«Уловки сотовых операторов»

22.04.2009, 17:00 Открытая студия

Почему мы паникуем, теряя мобильный телефон? Почему без него мы не можем заснуть и не в силах проснуться? Он сопровождает нас фактически в любой момент нашей жизни. Чем чревата такая привязанность к мобильной связи?

Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гость в Петербурге: директор филиала МТС Северо-Запад Иван Александрович Золочевский.

Гости в Москве:
- сопредседатель Союза потребителей России Анатолий Григорьевич Голов;
- независимый аналитик, управляющий директор консалтинговой компании, преподаватель экономического факультета МГУ им. Ломоносова Маргарита Ренатовна Зобнина.


Ника: У нас 46 миллионов телефонов, больше чем жителей страны.

Иван Александрович Золочевский: Пользователь мобильной связи - это тот человек, у которого есть сим-карта. Таких сим-карт все чаще становится больше, оформлены и по 2, и по 3 на одного взрослого человека. Это связано с тем, что иногда и пользуются двумя-тремя сим-картами, иногда это способ оформить на себя то, чем пользуется ребенок, например, или бабушка и т.д. В этой ситуации эффект «мултисимка», так мы называем для себя то, когда у абонента много сим-карт, он, конечно же, составляет большую долю из этих дополнительных 50 миллионов, о которых вы сказали. Плюс еще, естественно, есть такая ситуация, что компания не сразу вычеркивает человека. Предположим, если я выброшу сим-карту в урну, оператор об этом узнает спустя некоторое время, когда вы перестанете платить, причем, на протяжении 3-х месяцев.

Ника: Я помню, как начинались мобильные телефоны, и все, кто подключался тогда к мобильной связи, какие они были тяжелые, большие, это была редкость. Но за эти 10-15 лет произошла массовая мобилизация страны.

Иван Александрович Золочевский: Да, так и есть. Более того, было бы странно, если бы мы выпали из этого общемирового тренда, это везде произошло. Почему у нас наблюдался такой рост в последние 10 лет? Потому что до этого момента, пока у нас не были развиты сети так, как это было, например, в Европе, мы наверстали за несколько лет то, что Европа проходила в течение большего периода времени. Поэтому рост такой вот впечатляющий.

Ника: Давайте о грустном сразу. Мы в последние несколько месяцев активно обсуждаем проблемы кризиса, и рейтинг нашей программы от этого только растет. Потому что, к сожалению, эта тема действительно интересует многих. Можно ли уже сегодня говорить, что что-то качается в вашем бизнесе, что идет какой-то спад, люди начинают осторожничать, экономить деньги?

Иван Александрович Золочевский: Наверное, стоит обсудить это и дать какие-то пояснения. С одной стороны, конечно, я могу сказать абсолютно уверенно и не только за свою компанию, что с рынком мобильной связи, точнее с операторами, ничего страшного в перспективе не случится. Под нами бизнес не качается, и мы себя чувствуем достаточно уверенно. Другое дело, что действительно, абоненты в зависимости от того, корпоративные абоненты это или частные лица, или часто путешествующие люди, они в той или иной степени начинают задумываться о том, что часть расходов можно было бы сократить. Мы видим, что корпоративные абоненты, могут быстро управлять своими расходами, а частные лица, как правило, сознательно не принимают решение о том, что пора прекратить разговаривать, потому что это дорого. Это вопрос привычки, тем более что у большинства потребителей сейчас сформировались привычки не тормозить разговоры, а наоборот, часть своей личной жизни превращать в мобильные разговоры. Хорошо это или плохо - это отдельный вопрос.

Ника: Ну, может быть, должно пройти чуть больше времени, чтобы мы посмотрели, изменится ли стиль, наше отношение.

Ника: Маргарита Ренатовна, на ваш взгляд, стоит ли ожидать того, что люди станут более прижимистыми?

Маргарита Ренатовна Зобнина: Это будет вполне естественно. Конечно, люди пересмотрят так или иначе расходы на сотовую связь в том числе, но, конечно, это будет не существенно, потому что люди привыкли говорить, привыкли говорить много. Скорее всего, они станут больше пользоваться пакетными предложениями, то есть, будут покупать СМСки не по одной, как сейчас, а заранее будут покупать, например, блоки из 10 СМСок по более низким ценам. Подобное предложение есть сейчас у всех операторов.

