяком случае, между нами, между кадастром и между реестром. А что касается необходимости после получения справки отправлении ДСК получить акт органа местного самоуправления - это уже за нашими рамками в данном случае. Но между нами это, несомненно, сократит.

Леонид Иванович Холод: Я хочу ответить человеку, которому 63 года. Кому-то повезло, у кого-то земля есть, она по разным причинам ему досталась и т.д. рынок земли так или иначе существует, но существует он через многочисленные препоны и высокие стоимости на этом рынке отражают, в том числе, стоимость этих самых препон. Будет существовать нормальный рынок земли, где будет нормальное предложение и нормальный спрос - цены будут соответствовать доходам и средним возможностям наших граждан. То, что мы сейчас обсуждаем, имеет самое непосредственное отношение к ценообразованию на земельном рынке. В том числе и создание едино органа, который не может напрямую повлиять, но то, что единый орган облегчит жизнь тем, кто захочет зарегистрировать право, в данном случае на землю, это точно. Еще было бы хорошо регламентировать не только взаимодействие между различными частями этого органа, но и взаимодействие с заявителями. Чтобы там было жесткое правило, что человек пришел к окошку, подал документы, через 2 дня он должен эти документы забрать, но чтобы процесс получения права, получения документов и подготовки документов был жестко регламентирован.

Галина Александровна Волчецкая: В настоящее время в рамках прежнего ведомства этот процесс как раз жестко регламентирован и у нас и у Владимира Евгеньевича. Мы все работаем по административному регламенту и там все расписано до дней и до минуты. Там не через 2 дня, как вы говорите, там другие сроки, но поправки в этот регламент, равно как и поправки в законодательные акты, которые должны быть приняты - это уже вопрос к вам, уважаемые коллеги в Москве, как быстро вы примете.

Интернет-вопрос: Частые случаи, когда чиновники и члены их семей приобретали на льготных для них условиях земельные участки, на которых ничего не делается, которые предназначены изначально к перепродаже по более высокой цене. Какие меры планируется применять к такого рода собственникам? Будут ли они вообще иметь место?

Леонид Иванович Холод: Это очень серьезный вопрос. Речь идет о нецелевом или неправильном использовании земель сельскохозяйственного назначения.

Ника: А кто должен отслеживать, как используется? Как часто надо отслеживать?

Леонид Иванович Холод: Вообще, раньше этим занималась земельная служба. Земельный комитет. Это контроль над использованием земли сельскохозяйственного назначения. В соответствии с законодательством, такая земля через какой-то срок должна изыматься после предупреждений неоднократных. Но, к сожалению, эта норма совсем не работает, и неработающей нормой пользуются многие люди, которые вкладывают в землю деньги, не несут при этом никаких особых расходов, земля лежит, спокойненько себе растет в цене. В том числе и это предложение, установить наконец уже жесткий регламент изъятия подобных земель или хотя бы каких-то экономических санкций через увеличение налогообложения и т.д. содержится в довольно таки объемных предложениях, которые Сергей Михайлович Миронов, в том числе и после одного из заседаний нашего совета направил президенту. И на сегодняшний день эти предложения рассматриваются в правительстве РФ и там существуют комиссии, я думаю, что комиссия должна выработать в ближайшее время предложения и по завершению земельной реформы и в отношении мер по отношению к нерадивым хозяевам, которые купили землю и ничего с ней не делают.

Ника: Я думаю, поскольку эти хозяева не простые люди или, как минимум, не бедные люди - вас ожидает тяжелая история. Но все равно порядок надо наводить. Я только хотела уточнить, Владимир Евгеньевич, у нас вообще рынок на дворе, у нас капитализм, кто вообще определяет какая это земля и для чего она?

Владимир Евгеньевич Артемьев: Этот вопрос урегулирован законодательством. В РФ существует 7 категорий земель и к каждой категории есть особые требования использования этих земельных участков. И в случае нецелевого использования, либо не использования данного земельного участка, применяются соответственно штрафные санкции к гражданам, привлекаются к административной ответственности.

Интернет-мнение: Земля принадлежит России, и ее собственность земля, нефть, алмазы тоже должны быть государственные.

Ника: Василий Иванович, все равно людей интересуют, в том числе садовые участки, дачные участки, можно ли на них что-то производить, кто и как должен оформлять землю? А если люди живут там и живут, 40 лет живут замечательно и строить не собираются что-то новое и раздвигать заборы к соседям тоже не собираются, может быть, им не надо ничего делать? И продавать они не собираются...

