«Зальцман - король танков»

24.09.2010, 15:30 Культурный слой

Фамилии наркома танковой промышленности в годы войны Зальцмана вы не найдете в Большом Энциклопедическом Словаре. Однако именно благодаря ему существовал легендарный Танкоград, обеспечивавший изготовление и бесперебойное поступление на фронт танков и танковых дизелей.

Но орденоносца, героя-тыловика ждали все тяготы послевоенных репрессий. Мариэтта Шагинян писала о нем "Зальцман - бархатный орешек с металлом внутри".

Лев Лурье: В середине 70-х годов один мой приятель оказался здесь, на Ремонтно-механическом заводе в Московском районе. Он преподавал историю и пришел вербовать учеников в Школу рабочей молодежи. Во время его разговора с рабочими выскочил какой-то пожилой человек и страшным голосом с еврейским акцентом начал кричать: «Вы отвлекаете рабочих, надо выполнять производственные планы!». Приятель спрашивает: «А кто это такой?». А ему говорят: «Это Зальцман». И тут мой приятель сообразил, что это король танков, бывший нарком танковой промышленности, бывший директор Кировского завода, легендарный Исаак Зальцман. Он заканчивал свой трудовой путь на никому не известном маленьком заводе.

15 сентября 1916 года впервые в истории танки используются англичанами в сражении на реке Сомма. Отныне все ведущие мировые державы должны развивать этот новый вид оружия. Советский Союз не исключение. На заводе «Красный путиловец» уже в 1924 году осваивается производство тракторов – наиболее близкой к танкам мирной техники, а в феврале 1932 года заводу поручено изготовление танка Т-26, принятого на вооружение Красной Армией.

Лев Лурье: Это дирекция Кировского завода. В 1933 году предприятие называлось «Красный путиловец». Сюда пришел определяться на работу выпускник Одесского политехнического института молодой специалист Исаак Зальцман. Определили его мастером в ремонтный цех, но он довольно быстро обратил на себя внимание невероятной энергией и инженерной сметкой. Он становится заместителем начальника важного Турбинного цеха, потом – главным инженером, а с 1938 года Зальцман – директор Кировского завода, главного оборонного предприятия страны.

Зальцман продвигается по служебной лестнице, а в мире в это время происходят события, которые ставят перед производством Кировского завода новые задачи. В 1936 году начинается Гражданская война в Испании, и здесь проходят боевое испытание советские танки.

Александр Смирнов, историк: Это были легкие танки Т-26 и БТ-5. В боях с франкистами эти танки показали полное превосходство над танками противника, но выяснилось, что их броня легко пробивается противотанковой артиллерией.

Специалистам Кировского завода поручена работа над многобашенным танком «Сергей Миронович Киров». Сугубо по своей инициативе Конструкторское бюро, которым в тесном контакте с Зальцманом руководит конструктор Жорес Котин, создает танк «Клим Ворошилов» – знаменитый КВ. Во время войны с Финляндией Зальцман и Котин выезжают на боевые позиции, чтобы своими глазами увидеть, как их танки проламывают укрепления линии Маннергейма. По итогам боев первенство остается за КВ, и он принимается на вооружение. На его позднейшей модификации – КВ2 – установлено столь мощное оружие, что даже танкисты пугаются его отдачи.

Руководство Советского Союза уверено в превосходстве своего танкового вооружения, для чего есть все основания. Когда 22 июня 1941года немецкие войска переходят границу СССР, они обнаруживают, что снаряды их полевой артиллерии неспособны пробить броню советских тяжелых танков. Когда начальнику Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковнику Францу Гальдеру сообщают о советском оружии, он этому просто не верит.

Максим Коломиец, историк: Немцы не знали ни про Т-34, ни про КВ, поэтому появление таких машин для них было шоком. Их спасло только то, что экипажи были не совсем подготовлены. Не хватало солярки, снарядов и всего прочего.

Советские войска стремительно отступают, оставляя на полях сражения вооружение и боеприпасы. К концу 1941 года из 20 тысяч советских танков предвоенного времени остается всего 1300 машин. Армия фактически разоружена. Производство новых танков становится условием выживания.

Лев Лурье: Кировский завод в сентябре 1941 года по существу был на линии фронта. Хотя передовая проходила в четырех километрах к югу, здесь, прямо на территории завода, уже была построена оборонительная линия. Все цеха были заминированы, так как было понятно, что завод могут в любой момент просто занять немцы. Тем не менее, предприятие работало и выпускало танки КВ, которые шли прямо на фронт. Работать было возможно, хотя немцы обстреливали завод, потому что делали они это с каким-то идиотским педантизмом. То есть в определенный час обстреливают один цех, а в другое время – другой. Поэтому можно было организовывать работу так, чтобы риск подвергнуться артиллерийскому обстрелу был минимальным. Зальцман продолжал руководить заводом в самое тяжелое для Ленинграда время и, вероятно, оставался бы в блокированном городе, если бы не звонок по ВЧ от Сталина.