Ника: Вот вы говорите, а я, например, даже не знаю, что это такое. То есть, сейчас что-то оптом дешевле, чем в розницу?

Иван Александрович Золочевский: Вообще, это закон рынка, всегда оптом дешевле. Ну, если вы хотите серьезным образом задуматься об оптимизации и получить самую низкую стоимость минуты или СМС, получить уверенность, что вы платите точно не больше, чем вам надо, то, конечно, пакетное предложение - это лучший способ. Более того, имеется еще одна важная причина, по которой стоит это делать. Что такое пакетное предложение? Вы платите фиксированную абонентскую плату в месяц и за это получаете набор услуг, которые заранее удовлетворят все ваши потребности. В этой ситуации вы точно будете платить за минуту звонка больше, чем поминутно, если это делать. И за смски точно так же. И более того, вы будете заранее знать, каковы ваши расходы на связь, потому что в кризис не столько волнует то, сколько ты тратишь, а то, что это может произойти непредсказуемым образом.

Ника: Анатолий Григорьевич, как сделать так, что мы, привыкнув пользоваться чем-то... как научиться контролировать ситуацию?

Анатолий Григорьевич Голов: Сначала несколько слов восхваления мобильной вязи. Мобильная связь разрушила одну из монополий. Раньше был только проводной телефон, и мы были привязаны к нему и не могли выбирать. Теперь мы не привязаны к линии, и мы можем выбирать из разных операторов. И не случайно многие имеют по несколько сим-карт разных операторов, потому что звонить внутри города лучше у одного оператора, звонить по межгороду у другого, посылать СМСки у третьего...

Ника: Сколько у вас телефонов?

Анатолий Григорьевич Голов: У меня 2, а сим-карт, по-моему, четыре, но на самом деле, это совершенно нормальный подход. У нас появился очень хороший инструмент, это вообще, на мой взгляд, изобретение, которое наиболее радикальным образом изменило жизнь людей в конце 20 века. Теперь о нашем потребительском поведении во время кризиса. Конечно, потребители не откажутся от сотовой связи, она стала абсолютно необходимым элементом. Но регулировать свои расходы, конечно, надо. И, в частности, первый совет - перейти на тарифы с авансовым платежом, потому что наибольшее количество претензий мы имеем, когда люди, допустим, имея отрицательный баланс на своей сим карте, не контролируя его, получали потом счета на очень большие суммы. Если у вас услуга отключается после того, как баланс обнулился, то вы не допустите перерасхода. Таких жалоб очень много. Человек, например, поехал в зону роуминга, и из-за роуминга его расходы оказались очень большими, он не смог их оценить заранее...

Ника: Я боюсь, что ваше предложение не всем понравится. То есть, хорошо об этом думать, но многих устраивает. Ведь, по-моему, даже при нулевом балансе допущены входящие звонки. Иначе мы вообще потеряем всех. Это может быть жизненно необходимо.

Анатолий Григорьевич Голов: План с авансовым платежом вам позволяет говорить тогда, когда вы внесли деньги. Я, например, знаю целый ряд студентов, которые так и действуют. Он может получать входящие звонки, но кладет деньги на карту только тогда, когда ему надо позвонить. Это совершенно нормальный подход с точки зрения экономии. Если вы очень много говорите, то оптимальный вариант - безлимитный тариф, но если вы говорите мало и хотите экономить - пользуйтесь планами с авансовым платежом. Больше, чем вы внесли аванс, вы не проговорите.

Ника: У нас в стране очень много операторов, есть мощные операторы Мегафон, МТС, Билайн, есть масса операторов региональных. Как вам кажется, если посмотреть на всю эту систему, можно ли ожидать, что часть операторов вообще уйдут с рынка?

Маргарита Ренатовна Зобнина: Это вполне возможно, но, скорее всего, они уйдут не насовсем, потому что закрывать подобный бизнес хуже, чем его сохранять или кому-либо продавать, хотя бы кому-то, хотя бы по низким ценам. Даже ретейловые сети, которые закрывались в большом числе в начале этого года, все же не закрывались просто так, они пытались сначала продаться кому-то.