Василий Иванович Захарьящев: Вы, прямо замечательный рецепт россиянам преподнесли. Я то же самое говорю садоводам. У вас есть свидетельства на руках. Галина Александровна сказала, что действительно реформа о дачной амнистии не имеет границ, можно спокойно жить, завещать эту землю своим детям и не суетиться. Но, Ника, мы уже приучили граждан России, они уже нам не доверяют, не доверяют правительству, не доверяют законодателям, потому что мы себя, наверно, не совсем хорошо вели перед ними. Вот сейчас Галина Александровна говорит, что будет очень легко оформлять в одно окно. Я уважаю Галину Александровну, ее садоводы любят, она действительно организовала там работу до 8 часов. А вот недавно я был в Раменском районе московской области на прошлой неделе, собралось 500 садоводов. С 3 часов ночи занимают очередь, на руках пишут номер очереди. Ну, это мытарство. Кстати, район один из самых больших в Московской области, 500 садоводств на территории района. Ну, я думаю, там советской власти еще долго не будет при таких темпах. Дело в том, что сегодня по описанию, Галина Александровна, как орган регистрирующий, регистрирует землю по описанию. Это не имеет юридической силы. Если через 5 лет сосед вздумает предъявить свои права - начнутся судебные тяжбы. Здесь я вижу главную причину неосновательности реформы, ее ничтожности.  Второй вопрос к Владимиру Евгеньевичу, смотрите, что получается, по нашей ленинградской области сегодня половина садоводств не могут зарегистрировать свои границы, потому что они накладываются на территорию воинских частей, сельхоз предприятий. Владимир Евгеньевич, скажите честно, может сегодня председатель согласовать с министерством обороны границы садоводства? Я вам скажу честно - никогда! Ему жизни не хватит! До сотни лет будет ходить оформлять. Что надо делать в этих ситуациях? Как вы считаете? Вы создаете с Галиной Александровной новый орган, как нам эту проблему решить?

Владимир Евгеньевич Артемьев: Да, действительно такая проблема существует и проблема очень серьезная, это захват садоводческими товариществами земельных участков Минобороны, лесного фонда и иных категорий, которые не могут находиться в частной собственности граждан. Решение этой проблемы возможно только одним путем. Это возвращение садоводства в прежние границы.

Ника: Так чтобы прежние границы найти, их надо начертить как-то?

Владимир Евгеньевич Артемьев: Они есть, внешние границы садоводства существуют. Это возвращение в прежние границы садоводства, которые существовали при предоставлении этого земельного участка садоводческому товариществу, потому что на лицо в ряде случаев просто захват земельных участков и это незаконные действия. И второй вариант, чтобы решать эту проблему, ее можно будет решить на законодательном уровне. В таких случаях обеспечивать возможность гражданам, при условии смежников это Минобороны и соответствующие лесхозы, согласование возможности там размещения и дальнейшего предоставления этих земельных участков. Но этот вопрос можно решить только путем внесения изменений в законодательство РФ.

Василий Иванович Захарьящев: Губернатор Ленобласти Сердюков прекрасно знает эту проблему. Ровно 3 года назад он дал указания земельному комитету, регистрационной палате, всем признать де-факто границы садоводческих участков. Прошло ровно 3 года. Это совещание проходило во Всеволожске. Как понимать эти действия губернатора? Посмотрите, что сделал Оман Тулеев сегодня, учитывая, что во дворе кризис, он раздает сегодня земельные участки гражданам, дает каждому по ведру картошки и говорит: «Сажайте!» Губернатор Вологодской области раздает землю любому желающему, кто желает построить дом и 200 кубометров пиломатериалов. Скажите, какие законодатели нужны? Что вы киваете на Москву?

Ника: Подождите, вот он дает, а по факту то собственник кто? А потом он скажет: «Уезжайте теперь, я передумал»? Кто собственник? Приведу цитату из президентской речи. Медведев говорил недавно, что надо сейчас вовлекать максимально неиспользуемые огромные земельные ресурсы в программу массового строительства индивидуального жилья. Давайте будем еще земли в Сибири раздавать, вот уже губернаторы раздают землю. А что нам закон говорит? Чье это все? Кто даст? За какие глаза дадут?

Владимир Евгеньевич Артемьев: Дело в том, что действительно достаточно большие площади земель, которые оформлены в федеральную собственность. Вот у нас по уровням собственности земельные ресурсы разграничиваются. Это собственность РФ, субъекта РФ и органов местного самоуправления, и не разграниченная земля. Так вот у нас достаточно большой объем земель, который находится в собственности РФ и не используется. Создан фонд содействия жилищному строительству в РФ и индивидуальному, и высокоэтажному, который сейчас как раз таки занимается этими вопросами инвентаризации этой земли, оценки ее с точки зрения дальнейшего предоставления и вовлечения в оборот. Поэтому, отвечая на вопрос Василия Ивановича, можно сказать, что работа эта активно ведется и в Ленобласти сделан ряд предложений для фонда содействия развитию жилищного строительства. И, я думаю, что на всей территории РФ подобная работа ведется и достаточно большой объем земельных участков, я думаю, со временем поступит в гражданский оборот. То есть, он будет изъят у неэффективных землепользователей и предоставлен для дальнейшего жилищного строительства.