Сталин высоко оценивает заслуги «кировцев», и поручает Зальцману организовать производство танков в Челябинске. Зальцман немедленно вылетает. Вслед за директором на Урал переправляют кадровых рабочих Кировского завода, и Сталин приказывает присвоить челябинскому заводу привычное для ленинградцев имя Кирова. Однако в военное время это предприятие чаще всего называют Танкоградом.

Евгений Зданчук, начальник I отдела ОКБТ Кировского завода: Танкоград – это было сосредоточие всех танковых заводов Советского Союза.

Леонид Зальцман, сын Исаака Зальцмана: В первое время было много оборудования установлено просто на территории, без корпусов. Люди работали под открытым небом.

Татьяна Штанько, дочь Исаака Зальцмана: Я помню землянки неподалеку от нашего дома. На заводе работало семьдесят пять тысяч человек, а жило здесь триста тысяч, учитывая семьи.

Рабочая смена длилась по одиннадцать часов, люди трудились без выходных и отпусков. Сам Зальцман даже ночью находился на заводе. Не справившихся с заданием начальников цехов увольняли и ставили работать у станка. Во время обсуждений важных вопросов директор завода кладет на стол пистолет, грозя провинившимся расстрелом. Впрочем, все знают, что пистолет этот не разу не выстрелил. В работе Зальцмана строжайшая взыскательность сочетается с бережным отношением к рабочим.

Леонид Зальцман, сын Исаака Зальцмана: Когда собрались ветераны, они стали вспоминать пайки УДП, потому что во время войны на заводе было очень много совсем молодых людей, стоящих у станка. Они трудились по десять и по двенадцать часов и физически еле это выдерживали. Тогда отец ввел специальные пайки для молодых людей, они назывались УДП. Тогда люди шутливо называли их: «Умрешь днем позже».

Любой ценой фронту нужны танки. Для того чтобы Зальцман мог более эффективно организовать производство, Сталин назначает его заместителем наркома танковой промышленности.

Евгений Зданчук, начальник I отдела ОКБТ Кировского завода: Время было в то время жесткое, поэтому приказы тем более верховного главнокомандующего должны были выполняться любыми средствами, не взирая ни на что и ни на кого. Однажды позвонил Зальцману Сталин и сказал, что, по-моему, пятьдесят танков через два или три дня должны быть под Москвой. В Танкограде не было двигателей. Зальцман, пользуясь правами замнаркома танковой промышленности, остановил проходящий мимо эшелон с авиационными двигателями, и нужное количество было отправлено, взято в Танкоград. Ночь работали конструкторы Котина, и указание верховного главнокомандующего было выполнено в срок. Правда, потом это чуть не кончилось печально, поскольку Министерство авиационной промышленности курировал Берия, а Зальцман увел у Берии его товар. Пришлось заступничества у Сталина просить.

После того, как Зальцман организует работу в Челябинске, в феврале 1942 года его перебрасывают в Нижний Тагил, где за два месяца он налаживает массовое производство Т-34. Летом 1942 года Сталин назначает Зальцмана наркомом танковой промышленности. На своем самолете новый нарком отправляется в Сталинград, организует производство в Горьком и Свердловске. При наркоме Зальцмане советская военная промышленность выпускает больше сотни танков в день. С немецкой стороны производством танкового оружия занимаются солидные старые фирмы «Порше», «Круп», «Рейнметалл», однако они не в состоянии достичь подобного результата. Все свои надежды немецкое командование возлагает на боевые достоинства нового танка «Тигр».

Лев Лурье: На территории Кировского завода стоит танк ИС – «Иосиф Сталин». Это тот танк, с которым Советская Армия вошла в Берлин и выиграла войну. Поздней осеню 1942 года в кабинете Зальцмана раздался звонок по ВЧ. Вызывал Сталин. Зальцман был очень встревожен, потому что думал, что рабочий день уже закончен и принял сто грамм, а Сталин этого не любил. Когда он оказался с Жуковым и начальником бронетанкового управления Федоренко в кабинете Сталина, то вот это и составляло предмет его волнений – как бы не унюхал Хозяин. Но Сталину было не до этого. У немцев появился тяжелый танк «Тигр». И Советская Армия должна была создать оружие, которое бы превосходило бронетанковую мощь немцев.