Ника: Не могут ли пострадать пользователи? Если с оператором в каком-то регионе что-то случается, значит, я остаюсь без связи, без телефона, еще что-то. Не может такого произойти?

Маргарита Ренатовна Зобнина: Скорее всего, операторы будут консолидироваться, либо продаваться другим компаниям. Это намного более вероятно, чем, если они будут просто закрываться.

Ника: Иван Александрович, как вам кажется, может, это будет какое-то укрупнение? Поглощение и слияние, как сейчас во многих сферах бизнеса происходит?

Иван Александрович Золочевский: Мы, честно говоря, очень ждем этого момента, когда цена на приобретение станет разумной. Потому что пока эти активы их владельцам приносят деньги, поэтому нет вопроса о том, чтобы их срочно продать, потому что ретейл, о котором Маргарита говорила, он же просто перестал быть прибыльным в условиях кризиса, и он начал сосать из акционеров деньги. Конечно, сейчас сотовый бизнес достаточно рентабельный даже при текущей ситуации, и мне кажется, в первую очередь, этим объясняется высокая стоимость приобретения этих компаний. Мы бы с удовольствием купили, но это почти не продается.

Ника: Я как всегда стою на месте зрителя. Зрителя можно утешить тем, что, даже если под кем-то закачается его бизнес-стул, то партнеры найдутся, которые подхватят падающее знамя. Да?

Иван Александрович Золочевский: В этом можно быть абсолютно уверенным. Абоненты в этой ситуации не страдают. То, что абонент будет видеть на своем телефоне, случайно вдруг в какой-то день он увидит на своем телефоне значок другого оператора, по большому счету, связи его не лишит.

Звонок телезрителя: Здравствуйте. Я звоню из города Ломоносова. Я абонент МТС, произвожу оплату в электронном автомате. Вношу определенную сумму, мне высвечиваются индексы и говорят, внесите еще такую же сумму и получите бонус 50 рублей. Я вношу еще такую же сумму, выходит чек 600 рублей. Мне интересно знать, это лохотрон или что? Я думал, что у меня будет на счету 650 рублей, но приходит ответ на мой мобильник, что поступила сумма 600 рублей.

Звонок телезрителя: Здравствуйте. Это Юрий Юрьевич из Кабардино-Балкарии, города Прохладного. Меня интересует вопрос безопасности прослушивания сотовой связи и сотовых телефонов. В Америке 11 сентября Федеральное бюро расследований полностью разрешило прослушивание сотовых телефонов. А в нашем регионе, какие возможности? На какие темы я могу разговаривать спокойно, а какие темы не могут быть услышаны по телефону?

Ника: Давайте сначала с платежными аппаратами. Я понимаю, что это не ваши аппараты, это отдельные посредники, но просто часто бывает, что вообще деньги не доходят. Как вы их контролируете? Здесь кинули, там не дошло. Как вы их контролируете?

Иван Александрович Золочевский: Все операторы, и мы в частности, используют, так называемые, внешние платежные системы. Это отдельные компании, которые обеспечивают прием денег у людей и зачисление на лицевые счета этих абонентов. Чтобы не думали, что эти автоматы, железки, которые стоят в магазинах, принадлежат МТС, Мегафону или еще кому-то. Это конечно не так, это посредники, как любые другие системы приема платежей.

Ника: Кассоматы - это такие аппараты, через которые можно где-то и за свет, заплатить, за Интернет...

Иван Александрович Золочевский: Да. Все знают, что такое банкомат, так вот это кассомат, это просто аппарат по приему денег. Он принимает наличные деньги, но не карточки. Это не принадлежащие операторам сети, отдельные юридические лица, их роль - чтобы зачислить деньги, полученные в наличном виде от абонентов. И конечно, если деньги не доходят, как правило, 90% причина в том, что люди набирают не тот номер. Они делают ошибку в наборе номера, за который они платят.

Ника: А возможно ли это как-то раскрутить и эти деньги дослать до вас?