Интернет-мнение: У советской власти хватило земли всем желающим по 6 соток, а у России земли нет.

Ника: Леонид Иванович, объясните, вот государственная земля, а дальше? Мне все равно либо продадут эту землю, либо мне что, разрешат пойти ее оформлять?

Леонид Иванович Холод: Начнем с кемеровского губернатора. Он раздает участки в пользование для того, чтобы люди выращивали картошку. И правильно делает. Это временная история и в этом году это будет достаточно в связи с кризисом актуально. Это земля ничья, она государственная, неиспользуемая, но государственная. Я хотел бы верить, Владимир Евгеньевич, что, наконец, будут решительно отнимать землю у тех, кто ее неправильно использует или не использует вовсе. Вот, например, рядом с моей дачей колоссальное поле, которое принадлежало хозяйству, хозяйство, я не знаю, куда испарилось, земля сельскохозяйственная, по всей Москве были расклеены плакаты о том, что на этом поле продаются участки для коттеджного строительства без подряда, аренда сельскохозяйственной земли на 49 лет позволяет делать все, что угодно. Очень хочется верить, что такая земля все-таки вернется в сельхоз производство и т.д. Что касается государственных земель, из достаточно много и годных для сельхозпроизводства, и годных для жилищного строительства и т.д. И, конечно, необходимо запускать эту землю в гражданский оборот, то есть, формировать рынок хотя бы на основании вот этих самых государственных участков, которые могли бы хоть как-то влиять на ценообразование и т.д. Другой вопрос, что и при раздаче земель под картошку, и при отъеме земель у нерадивых пользователей, или наоборот у радивых пользователей, что мы часто наблюдаем, нужно проследить, чтобы сельское хозяйство окончательно не обезземелилось.

Василий Иванович Захарьящев: Я хотел бы спросить, как Позгалев раздает землю сегодня бесплатно и 200 кубометров пиломатериалов? Он же не партизан?

Леонид Иванович Холод: Позгалев вправе делать, он делает правильно. Тулеев раздает не только землю, но еще и посадочный материал по очень низкой цене.

Ника: Галина Александровна, смотрите, дали землю, брус дали, я построилась. С какого момента у меня появляется право придти и оформить на себя эту землю?

Галина Александровна Волчецкая: А здесь зависит все от закона субъекта РФ. Если изначально предусмотрено, что вам это отдается во временное пользование для посадки картошки, то оно и останется. Вы сажаете картошку, а земля во временном пользовании. Вот, например, в Ленинградской области принят у нас закон, в связи с которым другая схема, там не под картошку, там под индивидуальное жилищное строительство, где ряду категорий граждан предоставляется в аренду земельный участок на три года. За это время ты должен построить дом, индивидуальный жилой дом, в котором ты будешь жить. Если ты построил дом - ты имеешь право обращаться за оформлением в собственность земельного участка.

Василий Иванович Захарьящев: Я не согласен, уважаемая Галина Александровна, к сожалению, этот закон в Ленинградской области, революционный закон, что сегодня в России Ленинградская область решила бесплатно выдавать землю людям. Но только те, кто 5 лет проживают на территории, но жители Петербурга не могут воспользоваться этой возможностью. Что нам делать по жителям Петербурга?

Галина Александровна Волчецкая: Очевидно, решать вопрос по законодательству Санкт-Петербурга.

Ника: У жителей Ленобласти тоже масса, наверное, проблем. Я понимаю, что у нас есть такие глобальные вопросы, но всех интересует, будет ли снижение стоимости проведения межеваний. Помимо того, что долго ходить за справками, еще и дорого.

Владимир Евгеньевич Артемьев: Дорого, да.

Ника: 45 тысяч заплатили люди.

Владимир Евгеньевич Артемьев: 45 тысяч не может стоить участок, межевание не может стоить таких денег. Межевание земельного участка площадью 6 соток, 10 соток, это зависит, конечно, от района, потому что это рынок, это рыночная стоимость. И если участок приближен к крупному административному центру, разумеется, межевание будет стоить дороже.

