Погибший рейс

08.11.2015

Это была трудная неделя. В первую очередь в Петербурге, где боль этой трагедии еще совсем свежа. Но и, конечно, для спасателей, которые сутками работали в Египте. Территория поиска была расширена до 40 кв.км, до трудно доступных районов. К тому же, на этой неделе в Синайскую пустыню пришли песчаные бури. Но работа именно там, на месте крушения самолета, сейчас очень важна. От того, насколько тщательно она будет проведена, зависит ход расследования причин этой катастрофы.

Наш специальный корреспондент Дмитрий КУЛЬКО всю неделю был в Египте, работал в Каире и на Синае. Он был свидетелем того, как трудятся все службы, и по каким крупицам собирают они доказательства. Подробности в его специальном репортаже.

Горизонт Синая размывает жар, песок выплёвывает камни, и даже они чернеют на знойном солнце. Голова не справляется, а ноги не могут идти при виде этой картины – разбросанные детские книжки и одежда маленьких пассажиров Аэробуса.

Спасатель: «У меня внуки уже есть такого же возраста, конечно, переживаю».

Не раз сталкивавшиеся с горем российские спасатели, скрепя сердце, просеивают пески Синайской пустыни. С прошлых выходных.

Аэробус из Шарм-эль-Шейха в Санкт-Петербург исчез со всех радаров почти с автомобильной скоростью. Спустя неделю составлена полная картина разброса крупных обломков – она на снимке из космоса. Лайнер рухнул не в одной точке, а разлетелся на фрагменты на тринадцать километров в длину. Это говорит только о том, что борт развалился в воздухе. Хвостовой отсек в двух с половиной километрах от кабины пилота, остальные, более мелкие детали, вероятно, уносил ветер.

В контексте

25.12.2016

Первые подробности катастрофы

От носовой части МЧС России и начало работу, разбив прямо здесь базовый лагерь. Нулевая отметка поисковой операций – выгоревшие крылья с убранными закрылками, т.е. к моменту крушения самолёт действительно закончил взлёт.

Андрей Сорокин, начальник поисково-спасательной службы отряда МЧС РФ «Центроспас»: «Это основная линия, по которой шел самолет».

Дмитрий Кулько, корреспондент: «А обломки чуть левее, получается».

Андрей Сорокин, начальник поисково-спасательной службы отряда МЧС РФ «Центроспас»: «Обломки распространяются чуть левее от этой линии».

Дмитрий Кулько, корреспондент: «Мы видим, обломки кучно лежат».

Андрей Сорокин, начальник поисково-спасательной службы отряда МЧС РФ «Центроспас»: «Кучно, это когда обломки лежат на радиусе 500 метров. А здесь есть разброс обломков».

На поясе - рации и навигатор, чтобы передавать координаты найденных обломков. Восемьдесят человек, выстроившись друг от друга на расстоянии в тридцать метров, сканируют пустыню на юго-восток.

Андрей Сорокин, начальник поисково-спасательной службы отряда МЧС РФ «Центроспас»: «Чаще всего работа организуется совместно с представителями следственных органов. Каждый кусочек, каждый найденный объект он описывается, описывается - его местоположение, где он был взят, и когда он был взят. После этого как раз происходит восстановление картины авиапроисшествия. Район довольно хорошо просматривается и на расстоянии 15 метров идет двойное перекрытие – пропустить что-то невозможно».

Дмитрий Коринный, спасатель международного класса отряда МЧС РФ «Центроспас»: «Маски кислородные, журналы, то, что в первую очередь выдуло. Все, что было на багажных полках, оно там».

Кругом маски для подводного плавания, уцелевшие сувениры. При разгерметизации вырывались даже кресла – рядами, пассажиры в них так и остались пристёгнутыми – в тёплой одежде, люди возвращались в холодный Петербург. Почти невесомая в руках дужка от очков пробила крышку верхней полки – понятно, на такой высоте у людей не было шанса выжить. Российские спасатели ищут в песках личные вещи и документы пассажиров. Спасатели выстроились цепью примерно в полукилометрах, шеренга еще длиннее.