Иван Александрович Золочевский: В этом случае надо обратиться в офис к своему оператору, написать заявление и деньги вернут при наличии чека. Чеки сохраняйте, это упрощает проблему с разбором претензий. Что касается лохотронов, поскольку это внешние организации, мне трудно это комментировать. Мы знаем о том, что это случается. Действительно, это лотерея, в конце концов, операторы платежных систем претендуют на внимание абонентов, на их время, на их деньги и пытаются на этом зарабатывать.

Ника: Анатолий Григорьевич, надо, наверное, тогда предупредить людей, что это не игры, предложенные операторами сотовой связи, это уже игры, предложенные владельцами этих кассоматов.

Анатолий Григорьевич Голов: Конечно, каждый потребить должен знать, что, когда он платит не напрямую в офисе Билайн, Мегафон или МТС, то он пользуется услугой посредника и первый совет - храните чеки, внимательно проверяйте набор номера. Действительно, большинство жалоб связано с неправильным набором номера, но иногда бывает так, что действительно сбои системы, известны случаи, когда эти сбои касались и нескольких тысяч человек. Но надо отдать должное сотовым операторам, они обычно детально разбираются в каждом случае и в большинстве случаев с этими посредниками можно решить вопросы. Но я хотел бы предъявить несколько претензий нашим сотовым операторам. Готовясь к этой передаче, мы проанализировали типичные претензии. Их две. Первое - это повышение тарифов в одностороннем порядке, и второе - включение дополнительных платных услуг без согласия абонента. Вторая претензия в основном касается именно МТС. Колоссальное количество жалоб, мы подготовили письмо к руководству МТС с требованием прекратить эту практику, потому что это абсолютно незаконная вещь, включение платной услуги без согласия абонента. Например, одна из жалоб, которая была - всегда на связи. Человек случайно заметил, что у него заработала новая услуга, обратился в офис МТС и выяснил, что уже 4 дня он пользуется платной услугой, платит за нее. Он написал заявление, услугу отключили. Женщина обратилась - в ходе акции включили какую-то платную услугу. Он предъявила претензию, ей тоже отключили. А многие ведь не читают эти смс, особенно люди пожилого возраста.

Ника: Попросим Ивана Александровича прокомментировать, какие услуги могут вот так появиться, давайте предупредим?

Иван Александрович Золочевский: Действительно, бывают такие случаи, когда появляются новые услуги, о которых трудно рассказать абоненту, кроме когда их попробовать. Те случаи, о которых мы слышали, они изначально появляются как бесплатные. Сначала дается возможность попробовать. Впоследствии предлагается, если не нравится, если не пользуетесь - отказаться. То, что услуга станет платной - мы по закону оповещаем через доступные нам средства коммуникаций. Да, они, конечно, могут не читать, не смотреть, не желать, но в этой ситуации достаточно трудно...

Ника: То есть, вы рекомендуете все смс сообщения, приходящие от оператора, все-таки читать внимательно. Просто я получаю сообщение, там говорят, что есть такая услуга, и я понимаю, что меня оповестили и при желании я могу позвонить, написать, нажать какие-то кнопки, и она у меня заработает. А если я не пишу, не звоню, не нажимаю никакие кнопки, я имею в виду, что она у меня не появляется.

Иван Александрович Золочевский: Нет, насильное изъятие денег - это нонсенс. Естественно, юридическая позиция по этому поводу точно проработана. Я вам хочу сказать, что о воровстве точно речи не может идти. Мы заключаем абонентские договора, в абонентском договоре много чего написано. Я понимаю, что может быть не хочется читать, может быть, не нравится то, что там написано. Но, в конце концов, это договор между оператором и абонентом. Мы не нарушаем абонентские договора. Это важно.

Ника: Давайте вернемся к звонку из Кабардино-Балкарии. Маргарита Ренатовна, по поводу прослушки, что вы можете ответить нашему зрителю, потому что многих интересует. Помните, как в старые времена, когда начинал шуршать домашний телефон, мы все говорили: «Товарищ майор слушает», у нас была такая любимая советская шутка. Сейчас насколько потребители застрахованы от какого-то проникновения в их личную жизнь?

Маргарита Ренатовна Зобнина: Потребители у нас никак не застрахованы от проникновения в их личную жизнь. Есть системы оперативно-розыскных мероприятий, согласно которым оператор обязательно предоставляет телефоны для прослушивания. Но надо понимать, с другой стороны, что это сделано для нашей безопасности, то есть, в целях антитеррора и т.д.

