Продавцы зла

20.12.2015

Но вот же беда: когда надо - бдительность просто спит, хотя есть другие, весьма тревожные истории, связанные с ИГИЛ. Так, все чаще это самоназванное террористическое государство становится темой для популярных комедийных шоу или обсуждений солидных экспертов. И что в этом страшного? - спрашивают многие. Почему бы, действительно, не поговорить о том, чем живут эти люди, есть ли у них какая-то своя правда и мечты. Ну, подумаешь, головы режут. Они же не звери - люди. Может, это не абсолютное зло, а зло, с которым можно жить и говорить? Привыкнуть к нему. Разве никто из ваших знакомых, глядя на ролики с казнями не говорил: да, ужасно, но посмотрите, как красиво снято. Или про фильмы Лени Рифеншталь: какая же это пропаганда нацизма? Тоже - красиво. Это искусство. Это классика. И, конечно, она сама, Лени, ни в чем не виновата. Ее работы изучают студенты во всем мире, и у нас - в том числе. И даже самолеты, входящие в башни-близнецы - конечно, невозможно ужасно, но посмотрите, как красиво. Это если оценивать с точки зрения, как говорят у нас на телевидении, "картинки".

Я сейчас сознательно втягиваю вас в провокацию. В опасную игру. Я предлагаю вам на секунду очеловечить нелюдей. А ведь этот товар в симпатичной обертке уже лежит на ваших прилавках. Военные достижения ИГИЛ отошли на второй план, началась кампания по продвижению этой чумы. И за происходящим видна рука мастера высокого уровня, просматриваются дипломы лучших западных университетов, блестящих артистических школ, шуршат страницы самых престижных наставлений по маркетингу, продвижению и продаже товаров. Вот только откуда взялись все они в безводных пустынях Востока?

Наш специальный корреспондент Анатолий МАЙОРОВ изучал технологию легализации зла.

Прямо сейчас ни в коем случае не представляйте большую белую собаку. Но человеческая психика устроена так, что первое, о чем вы подумали, была она. Большая белая собака. Самоед, зовут Жужа. Простой психологический тест - как доказательство простоты нашей с вами психики. А теперь допустим, что все реакции давно изучены и собраны в большой научной книге. Кто-то знает, что и когда мы представим, скажем, и обсудим с друзьями на кухне. Мы еще не успели ничего подумать, а штамп-форма нашей мысли уже давно готова. Ее приготовили. Надо лишь нажать на кнопку, и конвейер заработает. Еще 30 лет назад торговля пресной водой казалась нам нелепой. Браки между мужчинами - фантасмагорией. Наркотики - абсолютным злом. Но всего за несколько десятилетий, все стало нормой - от бутылок пресной воды (а иногда - обычной воды из-под крана) ломятся полки в магазинах, однополых супругов осыпают лепестками роз, а вещества, разрушающие мозг называют стимуляторами мозговой активности. Мир не сошел с ума, мир просто переубедили.

Александр Серавин, психолог, PR-консультант: «Любую идею общество может принять. Она пройдет одинаковые стадии - от радикального невосприятия до социальной нормы».

В психологии есть такое понятие «окна Овертона». Это простейшая система, по которой люди судят об окружающем их мире. Спорт, проституция, коллекционирование марок, терроризм или наркомания - для каждого явления у нас есть своя оценка. Но фокус в том, что она - непостоянна. Даже простейшие приемы работников «фабрики сознания» могут заставить нас признать, что филателисты - варвары и психопаты, а героиновые наркоманы - особенные люди, идущие своим путем. Черное станет белым, а белое – черным или, по крайней мере, серым. Опустится или взлетит по шкале «окон Овертона». На ваших экранах - сцена прощания отца с дочерью. Он уже привез ее в аэропорт, звучит печальная мелодия, папа просит девушку вернуться домой ко Дню Благодарения.

Отец: «Дерзай малыш. Похоже это за тобой».