Вместе с сотрудниками МЧС идут журналисты и тоже, по сути, учувствуют в поисках. Вот на нашем пути мы нашли заграничный паспорт гражданина России. Сейчас нужно позвать спасателя. «Центроспас»! Документы нашли! Останки жертв авиакатастрофы доставили на родину три грузовых «Ила» МЧС России. Личные вещи, фотоаппараты, телефоны, планшеты передадут родным погибших. Если это возможно – по пластиковой карте в кармане или кошельке, либо по посадочному талону – идентифицировать погибших получится сразу. Если нет, родственникам предстоит экспертиза ДНК.

Спасатель: «Здесь невозможно определить, какая была в багаже, а какая в ручной клади. Это общие паспорта, которые были в ручной клади».

Все находки первым делом попадают за колючую проволоку под прицел пулемётов местных военных. В соответствие с Чикагской конвенцией за сохранность всех улик на месте авиакатастрофы, в первую очередь, отвечает египетская сторона, она же главная в расследовании. Но нашим спасателям здесь оказывают всестороннюю поддержку и помощь. Для противопожарной безопасности в лагере – посреди пустыни – повесили ведро с песком. По периметру, судя по выправке, явно не новобранцы.

Северный Синай – закрытая в Египте зона уже два года, после того как бедуинские племена объявили себя местными ячейками «Исламского государства». Одиночные дома встречаются лишь в десятках километрах от места падения самолёта, да и те часто заброшенные. Едва поднимается пыль от автомобилей, матери уводят детей. О неограниченных возможностях охраны можно только догадываться. Вот, откуда ни возьмись, на высоте на пару минут появляется группа автоматчиков, потом так же незаметно уезжает. А на каждое движение в зоне поисковой операции вылетает вертолёт «Апач» с полным боекомплектом. Пикапы силовиков расположены с каждого края колонны МЧС.

Сейчас мы двигаемся вместе с поисковым отрядом «Центроспас» по траектории падения авиалайнера. За три дня поисковой операции сотрудники МЧС прошли более 12 километров, и вся эта территория изучена. Начинали искать на площади в восемь квадратных километров, но за последние три дня операции спасатели увеличили зону до сорока квадратов и вышли в суровый холмистый массив.

Дмитрий Коринный, спасатель международного класса отряда МЧС РФ «Центроспас»: «От склона, вот насколько вам плеча хватит, примерно 2 км. Потом через седловину мы переходим на ту сторону, и туда подъезжают «Камазы».

На изучение финального участка сотрудники МЧС выходят с аптечками и альпинистским снаряжением, но грунт на выступах рыхлый – он рассыпается под ногами, совсем непригоден, чтобы крепить верёвки. На вершину добираемся лишь мелкими группами.

Сложно поверить, но в этих безжизненных холмах песчаника бывает вода. Всего несколько дней в сезон дождей. Из-за них и появились эти ложбины – пересохшие русла потоков воды. И каждую из них проходят спасатели.

Тел погибших в изломанном ландшафте так и не обнаружили. Сюда ветер принёс лишь купальники и совсем небольшие куски фюзеляжа.

Дмитрий Коринный, спасатель международного класса отряда МЧС РФ «Центроспас»: «95% площади мы обследовали».

Дмитрий Коринный руководит группами «Центроспаса». Он опытный спасатель, как, впрочем, и все его подчиненные. За их плечами – несколько десятков катастроф, цунами, землетрясения, теракты. Коринного называют русским Беар Грилз. Правда, британский путешественник и мастер по выживанию в любых условиях бросает вызов природе из авантюрных соображений. Наши спасатели здесь не для этого. Синайская пустыня для них сейчас – это место поиска улик, место поиска ответа на вопрос: что случилось с погибшим рейсом?

Дмитрий Коринный, спасатель международного класса отряда МЧС РФ «Центроспас»: «Эти жилеты лежали под всеми сиденьями. И их вынесло».

Так что же произошло с аэробусом А321, что пилот даже не смог подать сигнал SOS? На сленге лётчиков, погода была миллион на миллион, т.е. абсолютно ясной, а корпус развалился не при взлёте – в момент сильных перегрузок, а позже, на эшелоне, когда включается автопилот. Произошедшее уже окрестили трагедией при идеальных условиях. Таких в истории единицы. Отрабатываются все версии. Пока ни одна из них не исключена, и ни одна из них не названа основной. Найдены все бортовые самописцы.

Александр Нерадько, руководитель федерального агентства воздушного транспорта РФ: «Речевой самописец, который записывает переговоры в кабине экипажа, а также переговоры с диспетчерскими службами на земле, имеет некоторые повреждения, но его, возможно, будет расшифровать в ближайшее время. Самописец параметров полета уже расшифрован, и его записи предоставлены всем членам комиссии по расследованию».

Российский турист в Интернете уверяет, что лично сделал это фото за полгода до трагедии. Неизвестно, подлинный ли снимок, но на нём аэробус с тем же бортовым номером, в том же аэропорту Шарм-эль-Шейха и - жирной трещиной на хвостовом руле. Могло ли это погубить 224 человека, ответят точно лишь следователи, возможно, после полной выкладки всех обломков. Пока известно, что пассажиры Когалымавиа не раз жаловались на техническое состояние самолётов компании. Вот у Андрей Шибаев не лучшие воспоминания, о том, как добирался в египетскую сказку.

Андрей Шибаев, пассажир авиакомпании «Когалымавиа»: «Сидения все разные, потрепанные, ручки на сидениях не поднимались, все перемотанные в изоленте. При взлете мы слышали и шум, и скрежет такой. Многие обращали на это внимание, но нас успокаивали и говорили, что все в порядке, никаких проблем с самолетом не будет, долетим».

Аэропорт Шарм-эль-Шейха сегодня охраняет спецназ Египта, проверяя даже детские пелёнки. Но так было не всегда, если верить истории британского туриста Дэйла Паркинга. Он сегодня вещает на всех крупных западных экранах о взятке в двадцать фунтов стерлингов, которую он якобы дал египетскому военному, чтобы не возиться с досмотром.

Дэйл Паркинг, турист: «Мы прошли, игнорируя металлоискатели, пункты контроля безопасности, обошли стороной все очереди. А потом он положил мой чемодан на багажную ленту, и я прошел регистрацию на рейс. Мой багаж ни разу не просканировали. Теперь, когда я вспоминаю об этом, история кажется мне странной».

Ряд стран, в том числе и Россия, прекратили авиасообщение с Египтом. Решение более чем взвешенное. В Межгосударственном авиационном комитете сразу предупредили – не стоит делать поспешных выводов из ни на чем не основанных заявлений. Комиссия работает. Следователи взяли пробы с поверхности одежды пассажиров и с обломков фюзеляжа. Эксперты сразу четырех стран, каждый день вылетают в Синайскую пустыню, чтобы найти ответы на самые главные вопросы, которые поставил самая крупная авиакатастрофа в истории российской авиации.

Этих ответов очень ждут родные погибших. В Петербурге их готовили к крайне тяжёлой процедуре – опознанию жертв. Привести в чувства людей пытаются психологи. А еще с ними теперь вся страна. Рядом с фотографиями пассажиров рокового рейса круглые сутки горят свечи. В Пулково, у входа в зал прилёта до сих пор живые цветы и детские игрушки.

Елену Томину дома ждала большая семья - лишь в этом году они стали жить все вместе - она и ее пятеро малышей - в этом сентябре Мама Лена отвела детей в первый класс. В детскую деревню СОС сирот привозят из приюта, здесь они обретают не просто воспитателя.

Светлана Кузьмичева, заместитель директора благотворительной организации "Детская деревня-SOS Пушкин»: «Вот эти ребятишки буквально на второй третий день я спрашиваю – Лена, ну как там? Все хорошо – мамкают. Т.е. если они приняли, если стали мамой называть, то уже семья».

Но из отпуска Мама Лена не вернулась. Потом зажгли свечи и старшие плакали, все, кроме Лизы. Насколько сильно переживает она, трудно даже выразить. Но это можно увидеть в ее больших карих глазах. Пятерым детям снова некого назвать мамой. Но остались фотографии. И вспоминания - в которых они навсегда останутся вместе.

ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

27 янв

Расследования – про невозвратные долги по ЖКХ

27 янв

День снятия блокады

27 янв

Главное в России – Почему в России такие маленькие пособия?


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