Ника: А много таких организаций? Ладно там ФСБ, МВД...

Иван Александрович Золочевский: Действительно, дело в том, что есть федеральный закон о связи, по которому операторы просто обязаны предоставлять технические средства субъектам оперативно-розыскной деятельности, есть такое понятие, субъекты ОРД - это ФСБ, это в некоторых случаях МВД, но на самом деле, в силовых органах сформированы специальные подразделения, которые отвечают за конфиденциальность информации, за правомерность этого...

Ника: Но у них должна быть причина послушать меня или узнать, где мой телефон?

Иван Александрович Золочевский: К сожалению, с нами это не обсуждается. Или к счастью...

Ника: То есть, у них есть своя система, они не ставят вас в известность?

Иван Александрович Золочевский: Конечно, нет. Более того, пользуясь случаем, хочу сказать всем, что операторы не имеют технической возможности, никакой возможности ни знать содержание разговоров, ни знать содержание смс, поэтому, если говорить о каких-то вариантах прослушивания, то это точно не к операторам. Операторы не имеют такой технической возможности.

Ника: А смски распечатать можете?

Иван Александрович Золочевский: Нет.

Ника: Маргарита Ренатовна, то есть, бороться с этим нельзя и человек из Кабардино-Балкарии должен понимать, что ему нельзя, как минимум произносить ключевых слов.

Анатолий Григорьевич Голов: Самое большое безобразие в этом то, что это делается за наш с вами счет. Потому что, насколько я знаю по закону, операторы должны за свой счет, то есть, за наш счет, установить это оборудование. То есть, мы с вами еще и оплачиваем слежку за собой.

Ника: Но Анатолий Григорьевич, вам и карты в руки. Мы то с этим побороться вообще не можем никак.

Анатолий Григорьевич Голов: Мы боролись, когда принимался закон о связи, выступали резко против этого, говорили, что, если государство хочет иметь такую систему, то оно должно оплачивать это оборудование из общих налогов. Безопасность - дело общее, а не только абонентов мобильной связи. Да, действительно, иметь такую возможность для соответствующих служб надо, но, на наш взгляд, само прослушивание должно идти по решению суда или по соответствующим процедурам и отнюдь не за наш счет.

Иван Александрович Золочевский: Хочу добавить, что бы не сеять паники среди абонентов. Мы за месяц, только по Северо-западу в МТС имеем около миллиарда звонков. Вы представляете все это прослушать?! Кто это будет слушать? Кто это будет записывать? Этого просто так никто не будет делать. Это делают только тогда, когда есть серьезные подозрения или санкции и т.д.

Ника: То есть, никто не будет развлекаться и просто так слушать чьи-то звонки.

Иван Александрович Золочевский: Конечно.

Ника: хотела спросить по пункты оплаты. Долгове время у вас была посредником Евросеть. Потом Евросеть закачалась, господин Чичваркин у нас не то в бегах, не то в международном розыске, и начались у вас из-за этого проблемы. В результате люди столкнулись с тем, что там ведь даже платежи не дошли до вас. Какова история и насколько под угрозой оказались потребители?

Иван Александрович Золочевский: Мы во имя удобства потребителей и расторгли отношения с Евросетью, именно потому, что появилась реальная угроза того, что платежи не будут проходить.

Ника: А какая-то часть все равно уже не прошла?

Иван Александрович Золочевский: Мы в любом случае тем абонентам, которые из-за этого пострадали, мы в любом случае это компенсировали. Более того. Даже не имея гарантии в исполнении этих платежей от Евросети. Мы, естественно, за своих абонентов будем бороться всегда. И не то чтобы бизнес страдает, мы готовы моментально перенастроить систему приема платежей таким образом, чтобы абонент мог заплатить и в том числе без комиссии. Кстати говоря, вопрос комиссии важный, потому что Евросеть даже до смены владельца достаточно много денег брала с абонентов за прием платежей. Не с нас, не с операторов, с операторов тоже, но и с абонентов тоже. Важным фактором является возможность заплатить за оператора без комиссии, без вот этих розыгрышей и т.д. Мы договорились, что с понедельника во всех отделениях почты России можно совершать платежи за МТС без комиссии. Мы это быстро перенастроим и сделаем все необходимое.