Но вместо накачанного бойфренда, подруг в миниюбках или студенческой группы изучения китайского за дочкой приезжает белый пикап с боевиками в кузове.

Отец: «Осторожней там».

Дочь: «Пап, это всего лишь ИГИЛ».

Крупным планом - отцовские глаза, доверительный взгляд террориста, который обещает позаботиться о дочери, далее - отъезжающая машина, выстрелы и снова крупный план отца - ему, конечно, грустно, что родная дочь уехала. Но ведь о ней позаботятся. «Исламское государство». «Она в надежных руках, папа». Этот ролик вышел в эфире одного из американских каналов в рамках популярного комедийного шоу. Над сценой посмеялись миллионы американских телезрителей, а потом - десятки миллионов интернет-пользователей по всему миру. Посмеялись над теми, кто уже несколько лет подряд снимает сцены расстрелов, обезглавливаний и поедания человеческих внутренностей. В лице актеров жертва посмеялась, а точнее - улыбнулась своему убийце.

Петр Бычков, старший преподаватель кафедры политической психологии СПБГУ: «Мы смотрим веселый ролик с симпатичной девушкой, которая садится в компанию молодых людей с достаточно человеческим, между прочем, лицом, с голубыми глазами открытыми. Подобного рода агитационный материал уже направлен на широкую общественность, на то, чтобы снизить, прежде всего, барьер».

Или подняться по шкале «окон Овертона». На «фабрике сознания» запущен прием очеловечивания, который конкретно в этом ролике поднял ИГИЛ от оценки “неприемлемо” к оценке “радикально”. Да, ИГИЛ все еще зло, но уже не абсолютное, не такое зло, как раньше.

Петр Бычков, старший преподаватель кафедры политической психологии СПБГУ: «Задача у ИГИЛ сейчас - сделать так, чтобы их услышали, начали читать их идеи. Для этого нужно какое-то более-менее человеческое лицо себе нарисовать. Мы говорим об этом сейчас как о некотором коммерческом проекте, о некоторой маркетинговой стратегии».

С самого начала, медиа-проект «ИГИЛ» развивался по классической западной схеме манипуляций человеческим сознанием. Мир узнал о них благодаря жестоким казням. Это был маркетинговый ход. Вирусная реклама, которую смотрели с ужасом и страхом. Ее запомнили, запомнили и ИГИЛ. Со временем сцены казней стали профессиональными, с сюжетной линией и драматургией. Знаменитым палачом, вероятно не случайно, стал боевик с лондонским акцентом, имя которого якобы из-за утечки информации просочилось в прессу. Мухаммед Эмвази - британский подданный, называл себя Джихади Джоном - почему-то в честь Джона Ленона. У Эмвази было два помощника - почему-то Пол и Ринго. Сами себя они именовали «Битлз». Маркетологи называют этот классический приём “присоединением к авторитету”. Старый, но безотказный метод - работал и в легализации наркотиков, и в пропаганде однополых союзов. Со сцены - музыкальной, голливудской и общественной - о своих пристрастиях курить, нюхать и не только открыто заявляли иконы шоу-бизнеса и актеры мировой величины. Про это снимали фильмы, пели песни и даже провозгласили что жизнь - только секс, наркотики и рок-н-ролл. Здесь сработало то самое правило 10% - чтобы заразить идеей большинство, нужно заинтересовать ею всего десятую часть сторонников. Кумиры, то есть авторитеты быстро набирали такую долю. И было уже не так важно, что эти люди предлагают страшное. У маркетологов срабатывал другой закон «фабрики сознания».

Александр Серавин, психолог, PR-консультант: «Когда продвигали наркотики, когда у наркотиков были уже медицинские показатели, что это губительно, всегда человек задавался вопросом “почему”. И как только человек это делает, он делает еще шаг вперед на понимание».

То есть, если человек ищет и находит ответ на этот вопрос, он сам готовит себя к следующей, “приемлемой” оценке «окон Овертона». И кому-то действительно становится обыденным употреблять наркотики - потому что они гениальны, музыкальны, просто чувствуют себя так лучше. Варианты, почему боевики ИГИЛ режут головы, маркетологи тоже подготовили.