Летом 1943 года, когда куратором танковой промышленности становится Берия, Зальцману приходится оставить должность наркома и вернуться в Танкоград. Перед ним поставлена новая задача – создать оружие, способное остановить «Тигры», броня которых не уязвима для пушек Т-34 и КВ. Танкоград за месяц осваивает производство самоходок «Зверобой». А когда в конце 1943 года на полях сражений появляется танк «Иосиф Сталин», становится очевидным: в соперничестве с советскими оружейниками немецкая промышленность безнадежно проиграла.

Сергей Нетребенко, историк: Есть воспоминания немецкого танкиста Отто Кариуса. Он пишет, что Танк ИС-2 являлся единственным достойным соперником танку «Тигр». Немецких танкистов их командование заставляло уклоняться от открытых боев с этим танком, нужно было действовать только из засад.

Максим Коломиец, историк: То, что в короткие сроки сумели на новом месте развернуть танковую промышленность, -- заслуга всей нашей страны. Я не думаю, что кто-то в мире сумел бы сделать это.

Татьяна Штанько, дочь Исаака Зальцмана: Это был в своем роде звездный час для многих промышленников того времени. Для моего отца эта огромная работа была счастьем.

Лев Лурье: Здесь, в музее Кировского завода, хранится мундир генерал-майора Зальцмана. Между тридцатью и сорока годами он возглавлял танковую промышленность Кировского завода, потом – знаменитый Танкоград в Челябинске, потом – начинал с нуля производство танков в Нижнем Тагиле, потом был наркомом танковой промышленности, потом – снова вернулся в Челябинск. Всего под руководством Зальцмана было выпущено восемнадцать тысяч танков. Неслучайно на Западе журналисты назвали его королем танков. Он действительно создатель танковой мощи Советской Армии.

Танки, которые были изготовлены под руководством Зальцмана, доходят в 1945 году до Берлина. Именно они следуют по Красной площади во время парада Победы. Начинается новая жизнь. Боевой Танкоград превращен в мирный Челябинский тракторный завод.

Татьяна Штанько, дочь Исаака Зальцмана: Этот переход на трактора было очень трудно осуществить. Это было значительно труднее, чем перейти с тракторов на танки в военное время.

Зальцман, как обычно, справляется с поставленной перед ним задачей. Кажется, этот человек может все, но через несколько лет легендарный директор Челябинского тракторного завода сталкивается с проблемой, в решении которой он бессилен.

Лев Лурье: В 1945 году здесь, за Московской заставой, руководители Ленинграда закладывают Парк Победы. Это памятник победе советского народа. Вторым человеком в государстве становится Андрей Жданов, в Москву перебираются Кузнецов и Вознесенский. Зальцман тоже ощущает плоды вот этого возвышения своих недавних друзей. Так продолжается до 1949 года, когда был арестован Яков Капустин – второй секретарь Ленинградского обкома и ближайший приятель Зальцмана по Кировскому заводу. Вскоре Капустин признается в том, что он английский агент. Так начинается Ленинградское дело, и так начинаются неприятности в жизни Зальцмана, которые могли закончиться его казнью.

Леонид Зальцман, сын Исаака Зальцмана: Отца все время вызывали в ЦК и уговаривали дать показания против Кузнецова. Отец отказался, хотя обещали сделать его наркомом или министром.

Татьяна Штанько, дочь Исаака Зальцмана: От него требовали, чтобы он подписал кое-что на ленинградское руководство на Кузнецова, на Капустина, которых уничтожили тогда. Он отказался и всегда считал, что очень правильно поступил.

Арестованные в 1949 году руководители Ленинграда осуждены и расстреляны в тот же год, но тесно с ними связанному Зальцману оставляют жизнь. Его исключают из партии и увольняют с должности директора завода.

Евгений Зданчук, начальник I отдела ОКБТ Кировского завода: Он рассказывал, что сначала его пытались арестовать под тем предлогом, что у него был пистолет. Оказалось, что им его наградил маршал Рокоссовский или Жуков. Зальцман его накануне сдал военпреду, и липа не удалась.

Леонид Зальцман, сын Исаака Зальцмана: Рассказывают, что когда докладывали Сталину всю эту эпопею Зальцмана, он спросил: «А кем он начинал?». Сталину ответили: «Он начинал мастером на Кировском заводе». Вождь решил: «Вот пусть и вернется к этому занятию».

После увольнения прежний нарком танковой промышленности назначается мастером цеха на небольшом заводе в городе Муром под Владимиром. Собственности и сбережений у Зальцмана нет. Семья бедствует. Чтобы как-то продержаться, жене Короля танков приходится заниматься огородом.

Лев Лурье: Исаак Зальцман был мастер и выполнял свою работу, не лез в дела начальника цеха, тем более – директора завода. Но когда наступали праздники, он надевал генеральский мундир и все свои ордена и медали. А он был Герой Социалистического труда, трижды кавалер Ордена Ленина, кавалер орденов Суворова и Кутузова. Начальство просто столбенело.

Муромское руководство на дух не выносит орденоносца Зальцмана. Вскоре ему приходится перебраться на другое производство в город Орел. Ситуация изменится только после смерти Сталина. В 1955 году Исаак Зальцман восстановлен в партии. Он мечтает о возвращении в Ленинград, где учатся его дети. Однако секретарь Ленинградского обкома партии Фрол Романович Козлов не желает даже разговаривать с прежним директором Кировского завода. Через секретаря он рекомендует тому оставаться в Орле. Помогает только удачное стечение обстоятельств.

Леонид Зальцман, сын Исаака Зальцмана: Он шел по улице, вдруг останавливается машина и выходит оттуда Смирнов, который был в то время председателем Ленинградского исполкома. Он узнал папу и спросил, что и как. Он расспросил отца о его делах и сказал: «Давай, возвращайся в Ленинград, я тебе дам квартиру».

В 1958 году Зальцману поручено организовать новое производство. В Советском Союзе разворачивается массовое жилищное строительство. Страна остро нуждается в специальном оборудовании. Чтобы решить эту проблему в системе Ленинградского исполкома создается Механический завод.

Виктор Толстов, генеральный директор ОАО «Механический завод»: Тридцать два года назад я, тогда токарь этого завода, познакомился с Исааком Моисеевичем Зальцманом. Достаточно было одного звонка, чтобы решить любой вопрос, и мы действительно оказались первыми и нужными в городе для создания той продукции, профиль которой сохранили в течение пятидесяти лет. Это башенные краны и радиаторы. Мы гордимся тем, что мы пятьдесят лет производим продукцию, которая нужна людям.

Татьяна Штанько, дочь Исаака Зальцмана: Его стали вспоминать, поднимать на щит в 1965 году, когда праздновали двадцатую годовщину Победы. Он был приглашен на центральную трибуну, надел все свои ордена на штатский костюм, поскольку он был выведен в запас в 1949 году.

После ХХ съезда в Советском Союзе вспоминают о военных заслугах попавших при Сталине в опалу героев войны. Судьба Зальцмана сходна в этом отношении с судьбой его старого знакомого – маршала Жукова. Однако и после реабилитации советское начальство продолжает относиться к Зальцману с подозрением. Сама фамилия этого человека кажется партийным бонзам какой-то неприличной.

Виктор Толстов, генеральный директор ОАО «Механический завод»: Когда я стал секретарем партийной организации завода, я обратился с просьбой о награждении Зальцмана орденом Октябрьской революции в честь его юбилея. Галина Ивановна Баринова тогда возглавляла отдел партии. Естественно, при подаче документов было четко сказано, что этот человек не может претендовать на такую награду, поскольку у него есть некое прошлое, о котором все знают.

История расставила все по своим местам. Сегодня уже забыты имена тех партийных начальников, которые отказали в ордене боевому наркому танкостроения. Их решения ничего не значат. Исаак Зальцман – один из тех, кто выиграл войну, и этот подвиг выше любых наград.

Лев Лурье: Зальцман был директор по призванию – бывает такое. Он был директором на Кировском заводе, он был директором в Танкограде и он оставался директором здесь – на маленьком предприятии Московского района. Семнадцать лет он здесь отработал, и до сих пор его помнят. У его мемориальной доски – это единственный памятник Зальцману – всегда живые цветы.



Цифры дня

16 августа праймовый показ сериала «След» и вечернего выпуска новостей «Известия» с долей 9,2% занял 2 место в московском телеэфире по  аудитории «Все 25-59»

Для рекламодателей

Пресса о компании

По итогам июля канал показал рекордные рейтинги за долгое время вещания. В конце 2016 только 5,9 процентов зрителей в возрасте от 25 до 59 лет смотрели программы Пятого. Теперь же показатель возрос до 6,5 процентов.

5-tv.ru

Новости канала

Гоша Куценко снова с нами по вечерам 4 дня в неделю в 22.30 — уже ставшее привычным для поклонников детектива время.

5-tv.ru

Новости канала

Этот результат по праву можно считать самой почётной и  значимой наградой для всей команды Пятого канала! Ведь даже создание одной новой семьи говорит о том, что силы были не  потрачены зря, а старания не  пропали даром

5-tv.ru