Интернет-мнение: Надо поднять тарифы, потому что перестанут болтать, уже в транспорте невозможно.

Интернет-мнение: Когда поднимут тарифы, тогда и будем решать, что делать. Потому что, если они поднимутся в 2 - 3 раза - тогда я, наверное, откажусь. В конце концов, когда-то я жил без мобильного телефона и ладно.

Ника: Ходят слухи, что тарифы могут повыситься аж на 35% - 40%. Реально ли это. И, если это произойдет, то это этот год или это растянутая на десятилетия история?

Иван Александрович Золочевский: Не знаю. Трудно загадывать. Я хочу, чтобы было понимание, в чем причина разговоров о смене тарифов. Расходы операторов в очень большой своей части зависят от курса валют, потому что мы используем импортное оборудование, используем услуги иностранных компаний в эксплуатации сети и т.д. Мы действительно привязаны к долларам, к евро и т.д. Поэтому делать вид, что мы не зависим от курса рубля - невозможно.

Ника: Сейчас рубль рухнул почти на 50%, у вас было повышение тарифов?

Иван Александрович Золочевский: Нет. Было изменение тарифов, мы обязаны реагировать, потому что затраты на то, чтобы наш абонент в роуминге в Европе, например, разговаривал, мы не можем заплатить рублями оператору в Германии, мы, действительно, платим в Евро. Соответственно, мы должны были бы и для абонента выставить цены в евро или поднять их в соответствии с курсом и т.д.

Ника: И когда вам кажется вы встанете перед необходимостью это сделать?

Иван Александрович Золочевский: Мы не стараемся увеличить цены, мы держимся из последних сил, потому что мы понимаем, что это не популярный шаг, как минимум. Я уже не говорю о том, что, если уж экономическая ситуация будет общая для всех операторов - все операторы сделают это. Мы сейчас держимся, то, что мы не монополисты, тот, кто поднимет тарифы, рискует оказаться в одиночестве.

Ника: А вот интересно, Маргарита Ренатовна, уже была такая история, когда начали появляться локальные, региональные операторы, они очень демпинговали, они нам хотят объяснить, что все копейку стоит - люди начали метаться. Я держусь за свой телефон, потому что я знаю, что, если я потеряю номер - я потеряю огромное количество друзей, знакомых и просто деловых партнеров. Вот это метание сейчас по операторам может кого-то спасти?

Маргарита Ренатовна Зобнина: Метание по операторам не спасет никого, потому что уровень тарифов у всех примерно одинаковый, поэтому метание совершенно ни к чему не приведет, но повышение тарифов будет естественным и органичным. Естественно, операторы будут стараться сделать его достаточно плавным, но, к сожалению, этого не избежать. Посмотрите на фиксированную связь, фиксированные операторы повышают свои тарифы раз в год. Операторы мобильной связи делают это крайне редко ив  основном они изменяют тарифы в сторону снижения, при том что операторы развиваются на заемные средства, которые номинированы, как правило, в валюте.

Ника: Я понимаю, что у нас запрещено хождение валюты официально, но ведь мы помним, когда абонентская плата была в у.е. Как вам кажется, есть ли риск возвращения к у.е., как к некой более постоянной субстанции, от которой можно плясать, что для нас тоже будет печально?

Маргарита Ренатовна Зобнина: Сейчас перехода на у.е. не будет, потому что сейчас инфляция не настолько существенная и, скорее всего, не будет настолько значимой и скачки курса тоже не будут такими существенными, чтобы прибегать к этим крайним мерам.

Иван Александрович Золочевский: Я думаю, что с точностью до стабильности рубля. Если рубль стабилен - нет никаких причин это делать. Эта история возникает только тогда, когда в рубль не верит никто. Если вы вспомните, 10 лет назад, когда тарифы были в у.е., это объяснялось именно тем, что никто не мог предсказат курс рубля на какую-то ближайшую перспективу. Я думаю, что сейчас никаких серьезных предпосылок к этому действительно нет, и мы не рассматриваем и не прорабатываем таких инициатив внутри себя.

Ника: Все обратили внимание, что очень подорожал роуминг. А почему так сильно подорожал роуминг внутри страны?

Иван Александрович Золочевский: Внутри страны роуминг не подорожал. Здесь я опять вернусь к тезису, что у всех операторов тарифы примерно одинаковые, вопрос только в том, что нужно у своего оператора найти тариф, который тебе больше подходит, потому что у любого оператора есть тарифные планы, которые предназначены для путешествующих по России людей, различные скидки, услуги платные. Что такое платная услуга в роуминге? Это ты имеешь очень низкую стоимость звонка при поездках по стране, но за это ты платишь какую-то минимальную абонентскую плату. В этом смысл периодических платных услуг. Это позволяет снижать стоимость минуты звонка.

Ника: Анатолий Григорьевич, согласитесь, что сейчас операторы предлагают разные антикризисные пакеты. У нас уже антикризисное меню в ресторанах и антикризисные пакеты. Я как человек советский, мне всегда кажется, что люди имеют в виду какую-то выгоду для меня, но они же не могут все это делать настолько дешево и доступно. Чтобы не иметь совершенно никакой выгоды для себя. Как нам научиться осторожности, разбираться во всех этих разных очень серьезных и многочисленных предложениях?

Анатолий Григорьевич Голов: На мой взгляд, как раз в ближайшее время многие наши потребители сменят операторов. На самом деле, есть такое понятие - эластичность спроса. Если одна из услуг становится для тебя слишком дорогой - ты всегда можешь заменить ее другой. И выбор у местных операторов, например, ты для входящих звонков фиксируешь один номер с очень низкой абонентной платой и принимаешь по нему входящие звонки, а для исходящих звонков ты можешь иметь набор сим карт, где одна для того, что бы звонить внутри Москвы или Петербурга, другая для того, чтобы звонить из Петербурга в Москву, третья - чтобы звонить в область и т.д. Поэтому потребителю просто надо внимательно читать условия каждого тарифа и смотреть, что ему нужно.

Ника: Здесь есть проблема, не дойти иногда до пунктов. В Интернете все прописано?

Иван Александрович Золочевский: В Интернете точно все есть. Если взять нас, то у нас более 30 тарифных планов, можно посмотреть и выбрать себе любой. Есть какие-то основные, есть какие-то уникальные, сделанные для какого-то сегмента рынка, есть тарифы для пенсионеров, для студентов, для тех, кто пользуется больше мобильным Интернетом, кто-то меньше. Можно к существующему тарифному плану подключить какую-то услугу. Которая сделает ваше постоянное потребление того же мобильного Интернета или доп услуг более экономичным.

Ника: Мне кажется, что даже метание по тарифам меня почему-то смущает. Я человек консервативный, я себе выбрала тариф и живу на нем много лет. Может я не права? Может надо сейчас подсчитать, и я на чем-то сэкономлю?

Анатолий Григорьевич Голов: Это зависит от того, какой стратегии вы придерживаетесь.

Ника: Я люблю стабильность и консерватизм.

Анатолий Григорьевич Голов: Если вы любите стабильность и ваши доходы позволяют вам оплачивать этот тарифный план - продолжайте спокойно им пользоваться. Но, если в условиях кризиса вы решили, что вам надо сэкономить на связи, то надо прикинуть, а сколько смсок вы отправляете, сколько входящих и исходящих звонков, сколько вы пользуетесь Интернетом, сколько разговариваете по межгороду и после этого вы сможете выбрать тот тарифный план, который больше всего подходит именно вам, для того. Чтобы оптимизировать свои расходы. И вообще, кризис заставляет нас с вами заниматься оптимизацией своего поведения. Это касается и компаний, не только мы потребители, но и они тоже. На мой взгляд, деятельность по оказанию мобильной связи будет вещь в любом случае прибыльная, за исключением одного варианта, когда компании изберут не правильную стратегию. В частности, на мой взгляд, сейчас переломный момент для них, потому что им пора заканчивать погоню за абонентами. Рынок достиг уровня насыщения. 180 миллионов сим карт, 350 миллионов не будет живых сим карт в России.

Иван Александрович Золочевский: Если бы мы одни были на рынке, то мы бы уже, наверное, давно прекратили это делать и не продавали бы сим карты вообще никому. Конечно, имеет место конкурентная ситуация. Если наша абонентская база постоянно подвергается атакам, в том числе, ценовым со стороны конкурирующих операторов - конечно, мы отвечаем и в этом суть конкуренции. Это рыночные правила. Если твой конкурент снижает цену - ты тоже это делай. Именно поэтому операторы сотовой связи столько снижали цену последние 10 лет. Мы их только снижали. Случаи поднятия - это уникальные, редкие случаи. А я бы еще добавил позитива. Кризис заставляет нас оптимизировать, это не означает обязательно снижать. Возможно, что с помощью мобильной связи вы найдете новую работу, обзаведетесь новым количеством друзей, что позволит вам жить и в кризисе ориентироваться лучше. Мне кажется, что мобильная связь - это вещь, сократив которую ты сократишь себе возможности это сделать и вылезти из кризиса в лучшем психологическом состоянии. И заметьте, что, если бы мобильная связь стоила как раньше, 5-7 тысяч рублей в месяц для человека, то при доходах в 20 тысяч - это многовато. А, учитывая, что средний петербуржец тратит на мобильную связь в среднем 300 рублей в месяц - сколько вы сэкономите?!

Интернет-вопрос: Прокомментируйте перспективы мобильного Интернета и что такое 3джи?

Иван Александрович Золочевский: Что такое 3 джи и третье поколение связи? Это возможность через мобильный телефон иметь доступ к передаче данных на высокой скорости. Это самый ключевой момент. По сути, это наступление эру мобильного Интернета и приход мобильного Интернета к тебе в мобильный телефон. В конце 20 века мобильная связь сделала революцию в потребительском поведении. Так вот, если заглянуть чуть дальше, то следующая революция будет связана с мобильным Интернетом. Это не стоит пропускать, не стоит думать, что это когда-то там не с нами и вообще, какое-то развлечение, которое нам не нужно.

Ника: Это будет намного дороже?

Иван Александрович Золочевский: конечно, это зависит от цены, но мобильная связь тоже с начала была неподъемно дорогой, а как она стала дешевле, этим пользоваться стали сразу все.

Ника: Маргарита Ренатовна, вот я пока спокойна. Получается, то мы готовы сдать многие позиции в кризисе, но не эту. Как вам кажется?

Маргарита Ренатовна Зобнина: Да, действительно, без сотовой связи человек уже не может представить себе жизни, как без водопровода и канализации. Единственное, что можно сделать - проанализировать структуру своих расходов на сотовую связь и выбрать тот тариф, который будет подходить сам.

Ника: Вы готовы этим заниматься? Читать, выбирать?

Маргарита Ренатовна Зобнина: Ну, если бы у  меня все было совсем сложно - я бы занялась этим. Относительно мобильного Интернета, 3G сократит нам расходы на мобильный Интернет и мобильную связь в частности. Потому что многие сейчас продолжают по старинке пользоваться вапом, который существенно дороже, чем gprs и дороже, чем будущий 3G, который намного более экономичен.

Ника: Люди волнуются. Не отодвинется ли из-за кризиса этот проект?

Иван Александрович Золочевский: Мы сейчас, задумавшись и реально сокращая вложения в строительство сети, не трогаем проект связанный с третьим поколением, мы его развиваем настолько, насколько можем. В Москве 3G появится в метро уже в этом году. Но это очень стратегически важный вопрос.

Ника: Анатолий Григорьевич, готовы ли вы в кризис отказаться от сотовой связи?

Анатолий Григорьевич Голов: Если сильно поднимут тарифы - готов.

Ника: Маргарита Ренатовна, а вы?

Маргарита Ренатовна Зобнина: От фиксированного - да, от сотового - нет.

Ника: 27% зрителей сказали, что они готовы отказаться, но 73% сказали, что не откажутся.

Готовы ли Вы в кризис отказаться от сотовой связи?

Да

27%

Нет

73%

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке


Смотрите также

Открытая студия

Холодный приём в Белом доме. Почему Порошенко называют политическим трупом и когда ему объявят импичмент? Какие сценарии он спешит написать для Донбасса? Зачем делает ставку на армию и почему хочет ввести военное положение?