Боевик: «Мы такие же как ты».

Боевик: «Обстановка прекрасная, условия жизни хорошие».

Боевик: «Люди счастливы в исламском государстве».

Аль-Хаят - Медиацентр ИГИЛ (а он, как ни странно, есть) уже давно штампует ролики о мирной жизни террористов. Вот торговец шаурмой говорит, как здорово жить в компании палачей. Вот - краткие реплики других боевиков - все чистые, веселые, румяные. Раздают мороженое детям, шутят, улыбаются, в общем, весело проводят время в перерывах между казнями. Даже на фронте террористы иногда творят добро - кормят и спасают маленьких котят. Это еще одна разновидность вирусной рекламы, которую изобрели специально для боевиков. Хэштэг «ISILCats» - исламское государство кошек стал популярен в twitter. Маркетологи, работающие на ИГИЛ, во-первых, решают проблему блокировки экстремистских публикаций, а во-вторых, подсознательно перекодируют образ боевиков с жестокого на человеческий. При этом одновременно в разных странах мира запускается компания, якобы противников ИГИЛ, где неизвестные используют тот же метод. Домашнее видео котов подается под речевки боевиков и их нашиды. Общество увидит здесь сатиру, маркетологи - прием доверия. Когда враждебность подменяют понятиями дома и улыбки.

Арсен Даллакян, поведенческий маркетолог: «В 2000х годах появились в открытом доступе разработки нейробиологов, которые объясняют, как человек принимает решения. Все эти разработки попали маркетологам в руки, естественно. Появилось понятие нейромаркетинг».

Что поймет человек, почти ничего не знающий об ИГИЛ, после шоу на западном ТВ, где известные комики предстают в образе радикальных исламистов? А когда увидят веселого зеленого гекона рядом с аббревиатурой? А когда человеку, даже запуганному их казнями, предложат поучаствовать в международном троллинге “Дебилы от Игила” и вместо палачей будут уточки для ванной - с вантузом или унитазным ёршиком. Смех, улыбка - добрая эмоция, которая заменит абсолютное зло образом радикальной или даже приемлемой проблемы. Маркетологи просто ждут момента, когда технология начнет работать для каждого из нас.

Петр Бычков, старший преподаватель кафедры политической психологии СПБГУ: «Два вида эмоций: позитивные и негативные. Негативные эмоции намного сильнее и ярче в краткосрочный период. В долгосрочный период может быть выстреливают позитивные эмоции. Соответственно это показатель о том, что от целей тактических, ИГИЛ уже смотрит на стратегические цели, на 10-20 лет».

Этому повороту в пропаганде запада чуть больше года. Новый этап начался, как ни странно, с поездки немецкого журналиста в сирийскую столицу исламистов. Юрген Тоденхофер каким-то чудом напрямую договорился с боевиками о своем визите, не был казнен как почти все журналисты и снял большой фильм о жизни в Ракке. Где кроме нужного маркетологам страха первым вбросил в общество идею присутствия государственности у ИГИЛ. Это был переход на второй уровень "окон Овертона". И, вероятно, сейчас, полируя образ новыми эмоциями, на "фабрике сознания" готовят ИГИЛ к очередной ступени - приемлемому отношению. Главная эмоция ролика об отце и дочери - безопасность, отец спокоен за ребенка в компании ИГИЛ, фундаментальная потребность в еще одной методике - "пирамиде Маслоу". Исходя из ее догматов, в следующей серии героиня должна закрутить роман с кем-нибудь из террористов. Любовь - третья ступень пирамиды человеческого счастья. В то, что боевикам не чужды простые человеческие радости, мир уже поверил, его временно переубедили. Ключевое слово - временно. Любые, даже самые коварные методики бессильны перед простым и четким пониманием, что такое хорошо, а что такое плохо.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