Ника: А то, что у меня в пяти километрах Исаакиевская площадь, на конкретно процесс межевания как влияет то, что Исаакиевская площадь у меня в 20 км?

Владимир Евгеньевич Артемьев: Логика здесь в том, что сам земельный участок вблизи Исаакиевской площади дороже...

Ника: Не честно.

Владимир Евгеньевич Артемьев: Честно или не честно, а почему он стоит тогда дороже.

Ника: Человек, который пришел ко мне межевать, он не становится умнее оттого, что у меня вид на Исакий, и профессиональнее не становится.

Владимир Евгеньевич Артемьев: Да, но это рынок, а рынок означает, что стоимость услуг удорожает. Но я хочу сказать, что стоимость этих услуг в Ленинградской области и, я думаю, в целом по стране, и чем дальше от Санкт-Петербурга и Москвы она дешевле. Я не думаю, что в Мурманске это стоит 45 тысяч. У нас это стоит 12 тысяч.

Интернет-вопрос: Сельсовет выдал землю под строительство, человек дом построил, в кадастровой палате ему объясняют, что земля находится в полосе отвода железной дороги, кто теперь виноват?

Владимир Евгеньевич Артемьев: Это судебное разбирательство, потому что это федеральная собственность, тем более, полоса отвода.

Ника: А где можно узнать и проконсультироваться по поводу долей? Кто может посоветовать?

Галина Александровна Волчецкая: Это мы устраиваем выездные семинары в районных отделах, это можно и к нам придти на прием, можно нам написать запрос, в том числе, на интернет сайт федеральной регистрационной службы.

Ника: Леонид Иванович, годы идут, сколько лет нам еще понадобится, чтобы это как-то все пришло в норму? У меня такое ощущение, что это какая-то долгоиграющая пластинка и, чем больше лет идет, тем больше людей решают свои проблемы. Скоро земли вообще не останется, которой можно заниматься?

Леонид Иванович Холод: Знаете, при желании это можно сделать достаточно быстро. Сейчас у нас не самые лучшие кризисные времена мы переживаем, ликвидность земли и, соответственно, стоимость стремительно падает. На самом деле, силы противодействия тоже будут падать, поэтому уже, наконец, довести до ума земельную реформу хотя бы по производственным землям сельхоз назначения мы в состоянии. Что касается дачников, и здесь проблема так же может быть решена, ведь основная сложность при оформлении земельного участка - это высокая стоимость и сложная забюрократизированная процедура. Сложность заключается в чем? Много ездить, много ходить, стоять в очередях, тратить время и т.д. Я не совсем соглашусь с Владимиром Евгеньевичем, что стоимость не так высока. Я, например, за свои 12 соток заплатил 20 тысяч. Работа землеустроителей заключалась в курении в течение четырех часов. И никакого рынка там нет. Есть только один землеустроитель, которого мне рекомендовали в районе, и больше никакого нет.

Ника: А скоро появятся кадастровые инженеры.

Леонид Иванович Холод: По дачникам надо просто отдавать себе отчет, что межевание - это требование государства. Вообще-то существуют юристы, которые считают, что при передаче в собственность или при оформлении в собственность граждан земель, которые ранее принадлежали государству, государство обязано передавать товар в упакованном надлежащем виде, то есть, уже с межевым делом. Хорошо, если этого нет, то хотя бы нужно говорить о том, что государству по силам ему организовать отбор конторы, которая будет давать обязательства межевые работы проводить по каким-то ценам. Это можно сделать, их нужно просто организовывать.

Владимир Евгеньевич Артемьев: Я бы хотел сказать, что в Ленинградской области просто принят закон, который определил максимальную стоимость за землеустроительные работы. Она зависит от районов, самая максимальная стоимость по Выборгскому району за 10 соток составляет 8500 рублей. Но там еще за вызов, за дополнительные услуги и т.д.

Василий Иванович Захарьящев: Владимир Евгеньевич забыл о землях общего пользования. Это бомба, заложенная под садоводство. Они заставляют проводить кадастровые работы земель общего пользования.

Ника: Скажите, кризисные времена, так много проблем в голове, что не до этих проблем. Вы посоветуете людям все-таки найти в себе силы и начать решать эти проблемы, потому что через 5 или 10 лет все равно надо этим заниматься?

Василий Иванович Захарьящев: Мы в Думе готовим закон ко второму чтению о садоводах и, думаю, что эти замечания, которые мы сегодня услышали, мы обязательно учтем.

Ника: Итоги голосования, кому должна принадлежать земля в России: 58% считают, что она должна принадлежать государству и только 42% считает, что гражданам.

Кому должна принадлежать земля в России?

Гражданам

58%

Государству

42%

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке